Фермопилы на карте греции


Фермопилы и место битвы 300 спартанцев в наши дни

В 480 году до нашей эры небольшой отряд воинов спартанского царя Леонида вместе с союзниками из других греческих полисов несколько дней успешно противостоял двухсоттысячной армии персов Ксеркса I. Защитники Греции удерживали вход в узкое ущелье Фермопилы, ведущее вглубь Греции. Вот как это место выглядит сейчас.

Памятник на месте сражения. Надпись на стеле призывает каждого проходящего остановиться почтить память героев

Фермопильское ущелье находится на востоке Греции, на побережье Эгейского моря в районе города Ламия. Узнать это место сейчас достаточно сложно, рельеф местности за прошедшие 2.5 тысячи лет серьезно изменился. Море, подходившее к ущелью вплотную, отступило на несколько километров, сейчас здесь наблюдается долина. Фактически исчезло и само ущелье - теперь это полоса в несколько километров, разделяющая береговую линию и горы.

Карта сражения

Сейчас по месту ущелья и вдоль всего залива проходит автомобильная магистраль, соединяющая Лариссу, город в Фессалии, и Афины. Кстати, жители Фессалии в той войне выступали на стороне Персии.

С другой стороны трассы на ближайший холм ведет узкая дорожка, здесь находился штаб греков

С холма, откуда осуществлялось руководство греками, отлично видна местность, занятая персами. Лагерь персов стоял у зеленого холма в центре фотографии

Вид на монумент

В античные времена на этом месте был небольшой городок Анфела

Если, не доезжая до места битвы 1 км, свернуть в горы на дорогу на Дельфы, то со здешних высот отрывается прекрасный вид на всю долину

Когда-то вся эта равнина была покрыта морем..

Узкая морская полоса виднеется далеко вдали

Битва при Фермопилах произошла 10 годами позже битвы при Марафоне, когда афиняне разбили высадившиеся войска персидского царя Дария. Его сын Ксеркс решил повторить поход на Грецию и собрал огромную по тем временам армию. Большинство греческих городов признали власть Ксеркса и отказались от войны с ним, остальные же собрали войско в 5-7 тысяч и выступили к Фермопилам, чтобы перекрыть персам проход к южной Греции. Греческие гоплиты, хорошо защищенные воины с длинными копьями, имевшими оборонительный строй в виде фаланги, легко удерживали узкий проход, неся небольшие потери. Однако после 2 дней битвы, когда персы потеряли несколько десятков тысяч воинов, среди местных жителей нашёлся предатель, который показал обходную горную тропу. Персы обошли войска греков и ударили оставшимся воинам под предводительством царя Леонида в спину. Те, кто остался биться насмерть - погибли, включая и всех спартанцев. Но годом позже уже объединенная армия греков наголову разбила войска Ксеркса при Платеях, так и не дав последним завоевать Пелопоннес.

Кстати, "Спарта" - это гораздо более позднее название города, откуда пришли спартанские войны. В те времена город называл "Лакедемон", и литера "Л" на щитах воинов - обозначение настоящего названия воинственного полиса.

think-head.livejournal.com

Фермопилы - Мои путешествия

Безжалостной орды тяжёлый шаг,Поныне слышен в дерзких Фермопилах,С тех пор, как испытал глумливый враг,Спартанскую недюжинную силу.

Сухой кустарник умирал в пыли дорог,А Человек держался выше смерти,Пытливый странник, несмотря на долгий срок,Прочтёт посланье в каменном конверте.

"Пойди же, возвести в Лакедемон,Что с честью мы простились с белым светом.В надежде, что не станет вражий трон,Здесь властвовать в ущерб святым заветам".                                                     Мхитарян Эдуард

Весной 480 г. до н. э. персидское войско переправилось через пролив Геллеспонт (Дарданеллы) из Азии в Европу. Ксеркс лично возглавил новое вторжение в Элладу. Владыке империи Ахеменидов удалось собрать для этой цели огромные силы.Полчища Ксеркса наводнили Фракию, Македонию и вторглись в греческую Фессалию. Фессалийские города в подавляющем большинстве добровольно сдались персам.Греческим полисам – членам Эллинского союза пришла пора незамедлительно занимать оборонительные рубежи. Первоначальный план предполагал сдержать натиск персов в ущелье Темпе (на севере Фессалии). Однако от этого замысла пришлось отказаться из-за проперсидской позиции фессалийцев. В качестве нового места для защитного рубежа был выбран Фермопильский проход, являвшийся естественной границей между Северной и Средней Грецией.Вот свидетельство Геродота: "Царь Ксеркс разбил свой стан у Трахина в Малийской земле, эллины же - в проходе. Место это большинство эллинов зовет Фермопилами, а местные жители и соседи называют его Пилами. Так, оба войска стояли друг против друга в этих местах".Персидский лагерь располагался в Трахинийской равнине. За 2500 лет рельеф очень изменился за счет аллювиальных наносов рек. Сейчас ширина Фермопильского прохода от 1,5 до 5 км. В древности расстояние между горами и морем составляло около 60 шагов. В том месте, где проходило сражение 300 спартанцев, ширина не превышала 16-20 метров.

Конечно, воинов было не 300, а более 7500 греков под командованием царя Леонида. Однако это было песчинкой для персидского войска из 250 тысяч воинов. Греческое войско было довольно пестрым по своему составу. Царь Леонид отобрал 300 отборных спартанских воинов, у которых уже были дети, дабы ни один спартанский род не прервался в случае гибели воина. Когда Леонида уговаривали взять с собой около 1000 воинов, он сказал: «Чтобы погибнуть, хватит и 300, а чтобы победить, мало и 1000 воинов».Леонид в Фермопилах. Картина Ж.Л.Давида 1814г.

В самом узком месте ущелья они воздвигли свои укрепления. Царь Леонид знал о тайной тропе, которая могла привести сюда врагов из Трахинийской равнины. Он оставил там 1000 человек своих воинов для охраны этой территории. Основная же часть греческого войска заняла самое узкое место Фермопильского ущелья.Персидский царь Ксеркс, прибыв сюда, в первую очередь посылает конную разведку. Персидский разведчик буквально въехал в лагерь греков и удивился тому, что на него никто не обратил внимания. Небольшое количество спартанцев, которых он увидел, продолжали заниматься повседневными занятиями: одни точили оружие о камни, другие выполняли гимнастические упражнения, третьи расчесывали свои длинные волосы, которые не стригли после важной для спартанцев победы в 495 году до нашей эры.Когда разведчик вернулся, он рассказал царю о малом количестве греков. В то время бывший спартанский царь Демарат служил советником персидского царя. Однажды он был выдворен из Спарты благодаря кляузе брата царя Леонида, якобы царь Демарат незаконнорожденный. От обиды он ушел из Спарты и перешел на сторону персов. Так вот, он предупредил царя Ксеркса, чтобы тот не расслаблялся, ибо разведчик видел самых сильных и смелых воинов на всей территории Греции. Через несколько дней царь Ксеркс предлагает грекам сдаться с условием оставить всех в живых. На что царь Леонид отвечает своей известной фразой: «Приди и возьми сам» - ( Μολὼν λαβέ).Один из жителей близлежащего городка рассказывает спартанцам, что персов такое великое количество, что, если они одновременно выпустят все стрелы, то эти стрелы затмят солнце. Один из спартанцев произносит историческую фразу: «Что ж, наш друг из Трахина принес нам прекрасную весть. Если стрелы, выпущенные варварами, затмят солнце, то мы будем сражаться в тени, когда вокруг стоит такая жара». Стоял август месяц. Фермопилы (горячие ворота) – это одно из жарких мест Греции за счет жары и за счет двух термальных источников, расположенных у подножия горы.

