Черные полковники в греции


Режим «черных полковников». История последней военной диктатуры в Европе | История | Общество

Греческий вопрос

Ко второй половине 1960-х годов в мировой политике сложилось твердое убеждение, что появление новых военных режимов в Европе невозможно. В Португалии и Испании доживали свой век сохранившиеся благодаря западной поддержке режимы Салазара и Франко, но и их считали пережитком прошлого.

Официальный Вашингтон, делая ставку на военных как борцов с коммунизмом в Азии и странах Латинской Америки, полагал, что в Старом Свете от подобной практики больше вреда, чем пользы. Западная Европа должна была быть витриной «демократических ценностей» в противовес странам социалистического лагеря с их «несвободой».

На этом фоне военный переворот, произошедший весной 1967 года в Греции, стал неприятным сюрпризом не только для Советского Союза, но и для Соединенных Штатов.

Начиная с Первой Мировой войны, Греция не отличалась политической стабильностью. Внутренние распри не прекращались в стране даже в период гитлеровской оккупации, когда греки оказывали ожесточенное сопротивление захватчикам.

В греческом Движении Сопротивления большую роль играли левые, в том числе Коммунистическая партия Греции. Партизаны —коммунисты готовы были претендовать на власть в стране после ее освобождения от оккупантов.

Гражданская война на «чужой территории»

Но приход коммунистов к власти категорически не устраивал представителей западных стран, в первую очередь Великобританию. Уинстон Черчилль на переговорах с Иосифом Сталиным добился соглашения о том, что Греция останется в сфере влияния западных союзников. После этого противники коммунистов в Греции, опираясь на военную поддержку Великобритании, приступили к разоружению и подавлению левых.

В 1946 году конфликт в Греции перерос в полномасштабную гражданскую войну. Борьбу с греческими коммунистами стал курировать не Лондон, а Вашингтон, в рамках так называемой «доктрины Трумэна» поставивший задачу искоренения коммунистических сил в странах Запада.

В Москве долго не могли прийти к окончательному решению по «греческому вопросу». Поддержка греческих однопартийцев требовала много сил и средств, которых у Советского Союза не было. К тому же Сталин продолжал следовать прежним договоренностям, согласно которым Греция являлась «чужой территорией».

В результате в октябре 1949 года гражданская война завершилась поражением коммунистов. Общее число погибших в конфликте превысило 50 тысяч человек. После окончания войны Компартия Греции была запрещена, многие ее члены подверглись репрессиям. Спустя три года Греция стала членом НАТО.

«Коммунистическая угроза»

Несмотря на запрет компартии, политическая жизнь Греции, в которой утвердилась конституционная монархия, стабильностью не отличался. Правительства менялись часто, экономика испытывала серьезные проблемы, вызывавшие акции протеста различных слоев населения.

В 1965 году в Греции разразился очередной политический кризис, известный под названием «Апостасия». В течение последующих двух лет создать работоспособное правительство не получалось. Новые выборы в парламент были назначены на 28 мая 1967 года. Ожидалось, что первое место на них займет «Союз Центра» Георгиоса Папандреу, которому для получения большинства в парламенте необходимо будет вступить в коалицию с Единой демократической левой партией.

Георгиос Пападопулос. Фото: Commons.wikimedia.org

Консерваторы рассматривали ЕДЛП как прикрытие деятельности запрещенных коммунистов, что отчасти было правдой.

Правые не могли допустить того, что они считали «коммунистическим реваншем». В этих условиях ставка была сделана на приход к власти военной диктатуры.

Апрельский переворот

21 апреля 1967 года на улицах Афин появились танки. Военные объявили, что произошла «революция, призванная вывести страну из состояния хаоса и разрухи».

Возглавили переворот бригадный генерал Стилианос Паттакос и полковники Георгиос Пападопулос и Николаос Макарезос.

Лидером переворота стал Пападопулос. В первые дни военные арестовали всех ведущих политиков страны, а в целом счет арестованных лиц шел на тысячи. Деятельность всех политических партий была запрещена.

За характерный черный цвет военной формы греческая хунта была прозвана «режимом черных полковников».

В Вашингтоне такой поворот событий не исключали, однако восторга не испытывали. Филлипс Тэлбот, посол США в Греции, назвал переворот «изнасилованием демократии».

Полностью отказаться от поддержки режима, краеугольным камнем которого был заявлен антикоммунизм, Соединенные Штаты не могли, а вот ряд европейских стран отношения с Афинами практически свели на нет.

Димитрис Иоаннидис. Фото: Commons.wikimedia.org

Но любопытнее всего, что «черные полковники» не стали разрывать дипломатические отношения с СССР. Встретившись с советским послом, представители нового режима заявили, что заинтересованы в увеличении товарооборота между двумя странами.

Военный режим не пользовался широкой поддержкой внутри станы, где его не поддержала ни одна из ведущих политических сил, ни за рубежом. Все это заставили греческого короля Константина в декабре 1965 года предпринять попытку контрпереворота, однако она потерпела неудачи. Король покинул страну, найдя убежище на территории Италии.

«Греция — страна христиан»

Советский блок активно использовал военную диктатуру в Греции, упрекая Запад в помощи «антинародному режиму».

В самой Греции в первые годы правления военным удалось заручиться поддержкой части сограждан, уставших от политической нестабильности. Стабилизация в политической жизни позволила несколько улучшить ситуацию в экономике, что тоже добавило «плюсов» хунте.

Военные пытались формировать собственную идеологию, где в противовес коммунизму предлагались «христианская добродетель» и национализм.

Рекламные щиты по всей страны были оформлены плакатами: «Греция — страна христиан, в ней нет места коммунизму». Опора на православие принимала довольно странные формы. Например, в мае 1967 года вышло распоряжение, согласно которому запрещался отпуск мясных блюд во все постные для православных дни в учреждениях общественного питания. У греков, которые, при всей религиозности, остаются людьми, любящими жизнь во всех проявлениях, подобный запрет не мог не вызвать отторжения.

Военные не прекращали попыток легитимизировать свое нахождение у власти, а также привлечь на свою сторону представителей различных политических сил. В 1968 году была принята новая Конституция, а затем военные стали вести переговоры с представителями политической элиты, пытаясь склонить их к сотрудничеству.

24 ноября 1970 года был сформирован так называемый «малый парламент греков», или «представительное собрание». В него входили 92 представителя, назначенные на эти посты непосредственно приказом премьер-министра, которым на тот момент являлся Пападопулос, и полностью подконтрольные ему. Правительство называло «малый парламент» шагом к формированию настоящего парламента. Но фактически никакого влияния на принятие решений этот орган не оказывал.

Стиллианос Паттакос. Фото: Commons.wikimedia.org

И снова переворот

До 1973 года Греция формально оставалась монархией — в отсутствие бежавшего короля был назначен регент. В 1973 году «черные полковники» провели референдум, на котором 85 процентов избирателей проголосовали за отмену монархии и провозглашение республики.

В июне 1973 года лидер хунты Георгиос Пападопулос был провозглашен президентом Греции.

Страна вновь испытывала серьезные экономические трудности, выступления против военной хунты происходили все чаще, и Пападопулос надеялся сбить эту волну путем постепенной «демократизации» режима.

В ноябре 1973 года произошло восстание студентов в Афинском Политехническом университете, которое было жестоко подавлено военными. Были убиты более 20 студентов, сотни получили ранения. По Греции прокатилась новая волна арестов.

Радикально настроенные военные посчитали, что к таким событиям привел «либеральный курс» Пападопулоса. Он был отстранен от власти, а новым лидером стал бригадный генерал Димитрис Иоаннидис, сторонник «закручивания гаек».

Операция «Кипр наш»

Однако сопротивление режиму продолжало нарастать. И тогда Иоаннидис задумался о «маленькой победоносной войне», которая должна была улучшить имидж хунты и ее поддержку в обществе.

Лидер хунты решил провести операцию по присоединению Кипра, большинство населения которого составляют этнические греки.

При поддержке Иоаннидиса 15 июля 1974 года на Кипре военными был свергнут архиепископ Макариос III, президент страны. Новый режим тут же прозвали «черными майорами» по аналогии со «старшими товарищами».

Но кипрская авантюра обернулась тяжелыми последствиями. Для защиты турецкого населения острова на его территорию вторглись турецкие подразделения. Две страны НАТО оказались на грани полномасштабной войны.

Конфликта все-таки удалось избежать, но единый прежде Кипр оказался расколот на греческую и турецкую части, и объединения не удается добиться вот уже почти полвека.

Провал авантюры на Кипре окончательно обрушил авторитет «черных полковников». Против них объединились практически все политические силы, как левые, так и правые.

В августе 1974 года военные вынуждены были передать власть гражданскому правительству.

Архиепископ Макариос III. Фото: Commons.wikimedia.org

Наказание и раскаяние

Пападопулос, Иоаннидис, Макарезос и Паттакос были арестованы и преданы суду, который вынес смертные приговоры. Позднее они были заменены на пожизненное заключение.

Сегодня никого из лидеров хунты в живых нет. Последним ушел из жизни Стиллианос Паттакос, скончавшийся в октябре 2016 года в возрасте 103 лет. Официально раскаявшись в содеянном, он был освобожден из-под стражи в 1990 году, и последние четверть века прожил свободным человеком. А вот Иоаннидис, на совести которого кровавое подавление восстания афинских студентов, каяться не стал, закончив свои дни в заключении.

www.aif.ru

Черные полковники- страницы военной диктатуры в Греции

Черные полковники в Греции

Черные полковники или военный переворот в Греции. История человечества знает немало переворотов, целью которых являлось свержение действующего режима. Смена власти сопровождалась нарушением действующих законов и правовых актов и отстранением либо физическим устранением правящей верхушки. При этом политические институты оставались незыблемыми. К предпосылкам, необходимым для осуществления переворота, относятся:

экономическая нестабильность, когда недовольство правящей элитой нарастает;

государственная независимость – стране-сателлиту не дадут совершить смену власти без согласия хозяина;

центризм – наличие в государстве независимых регионов не способствует быстрой смене власти.

18 век в российской истории был ознаменован чередой дворцовых переворотов. Это происходило из-за размытости законов о престолонаследии и наличием противоборствующих дворцовых групп. После смерти Петра 1, Меньшиков привёл к власти Екатерину 1. Не прошло и двух лет, как Меньшикова самого свергли. В 1740 фаворита Анны Иоановны Бирона свергает Миних. Через год преображенцы возводят на престол Елизавету Петровну. 1762 год ознаменован убийством законного наследника престола Петра 3 и восхождением на трон Екатерины 2. В 1801 году в результате интриг был убит император Павел 1.

Но не только Россия прославилась незаконным свержением власти. По числу свергнутых монархов Европа восточному соседу не уступает. Достаточно вспомнить Нидерландскую революцию, приведшую к возникновению нового государства; Английскую – результатом которой стала новая форма правления – конституционная монархия; Французскую, окончившуюся взятием Бастилии, устранением монархии и провозглашением Республики.

Особняком в череде государственных переворотов стоят путчи, то есть организованные военными перевороты. Группу высокопоставленных военных, находящихся у истоков смены режима, принято называть хунтой, а последующее правление – военной диктатурой. Такой период был и в истории Греции.

Дорога к хунте

Ещё в 20-х годах 19 века в период борьбы за независимость возникли противоречия между сторонниками монархии и движениями либерального толка. Эти противоречия не стихали с годами, а напротив, усугублялись. После обретения независимости греческие военные, принадлежащие к законным и нелегальным формированиям, играли значительную роль в политической жизни страны. Результатом подобной деятельности не раз становились перемены во власти, продвижение по иерархической лестнице лояльных политиков стало обычной практикой.

Новый виток в дестабилизации отношений между правыми и движением левого толка произошёл в начале 20-го века, когда отношения республиканца Венизелоса и убеждённого монархиста Метаксаса достигли наивысшего градуса. Симпатии греческих военных склонялись то к одной, то к другой стороне. Итогом такого противостояния стала нестабильность в стране и, как результат, частая смена режимов. Разногласия между противоборствующими лагерями не прекращались даже в период немецкой оккупации во время Второй мировой войны и вылились в открытое внутренне противостояние.

Рука Вашингтона

Гражданская война длилась с 1946 по 1949 год. Коммунистические организации, боровшиеся ранее с немецкими оккупантами, противостояли так называемому “изгнанному правительству” и надеялись, что Советский Союз не оставит движение без поддержки. Но история распорядилась иначе: достигнутые договорённости о послевоенном разграничении между странами-победительницами оставили Грецию за боротом социалистического блока. Этим тут же воспользовались американцы, отводившие Греции особую роль в сдерживании СССР.

Согласно Доктрине Трумэна Греция должна была стать форпостом, отделяющим восточный блок от западного мира. ЦРУ, другие спецслужбы развернули активную деятельность на территории Греции, в результате которой коммунисты потерпели поражение. Коммунистическую партию объявили вне закона, её членов побросали в застенки, некоторым удалось бежать за рубеж. С подачи Вашингтона происходит реорганизация военных сил Греции, возникают специальные военные подразделения, тесно связанные с американской военной разведкой и ЦРУ. В 1952 году Греция стала членом Северо-Атлантического альянса. В армии был разработан план, целью которого было сдерживание СССР в случае неблагоприятного развития ситуации и выработка ответных мер. Именно этот план под грифом “Прометей” и приняли за основу “Чёрные полковники” во время переворота.

Одной из причин греческого путча стала полнейшая неразбериха во власти, длившаяся два года. После периода консервативного правления к власти пришёл реформатор Георгиос Папандреу, но юному монарху Константину 2 новые веяния по душе не пришлись. В 1965 году он отправляет кабинет Папандреу в отставку и назначает временное правительство. В течение следующих двух лет его возглавляла целая череда малозначительных политиков, пока монарх не назначил новые выборы в 1967 году. Но Константин опасался, что на выборах может снова победить Папандреу, за которым явственно проглядывали коммунисты. Он предпочёл опереться на сильный генералитет и ввести прямое правление. Но у военных был свой план.

Чёрная весна 67-го

За несколько дней до выборов 21 апреля 1967 года генерал Паттакос при поддержке полковников Пападопулоса и Макарезоса совершил военный переворот. Успех путча был обусловлен слаженностью действий, дисциплиной и внезапностью. В Афины были введены танковые корпуса, военные взяли под контроль ключевые городские узлы и произвели точечные аресты политиков, в том числе – главнокомандующего греческой армией. Всего за время переворота было арестовано 10 000 человек.

Полковники, совершившие переворот, происходили из низших социальных слоёв, которым свойственен архаизм и недоверие к новому. Они одинаково негативно относились к рок-музыке, атеизму и коммунизму, считая их проявлениями анархо-коммунистической идеологии. В основе мировоззрения путчистов лежали ортодоксальное православие, архаичный консерватизм и искажённая национальная идея, которая кратко формулировалась как “Греция для греков”. Социальной средой, поддержавшей переворот, стало гражданское население бедных кварталов с традиционными взглядами на культуру и быт.

В стране было объявлено чрезвычайное положение, отменены некоторые положения конституции, военным предоставлялись исключительные полномочия в деле поддержания порядка, распущены политические и некоторые общественные организации, запрещены неугодные средства массовой информации, все демократические свободы были сведены к нулю. Такое положение дел тут же осудили страны, называющие себя демократическим. Советский Союз прямо назвал путчистов хунтой, а установленный ими строй – фашистским. И только Америка ограничилась умеренной риторикой, заявив, что каким бы ни было политическое устройство в Греции, страна стоит на страже западных интересов. Прямых доказательств участия американских спецслужб в организации путча нет, но в конце 90-х Госдеп США извинился перед греками за события 1967 года.

Голый король

В день, когда на улицах греческой столицы появились танки, правительство обратилось к королю Константину 2 с просьбой предотвратить путч. Но король отказался предпринять необходимые меры. Более того, он заявил, что действия военных признаёт правильными и направленными на обеспечение безопасности в стране. Позже организаторы путча посетили монарха. Разговор шёл на повышенных тонах и закончился ссорой. Константин потребовал от путчистов вернуть главнокомандующему полномочия. Полковники ушли, а король, осознав, что находится в изоляции, пошёл на попятную и инициировал новую встречу, во время которой обещал лояльность и сотрудничество.

Хотя король обещал сотрудничать, согласиться на роль марионетки он не мог. В декабре 1967 года Константин со всей семьёй приземлился в небольшом городке Кавала, расположенном в северной части страны. С помощью верных людей среди офицеров, которые не поддерживали хунту, он планировал сколотить боеспособную группу и захватить второй по величине город Салоники. Офицерский состав ВВС и ВМФ обещал королю полную поддержку, военным даже удалось нарушить связь между севером страны и столицей.

Но король был настолько уверен, что его поддержит народ и политики, что не сделал ни одной попытки связаться с местными чиновниками не только в отдалённых районах, но и в самой Кавале. Итогом такого бездействия стал провал его планов: мятежных военных арестовали, а Константин был вынужден отправиться в изгнание.

gidvgreece.com

Чёрные полковники Википедия

Чёрные полковники[1], или Режим полковников (греч. το καθεστώς των Συνταγματαρχών) или просто Хунта (греч. η Χούντα) — военная диктатура правого толка в Греции в 1967—1974 годах, которую возглавляли Георгиос Пападопулос (1967—1973) и Димитриос Иоаннидис (1973—1974).

Хунта пришла к власти под предлогом борьбы с «коммуно-анархической» опасностью, её политическая доктрина основывалась на принципах корпоративизма. Лидеры хунты, как правило, были родом из бедных районов и испытывали неприязнь к «излишне либеральным» взглядам жителей крупных городов, поэтому под «коммунистической опасностью» они понимали всё, не укладывавшееся в рамки их традиционных представлений — например, западную рок-музыку. Проводились широкие политические репрессии с применением пыток. В международных отношениях правление режима привело к тому, что у Греции ухудшились отношения с западными странами, и особенно и без того напряжённые отношения с давним геополитическим соперником — Турцией. В 1967 г., после неудачного монархического контрпереворота, хунта отстранила от власти короля и назначила регента — генерала Георгиоса Зойтакиса, в 1972 г. провозгласила республику (президентом стал глава хунты Георгиос Пападопулос, а после его смещения — Федон Гизикис). В 1974 г., после провала путча на Кипре, хунта была отстранена от власти совещанием старейших политиков Греции под формальным председательством Гизикиса. Деятели хунты, за исключением Гизикиса, были отданы под суд и приговорены к смертной казни, которая позднее была заменена пожизненным заключением.

Предпосылки[ | код]

Переворот 1967 года и последовавшее за ним правление военных стало логичным продолжением длившегося более тридцати лет затяжного политического кризиса, который начался ещё в 1920-е годы с противостояния между республиканцами Э. Венизелоса, монархистами и переходившими с одной стороны на другую военными, и не ослабевал даже во время нацистской оккупации Греции во время Второй мировой войны. После изгнания захватчиков в 1944 году уже в самой Греции вспыхнула гражданская война между силами коммунистического подпольного сопротивления и вернувшегося «правительства в изгнании».

Американское влияние[ | код]

В 1947 году в США была сформулирована доктрина Трумэна, в рамках которой Вашингтон начал оказывать активную поддержку авторитарным режимам в Греции, Турции и Иране с тем, чтобы не допустить распространения советского влияния на эти государства. При помощи Америки и Британии гражданская война завершилась военным поражением левых сил в 1949 году. Коммунистическая партия Греции была объявлена вне закона, а многие коммунисты либо бежали из страны, либо оказались за решеткой. ЦРУ и греческие военные начали особенно тесное сотрудничество после того, как Греция вступила в Североатлантический альянс в 1952 году. Греция была жизненно важным элементом широкой евроатлантической «полосы сдерживания», протянувшейся от восточного Ирана до северной оконечности Норвегии, к тому же она рассматривалась как один из наиболее тревожных участков этой «полосы». Так, созданные в то время Греческая Служба Национальной Разведки (KYP) и силы специального назначения ЛОК (которые затем были активно использованы в перевороте 1967 года) установили тесные связи со своими американскими коллегами. Несмотря на то, что широко обсуждалась вероятность активной поддержки военного переворота США, не существует непосредственных доказательств этого. Впрочем, весьма вероятно, что командование Вооружённых Сил США было поставлено в известность о готовящемся перевороте за несколько дней до его совершения через греческих офицеров связи.

«Апостасия» и политическая нестабильность[ | код]

После многолетнего правоконсервативного правления избрание центриста Георгиоса Папандреу стало знаком перемен. Молодой король Константин II, чьи полномочия были крайне ограничены согласно Конституции, пытаясь поставить под контроль национальное правительство, вошёл в непосредственное столкновение с либеральными реформаторами и отправил Папандреу в отставку в 1965 году, что положило начало конституционному кризису, известному под названием «Апостасия-1965».

После нескольких попыток сформировать правительства на основе частично Союза Центра и консервативно настроенных членов парламента, Константин II назначил временное правительство во главе с Иоаннисом Параскевопулосом, а новые выборы — на 28 мая 1967 года. Ожидалось, что Союз Центра во главе с Папандреу получит наибольшее количество голосов, недостаточное для того, чтобы сформировать однопартийное правительство, а потому будет вынужден пойти на создание коалиции с Единой демократической левой партией, которую консерваторы и вовсе считали прикрытием для запрещенной компартии. Эта вероятность была использована как предлог для переворота.