Первая атака не дала результатов, предупреждение Демарата подтвердилось. Греки обороняли узкий проход, где невозможно было развернуть ни кавалерию, ни колесницы, ни стрелков, чем славились персы. Греческие шеренги в таком узком проходе были необоримы. К концу первого дня персы понесли великие потери, потери спартанцев составили 3 человека. Второй день тоже не принес персам успеха, хотя в бой были брошены отборные части «бессмертных» – личной гвардии царя Ксеркса.

Причем, спартанцы во второй день применили нестандартную тактику отступления. Когда они отступали по узкому пространству Фермопильского прохода назад, очень тесно сомкнув щиты, персам пришлось растягивать своих воинов в погоне за греками.

Греки атаковали и истребляли огромное количество персов. Царь Ксеркс пригорюнился и подумал, было, отступить, но помог случай. В лагере персов появляется человек из Фессалии. Фессалия, как известно, настроена против южных греков. Он указывает царю тайную Анапейскую тропу, которая приводит прямо в тыл царя Леонида. Обрадованный Ксеркс отправляет корпус «бессмертных», и на рассвете третьего дня сражения они сталкиваются с отрядом греков, которые охраняли проходы с Анапейской тропы. Поскольку персы были предупреждены, что тропу охраняют не спартанцы, они легко сбросили их с горы и послали царю Леониду гонцов, которые сообщили, что позиция у Фермопил, практически потеряна. Однако царь Леонид решает остаться со спартанцами, уцелевшими к третьему дню сражений, а остальным воинам он приказывает уйти. Отправляется сообщение и греческому флоту, чтобы они отошли, так как Фермопилы практически потеряны. Несколько частей греческой армии не подчинились приказу царя, остались со спартанцами и приняли последний бой. Все спартанцы и многие другие воины были уничтожены, когда последнее требование о сдаче было отклонено. Фиванцы подняли руки и сдались, впоследствии были обращены в рабство. Павших эллинов похоронили на том же холме, где они приняли последний бой. На могиле поставлен камень с эпитафией поэта Симонида Кеосского:«Путник, пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне,Что, их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли».

Ещё перед началом войны дельфийский оракул предсказал, что в ходе войны погибнет либо вся Спарта, либо один из её царей:«Ныне же вам изреку, о жители Спарты обширной:Либо великий и славный ваш град чрез мужей-персеидовБудет повергнут во прах, а не то — из Гераклова родаСлёзы о смерти царя пролиёт Лакедемона область»2500 лет спустя, при помощи археологических раскопок, удалось установить подобности сражения.Так сейчас выглядит место сражения.

Монумент, посвященный подвигу 300 спартанцев установлен на месте битвы.

Царь Леонид держит копье верхним хватом, как держали копье в боевом положении перед сражением в плотном строю, который называется фалангой.

Слева и справа – мраморные фигуры символически изображают горную гряду Тайгетус и речку Эвротас, символизирующие спартанское государство.

Буква на щите царя Леонида означает «спартанское государство».

На рельефе изображено сражение при Фермопилах, а на венках имена участников битвы.

Этот памятник был установлен в честь 700 феспийцам, которые тоже участвовали в сражении при Фермопилах.

Обороняясь, они погибли вместе с 300 спартанцами и разделили их судьбу. Обнаженный мужской торс – это изображение Бога Эроса. Ему поклонялись в городе Феспии, который выставил 700 воинов для участия в сражении.

Левое крыло – символ подвига, совершенный феспийцами, правое обломанное крыло – символ трагизма подвига. Отсутствие головы – символ безымянности и неизвестности этого подвига: все знают о 300 спартанцев, но никто не помнит о 700 феспийцев.

Сейчас с этого места открывается долина, которая сформировалась за счет аллювиальных наносов, и лишь вдали видна синяя полоска Малийского залива Эгейского моря.Этот памятник отражает значение этого сражения, которое до сих пор изучают в военных академиях, как хрестоматийный пример того, когда удобную позицию можно долгое время успешно удерживать небольшими силами против противника, который обладает подавляющим численным преимуществом.После сражения царь Ксеркс приказал отрубить Леониду голову, а тело его прибить к палубе своего корабля. Спустя 40 лет после гибели царя Леонида, его останки были перезахоронены на территории Спарты. А 600 лет спустя после его гибели, путешественник 2 века нашей эры Павсаний рассказывает о тех играх, которые проводились в Спарте в честь царя Леонида. Память об этом герое не умирала на протяжении всей античной эпохи и в эпоху римского завоевания в том числе.Что касается царя Ксеркса, то такой поступок с телом царя Леонида был нестандартным. Персы умели ценить чужую доблесть и отвагу. Однако потеря 20000 воинов и гибель двух братьев Ксеркса в сражении против 2-4 тысяч погибших греков – это те причины, которые буквально взбесили царя и заставили его пойти на такой низкий и святотатственный поступок.Несмотря на то, что сражение при Фермопилах было проиграно, и персы захватили Афины, сам пример использования преимущества ландшафта при обороне дал грекам уверенность в своих силах. И победы не заставили себя ждать. Через 3 недели после фермопильского сражения греки одержали победу при Саломине. А через год греки одержат решающую победу над персами при Платеях.331 год до нашей эры – это конец существования Персидской Державы, вечного врага Эллинской культуры.В продолжении знакомства с античной Грецией наш путь лежал к Дельфам.

Новые Дельфы находятся высоко в горах, на высоте 700 метров над уровнем моря на подступах к древним Дельфам.Самая большая в Греции плантация оливок – 5 миллионов деревьев находится в районе городка Амфиса.

Всего в Греции произрастает около 120 миллионов. Год назад здесь бушевал пожар и уничтожил несколько десятков тысяч оливковых деревьев. Численность городка не превышает 18 тысячи человек, из которых зимой многие уезжают подзаработать.Весной 338 года до нашей эры жители этого города распахали территории, которые принадлежали дельфийскому оракулу. В те времена такого рода поступок расценивался, как жесточайшее святотатство. Дельфийский оракул – это самый крупный религиозный центр и священное место в древней Греции. Этот дельфийский союз греческих городов и племен существовал с 8 века до нашей эры. 12 городов Греции и южной Фессалии объединились, чтобы защитить это религиозное святилище. Это была первая попытка раздробленных греческих племен собраться в какое-то надгосударственное образование. Греческая нация на протяжении всей своей истории была раздробленной. Даже сегодня греки разношерстны по своим мировоззренческим и политическим убеждениям. В древние времена это было еще более подчеркнуто. Каждый «сам себе Сократ». Создавая союзы на религиозной и культурной основе, преодолевались все разногласия.Рост влияния Македонии в греческом мире на тот момент было существенным. Главным защитником священных Дельф был македонский царь Филипп 2, отец Александра Македонского. В результате город за этот проступок подвергся нападению, был разрушен, его владения были разделены между другими городами, часть была отдана Дельфийскому религиозному центру. На этом Филипп 2 не остановился, он захватил некоторые города южной Греции. Против Филиппа образуется антимакедонская коалиция, которая в результате была разгромлена Филиппом 2. Таким образом, Филиппу 2 впервые в истории удается объединить Македонию и Фессалию в единое надгосударственное образование. Это были долгоидущие последствия четвертой священной войны. Войны объявлялись в случае нарушения паритета древних Дельф. Первая Священная война началась в 6 веке до нашей эры против города Криса.Это небольшой городок расположен на пути к Дельфам у подножия горы.