Несостоявшийся «переворот генералов»[ | код]

Греческие историки и СМИ также строят гипотезы о «перевороте генералов», который хотел устроить королевский двор под предлогом борьбы с коммунистической угрозой. Причём спекуляции на эту тему ходили ещё в 1965—1966 годах, поэтому во время первых часов переворота многие европейские СМИ по ошибке вынесли в заголовки обвинения Константина в происходящем.

Перед выборами, назначенными на 28 мая 1967 года, где однозначно должны были победить центристы, ряд политиков Национального Радикального Союза выразили свои опасения в том, что ряд левых политиков Союза Центра, как, например, Андреас Папандреу и Спирос Катсотас, могут завести страну вновь в конституционный кризис. Один из радикальных политиков, Георгиос Раллис, высказал мнение, что в случае такого «противоестественного» хода события королю следует ввести военное положение, что входило в круг его полномочий, согласно Конституции.

По словам американского дипломата Джона Дэя, официальный Вашингтон также беспокоил тот факт, что из-за весьма преклонного возраста Георгиоса Папандреу его сын, Андреас Папандреу, будет оказывать значительное влияние на будущее правительство. Согласно Роберту Кили и Джону Оуэнсу, американским дипломатам, находившимся в то время в Афинах, король Константин обращался к послу США Филлипсу Тэлботу (англ.) с вопросом, каково будет отношение США к «внепарламентскому» решению этой проблемы. На что посольство ответило отрицательно, впрочем, добавив: «Реакция США на такое не может быть определена заранее, но будет зависеть от конкретных обстоятельств». Король Константин никогда не подтверждал подлинности этих сведений.

Далее, согласно Филлипсу Тэлботу, король Константин встретился с генералами, которые пообещали ему, что не будут предпринимать никаких действий до выборов. Однако, встревоженные высказываниями Андреаса Папандреу, они оставили за собой право принять другое решение после того, как результаты выборов станут известны.

В итоге переворот совершили те, от кого этого никто не ожидал: офицеры среднего звена.

Государственный переворот 21 апреля[ | код]

21 апреля 1967 года (всего за несколько недель до выборов) группа крайне-правых армейских офицеров, возглавляемая бригадным генералом Стилианосом Паттакосом и полковниками Георгиосом Пападопулосом и Николаосом Макарезосом, захватила власть путём государственного переворота. Успех переворота во многом зависел от фактора неожиданности. Руководители переворота ввели танки, которые заняли стратегические позиции в Афинах, что позволило подчинить город. В то же самое время происходили точечные аресты ведущих оппозиционеров, а также некоторых простых граждан, уличенных в симпатиях к левым. Одним из первых был арестован генерал-лейтенант Георгиос Спантидакис, главнокомандующий греческой армией.

Спантидакис, впрочем, знал о заговорщиках. По сути, они убедили его присоединиться к ним, и он издал приказ о запуске плана действий («План Прометей»), который был в черновом виде написан ещё задолго до этих событий на случай коммунистической угрозы. При помощи группы парашютистов подполковник Костас Асланидис (англ.) захватил министерство обороны, в то время как бригадный генерал Стилианос Паттакос установил контроль над узлами связи, зданием парламента, королевским дворцом и на основании детальных списков арестовал более десяти тысяч человек. Поскольку приказы были отданы законным образом, командиры соединений, частей и подразделений автоматически были вынуждены их выполнять. Многие из арестованных содержались в течение первых дней на городском ипподроме Афин, а некоторые были расстреляны там же.

К раннему утру вся Греция была в руках полковников. Все ведущие политики, включая премьер-министра Панайотиса Канеллопулоса, были арестованы и помещены в одиночные камеры. Филлипс Тэлбот, посол США в Греции, осудил военный переворот, заявив, что это стало «изнасилованием демократии».

Роль короля[ | код]

Когда танки появились на улицах Афин 21 апреля, легитимное правительство партии Национальный Радикальный Союз обратилось к королю Константину II с призывом объединить страну против переворота, но он отказался так поступить. Король признал диктаторов в качестве законного правительства Греции, при этом заявив, что он «уверен, что они действовали ради спасения страны».

Три руководителя переворота посетили Константина II в его официальной резиденции в Татой, окружённой танками, что заранее исключило любую возможность сопротивления с его стороны. Король поссорился с полковниками и уволил их, отдав им при этом приказ вернуться со Спантидакисом. Позднее в тот же самый день он самолично направился в Министерство национальной обороны, где собрались все руководители заговора.

В конце концов, король пошёл на уступку и решил сотрудничать. Как позднее он сам заявлял, он попросту был изолирован и не знал, что ещё делать. Также, по его словам, он просто пытался выиграть время, чтобы организовать другой переворот, теперь против полковников. Ему и правда удалось устроить подобный переворот; впрочем, тот факт, что новое правительство имело законную поддержку короля и что оно было назначено легальным главой государства, сыграл немаловажную роль в успехе переворота. Король позднее пожалел о своём решении. Для многих греков он стал ассоциироваться с переворотом, и во многом это повлияло на решение многих во время референдума об отмене монархии в 1974 году.

Единственной уступкой в пользу короля стало назначение гражданского премьер-министра Константиноса Коллиаса (англ.), бывшего главы Верховного Суда, известного роялиста. Хотя на самом деле Коллиас был не более чем номинальной фигурой, а реальная власть оставалась у армии, в особенности у Пападопулоса, который оказался наиболее влиятельным из заговорщиков. Он занял посты министра обороны и министра государственного управления. Другие участники заговора также получили ключевые министерские портфели.

Пришедшие к власти военные издали «Учредительный акт», который отменил выборы и приостановил действие Конституции, а на период до появления новой Конституции вводилось декретное правление.

Ответный переворот короля[ | код]

С самого первого дня переворота отношения между Константином II и полковниками оставались натянутыми. Полковники не желали делиться властью с кем-либо, в то время как молодой король, как и его отец ранее, привык играть важную роль в национальной политике и никогда бы не смирился с ролью марионетки. Хотя антикоммунистическая, пронатовская и прозападная позиция режима полковников была обращена в первую очередь к США, в угоду американскому и мировому общественному мнению, президент США Линдон Джонсон заявил Константину во время последнего визита в Вашингтон ранней осенью 1967 года, что лучше было бы сменить состав правительства. Король Константин II, впрочем, воспринял это как призыв к организации ответного переворота.

Король окончательно принял решение об организации ответного переворота 13 декабря 1967 года. Поскольку Афины безоговорочно находились под контролем вооружённых сил хунты, Константин принял решение нася в Кавалу, небольшой город на севере страны. По его плану, он должен был сформировать военное подразделение и захватить при его помощи город Салоники, второй по величине в стране.

Ранним утром 13 декабря король посадил королевский самолёт, на борту которого также находились члены его семьи. Сначала, казалось, всё шло по плану. Константин II был хорошо принят в Кавале, которая находилась в подчинении верного ему генерала. Силы ВВС и ВМФ, не вовлечённые в переворот, немедленно поддержали его. Ещё один из его сторонников успешно оборвал линии коммуникаций между Афинами и северной Грецией.

Впрочем, король был слишком нетороплив и наивен: он полагал, что стихийные продемократические выступления начнутся повсюду, однако не предпринял усилий, чтобы связаться хотя бы с местными политиками в Кавале. Через короткое время все верные королю генералы были арестованы офицерами среднего звена, которые приняли на себя командование их частями и подразделениями.

Хунта сделала официальное заявление в язвительном тоне, в котором сообщалось, что король прячется, «перебегая из деревни в деревню». Осознавая, что переворот провалился, Константин вместе со своей семьёй и неудавшимся премьер-министром вылетел из страны на собственном самолёте и рано утром 14 декабря приземлился в Риме. В изгнании король оставался до завершения правления военных и больше уже не возвращался в Грецию в качестве короля.

Регентство[ | код]

Бегство короля и премьер-министра в Италию оставило Грецию вообще без легитимного руководства. Это, впрочем, не сильно беспокоило хунту. После этих событий Революционный Совет, состоявший из С. Паттакоса, Г. Пападопулоса и Н. Макарезоса, выпустил декрет в Правительственной газете, которым назначали одного из заговорщиков, генерал-майора Дзойтакиса, регентом. Дзойтакис же назначил в свою очередь Пападопулоса премьер-министром. Поскольку король не стал создавать правительства в изгнании, то это правительство Греции стало единственным. Институт регентства был позднее зафиксирован в Конституции 1968 г., хотя король, находившийся в изгнании, никогда официально не признавал регентство.

Спорным даже с точки зрения Конституции самой хунты образом Кабинет министров проголосовал 21 марта 1972 года за отстранение Дзойтакиса и замещение его на этом посту Пападопулосом, который, таким образом, совместил посты регента и главы правительства.

Примечательно, что изображения короля остались на монетах, в государственных учреждениях и т. д., однако военная верхушка проводила последовательную политику по вытеснению всего связанного с королём из общественной жизни: ВВС и ВМФ потеряли определение «Королевские», сеть королевских благотворительных организаций перешла под непосредственный контроль правительства, а газетам было запрещено печатать его фотографии или же интервью с ним.

К этому времени сопротивление режиму полковников стало более организованным, особенно среди эмигрантов, находившихся в Европе и США. Помимо очевидной оппозиции слева, к своему удивлению они столкнулись и с возражениями справа: роялисты были за Константина, бизнес-круги беспокоила международная изоляция страны, благосостояние среднего класса оказалось под вопросом после международного энергетического кризиса 1971 г. Также существовали некоторые противоречия и в рамках самой хунты. Однако до 1973 г. казалось, что хунта прочно удерживает Грецию в своих руках, и нельзя говорить о её свержении.

Характерные черты хунты[ | код]

Идеология[ | код]

Режим полковников предпочитал называть государственный переворот 21 апреля 1967 г. «революцией, спасшей нацию». Официальным объяснением переворота был якобы существовавший «коммунистический заговор», охвативший чиновничьи круги, систему образования, средства массовой информации и даже вооруженные силы («заговором» они называли появление в этих структурах заметного числа леворадикальных активистов и вообще лиц, придерживавшихся коммунистических взглядов, но далеко не всегда связанных друг с другом), и именно поэтому такие жесткие меры были-де необходимы, чтобы защитить страну от коммунистического переворота. Таким образом, определяющей характеристикой хунты стал её антикоммунизм. По мнению многих, она изначально строила свою программу только на негативных началах, не выступая с конкретной программой действий. Ею широко использовался термин «анархо-коммунисты», которым описывали всех людей, придерживавшихся леворадикальных взглядов. Парламентская демократия западного образца полуофициально получила пренебрежительное наименование старо-партизм (παλαιοκομματισμός), а главным лозунгом[источник не указан 81 день] режима полковников стало высказывание «Греция для греков-христиан» (Ελλάς Ελλήνων Χριστιανων).

Главными идеологами хунты стали Георгиос Георгалас и журналист Саввас Константопулос. Их риторика часто опиралась на вымышленные[источник не указан 81 день] свидетельства. Бывало, что употреблялся даже термин «враги государства». Атеизм и популярная культура западного образца (например, рок-музыка и движение хиппи) рассматривалась как часть анархо-коммунистического заговора, поэтому отношение к ним было негативным, хоть они и не попали под запрет. Во многих сферах общественной жизни стали преобладать национализм и ориентированность на православие, и эти тенденции поддерживались государством.

Международные отношения[ | код]

Правительство военных в некоторой степени поддерживалось руководством США, поскольку их объединяла направленность против Восточноевропейского советского блока и, по сути, это не противоречило доктрине Трумэна. Считается, что именно поддержка хунты официальным Вашингтоном и стала причиной массовых антиамериканских настроений в Греции после падения этого режима.

Мнения западноевропейских стран относительно нового греческого руководства разделились. Скандинавские государства и Нидерланды заняли крайне враждебную позицию по отношению к хунте и обратились с жалобой по вопросам о нарушениях прав человека в Совет Европы в сентябре 1967 года. Греция же сама предпочла выйти из Совета Европы в декабре того же года ещё до того, как было принято решение по этому вопросу. Такие же страны как Великобритания и ФРГ, хотя и порицали нарушения прав человека в Греции, выступали за продолжение её членства в СЕ и НАТО из-за стратегической ценности государства для западного сообщества.

Социальная база хунты[ | код]

Пападопулос поддерживал свой образ «парня из бедной, но интеллигентной сельской семьи», получившего образование в элитной Военной академии Греции. Несмотря на авторитарный характер режима, он сохранил основные гражданские права и свободы, за исключением политических свобод и свободы прессы. Тем не менее публичная деятельность творческой интеллигенции жёстко цензурировалась. Например, фильм «Дзета» Коста-Гавраса или музыка Микиса Теодоракиса, а также ряд песен, кинокартин и книг были под запретом.

Нарушения прав человека[ | код]

После государственного переворота 21 апреля 1967 года все государственные декреты начинались словами «Мы приняли решение и постановили» (греч. Αποφασίζομεν και διατάσσομεν) [прояснить]. Были отменены существовавшие в Греции долгие десятилетия политические свободы, учреждены военные суды, политические партии распущены. Согласно докладу наблюдателей «Amnesty International» заключённые в Греции подвергались пыткам как со стороны тайной полиции («асфалия»), так и со стороны военной полиции. Общее число политических заключенных, подвергавшихся пыткам, по оценкам этой организации на 1969 год, составляло более 2000 человек.

Движение против хунты[ | код]

Многие в греческом обществе не приняли хунты с самого начала. В 1968 году были созданы военизированные группировки как в самой Греции, так и за рубежом. В частности, Всегреческое движение освобождения, Демократическая оборона, Социал-демократический союз, а также представители всего левого крыла политического спектра, который был запрещён и до переворота. Первым выпадом стало неудачное покушение против Георгиоса Пападопулоса, совершённое А. Панагулисом 13 августа 1968 года. Бомба, приготовленная им, не взорвалась, а сам он был арестован и приговорён к смерти, но в течение пяти лет приговор не был приведен в исполнение, а после падения хунты Панагулис смог избраться депутатом в парламент Греции.

Похороны Георгиоса Папандреу 3 ноября 1968 года неожиданно обернулись массовой демонстрацией против хунты. Тысячи афинян, несмотря на приказы военных, проследовали за погребальной церемонией. Правительство ответило арестом более 40 человек.

28 марта 1969 года, после двух лет нахождения полковников у власти, Йоргос Сеферис, нобелевский лауреат по литературе 1963 года, открыто выступил против хунты. Его заявление на BBC World Service мгновенно появилось в каждой афинской газете. Он яростно атаковал режим военных, заявив: «Эта аномалия должна завершиться». Сеферис не дожил до падения хунты, впрочем, его похороны 20 сентября 1972 года переросли в массовую демонстрацию против правительства.

Падение режима[ | код]

После неоднократных заявлений о некоторой либерализации, а также на фоне растущего недовольства в стране и после провалившейся попытки мятежа на флоте в начале 1973 г., летом 1973 г. Пападопулос попытался легитимизировать режим путём постепенной «демократизации».

1 июня 1973 г. была упразднена монархия, и Пападопулос провозгласил себя президентом республики. Из старой политической элиты с ним согласился сотрудничать лишь Спирос Маркезинис, который и стал премьер-министром. Был снят ряд запретов, а роль армии в общественной жизни была существенно сокращена. Пападопулос намеревался сделать Грецию президентской республикой по модели голлистской Франции, однако стал терять поддержку в армейских кругах.

В ноябре 1973 г. в Афинском Политехническом университете развернулась студенческая забастовка под названием «Свободные осаждённые» (Ελεύθεροι Πολιορκημένοι), которая приобретала всё более и более угрожающий для правительства Пападопулоса характер. 17 ноября на территорию университета были введены войска, включая тяжёлую технику; до сих пор нет точных данных о количестве погибших студентов.

Димитриос Иоаннидис, приверженец жёсткой линии среди полковников, использовал события в Политехническом университете для организации собственного переворота 25 ноября, в результате которого Пападопулос и премьер Маркезинис были отстранены от власти. Военное положение было восстановлено, генерал Гизикис стал президентом, а экономист Андруцопулос главой правительства, хотя вся власть на самом деле осталась у Иоаннидиса. Они объявили, что новый переворот был «продолжением революции 1967 года» и обвинили Пападопулоса в «отходе от идеалов революции 1967 года» и «в слишком быстром переходе к парламентскому правлению».

Откровенным поражением Иоаннидиса стала его кипрская авантюра. При его непосредственной поддержке 15 июля 1974 года на острове произошёл военный переворот, в ходе которого организация ЭОКА-В (получила ироничное прозвище «чёрные майоры») свергла архиепископа Макариоса III, президента Кипра. На это Турция отреагировала введением войск на остров и оккупацией (после ожесточённых боёв) его северной части. В этот момент Греция и Турция находились буквально на грани войны.

Стало очевидным, что Иоаннидис дискредитировал себя, а во многом и весь режим полковников. Президент Гизикис созвал политиков «старой гвардии», включая Панайотиса Канеллопулоса, Спироса Маркезиниса, Стефаноса Стефанопулоса, Евангелоса Аверова (англ.) и других. Также удалось убедить Константина Караманлиса вернуться из Парижа, где тот находился в добровольной ссылке с 1963 г. Возглавленная Караманлисом партия «Новая демократия» победила на всеобщих парламентских выборах 1974 г.

В 1974 г. Греция вышла из военных структур НАТО (но не из блока как такового, да и в в военные структуры вернулась в 1980 г.), что означало полный провал внешней политики Хунты и усиление антивоенных настроений в обществе.

1 января 1981 года Греция вступила в Европейское экономическое сообщество.

См. также[ | код]

Примечания[ | код]

Литература[ | код]

  • А. А. Улунян. Ошибка полковника Пападопулоса: Крах идеи «сильной руки» и крушение системы «управляемой демократии» в Греции (1967—1974 гг.) — М.: Институт всеобщей истории РАН, 2004. — ISBN 5-94067-104-7
  • А. А. Улунян. После режима. Греция: от военно-политической системы к парламентской демократии (1974—1981 гг.) — М.: Институт всеобщей истории РАН, 2005. — ISBN 5-201-00489-X
  • Круговая Е.Г. «Черные полковники» в Греции. 1967-1974 гг. // Новая и новейшая история, №3, 2001 г., http://vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/HISTORY/GREECE.HTM
  • Woodhouse C.M. The Rise and Fall of the Greek Colonels. London, 1985.
  • Nafpliotis A. Britain and the Greek Colonels: Accommodating the Junta in the Cold War. London: I.B. Tauris, 2012.

ru-wiki.ru

Диктатура черных полковников - это... Что такое Диктатура черных полковников?

Чёрные полковники (термин, использовавшийся в советской печати), или Режим полковников (греч. το καθεστώς των Συνταγματαρχών) или просто Хунта (греч. η Χούντα) — военная диктатура правого толка в Греции в 1967—1974.

Лидеры хунты:

Хунта пришла к власти под предлогом борьбы с «коммуно-анархической» опасностью, её политическая доктрина основывалась на принципах корпоратизма. Лидеры хунты, как правило, были родом из бедных районов и испытывали неприязнь к «излишне либеральным» взглядам жителей крупных городов, поэтому под «коммунистической опасностью» они понимали всё, не укладывавшееся в рамки их традиционных представлений — например, западную рок-музыку. Проводились широкие политические репрессии с применением пыток. В международных отношениях правление режима привело к тому, что Греция стала изгоем среди цивилизованных стран, и в то же время ухудшились её и без того напряжённые отношения с давним политическим соперником — Турцией. В 1967 г., после неудачного монархического контрпереворота, хунта отстранила от власти короля и назначила регента — генерала Георгиоса Дзойтакиса, в 1972 г. провозгласила республику (президентом стал глава хунты Георгиос Пападопулос, а после его смещения — Федон Гизикис). В 1974 г., после провала путча на Кипре, хунта была отстранена от власти совещанием старейших политиков Греции под формальным председательством Гизикиса. Деятели хунты, за исключением Гизикиса, были отданы под суд и приговорены к смертной казни, которая позднее была заменена пожизненным заключением.

Предпосылки

Переворот 1967 года и последовавшее за ним правление военных стало логичным продолжением длившегося более тридцати лет противостояния левых и правых греческих сил, которая началась ещё в 1920-е гг., с противостояния сторонников Венизелоса и Метаксаса, и не ослабевала даже во время нацистской оккупации Греции во время Второй мировой войны. После изгнания захватчиков в 1944 г. уже в самой Греции вспыхнула гражданская война между силами коммунистического подпольного сопротивления и вернувшегося «правительства в изгнании».

Американское влияние

В 1947 году в США была сформулирована доктрина Трумэна, в рамках которой Вашингтон начал оказывать активную поддержку авторитарным режимам в Греции, Турции и Иране с тем, чтобы не допустить распространения советского влияния на эти государства. При помощи Америки и Британии гражданская война завершилась военным поражением левых сил в 1949 г. Коммунистическая Партия Греции (KKE) была объявлена вне закона, а многие коммунисты либо бежали из страны, либо оказались за решеткой. ЦРУ и греческие военные начали особенно тесное сотрудничество после того, как Греция вступила в Североатлантический альянс в 1952 г. Греция была жизненно важным элементом широкой евроатлантической «полосы сдерживания», протянувшейся от восточного Ирана до северной оконечности Норвегии, а Греция рассматривалась к тому же как один из наиболее тревожных участков этой «полосы». Так, созданные в то время Греческая Служба Национальной Разведки (KYP) и силы специального назначения ЛОК (которые затем были активно использованы в перевороте 1967 г.) установили тесные связи со своими американскими коллегами. Несмотря на то, что широко обсуждалась вероятность активной поддержки военного переворота США, не существует непосредственных доказательств этого. Впрочем, весьма вероятно, что командование Вооруженных Сил США было поставлено в известность о готовящемся перевороте за несколько дней до его совершения через греческих офицеров связи.