Жители этого города решили брать подати со всех паломников, которые приходят за предсказаниями в Дельфы. Это и было причиной войны, учитывая, что, подчас, проходили довольно богатые караваны. Например, в 547 году до нашей эры царь Крез направил посланников в Дельфы, чтобы узнать, стоит ли ему начинать военные действия против Персидской Империи, которое на тот момент набирало силу. Между двумя враждующими армиями находилась в качестве границы речка Галис, и вопрос Креза заключался в том, стоит ли пересекать ли эту реку.Для получения пророчества он посылает в Дельфы большой караван верблюдов, груженый золотом. Один из множества предметов – это огромная золотая фигура льва на подиуме из белого золота. Только фигура льва из чистого золота весила 250 кг. Пророчество, которое получил Крез, было следующим: «Если пересечешь речку Галис, то ты разрушишь Великое Царство». Однако дельфийский оракул не уточнил, что же за царство будет разрушено. А это великое царство оказалось царством самого Креза. Соответственно, война, которую он начал, стала для него губительной. А его царство вошло в состав Персидской Империи.Итак, война была завершена к 585 году до нашей эры, город Крис был разрушен, территории поделены, а Криссейская равнина была отдана Дельфийскому религиозному центру. В честь победы в Первой Священной войне были учреждены спортивные соревнования дельфийских игр, которые устраивались в Дельфах в честь Бога Аполлона. Сначала устраивали только соревнования в искусстве пения под аккомпанемент кифары, одного из священных инструментов Бога Аполлона. После Первой Священной войны вводятся спортивные соревнования по борьбе и кулачному бою. А на территории Криссейской равнины проводились конные скачки. Первые игры такого рода были проведены в 592 году до рождества Христова.По этой территории проходит сектор водопровода, который снабжает водой город Афины с 1979 года. Столица Греции всегда страдала от недостатка живительной влаги. На западе Греции протекает река Морнес. Сначала было создано искусственное озеро площадью 15,5 квадратных км. путем отвода от реки. Длина водопровода, который был проведен, составляет 188 км, 15 тоннелей имеют протяженность 75 км. Техническое решение этого водопровода является уникальным в том, что на некоторых участках вода течет при создаваемом напоре снизу вверх.Новые Дельфы такой малюсенький городок, что автобус еле уместился, чтобы высадить нас. Да и гостиницы нам надо было целых две.

Криссейская долина, названная в честь города Криса и берег Коринфского залива, как на ладони.

Наутро предстоит встреча с дельфийским оракулом! Приглашаю и вас.

krisandr.livejournal.com

Карта Фермопилы / Travel.Ru / Греция

Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

8 правил выживания в постсоветском отеле

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила России

Виза в США - так ли это страшно?

Документы для биометрического паспорта

guide.travel.ru

Битва при Фермопилах (Connolly P.) — Римская Слава

Защита Греции

Перед лицом нашествия Афины и Спарта забыли о своих противоречиях. Афины даже решились отдать все свои вооруженные силы, как корабли, так и людей, под командование Спарте. Было решено остановить персидскую армию в Темпейской долине, узком проходе у южного отрога горы Олимп. Еще до того как персы пересекли Геллеспонт, там было размещено войско в 10 000 гоплитов. Несомненно, что они смогли бы удержать узкие проходы к югу и западу от горы Олимп. Однако в силу каких-то причин, возможно, потому, что войскам не хотелось сражаться так далеко от дома, эта упреждающая позиция была оставлена. Геродот предполагает, что армия отступила, поскольку в той местности действовали тайные пособники персов, и южные греки полагали, что уже не могут доверять своим северным союзникам. По словам Геродота, греки также опасались, что персидский флот может обойти их и высадить войска дальше по побережью. Поскольку побережье было велико, греческий флот не мог гарантировать, что не допустит подобных действий со стороны персов. Возможно, что это и послужило главной причиной отступления.

 

Рис. 1Изображение Фермопильского прохода — таким, каким он мог быть в V в. до н.э. Лагерь персов располагался на равнине слева. Фокийская стена обозначена буквой А. Место, где произошло последнее сражение спартанцев, — буквой В.

 

Фессалия была оставлена, и это серьезно сказалось на союзниках. Многие из северных городов были уверены, что Спарта в действительности собирается удерживать только Коринфский перешеек. На самом деле, этого мнения придерживались многие пелопоннесцы. В результате большинство северных городов решило подчиниться персам. Для того чтобы остановить их бегство, было наконец решено занять Фермопильский проход — место, название которого позднее стало символом героизма.

Горы в Фермопилах подходят близко к морю, оставляя только два возможных пути на юг — один вдоль берега, а другой, чрезвычайно сложный, через горы. Сегодня между морем и горами расположена болотистая равнина, которая образовалась из-за наносов реки Сперхей, однако в V в. до н.э. там существовал только узкий проход. Эти горы, Каллидромонский хребет, тянутся вдоль побережья с востока на запад и в трех точках подходят очень близко к морю. Первое из этих мест, западный проход, расположено в самом начале пути. По словам Геродота, дорога там была настолько узка, что едва хватало места для одной повозки. Сами горы там еще не слишком высокие, и через них можно было легко пройти. После западного прохода путь расширялся, и там было расположено древнее поселение Анфела. Через два с половиной километра находилось селение Фермопилы, названное так в честь горячих источников, которые все еще существуют и в наши дни. Из-за того, что в воде источников содержится карбонад кальция, скалы вокруг них покрыты жесткой серой коркой. Над Фермопилами возвышается гора Застано высотой около километра, с которой можно контролировать среднюю часть прохода — выдающийся в море неподалеку скальный выступ. Вдоль этого выступа была стена, которая доходила до самых болот. Ее когда-то выстроили фокийцы для того, чтобы остановить вторгшихся в их страну малийцев. Тому, кто хотел бы обойти эту стену, пришлось бы перейти через гору Застано. Далее, примерно через три километра, располагается третья узкая точка прохода. Там, на уступе, обращенном в сторону болот, находилось древнее поселение под названием Альпены. Горы там низкие и легкопроходимые.

Как уже говорилось, существовал другой — крутой и опасный — путь, ведущий в центральную Грецию. Он находился на западном конце горной цепи. Эта дорога шла вдоль реки Асоп, которая протекала через скалистое ущелье. В наши дни здесь есть железная и шоссейная дороги — первая проходит сквозь туннель, пробитый в западной стене ущелья, а вторая взбирается на восточные холмы, а затем бежит по горам над ущельем. Путь здесь стерегла древняя крепость Трахин, построенная на скалистых утесах, обращенных к западной стороне теснины. При наличии ожесточенной и хорошо организованной обороны вряд ли нашелся бы военачальник, который рискнул бы попытаться пересечь горы в этом месте.

 

Рис. 2Фермопильский проход — так, как можно его увидеть с места «последнего рубежа». Слева видны утесы горы Застано, возвышающиеся над Фермопилами почти на тысячу метров. В древности береговая линия проходила сразу за современной дорогой, той, что справа.

 

Неподалеку от побережья расположен остров Эвбея. Он очень длинный, простирается на 175 км с северо-запада на юго-восток и отделен от материка только узким проливом. Здесь греческий флот мог в отличие от первоначального расположения в Темпейской долине помешать персам миновать греческую армию морем. Так выглядело место, которое греки выбрали для того, чтобы остановить персидское вторжение.