«Апостасия» и политическая нестабильность

После многолетнего консервативного правления избрание центриста Георгиоса Папандреу стало знаком перемен. Молодой король Константин II, чьи полномочия были крайне ограничены согласно Конституции, пытаясь поставить под контроль национальное правительство, вошел в непосредственное столкновение с либеральными реформаторами и отправил Папандреу в отставку в 1965 г., что положило начало конституционного кризису, известному под названием «Апостасия-1965».

После нескольких попыток сформировать правительства на основе частично Союза Центра и консервативно настроенных членов парламента, Константин II назначил временное правительство во главе с Иоаннисом Параскевопулосом, а новые выборы на 28 мая 1967 года. Ожидалось, что Союз Центра во главе с Папандреу получит наибольшее количество голосов, недостаточное для того, чтобы сформировать однопартийное правительство, а потому будет вынужден пойти на создание коалиции с Единой Демократической Левой партией, которую консерваторы и вовсе считали другим названием для запрещенной коммунистической партии. Эта вероятность была использована как предлог для переворота.

«Переворот генералов»

Греческие историки и СМИ также строят гипотезы о «перевороте генералов», который хотел устроить королевский двор под предлогом борьбы с коммунистической угрозой. Причем спекуляции на эту тему ходили еще в 1965-66 гг., поэтому во время первых часов переворота многие европейские СМИ по ошибке вынесли в заголовки обвинения Константина в происходящем.

Перед выборами, назначенными на 28 мая 1967 г., где однозначно должны были победить центристы, ряд политиков Национального Радикального Союза выразили свои опасения в том, что ряд левых политиков Союза Центра, как, например, Андреас Папандреу и Спирос Катсотас, могут завести страну вновь в конституционный кризис. Один из радикальных политиков, Георгиос Раллис, высказал мнение, что в случае такого «противоестественного» хода события, королю следует ввести военное положение, что входило в круг его полномочий, согласно Конституции.

По словам американского дипломата Джон Дэя, официальный Вашингтон также беспокоил тот факт, что из-за весьма преклонного возраста Георгиоса Папандреу его сын, Андреас Папандреу, будет оказывать значительное влияние на будущее правительство. Согласно Роберту Кили и Джону Оуэнсу, американским дипломатам, находившимся в то время в Афинах, король Константин обращался к послу США Филлипу Тэлботу с вопросом, каково будет отношение США к «внепарламентскому» решению этой проблемы. На что посольство ответило отрицательно, впрочем, добавив: «Реакция США на такое не может быть определена заранее, но будет зависеть от конкретных обстоятельств». Король Константин никогда не признал подлинности этих сведений.

Далее, согласно Филлипу Тэлботу, король Константин встретился с генералами, которые пообещали ему, что не будут предпринимать никаких действий до выборов. Однако встревоженные высказываниями Андреаса Папандреу они оставили за собой право принять другое решение после того, как результаты выборов станут известны.

Впрочем, переворот в итоге совершат те, от кого этого никто не ожидал: офицеры среднего звена.

Государственный переворот 21 апреля

21 апреля 1967 года (всего за несколько недель до выборов), группа крайне-правых армейских офицеров, возглавляемая бригадным генералом Стилианосом Паттакосом и полковниками Георгиосом Пападопулосом и Николаосом Макарезосом захватили власть путем государственного переворота. Успех переворота во многом зависел от фактора неожиданности. Руководители переворота ввели танки, которые заняли стратегические позиции в Афинах, что позволило подчинить город. В то же самое время происходили точечные аресты ведущих оппозиционеров, а также и просто некоторых простых граждан, уличенных в симпатиях к левым. Одним из первых был арестован генерал-лейтенант Георгиос Спантидакис, главнокомандующий греческой армией.

Спантидакис, впрочем, знал о заговорщиках. По сути, они убедили его присоединиться к ним, и он издал приказ о запуске плана действий («План Прометей»), который был в черновом виде написан еще задолго до этих событий на случай коммунистической угрозы. При помощи группы парашютистов подполковник Костас Асланидис захватил министерство обороны, в то время как бригадный генерал Стилианос Паттакос установил контроль над узлами связи, зданием парламента, королевским дворцом и на основании детальных списков арестовал более десяти тысяч человек. Поскольку приказы были отданы законным образом, командиры соединений, частей и подразделений автоматически были вынуждены их выполнять. Многие из арестованных содержались в течение первых дней на городском ипподроме Афин, а некоторые были расстреляны там же.

К раннему утру вся Греция была в руках полковников. Все ведущие политики, включая премьер-министра Панайотиса Канеллопулоса, были арестованы и помещены в одиночные камеры. Филипс Тэлбот, посол США в Греции, осудил военный переворот, заявив, что это стало «изнасилованием демократии», на что Джэк Мори, глава миссии ЦРУ в Афинах ответил: «Как можно изнасиловать шлюху?»

Роль короля

Когда танки появились на улицах Афин 21 апреля, легитимное правительство партии Национальный Радикальный Союз обратилось к королю Константину II с призывом объединить страну против переворота, он же отказался так поступить. Король признал диктаторов в качестве законного правительства Греции, при этом заявив, что он «уверен, что они действовали ради спасения страны».

Три руководителя переворота посетили Константина II в его официальной резиденции в Татах, окруженной танками, что заранее исключило любую возможность сопротивления с его стороны. Король поссорился с полковниками и уволил их, отдав им при этом приказ вернуться со Спантидакисом. Позднее в тот же самый день он самолично направился в Министерство национальной обороны, где собрались все руководители заговора.

В конце концов, король пошел на уступку и решил сотрудничать. Как он позднее сам заявлял, он попросту был изолирован и не знал, что еще делать. Также по его словам, он просто пытался выиграть время, чтобы организовать другой переворот, теперь против полковников. Ему и правда удалось устроить подобный переворот; впрочем, тот факт, что новое правительство имело законную поддержку короля и что оно было назначено легальным главой государства, сыграл немаловажную роль в успехе переворота. Король позднее пожалел о своем решении. Для многих греков он стал ассоциироваться с переворотом, и во многом это повлияло на решение многих во время референдума об отмене монархии в 1974 г.

Единственной уступкой в пользу короля стало назначение гражданского премьер-министра Константиноса Коллиаса, бывшего главы Верховного Суда, известного роялиста. Хотя на самом деле Коллиас был не более чем номинальной фигурой, а реальная власть оставалась у армии, в особенности у Пападопулоса, который оказался наиболее влиятельным из заговорщиков. Он занял посты министра обороны и министра государственного управления. Другие участники заговора также получили ключевые министерские портфели.

Пришедшие к власти военные издали «Учредительный акт», который отменил выборы и приостановил действие Конституции, а на период до появления новой Конституции вводилось декретное правление.

Ответный переворот короля

С самого первого дня переворота отношения между Константином II и полковниками оставались натянутыми. Полковники не желали делиться властью с кем-либо, в то время как молодой король, как и его отец ранее, привык играть важную роль в национальной политике и никогда бы не смирился с ролью марионетки. Хотя антикоммунистическая, пронатовская и прозападная позиция режима полковников была обращена в первую очередь к США, в угоду американскому и мировому общественному мнению, президент США Линдон Б. Джонсон заявил Константину во время последнего визита в Вашингтон ранней осенью 1967 г., что лучше было бы сменить состав правительства. Король Константин II, впрочем, воспринял это как призыв к организации ответного переворота.

Король окончательно принял решение об организации ответного переворота 13 декабря 1967 г. Поскольку Афины безоговорочно находились под контролем вооруженных сил хунты, Константин принял решение направиться в Кавалу, небольшой город на севере страны. По его плану, он должен был сформировать военное подразделение и захватить при его помощи город Салоники, второй величине в стране.

Ранним утром 13 декабря король посадил королевский самолет, на котором также находились члены его семьи. Сначала, казалось, все шло по плану. Константин II был хорошо принят в Кавале, которая находилась в подчинении лояльного ему генерала. Силы ВВС и ВМФ, не вовлеченные в переворот, немедленно поддержали его. Еще один из его сторонников успешно оборвал линии коммуникаций между Афинами и северной Грецией.

Впрочем, король был слишком нетороплив и наивен: он полагал, что стихийные продемократические выступления начнутся повсюду, однако не предпринял усилий, чтобы связаться хотя бы с местными политиками в Кавале. Через короткое время все лояльные королю генералы были арестованы офицерами среднего звена, которые приняли на себя командование их частями и подразделениями.

Хунта сделала официальное заявление в язвительном тоне, в котором сообщалось, что король прячется «перебегая из деревни в деревню». Осознавая, что переворот провалился, Константин вместе со своей семьей и неудачливым премьер-министром вылетел из страны на собственном самолете и рано утром 14 декабря приземлился в Риме. В изгнании король оставался до завершения правления военных и больше уже не возвращался в Грецию в качестве короля.

Регентство

Бегство короля и премьер-министра в Италию оставило Грецию вообще без легитимного руководства. Это, впрочем, не сильно беспокоило хунту. После этих событий Революционный Совет, состоявший из Паттакоса, Пападопулоса и Макарезоса выпустили декрет в Правительственной газете, которым назначали одного из заговорщиков, генерал-майора Дзойтакиса, регентом. Дзойтакис же назначил в свою очередь Пападопулоса премьер-министром. Поскольку король не стал создавать правительства в изгнании, то это правительство Греции стало единственным. Институт регентства был позднее зафиксирован в Конституции 1968 г., хотя король, находивший в изгнании, никогда официально не признавал регентство.

Спорным даже с точки зрения Конституции самой хунты образом Кабинет министров проголосовал 21 марта 1972 года за отстранение Дзойтакиса и замещение его на этом посту Пападопулосом. Последний, таким образом, совместил посты регента и главы правительства.

Примечательно, что изображения короля остались на монетах, в государственных учреждениях и т. д., однако, военная верхушка проводила последовательную политику по вытеснению всего связанного с королем из общественной жизни: ВВС и ВМФ потеряли определение «Королевские», сеть королевских благотворительных организаций перешла под непосредственный контроль правительства, а газетам было запрещено печатать его фотографии или же интервью с ним.