Греки выслали авангард, задачей которого было подготовить позиции до подхода основных сил. Клеомен погиб семью годами раньше, и царем Спарты стал его младший брат Леонид. Именно он с отрядом из трехсот лучших спартанских воинов, которых именовали гиппеями, поспешил занять проход.

Вместе со спартанцами пришли 2 800 пелопоннесцев, однако надпись на памятнике, установленном в честь погибших в этой битве греков (его видел Геродот), сообщает о 4 000 — на 900 человек больше, чем он сам перечислил; возможно, что сюда включили также илотов, которые всегда сопровождали армию спартанцев.

По мере того как спартанцы продвигались на север, к ним присоединились 700 феспийцев и 400 фиванцев. Затем армия пополнилась тысячей фокийцев и всем ополчением, которое смогли предоставить локры. Отряды действовали под командованием своих собственных военачальников, которых именовали стратегами.

Греческие гоплиты использовали копье примерно в 2,5 м длиной, что предоставляло им некоторое преимущество перед персами. У гоплитов был также круглый щит, 80—90 см диаметром, панцирь, шлем и поножи. Они носили меч, которым пользовались только в случае утраты копья. Гоплиты воевали в строю, который назывался фаланга и состоял примерно из восьми шеренг. Такая фаланга состояла, возможно, из единиц по 100 человек каждая (они назывались лохи, lochoi), которые, в свою очередь, делились на четыре подразделения, каждое из которых состояло из трех групп по восемь воинов, находившихся под командованием младших командиров. Военачальник, распоряжающийся такой группой, обычно сражался в первом ряду. Эта система могла слегка варьироваться в разных государствах, а спартанцы к тому же усложнили дело, поскольку называли словом «лох» пять главных подразделений своей армии. Воинам, которые присоединились к Леониду в Фермопилах, сказали, что спартанцы — только головной отряд армии. Дойдя до места, войско разместилось у центрального прохода, рассчитывая получать съестные припасы из селения Альпены, расположенного у восточного прохода. Затем они начали восстанавливать древнюю стену, построенную фокийцами. Как раз перед Второй мировой войной археологи вели там раскопки, но обнаружили остатки древней стены только на самой верхушке гряды. Стена начиналась башней, а затем зигзагообразно спускалась вниз с горы. Она, видимо, шла поперек всего прохода и оканчивалась другой башней, у болот. Рядом с той из башен, что находилась у вершины, была узкая тропа, а Геродот упоминает о том, что таких троп существовало несколько. На вершине горы разместился отряд в 1 000 фокийцев, который должен был помешать персам обойти позиции спартанцев по долине Асопа.

 

Рис. 3Карта центральной Греции, показывающая театр военных действий. Главные дороги обозначены бледно-желтым.

 

Объединенный греческий флот, который состоял из 271 триеры, тем временем стал у мыса Артемисий, что находится на северном конце Эвбеи. Афинянам принадлежало 127 кораблей. Несколько позже к Артемисию отправились еще 80 триер, из которых 53 были афинскими, — эти суда находились в резерве и предназначались для того, чтобы не дать персидскому флоту обойти остров. Затем число триер увеличилось еще больше за счет кораблей из греческих колоний в Италии и с островов, попавших под владычество персов. Таким образом, у Артемисия собралось 386 кораблей, из которых почти половина принадлежала Афинам.

Соединенным греческим флотом также командовал спартанец, Еврибиад, но у флота каждого отдельного государства был свой собственный флотоводец. Так, афинянами руководил хитроумный Фемистокл, которому отчасти был обязан появлением сам афинский флот.

Поскольку греческий флот шел быстрее, чем сухопутные силы, он, видимо, занял свою позицию у Артемисия незадолго до того, как воины достигли Фермопил. Сейчас достаточно точно установлено место, где располагался храм Артемиды, в честь которого Артемисий получил свое имя. Оно совпадает с часовней Святого Георгия на холмах между Асмини и Курбатси. Местом стоянки греков мог быть широкий пляж в заливе Певки, который для этого прекрасно подходил. К западу от Певки простирается плоский песчаный берег, идущий вдоль всего северного побережья Эвбеи. Места там вполне хватило бы, чтобы вытащить корабли на берег, расположив их в один ряд. Наблюдательные посты разместились на холмах, и один из них был почти наверняка расположен у мыса Артемисий, в десяти километрах от залива Певки. Другой размещался на острове Скиаф, в четырех километрах от мыса Магнесия. Поскольку персидский флот плыл на юг, для того чтобы войти в Эвбейский пролив, ему пришлось бы пройти между Скиафом и материком. Заметив приближение персов, пост на Скиафе должен был зажечь сигнальный огонь, а пост у мыса Артемисий — передать это сообщение флоту в заливе Певки. На тот случай, если подать сигнал оказалось бы невозможным, у острова Скиаф дежурили три корабля.

Для того чтобы поддерживать сообщение между морскими и наземными силами, греки отрядили два легких корабля — один располагался в Певки, а другой у Фермопил. Таково было расположение греческих сил, которое они заняли, ожидая прихода персов.

Вторжение Ксеркса в Грецию

Армия и флот Ксеркса находились в это время в городе Ферма (совр. Салоники). После вторжения в Фессалию они должны были разделиться и вновь могли соединиться только у Эвбейского пролива. Должно быть, именно в Ферме был окончательно разработан план вторжения. Так как армия не могла продвигаться с той же скоростью, что и флот, она должна была отправиться на 11 дней раньше. Силы персов должны были объединиться у Малийского залива на четырнадцатый день, после того как армия обеспечила бы охрану стоянки для кораблей.

Ксеркс уже знал, что проходы в Фессалию свободны, и проследовал туда, не встретив никакого сопротивления. Продвинувшись дальше на юг, он узнал от своих разведчиков, что спартанцы заняли Фермопильский проход. Геродот рассказывает, что великий царь послал всадника, чтобы тот разведал греческие позиции. Лазутчик смог подобраться настолько, что сумел заглянуть за стену у средних ворот, однако был не в состоянии разглядеть сам греческий лагерь. В тот день проход охраняли спартанцы. Лакедемоняне, сложив оружие у внешней стороны стены, занимались физическими упражнениями или же расчесывали свои длинные волосы. Услышав этот рассказ, Ксеркс велел послать за Демаратом, чтобы спросить его о смысле увиденного. Бывший царь объяснил, что в обычае спартанцев расчесывать волосы перед тем, как отправиться на опасное дело. Возможно, что этот рассказ апокрифичен, но он хорошо иллюстрирует тот трепет, который испытывали перед спартанцами их союзники-греки.

Проходя по 20 километров в день, армия Ксеркса покрыла расстояние в 280 км и на четырнадцатый день после выхода из Фермы стала у Трахина, ожидая подхода флота.

 

Рис. 4Карта, показывающая расположение сил в битве при Фермопилах. А — Леонид, В — Ксеркс, С — греческий флот, D — флот персов. Мужество спартанцев в битве при Фермопилах вошло в поговорку.