К этому времени сопротивление режиму полковников стало более организованным, особенно среди эмигрантов, находившихся в Европе и США. Помимо очевидной оппозиции слева, к своему удивлению они столкнулись и с возражениями справа: роялисты были за Константина, бизнес-круги беспокоила международная изоляция страны, благосостояние среднего класса оказалось под вопросом после международного энергетического кризиса 1971 г. Также существовали некоторые противоречия и в рамках самой хунты. Однако до 1973 г. казалось, что хунта прочно удерживает Грецию в своих руках, и нельзя говорить о ее свержении.

Характерные черты хунты

Идеология

Режим полковников предпочитал называть государственный переворот 21 апреля 1967 г. «революцией, спасшей нацию». Официальным объяснением переворота был якобы существовавший «коммунистический заговор», охвативший чиновничьи круги, систему образования, средства массовой информации и даже вооруженные силы, и именно поэтому такие жесткие меры были необходимы, чтобы защитить страну от коммунистического переворота. Таким образом, определяющей характеристикой членов хунты стал их бескомпромиссный антикоммунизм, т.е. они изначально строили свою программу на негативных началах, не выступая с конкретной программой действий. Ими широко использовался термин «анархо-коммунисты», которым они описывали всех людей, придерживавшихся левых взглядов. Для дискредитации парламентской демократии западного образца хунта придумала новый термин старо-партизм (palaiokommatismos), а главным лозунгом режима полковников стало откровенно шовинистическое высказывание «Греция для Православных Греков» (Ellas Ellinon Christianon).

Главными идеологами хунты стали Георгиос Георгалас и журналист Саввас Константопулос, оба в прошлом марксисты. Их риторика часто опиралась на вымышленные свидетельства и говорила о неких «врагах государства». Атеизм и популярная культура западного образца (например, рок-музыка и движение хиппи) воспринимались как часть анархо-коммунистического заговора, поэтому и отношение к ним было соответствующее. Во всех сферах общественной жизни стали преобладать национализм и ориентированность на православие.

Международные отношения

Правительство военных, по меньшей мере, в некоторой степени поддерживалось руководством США, поскольку их объединяла направленность против Восточноевропейского советского блока и, по сути, это не противоречило доктрине Трумэна. Считается, что именно поддержка хунты официальным Вашингтоном и стала причиной массовых антиамериканских настроений в Греции после падения этого режима.

Мнения западноевропейских стран относительно нового греческого руководства разделились. Скандинавские государства и Нидерланды заняли крайне враждебную позицию по отношению к хунте и обратились с жалобой по вопросам о нарушениях прав человека в Совет Европы в сентябре 1967 г. Греция же сама предпочла выйти из Совета Европы в декабре того же года еще до того, как было принято решение по этому вопросу. Такие же страны, как Соединенное Королевство и ФРГ, хотя и порицали нарушения прав человека в Греции, выступали за продолжение ее членства в СЕ и НАТО из-за стратегической ценности государства для западного сообщества.

Социальная база хунты

Для того, чтобы получить поддержку своего правления, Пападопулос широко тиражировал свой имидж парня из бедной, но интеллигентной сельской семьи, получившего образование в элитной Военной Академии Греции. В угоду афинской интеллигенции, несмотря на всю авторитарность режима, им были сохранены практически все права и свободы за исключением политических. Впрочем, деятельность творческой интеллигенции жестко цензурировалась. Например, фильм «Зи» Костаса Гавраса или музыка Микиса Теодоракиса находились под запретом во времена хунты черных полковников, а также целый ряд песен, картин, книг и др.

Нарушения прав человека

После государственного переворота 21 апреля 1967 года все государственные декреты начинались словами «Мы приняли решение и постановили» (греч.: Αποφασίζομεν και διατάσσομεν). Были отменены существовавшие в Греции долгие десятилетия политические свободы, учреждены военные суды, политические партии распущены. Согласно докладу наблюдателей «Amnesty International» заключенные в Греции подвергались пыткам как со стороны тайной полиции («асфалия»), так и со стороны военной полиции. Общее число политических заключенных, подвергавшихся пыткам, по оценкам этой организации на 1969 г., составляло более 2000 человек.

Движение против хунты

Многие в греческом обществе не приняли хунты с самого начала. В 1968 г. были созданы военизированные группировки как в самой Греции, так и за рубежом. В частности, Всегреческое движение освобождения, Демократическая оборона, Социал-демократический союз, а также представители всего левого крыла политического спектра, который был запрещен и до переворота. Первым выпадом стало неудачное покушение против Георгиоса Пападопулоса, совершенное А.Панагулисом 13 августа 1968 года. Бомба, приготовленная им, не взорвалась, а сам он был арестован и приговорен к смерти, но в течение пяти лет приговор не был приведен в исполнение, а после падения хунты Панагулис смог избраться депутатом в парламент Греции.

Похороны Георгиоса Папандреу 3 ноября 1968 г. неожиданно обернулись массовой демонстрацией против хунты. Тысячи афинян, несмотря на приказы военных, проследовали за погребальной церемонией. Правительство ответило арестом более чем 40 человек.

28 марта 1969 г., после двух лет нахождения полковников у власти, Йоргос Сеферис, нобелевский лауреат по литературе 1963 г., открыто выступил против хунты. Его заявление на BBC World Service мгновенно появилось в каждой афинской газете. Он яростно атаковал режим военных, заявив: «Эта аномалия должна завершиться». Сеферис, к сожалению, не дожил до падения хунты, впрочем, его похороны 20 сентября 1972 г. переросли в массовую демонстрацию против правительства.

Падение режима

После неоднократных заявлений о некоторой либерализации, а также на фоне растущего недовольства в стране и после провалившейся попытки мятежа на флоте в начале 1973 г., летом 1973 г. Пападопулос попытался легитимизировать режим путем постепенной «демократизации».

1 июня 1973 г. была упразднена монархия, и Пападопулос провозгласил себя президентом республики. Из старой политической элиты с ним согласился сотрудничать лишь Спирос Маркезинис, который и стал премьер-министром. Был снят ряд запретов, а роль армии в общественной жизни была существенно сокращена. Пападопулос намеревался сделать Грецию президентской республикой по модели голлистской Франции, однако стал терять поддержку в армейских кругах.

В ноябре 1973 г. в Афинском Политехническом университете развернулась студенческая забастовка под названием «Свободные осажденные» (Ελεύθεροι Πολιορκημένοι), которая приобретала все более и более угрожающий для правительства Пападопулоса характер. 17 ноября на территорию университета были введены войска, включая тяжелую технику, до сих пор нет точных данных о количестве погибших студентов.

Димитриос Иоаннидис, приверженец жёсткой линии среди полковников, использовал события в Политехнио для организации собственного переворота 25 ноября, в результате которого Пападопулос и премьер Маркезинис были отстранены от власти. Военное положение было восстановлено, генерал Гизикис стал президентом, а экономист Андрутсопулос главой правительства, хотя вся власть на самом деле осталась у Иоаннидиса.

Они объявили, что новый переворот был «продолжением революции 1967 года» и обвинили Пападопулоса в «отходе от идеалов революции 1967 года» и «в слишком быстром переходе к парламентскому правлению».

Откровенным поражением Иоаннидиса стала его кипрская авантюра. При его непосредственной поддержке 15 июля 1974 года на острове произошел военный переворот, в ходе которого организация ЭОКА-В свергла архиепископа Макариоса III, президента Кипра. На это Турция отреагировала введением войск на остров и оккупацией (после ожесточенных боев) его северной части. В этот момент Греция и Турция находились буквально на грани войны.

Стало очевидным, что Иоаннидис дискредитировал себя, а во многом и весь режим полковников. Президент Гизикис созвал политиков «старой гвардии», включая Панайотиса Канеллопулоса, Спироса Маркезиниса, Стефаноса Стефанопулоса, Евангелоса Аверова и других. Также удалось убедить Константина Караманлиса вернуться из Парижа, где тот находился в доброльной ссылке с 1963 г. Возглавленная Караманлисом партия «Новая демократия» победила на всеобщих парламентских выборах 1974 г.

Как это часто бывает в новейшей истории, еще слишком рано давать какие-либо оценки. Можно почти достоверно говорить о том, что шрам на теле греческого общества не зажил и до сих пор; раскол на левых и правых (пусть и в смягченном виде) до сих пор остается сущностью политического процесса в Греции, и сейчас это вновь Папандреу против Караманлиса — в Греции сильны традиции политических династий. Опрос «Kapa Research», опубликованный в авторитетной греческой газете «То Вима» показывает, что лишь чуть больше половины опрошенных (54,7%) считают, что режим был плохим или вредным для Греции, тогда как 20,7% полагают, что он был хорошим, а 19,8% уверены, что ни плохим, ни хорошим.

В 1999 году президент США принёс официальные извинения от имени правительства США за поддержку режима полковников, тем самым косвенно признав ответственность Вашингтона за переворот 1967 г.

См. также

Литература

  • А. А. Улунян «Ошибка полковника Пападопулоса: Крах идеи «сильной руки» и крушение системы «управляемой демократии» в Греции (1967-1974 гг.)», Институт всеобщей истории РАН, 2004 г. ISBN 5-94067-104-7
  • А. А. Улунян «После режима. Греция: от военно-политической системы к парламентской демократии (1974-1981 гг.)», Институт всеобщей истории РАН, 2005 г. ISBN 5-201-00489-X

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Режим "черных полковников" в Греции

21 апреля 1967 года был совершен военный переворот в Греции, в результате которого установился режим "черных полковников", продержавшийся до 23 июля 1974 года.

Приход к власти военных в Греции явился следствием многолетнего противостояния левых и правых политических сил, корни которого уходят в 1920-е годы и которое не прекращались даже во время немецкой оккупации в 1941-1944 годах. Способствовал успеху восставших офицеров и длившийся в стране на протяжении двух лет конституционный кризис, известный под названием "Апостасия-1965".

Тогда молодой король Константин II, взошедший на престол после смерти своего отца короля Павла в 1965 году, несогласный с ограничением его полномочий, отправил в отставку только пришедшее к власти правительство реформатора Георгиоса Папандреу.

Постоянные конфликты между королем и парламентом приводили к частой смене кабинета министров, а это вело к нестабильности в обществе. В начале 1967 года развитие политического кризиса в Греции достигло крайней остроты. Правительство было не в состоянии справиться с растущим недовольством, а оппозиционные силы не могли решительно повернуть развитие событий в нужную сторону.

В этой обстановке соотношение сил складывалось в пользу партий, выступавших за демократический путь развития. Опасаясь их победы на назначенных на 28 мая 1967 года парламентских выборах, королевский двор и лица, финансирующие его, готовились ввести военную диктатуру при помощи правых генералов, которые проявили нерешительность в отношении даты проведения переворота. Этим воспользовалась группа греческих офицеров среднего звена, возглавляемая полковниками Георгиосом Пападопулосом и Николаосом Макарезосом и генералом Стилианосом Паттакосом.