 

Персы отправили десять быстроходных кораблей для того, чтобы разведать обстановку на побережье. Они незаметно добрались до Скиафа и напали на три сторожевые триеры греков, находившиеся у острова. Геродот рассказывает, что, когда весть об этом дошла до флота, расположенного в Певки, греки запаниковали и ушли к Халкиде, оставив спартанцев без прикрытия. Прежде чем осудить этот поступок, следует учесть, что с помощью сигнального огня тогда можно было отправить только одно сообщение, и греки могли подумать, что на них движется весь персидский флот. Между тем его основная часть оставила Ферму на двенадцатый день после выступления армии. Корабли достигли области Керамидхи к северу от мыса Пори и остановились там на ночлег. Пологие берега в этих местах встречаются редко, и только первые из прибывших судов удалось полностью вытащить из воды — остальным пришлось стать на якорь на глубине примерно 8 метров. Ночь была ясная и тихая, но под утро разразился шторм, и многие корабли разбились о скалы. Шторм длился три дня, однако на четвертые сутки флот все же смог отправиться дальше — вокруг мыса Магнесия и пляжей у Афет. На второй день после начала бури наблюдатели, размещенные на высотах Эвбеи, доложили о потерях, понесенных персами. Греки, обрадованные этим известием, вернули свои корабли на прежнее место у Артемисия. Историки не без оснований подвергают сомнениям эту часть рассказа. Возможно, что наблюдательные посты на Скиафе (если они вообще остались там после того, как персы захватили три греческие триеры) и впрямь видели одно-два кораблекрушения. Однако даже в самый ясный день, а не то что в шторм, невозможно различить разбившуюся триеру с расстояния примерно в десять километров. Так что масштаб катастрофы должен был остаться грекам неизвестен. Может быть, этот фрагмент повествования был попыткой объяснить возвращение греческого флота обратно к Артемисию после того, как персидский флот добрался до Афет. Вполне возможно, что рассказ об отступлении к Халкиде вообще выдуман. Геродот мог также преувеличить ущерб, нанесенный штормом, а истинный размер персидского флота мог оказаться вовсе не таким уж огромным, как говорит об этом историк. Геродот знал, что тот флот, который встал у Афет, не слишком превышал греческий по количеству кораблей, поэтому он мог попытаться «уменьшить» его до разумных размеров, повествуя о том, что большая его часть разбилась в бурю. Спустя пару дней он спокойно «отправил на дно» еще 200 триер.

Битва за Фермопилы

К середине августа Ксеркс достиг Ламийской равнины. Он надеялся, что размер его объединенной армии породит в сердцах греков страх и они оставят свои станы. Великий царь не двигался с места четыре дня, вероятно, ожидая прибытия флота. Однако его все еще не было, а греки так же упрямо стояли в Фермопильском проходе. Ксеркс довольно выспренно приказал мидянам и киссиям (вооружение у них было одинаковое, но киссии носили на голове тюрбаны) атаковать греков и «привести их к нему живыми».

Стремительные атаки мидян, казалось, не произвели на греков никакого впечатления. Увидев, что греки держатся стойко, Ксеркс приказал мидянам отступить и отправил в бой свою личную гвардию, «бессмертных», под предводительством Гидарна. Десятитысячный отряд первоклассных воинов самой большой армии в мире отправился в бой по приказу своего царя. Должно быть, тем, кто наблюдал это зрелище из персидского лагеря, ни за что не поверилось бы в то, что «бессмертные» могут потерпеть поражение.

 

Рис. 5Место стоянки персидских кораблей в Платанийском заливе у южной оконечности мыса Магнесия. Здесь размещалось около 80 судов. Остальные корабли растянулись вереницей вдоль небольших заливчиков к западу вплоть до самого Олизонского залива.

 

При виде приближающихся персов спартанцы вышли из-за стены, чтобы принять бой. Но, несмотря на свой грозный вид, «бессмертные» практически ничего не могли сделать с тяжеловооруженными спартанцами. В узком пространстве прохода их число не давало им преимущества, а копья, что были короче греческих, не позволяли подобраться поближе. Геродот пишет о любимом маневре спартанцев, когда они для вида обращались в бегство, а затем поворачивались и бросались на преследующего их врага. Не верится, однако, чтобы они стали пользоваться этим средством при подобных обстоятельствах и в таком тесном месте. Кроме того, поскольку греки защищались, им необходимо было держать строй: любое нарушение порядка в шеренгах могло дать персам шанс на победу.

На следующий день персы снова атаковали. С ними по очереди сражался каждый из греческих отрядов, и, хотя греки понесли большие потери, в конце дня персы ничуть не приблизились к своей цели.

Прибытие персидского флота

Персидский флот прибыл к Афетам через 16 дней после выступления армии из Фермы. Точное место, где он встал на якорь, неизвестно. Геродот пишет, что оно было примерно в 80 стадиях (15 км) от Артемисия и что там было много питьевой воды. «Около 80 стадий» на деле может означать от 70 до 90 стадий (13—17 км). Это сужает территорию поиска до Олизонского или Платанийского заливов. В. К. Притчет, который много лет исследовал места знаменитых сражений Древней Греции, выдвигает убедительные доводы в пользу того, что это был именно Платанийский залив. Он состоит из ряда небольших пляжей, разделенных скалистыми мысами. Самый большой из этих пляжей всего 450 метров в длину. На этом пляже, расположенном к западу от Платании, находится источник. В самой Платании имеется небольшой ручей. Персам, которые вряд ли хотели и дальше терять корабли из-за капризов погоды, нужно было вытащить суда на берег. Следовательно, им требовалось достаточно места для того, чтобы разместить весь свой флот. Ни один из пляжей у Платании не может вместить более одного ряда кораблей. При условии, что весь флот состоит из 450 судов, каждому из которых требуется как минимум 7 метров, общая протяженность стоянки должна быть более трех километров.

Платанийский залив мог вместить только около 80 судов, а залив к западу от него — около 65. Это означает, что весь остальной флот, по всей вероятности, поотрядно, разместился вдоль крошечных пляжей, протянувшихся на запад от Платании до Олизонского залива, расположенного шестью километрами дальше. Пляжи там такие узкие, что места хватило бы только для того, чтобы вытащить из воды корму корабля; при этом они обрываются в воду достаточно резко — следовательно, носы триер были скорее всего полностью на плаву. Такое положение можно считать обычным делом, когда сражение должно было вот-вот начаться — оно позволяло легко и быстро спустить корабли на воду. Вспомогательные суда могли просто стать на якорь вблизи берега.

У греков, находившихся на южной стороне пролива, было одно существенное преимущество перед противником, разместившимся на северной стороне. Это преимущество давала легкая дымка, которая в течение почти всего дня не давала возможности разглядеть что-нибудь с северного берега, в то время как с южного все было прекрасно видно. Благодаря этому греки могли легко наблюдать за передвижениями персов, а их собственные действия оставались незаметными. Этим преимуществом они воспользовались с большой выгодой для себя.

 

Рис. 6Вид на Эвбейский пролив с того места в заливе Певки, где располагались афиняне. Место стоянки персов справа от центра на противоположной стороне пролива можно разглядеть сейчас так же отчетливо, как когда-то было видно его грекам.

 

Персы опасались, что, когда они начнут атаку, греки могут отступить в узкую часть Эвбейского пролива, которая находится примерно на 20 км восточнее. Ширина пролива в этой части всего 3 километра, и греческие корабли с одинаковой легкостью могли как сражаться там, так и спастись бегством. Греки действительно выбрали очень хорошее место, поскольку у них всегда был наготове путь к отступлению. Персидский флот вряд ли мог пройти пролив, не разбив предварительно весь греческий флот, так как в противном случае греческие корабли атаковали бы с тыла — когда первая часть флота противника уже находилась в проливе. Персы решили обойти греков, отправив часть своих кораблей вокруг Эвбеи для того, чтобы занять пролив. В полдень того дня, когда они прибыли на место, двести триер было отправлено за остров Скиаф, вероятно, для того, чтобы охранять пролив для тех кораблей, что все еще продолжали прибывать. (На самом деле, к числу 200 следует относиться осторожно.) Затем они обошли остров и, оставаясь далеко от берега, чтобы наблюдатели на мысе Артемисий не могли их разглядеть, двинулись вдоль восточного побережья Эвбеи. Греки к тому времени, вероятно, покинули Скиаф, потому что об этих перемещениях они узнали только от перебежчика. Скорее всего наблюдательный пост на Скиафе был оставлен после захвата трех сторожевых триер.

Перебежчика, который рассказал обо всем грекам, звали Скиллий, и он был самым знаменитым ныряльщиком своего времени. Сбежать ему удалось, переплыв Эвбейский пролив. Греки немедленно отправили быстрый корабль через пролив Эврип для того, чтобы предупредить 53 афинские триеры, которые стояли в резерве, ожидая передвижений персидского флота.

Пятнадцать кораблей персидского флота поздно снялись со стоянки, расположенной дальше на побережье, и не сумели соединиться с основной частью флота у Афет до того, как остальные корабли ушли. Эти припозднившиеся суда вошли в пролив между Скиафом и материком ближе к вечеру, когда свет заходящего солнца мешал морякам смотреть на запад. Они не увидели персидский флот в тенях, накрывших Платанийский залив, зато отлично разглядели греческие корабли, сверкавшие в солнечных лучах на юго-западе. Персы приняли их за своих и направили триеры прямо в руки поджидавших их греков. Этот эпизод интересен, поскольку позволяет представить размер персидской стоянки на востоке: если бы какие-то корабли стояли к востоку от Платании, их было бы видно с моря, в то время как стоянка у самой Платании скрыта мысом на восточном конце.

К сожалению, параллельный отчет Геродота о событиях в армии и на флоте в этом месте прерывается. Похоже, что он как-то потерял два дня. Флот прибыл к Афетам на шестнадцатый день после того, как армия вышла из Фермы. События этого и трех последующих дней, кажется, соединились у него в два дня. А. Р. Берн в книге «Персия и греки» подробно изучил эти события и предложил свою реконструкцию, которой я в основном и пользуюсь дальше.

На следующий, семнадцатый день персы не предпринимали попыток атаковать греческие корабли, поскольку ожидали отряд, отправившийся вокруг Эвбеи. Позже днем греки спустили свои корабли на воду и отошли на веслах в глубь пролива, решив осуществить небольшую вылазку, чтобы разведать настрой противника и узнать что-нибудь о его тактике.

Когда персы увидели приближающийся греческий флот, они также вышли в море. Греки, вероятно, шли на веслах, выстроившись ромбом. Вражеские корабли, снимаясь с многочисленных стоянок, попытались воспользоваться своим превосходящим числом и большей маневренностью и окружить греческие суда. Когда персы приблизились, греческие триеры по сигналу с корабля Еврибиада развернулись носами к врагу, а кормами сблизились так, чтобы образовался круг. Затем, по второму сигналу, они атаковали более легкие персидские корабли. Персы, понадеявшиеся на легкую победу, очутились в настоящей западне: они подплыли к греческим судам слишком близко и не могли воспользоваться своей высокой маневренностью. Греки навязали персам свои условия боя. Сражение было остановлено спустя не которое время из-за наступления темноты. Греческий флот отправился обратно к Артемисию, вдохновленный собственным успехом — морякам удалось захватить 30 вражеских судов, а еще несколько повредить или затопить. О потерях греков Геродот ничего не пишет, но несколько триер, должно быть, затонуло.

В ту ночь задул сильный юго-западный ветер и разразился страшный ливень. Ветер принес обломки судов с битвы прямо к стоянке персов, и они застряли среди только частично вытащенных на берег кораблей.

Хотя флот, стоявший у Афет, понес некоторый урон, его неприятности не шли ни в какое сравнение с теми, что выпали на долю отряда, отправленного вокруг южной оконечности Эвбеи. Буря обрушилась на них со всей силой и выбросила на скалы у южного конца острова.

Геродот пишет, что на следующее утро 53 афинские триеры, что сторожили южную оконечность Эвбеи, приплыли к Артемисию с вестью о гибели всего персидского отряда. Это было бы невозможно чисто технически, и ясно, что историк потерял в своем рассказе целый день. Скорее всего в тот день ничего не происходило, так как обе стороны чинили полученные при шторме повреждения. Афинские корабли пришли с новостью о кораблекрушении на следующее, девятнадцатое утро.

В тот же день объединенный греческий флот вновь вошел в пролив. На этот раз, возможно, благодаря дымке над водой, им удалось подобраться незамеченными и обрушиться на киликийские корабли, которые находились в это время на стоянке. Греки уничтожили несколько судов и буквально растворились в сумерках. Вероятно, киликийский отряд располагался в Олизонском заливе и греческий флот, следуя мимо мыса Гриба, а затем вокруг западного мыса, смог незаметно войти в залив и атаковать. Все это вполне похоже на правду, так как корабли скорее всего появились при свете заходящего солнца, когда их не так легко было разглядеть.

Завершение битвы при Фермопилах

Между тем в Фермопилах завершался второй день сражения. Леонид отправлял гонца за гонцом на юг с просьбами о подкреплении, но уже было понятно, что никто не придет. Спартанцы оказались одни, а их представления о чести отметали всякую мысль о том, чтобы оставить свой пост. Вскоре после своего прибытия Ксеркс и его советники узнали о существовании пути через гору, которым можно было воспользоваться для того, чтобы обойти спартанцев в проходе. Гора Каллидромон испещрена разными дорожками — от узких и обрывистых козьих тропинок до вполне широких троп. Трудность заключалась в том, что она обильно заросла лесом и перейти через Каллидромон без проводника было практически невозможно. Даже в наше время, когда этот лес стал значительно реже, там все еще легко заблудиться и при свете дня.

Наконец персы нашли местного крестьянина по имени Эфиальт, который рассказал им, что есть один путь, который называют Анопейская тропа, и согласился за приемлемую цену провести их.

Тем же вечером, как только стемнело, Гидарн вывел своих «бессмертных» из лагеря и стал взбираться на гору. Эфиальт показывал им дорогу. Всю ночь с трудом карабкались персы по извилистой тропе, покуда небо на востоке не начало сереть, а земля не выровнялась. Они вступили на небольшое, густо поросшее дубами плоскогорье. Персы пробирались под сенью дубов. Под ногами шуршала прошлогодняя листва. Вдруг впереди отряда послышался шум, тишину нарушили человеческие голоса, а затем персидские воины увидели греческих гоплитов, торопливо надевавших доспехи. Гидарн с опаской поинтересовался: «Это спартанцы?» На самом деле это была та самая тысяча фокийцев, которых Леонид поставил охранять горную тропу. Когда Гидарн выяснил, кто они такие, он построил своих воинов в боевой порядок и начал осыпать фокийцев стрелами.

Фокийцы, забыв о возложенной на них задаче, решили, что стали главной целью удара «бессмертных». Они бежали на вершину горы и приготовились дорого продать свою жизнь. Однако, как только они освободили проход, персы поспешно начали спуск, не обращая на фокийцев никакого внимания.

 

Рис. 7Равнина Неврополь к югу от перевала Лиафица—Каллидромон. Она расположена там, где соединяются дорога к проходу и дорога, ведущая в Фокиду. Скорее всего это именно то место, где стояли фокийцы.