На рассвете 21 апреля 1967 года в греческую столицу были введены около 100 танков, которые заняли важнейшие пункты городской инфраструктуры, начиная с министерства обороны. Одновременно происходили точечные аресты ведущих оппозиционеров, а также и просто некоторых простых граждан, уличенных в симпатиях к левым. Одним из первых был арестован главнокомандующий греческой армией, который знал о заговорщиках. По сути, они убедили его присоединиться к ним, и главнокомандующий издал приказ о запуске плана действий ("План Прометей"), который был в черновом виде написан еще задолго до этих событий на случай коммунистической угрозы.

Наличие приказа, подписанного главнокомандующим, позволило заговорщикам управлять фактически всей греческой армией.

К утру следующего дня вся Греция была в руках полковников. Все ведущие политики, включая премьер-министра, были арестованы и помещены в одиночные камеры.

Военным удалось без особых проблем захватить власть, так как жители Греции устали от постоянных политических кризисов и связывали с ними надежды на установление стабильности.

Совершившие государственный переворот военные установили режим открытой военной диктатуры. По черному цвету мундиров и по военному званию лидеров, он был назван диктатурой "черных полковников". Хунта ввела чрезвычайное положение в стране, фактически ликвидировала институты демократии, запретила забастовки, собрания, установила строгую цензуру, были распущены все политические партии и ряд общественных организаций. Государственные чиновники назначались из военных, тысячи политиков были брошены в тюрьму, запрещалось слушать рок-музыкантов, поддерживать атеизм и социализм.

Король Греции Константин поначалу признал новое правительство, но вскоре понял, что он лишь марионетка в руках грозного врага и стал готовить контрпереворот, опираясь на силы ВМФ и ВВС Греции. Восстание началось 13 декабря 1967 года в порту Кавалы, но было подавлено. В результате высшие офицеры, лояльные монарху, были арестованы, а сам король вместе с семьей бежал в Италию.

Чтобы не повлечь новую волну протестов, военное правительство отказалось от немедленного отстранение короля от власти и демонстрировало преданность монархии. В декабре 1967 года премьер-министром Греции стал глава военной хунты полковник Георгиос Пападопулос, который в 1972 году в отсутствие короля был назначен регентом.

Правительство Пападопулоса разработало проект новой конституции страны, призванной узаконить режим военной диктатуры. На референдуме в сентябре 1968 года новая конституция получила одобрение, но парламент так и не был созван, а большинство обещаний относительно избирательных гарантий и предоставления гражданских свобод так и не были выполнены.

Диктатор Пападопулос постепенно снижал жесткость своего режима, проводя легкую "демократизацию". 1 июня 1973 года была упразднена монархия. Принятые в июле конституционные поправки преобразовали Грецию в "президентскую парламентскую республику". Пападопулос, ставший президентом республики, отменил чрезвычайное положение, освободил политических заключенных и сформировал кабинет министров исключительно из гражданских лиц.

Недолгий период смягчения режима подошел к концу в ноябре 1973 года, когда было жестоко подавлено войсками антиправительственное выступление студентов Политехнического института в Афинах.

Воспользовавшись этим, группа высших офицеров вооруженных сил под руководством Димитриоса Иоаннидиса, возглавлявшего военную полицию, 25 ноября 1973 года совершила новый военный переворот и отстранила Пападопулоса.

К власти пришли представители "жесткого" крыла военной хунты, выступавшие против какой-либо либерализации режима, за сохранение в стране военного правления. Президентом был назначен генерал Федон Гизикис. Вновь было введено чрезвычайное положение. Режим Иоаннидиса отличался репрессиями против несогласных с политическим курсом "черных полковников".

Одной из задач, которые поставили себе радикалы, было присоединение Кипра к Греции. Летом 1974 года правившая в Греции хунта осуществила переворот на Кипре. Это дало повод Турции, которая наряду с Великобританией и Грецией гарантировала независимость острова, начать вторжение на остров под предлогом защиты турко-кипрского меньшинства.

Правительство Греции вынуждено было перейти к мобилизации. Наличие у граждан оружия позволило греческим офицерам, приверженным демократии, потребовать от режима передачи власти гражданскому руководству.

23 июля 1974 года под угрозой приближения к Афинам армейского корпуса хунта была вынуждена передать управление государством гражданскому правительству.

1 августа 1974 года была вновь введена в действие конституция 1952 года, восстановлены гражданские права и гражданский контроль над армией. В сентябре 1974 года была восстановлена свободная деятельность политических партий. В октябре было отменено чрезвычайное положение. 17 ноября прошли парламентские выборы. 8 декабря состоялся референдум по вопросу о реставрации монархии. Население страны высказалось в пользу республиканского строя, король Константин был лишен престола.

В июне 1975 года была принята новая конституция, Греция была объявлена парламентской республикой.

Зачинщики путча 1967 года предстали перед судом летом 1975 года. Они были осуждены на смертную казнь за измену родине. Впоследствии это наказание было заменено пожизненным заключением.

Руководители хунты Стилианос Паттакос и Николаос Макарезос были освобождены из тюрьмы по состоянию здоровья в 1990 году, после того как выразили раскаяние в своих действиях. Макарезос скончался в 2009 году в возрасте 90 лет, а Паттакос — в 2016 году на 104 году жизни.

Главный лидер хунты Георгиос Пападопулос от амнистии при условии раскаяния в содеянном отказался. Он скончался от рака в 1999 году в возрасте 80 лет.

Димитриоса Иоаннидиса, который в первый раз попросил об амнистии в 2008 году после 33 лет проведенных в тюрьме, но отказался признать себя виновным в преступлениях, за которые был осужден, власти не согласились освободить. В 2010 году он скончался в возрасте 87 лет в одной из афинских больниц, куда его доставили из тюрьмы Коридаллос, где он отбывал пожизненное заключение.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Источник: РИА Новости 

www.pontos-news.gr

«Великая Греция» «черных полковников» - Русские Афины

 

***

История Греции ХХ века полна страстей и драматических событий. Отчасти так случилось потому, что еще со времен борьбы греков за независимость 1820-х годов большую роль в политической жизни страны играла армия. Легальные и нелегальные офицерские организации, недовольные властью, неоднократно инициировали военные перевороты в стране, устанавливая собственную диктатуру или передавая власть верным им гражданским политикам. Но если в первой половине ХХ в., особенно в межвоенный период, такой путь политического развития вряд ли можно считать уникальным, то после Второй мировой войны военная диктатура стала встречаться в Европе гораздо реже.

После освобождения от нацистской оккупации в Греции разразилась гражданская война (1946-1949), в которой поддерживаемое США и Великобританией афинское правительство нанесло поражение коммунистам. Возникший тогда режим трудно назвать демократическим: коммунисты и им сочувствовавшие, а также славянское население подверглось жестоким преследованиям, многие эмигрировали или погибли в концлагерях. Компартия и другие левые организации были поставлены вне закона, правительство жестко контролировало СМИ. Послевоенный режим не смог обеспечить необходимых стране темпов экономического роста – Греция оставалась одной из беднейших стран Европы – и это, в свою очередь, вело к росту напряженности в обществе.

Острый политический кризис разразился в середине 1960-х гг., когда к власти пришло центристское правительство Георгиоса Папандреу (дедушки современного политика). Он стремился поддержать средние слои и ограничить роль иностранного капитала в национальной экономике. Конфликт между премьер-министром и королем, с одной стороны, и вмешательство ЦРУ, поддерживавшего интересы американского бизнеса, с другой, привели к падению правительства Папандреу, на смену которому пришли однодневки, своей политической борьбой подрывавшие авторитет парламентского строя.

В обществе крепло желание видеть у власти правительство «твердой руки».

Этим воспользовались члены тайного Священного союза греческих офицеров. 21 апреля 1967 г. они вывели войска на улицы Афин, распустили парламент и взяли власть в свои руки. Так была установлена последняя в греческой истории военная диктатура, лидерами которой стали полковники Георгиос Пападопулос, Стилианос Паттакос и Николаос Макарезос. По черной форме офицеров госбезопасности противники режима называли его диктатурой черных полковников или хунтой, в коммунистических кругах это правительство окрестили неофашистским.

В отличие от большинства других греческих диктатур ХХ в., часто не имевших ни собственной политической программы, ни идеологии, «черные полковники» создали и то, и другое. Это позволило им продержаться у власти семь лет (1967-1974) и за это время провести в стране ряд преобразований, которые благотворно сказались на национальной экономике и финансах, демографической ситуации, системе образования, церковно-государственных отношениях. 

Идеология режима сочетала революционную риторику с традиционными ценностями.

События 21 апреля 1967 г. «полковники» называли революцией, себя – Национальным революционным правительством. Они всячески стремились подчеркнуть уникальность своей революции и одновременно – ее преемственность с национально-освободительной революцией 1821 года. Тогда греки получили государственную независимость. По мнению идеологов режима, 1821 год стал только началом освобождения греков, которое теперь предстояло завершить. Национальное возрождение должно было реализоваться в построении Великой Греции – экономически независимого и политически устойчивого государства, которое могло бы стать геополитическим центром не только для рассеянной по миру греческой диаспоры, но и для других народов и государств.

Для этого, прежде всего, было необходимо преодолеть глубокий духовный кризис греческой нации, вернуть утраченный греческий национальный дух. Сам Пападопулос и его единомышленники вполне ясно представляли себе его суть и стремились всеми средствами (СМИ, Церковь, система образования) донести ее до всех греков. Само понятие «национального духа» было заимствовано греческой общественной мыслью из европейской философии еще в эпоху романтизма, к началу ХХ в. греки уже понимали нацию вполне в европейском смысле, но все же подчеркивали ее уникальность: греческая нация существовала на стыке двух миров – Запада и Востока, не принадлежа ни к одному из них.

Во времена диктатуры Восток воспринимался враждебно и ассоциировался с коммунистическим СССР, Запад был олицетворением свободы, но не обладал достаточным потенциалом для всестороннего развития общества. Причина этого состояла в том, что Запад – наследник древнегреческой цивилизации – на самом деле, утратил многие ее ценности. Впрочем, прямой критики Запада греческая хунта избегала, опасаясь оказаться в изоляции.

Греческий национальный дух исключителен, поскольку основан на греко-христианском идеале. Этот идеал сочетает греческий образ мышления, связанный с ценностями древнегреческой цивилизации, с византийским православием. Греческому самосознанию приписывался патриотизм, скромность, уважение к законам, мужество и личная храбрость, гостеприимство и уважение к иностранцам. Главная социальная ценность греческого идеала – демократия. С точки зрения «полковников», Запад был демократичен только на словах: парламентская система защищает интересы отдельных групп, а не всего общества, частные интересы ставятся выше общественных.

Истинная демократия по своей природе консервативна, она призвана хранить традиции общества, а не разрушать их.