 

Вопрос о том, где именно прошли «бессмертные», породил множество споров. Совсем недавно В. К. Притчет подробно изучил местность в том районе и предложил путь, который довольно хорошо подходит по большинству критериев. Геродот говорит, что Гидарн взял с собой тех людей, которыми командовал, — десять тысяч «бессмертных». Причин сомневаться в этом нет. Тогда, если бы дорога представляла собой узкую козью тропинку, по которой можно следовать только колонной по одному, отряд растянулся бы более чем на десять километров. Это никуда не годится, и Притчет пришел к выводу, что искать следует широкую тропу, по которой смогли бы пройти три-четыре человека в ряд. В топографии Геродота есть одно место, которое легко найти. Он пишет об этой дороге: «Она начинается от реки Асоп, текущей по горному ущелью». Месторасположение Асопского ущелья оспорить трудно. Далее Геродот пишет, что персы перешли через Асоп до того, как начали подъем. Эта информация позволяет сделать вывод, что они находились на восточной стороне ущелья. Примерно в километре к востоку от теснины находится очень удобный подъем в горы. Это самый короткий и самый легкий путь в горы с Ламийской равнины. Он следует вдоль Халкоматского ручья до деревни Элеуферохори, где все еще можно увидеть остатки древней крепости, стоящей у начала тропы. Это доказывает, что тропой пользовались и много веков назад.

Геродот говорит, что персы шли целую ночь, и справа от них возвышались Этейские горы, а слева — Трахинские. Это не позволяет согласиться ни с одним из предполагаемых путей через горы, особенно если учесть, что персы перешли Асоп до того, как начать подъем. Дело в том, что и Трахин, и гора Эта находятся к западу от Асопского ущелья. Однако, поскольку собственно Фермопилы находятся на территории Трахина, а гору Эта можно, без сомнения, включить в состав Этейских гор, мы можем предположить, что Трахинские горы включали северную часть Каллидромонского хребта. Объяснение довольно неуклюжее, но ничего другого нам просто не остается, особенно если вспомнить слова Геродота о том, что персы шли меж этих гор «всю ночь». Если такое объяснение верно, то получается, что отряд двигался в южном направлении вдоль западного склона горы Каллидромон.

Геродот пишет, что тропа шла вдоль горного хребта. Это довольно точное описание пути из Элеуферохори через равнину Неврополь к проходу между вершинами Лиафица и Каллидромон. Эта дорога идет по плато, расположенному чуть ниже гребня горы, к югу от нее. Согласно Геродоту, фокийцы разместились так, чтобы защищать и горную тропу, и путь в свою родную землю. Таким местом могла быть только равнина Неврополь, которая расположена примерно в двух километрах от самой верхней точки тропы. Там находится маленькое озеро, которое в наши дни пересыхает летом, но в античные времена могло оставаться наполненным водой круглый год. Кроме того, там есть источник, вполне способный снабдить питьевой водой тысячу гоплитов. В этом месте соединяются дорога, ведущая в Фокиду, и Анопейская тропа. Если бы фокийцы расположились поближе к проходу, они оказались бы отрезанными от дороги на Фокиду. Более того, любой путь через проход между Лиафицей и Каллидромоном должен был проходить именно здесь. Как Берн, так и Притчет согласны, что фокийцы заняли свой «последний рубеж» на горе Лиафица, к северу от тропы, что вполне согласуется с описанием событий, сделанным Геродотом.

Персы, должно быть, дошли до верхней точки перевала спустя три четверти часа, где-нибудь в половине седьмого утра.

 

Рис. 8Последний день битвы при Фермопилах. Леонид и все, кто остался от его крошечной армии, выступили на открытое пространство перед стеной, намереваясь дорого продать свою жизнь. Над телом сраженного Леонида развернулась отчаянная битва.

 

Сперва Леонид получил весть о том, что персы перешли горы, от перебежчиков, которые прибыли еще под покровом ночи. Затем, на рассвете, ее подтвердили наблюдатели, размещенные на близлежащих вершинах. Греческие военачальники немедля стали держать совет. Большинство придерживалось мнения о том, что надо отступать, пока не поздно, и Леонид, увидев страх в их сердцах, отослал их прочь. Сам же он, спартанец, никогда не оставил бы свой пост. Вместе с лакедемонянами остались 700 феспийцев и 400 фиванцев. Геродот полагает, что Леонид силой принудил фиванцев остаться, и указывает, что все они перешли на сторону персов перед последней битвой.

Говорят, что, когда они последний раз ели все вместе перед началом сражения, Леонид сказал: «Пусть завтрак ваш будет обильным, о мужи, ибо обедать мы будем в Аиде!» Спуск с горы должен был занять у персов несколько часов, и спартанцы намеревались заставить противника как следует заплатить за свою гибель.

Персы добрались до вершины горы и начали спуск. Геродот пишет, что Анопейская тропа спускается в проход у Альпен. С достаточной долей уверенности можно сказать, что этот город находился на выдающемся в сторону болот уступе горы примерно в 3 км от фокейской стены, рядом с восточным проходом. В Альпены легко спуститься, если проследовать позади горы Застано и дальше вниз, через Дракоспилию. Такой путь, около 12 км длиной, мог занять у персов от трех до четырех часов.

Ксеркс задержал свое выступление до середины утра. Когда спартанцы увидели, что его войска вошли в проход, они не пытались больше оборонять стену. Вместо этого лакедемоняне вышли в самую широкую часть прохода и построились там обычной фалангой. Легковооруженные илоты прикрывали их с флангов. Здесь они приняли бой, сражаясь с безрассудной яростью. Персы, которых, как говорят, гнали в бой бичами, вынуждены были карабкаться по горам трупов для того, чтобы добраться до греков. Вскоре большинство греческих копий сломалось, и гоплиты вынули мечи и придвинулись ближе, врубаясь в море лиц перед собой. Леонид пал, и над ним развернулась особенно ожесточенная битва, поскольку и персы, и греки стремились завладеть его телом. Четыре раза захватывали его персы и четыре раза греки отбивали труп Леонида. Сражение продолжалось, пока с постов не дошло известие о том, что «бессмертные» добрались до конца тропы. Тогда греки сомкнули ряды и стали отступать за стену. Они миновали ворота и укрепились на невысоком (около 15 м) холме, который возвышался над болотистой равниной. Там они построились кругом и приготовились к смерти. Персы хлынули через стену и попытались забраться на холм, однако их оттеснили. Сначала греки защищались мечами, а затем, когда последние мечи сломались, руками и зубами. Они продолжали бой, покуда персы не погребли их под градом стрел. К полудню все стихло.

Геродот рассказывает о двух спартанцах, которые ко времени последней битвы были больны и лежали в Альпенах, страдая от глазного недуга. Первый из них, по имени Еврит, узнав о том, что персы обошли гору, потребовал свои доспехи. Затем, поскольку он ничего не видел, Еврит приказал своему илоту провести его в самую гущу сражения. Другой же, по имени Аристодем, испугался и отступил вместе с союзниками. По возвращении в Спарту Аристодема ожидало бесчестие и позор. Только отчаянная храбрость, которую он проявил на следующий год в битве при Платее, сняла с него обвинение в трусости.

Что же до Эфиальта, то за его голову была назначена денежная награда. Он бежал в Фессалию, опасаясь, что спартанцы будут охотиться за ним. Много лет спустя он возвратился на родину, в Антикиру, где был убит человеком, имевшим к нему личные счеты. Последний, однако, потребовал свою награду.