Идеологи режима объединяли всю греческую нацию во времени и пространстве: с доисторических времен до наших дней и во всех концах ойкумены. Они не отдавали предпочтения какой-то конкретной эпохе или государственному режиму. Естественно, отсутствовали и иностранные примеры для подражания. В этом «полковники» следовали традициям греческой консервативной общественной мысли, склонной идеализировать отдельных героев (Александр Македонский, Юстиниан), а не конкретные политические режимы.

Христианство внесло в греческий национальный идеал любовь к ближнему, милосердие, великодушие, воздержание. Западное общество, как полагали идеологи режима, утратило и эти ценности: существование западного человека превратилось в «сладкую жизнь», эгоистичное потребительство. Нетрудно заметить, что критика Запада греческими диктаторами, несмотря на их явный антикоммунизм, носила антибуржуазный характер. Возможно, на взгляды диктаторов повлияло и их происхождение – все они были выходцами из простого народа и сделали военную карьеру благодаря личным качествам.

Кроме того, христианство помогло окончательно оформить критерии самоидентификации греков, заложенные еще в античности. «Греками называются те, кто воспитан в нашей культуре», - сказал Исократ о Филиппе Македонском. Эта максима, закрепленная представлением о том, что «во Христе нет ни эллина, ни иудея», была прочно усвоена почти всеми направлениями греческой общественной мысли Нового времени. Расизм никогда не был популярен среди греков. «Полковники» не были исключением: они тоже полагали, что греком необязательно родиться. Им можно стать, усвоив греческий национальный идеал. Но верно и обратное: предатели национального идеала (например, коммунисты) автоматически вычеркивают себя из греческой нации.

Именно христианство придало греческому национальному идеалу принципиально новое качество. «Бог – филэллин», говорил Пападопулос. В его глазах христианские ценности были тесно связаны с православной Церковью, и он разделял представление некоторой части греческого духовенства о православии как национальной религии греков. Это представление никогда не формулировалось официально, но в действительности часть греческих священников и монахов уже в XIX в. считала, что истинное православие сохранилось только у греков, в то время как у остальных народов оно неправильное, искаженное.

Православие и Церковь вообще занимали большое место не только в идеологии режима, но и в его политической программе.

Церковь воспринималась как один из инструментов продвижения греко-христианского идеала, преодоления духовного кризиса и стала важным объектом государственных инвестиций: правительство не жалело денег на строительство церквей, особенно в приграничных районах со смешанным населением. В 1971 г., пышно отмечая 150-летний юбилей национально-освободительной революции, военный режим начал строительство храма Спасителя, который решили возвести еще в 1829 г. участники революции в благодарность Господу за свое освобождение. Однако 150 лет в казне не находилось денег для реализации этого проекта.

Режим «полковников» провел крупнейшую с 1830-х гг. реформу церковно-государственных отношений: духовенство получило статус государственных служащих, который давал гарантированное жалованье и социальный пакет. До этого доход священнослужителей складывался только из приношений столь же бедных прихожан.

Кроме того, диктатура укрепила и духовные основы Церкви.

К тому времени тон в греческом богословии задавали университеты, профессура которых находилась под большим влиянием западных конфессий. Положение стало меняться, когда военный режим поднял зарплаты в вузах и пригласил на кафедры специалистов из числа греков диаспоры. Тогда на богословские факультеты приехали преподаватели, воспитанные в традициях Русского богословского института в Париже. В свою очередь Церковь была вынуждена согласиться на ужесточение внутрицерковной дисциплины и усиление государственного вмешательства в ее дела. И все же, Пападопулос стал первым в истории премьер-министром, удостоенным высшей церковной награды – Креста Св. апостола Павла, основателя христианства в Греции.

«Полковники» пытались преодолеть духовный кризис не только с помощью Церкви, но и посредством реформирования СМИ и системы образования.

После гражданской войны деятельность греческих журналистов и так находилась под жестким контролем правительства. Военный режим потребовал от них прекратить распространять чуждые национальному идеалу западные ценности и воспитывать массы в греко-христианском духе.

Огромное внимание уделялось и системе образования, ее воспитательной роли. В школе, которая и ранее полностью контролировалась государством, были пересмотрены учебные программы по гуманитарным дисциплинам: история, география, родной язык и литература теперь преподавались в соответствии с идеологией режима. Появился специальный предмет, посвященный революции 21 апреля. Среди других мер военного режима – строительство новых школьных зданий и университетских городков, повышение зарплат учителям и преподавателям высших и средних специальных учебных заведений при одновременном снижении нагрузки, создание школ-интернатов для одаренных детей. Обучение в вузах стало бесплатным, как и учебники на всех ступенях образования. Эти реформы позволили решить остро стоявшую перед страной проблему нехватки собственных квалифицированных кадров, заложили основы ориентированного на государство среднего класса, который в будущем станет источником социальной стабильности в стране.

Несмотря на свою уникальность, идеология «черных полковников» была чем-то похожа на идеологии ряда других современных ей  авторитарных режимов.

Попытка освободиться от иностранного влияния перекликается с антиколониализмом Насера в Египте и джамахирией Каддафи в Ливии, опора на традиционные христианские ценности – с франкизмом в Испании и «новым государством» Салазара в Португалии. И все же, это был единственный случай не только в греческой, но и в целом – в европейской истории, когда военная диктатура строила свою идеологию, опираясь на православие.

США, которые в свое время способствовали военному перевороту в Греции, быстро разочаровались в «полковниках».

Вместо марионеток американцы получили самостоятельный политический режим, ориентированный на укрепление национального государства. Поэтому США инициировали международную кампанию против «полковников» и добились их международной изоляции. Затем при помощи Великобритании они спровоцировали политический кризис вокруг чрезвычайно болезненного для греков кипрского вопроса, что привело к падению диктатуры. Греция вернулась на либерально-демократический путь развития, получив в наследство от диктатуры окрепшую национальную валюту, существенно выросший уровень жизни населения, модернизированную транспортную инфраструктуру, современную систему образования. Из маргинальной нищенки Греция превращалась в респектабельную европейскую страну, которую можно было пустить в ЕЭС.

Лидеры же военной диктатуры были обвинены в государственной измене и оказались в тюрьме. Там Пападопулос, до конца дней сохранивший верность своим убеждениям, создал партию Национальный политический союз, в которой начинали свою карьеру будущие активисты современных ультра-правых сил.

Об авторе: Ольга Петрунина

Доктор исторических наук, доцент исторического факультета МГУ, специалист по истории Греции XVIII – ХХ веков, автор книги «Греческая нация и государство в XVIII -XX в.: Очерки политического развития» (М., 2010)Первичная публикация politconservatism.ru

rua.gr

Свержение хунты "черных полковников" в Греции. Историческая справка

11:5523.07.2009

(обновлено: 12:01 23.07.2009)

57510

23 июля 1974 года, 35 лет назад в Греции была свергнута хунта так называемых «черных полковников». Страной стало управлять гражданское правительство.

23 июля 1974 года, 35 лет назад в Греции была свергнута хунта так называемых «черных полковников». Страной стало управлять гражданское правительство.

Военный переворот в Греции, положивший начало правлению хунты т. н. «черных полковников», произошел 21 апреля 1967 года.

Приход к власти военных в Греции явился следствием многолетнего противостояния левых и правых политических сил, корни которого уходят в 20-е годы ХХ века и которые не прекращались даже во время немецкой оккупации. Способствовал успеху восставших офицеров и длившийся в стране на протяжении двух лет конституционный кризис.

Организаторами переворота стали полковники Георгиос Пападопулос и Николаос Макарезос и генерал Стилианос Паттакос. В греческую столицу были введены около 100 танков, которые заняли важнейшие пункты городской инфраструктуры, начиная с министерства обороны.

Более 5 тысяч политических противников военных были арестованы. Деятельность всех политических партий была запрещена. На большей части территории страны действовало чрезвычайное положение.

В декабре 1967 года король Греции Константин II попытался устроить контрпереворот, но не добился успеха и был вынужден покинуть страну. В отсутствие короля в 1972 году регентом был назначен Георгиос Пападопулос.

Пападопулос постепенно снижал жесткость своего режима, проводя легкую "демократизацию". 1 июня 1973 года была упразднена монархия, и Пападопулос провозгласил себя президентом Греческой республики.

Недолгий период смягчения режима подошел к концу в ноябре 1973 года, когда было жестоко подавлено войсками антиправительственное выступление студентов Политехнического института в Афинах. Воспользовавшись этим, группа высших офицеров вооруженных сил 25 ноября 1973 года совершила новый военный переворот и отстранила Пападопулоса от власти. К власти пришли представители "жесткого" крыла военной хунты, выступавшие против какой-либо либерализации режима, за сохранение в стране военного правления. Президентом был назначен генерал Федон Гизикис. Вновь было введено чрезвычайное положение, восстановлены закрытые концлагеря, введена жесткая цезура печати.

Одной из задач, которые поставили себе радикалы, было присоединение Кипра к Греции. Летом 1974 года правившая в Греции хунта осуществила переворот на Кипре. Это дало повод Турции, которая наряду с Великобританией и Грецией гарантировала независимость острова, начать вторжение на остров под предлогом защиты турко-кипрского меньшинства.

Правительство Греции вынуждено была перейти к мобилизации. Наличие у граждан оружия позволило греческим офицерам, приверженным демократии, потребовать от режима передачи власти гражданскому руководству.

23 июля 1974 года под угрозой приближения к Афинам армейского корпуса хунта была вынуждена передать управление государством гражданскому правительству.

1 августа 1974 года была вновь введена в действие конституция 1952 года, восстановлены гражданские права и гражданский контроль над армией. В сентябре 1974 года была восстановлена свободная деятельность политических партий. В октябре было отменено чрезвычайное положение. 17 ноября прошли парламентские выборы. 8 декабря состоялся референдум по вопросу о реставрации монархии. Население страны высказалось в пользу республиканского строя, король Константин был лишен престола.

В июне 1975 года была принята новая конституция, Греция была объявлена парламентской республикой.

Зачинщики путча 21 апреля 1967 года предстали перед судом летом 1975 года. Они были осуждены на смертную казнь за измену родине. Впоследствии это наказание было заменено пожизненным заключением.

Руководители хунты Стилианос Паттакос и Николаос Макарезос заявили, что раскаиваются в содеянном, и были освобождены из-под стражи в 1990 году.  Главный лидер хунты Георгиос Пападопулос от амнистии при условии раскаяния в содеянном отказался. Он скончался от рака в 1999 году в возрасте 80 лет.

Димитриосу Иоаннидису, единственному из живущих ныне "черных полковников", кто не стал раскаиваться во вмененных ему преступлениях, греческий суд отказал в прошении о помиловании в сентябре 2008 года.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости, "Ежегодника БСЭ" (1974 г) и открытых источников

ria.ru


Смотрите также