 

Рис. 9Место «последнего рубежа» спартанцев. Сам холм, который возвышается над полем битвы приблизительно на 15 м, был точно определен незадолго до Второй мировой войны — в ходе раскопок там были обнаружены сотни персидских наконечников стрел.

 

Приблизительно в то время, когда в Фермопильском проходе пал последний спартанец, весь разъяренный вечерним нападением персидский флот вышел в море и пересек пролив. Греки, которые намеревались поддерживать связь со своим станом, выстроились на мелководье, сразу у берега. Персы построили свои корабли дугой и попытались окружить небольшой по сравнению с ними греческий флот. Тогда греки вновь вышли вперед, тараня борта более легких персидских судов. Они сильно пострадали в последовавшей стычке, но смогли нанести врагу еще более серьезный ущерб. Персы отступили, обнаружив, что мало чего добились. Хотя ни один противник не мог сказать, кто победил, греки оказались хорошо потрепанными — у одних только афинян оказались поврежденными 80 триер.

Вскоре после сражения тридцативесельный корабль, который поддерживал связь между флотом и сухопутными силами греков, принес трагическую весть о битве в Фермопилах.

Сердца моряков дрогнули при известии о гибели Леонида. Теперь им не было смысла оставаться на месте, и они снялись с якорей и отправились проливом в сторону Эврипа. Корабли следовали в назначенном заранее порядке: впереди плыли коринфяне, а замыкали афиняне.

Потрепанный греческий флот тащился на юг, миновав сначала Эврип, затем место былой афинской победы при Марафоне и, обогнув мыс Сунион, прибыл к Афинам. Персы не заметили бегства греков до наступления следующего утра — их передвижения вновь прикрыла нависшая над морем дымка.

Источник:

Коннолли П. Греция и Рим. Энциклопедия военной истории. «Эксмо-Пресс». Москва, 2000.Перевод: С. Лопухова, А. Хромова.

www.roman-glory.com

Фермопильское сражение - это... Что такое Фермопильское сражение?

Дата Место Итог Стороны Командующие Силы сторон Потери
Фермопильское сражение
Греко-персидские войны
Монумент, посвящённый подвигу 300 спартанцев

середина сентября 480 до н. э.

Фермопилы, Греция

победа персов

5200—7700 гоплитов в начале боя,500—1400 гоплитов на 3-й день около 200 тыс.
2—4 тыс. убитых,ок. 400 пленных (отряд фиванцев) до 20 тыс.
Этот звуковой файл был создан на основе введения в статью версии за 17 сентября 2011 года и не отражает правки после этой даты.

cм. также другие аудиостатьи

Фермопильское сражение (др.-греч. Μάχη τῶν Θερμοπυλῶν) — сражение в сентябре 480 года до н. э. в ходе греко-персидской войны 480—479 гг. до н. э. в ущелье Фермопилы.

Персидской армии, численность которой современные историки оценивают в 200—250 тысяч человек[1][2], противостояло, по различным данным[3][4] от 5200 до 7700 греков. В первые 2 дня сражения греки успешно отбивали атаки персов в узком ущелье, но к последнему, 3-му дню сражения большинство защитников ушло, опасаясь окружения. На месте остались лишь отряды спартанцев, феспийцев и фиванцев, общим числом около 500 воинов. Из-за предательства местного жителя персы зашли к грекам в тыл и уничтожили их.

В ходе проведённых археологических раскопок на предполагаемых местах сражения найдены многочисленные свидетельства битвы, описанной более чем два тысячелетия назад[5][6].

Источники

Основным дошедшим до сегодняшнего времени источником, описывающим сражение при Фермопилах, является VII книга «Истории» Геродота. Независимо от Геродота битву описал живший при дворе персидского царя Артаксеркса II Ктесий из Книда в своём произведении «Персидская история»[7].

Битве при Фермопилах и другим событиям греко-персидских войн также уделяли значительное внимание жившие намного позже античные историки Диодор[8] и Плутарх.

Предыстория

Греческие города-государства Афины и Эретрия помогали родственным греческим полисам Ионии в их неудачном восстании против власти персидского царя Дария в 499—494 годах до н. э. Персидская империя на тот момент была достаточно молода. Её часто сотрясали восстания покорённых народов[9][10]. Повстанцам, совместно с афинянами, удалось захватить и сжечь важный город империи и столицу сатрапии Сарды. Дарий желал отомстить участвовавшим в восстании грекам, которые были ему неподвластны[11]. Геродот так описывает реакцию Дария на взятие Сард:

А царь Дарий между тем получил известие о взятии и сожжении Сард афинянами и ионянами […] Услышав эту весть, прежде всего, как говорят, царь, не обратив никакого внимания на ионян (он прекрасно знал, что этим-то, во всяком случае, придётся дорого заплатить за восстание), спросил только, кто такие афиняне. […] он сказал: «Зевс![12] Дай мне отомстить афинянам»[13]

Также Дарий видел возможность покорить разрозненные древнегреческие города[11]. В 492 г. до н. э. во время военной экспедиции персидского военачальника Мардония была завоёвана Фракия, Македония признала верховную власть персидского царя[14]. Таким образом, персы обеспечили своему сухопутному войску проход к территории Древней Греции.

В 491 году до н. э. Дарий отправил послов во все независимые греческие города с требованием «земли и воды», что соответствовало покорности и признанию власти персов[15]. Осознавая силу и военную мощь государства Ахеменидов, все города древней Эллады, кроме Спарты и Афин, приняли унизительные требования. В Афинах послы были преданы суду и казнены. В Спарте их сбросили в колодец, предложив взять оттуда земли и воды[15][16].

В 490 году до н. э. был направлен персидский флот под командованием Датиса и Артаферна для покорения Афин. По пути к Афинам была покорена и разрушена Эретрия[17]. Войско высадилось на территории Аттики, но было разбито афинянами и платейцами в битве при Марафоне[18].

После этой неудачной экспедиции Дарий стал собирать огромное войско для покорения всей Греции. Его планам помешало восстание в Египте[15] в 486 году до н. э., а вскоре Дарий умер. Трон занял его сын Ксеркс[19]. Подавив египетское восстание, Ксеркс продолжил подготовку к походу на Грецию[20]. Войско было собрано из многих народов громадной империи. Согласно Геродоту, оно включало персов, мидян, киссиев, гиркан, ассирийцев, бактрийцев, саков, индийцев, ариев, парфян, хорасмиев, согдийцев, гандариев, дадиков, каспиев, сарангов, пактиев, утиев, миков, париканиев, арабов, эфиопов, ливийцев, пафлагонцев, лигиев, матиенов, мариандинов, сирийцев, фригийцев, лидийцев, мисийцев, фракийцев, писидийцев, кабалиев, милиев, мосхов, тибаренов, макронов, маров, колхов и моссиников[21]. Кроме сухопутного войска у Ксеркса был мощный флот, снаряжённый прибрежными и островными народами, входящими в его государство[22].

Гравюра начала XX столетия неизвестного автора «Ксеркс наказывает море»

Для переправки огромного войска царь приказал соорудить понтонный мост между Европой и Азией через Геллеспонт. У Ксеркса также были и другие амбициозные планы (в частности, сделать полуостров Афон островом)[23]. Об эксцентричности Ксеркса также свидетельствует его реакция на то, что во время бури был уничтожен недавно построенный мост через пролив. Он приказал палачам сечь море, приговаривая: «О ты, горькая влага Геллеспонта! Так тебя карает наш владыка за оскорбление, которое ты нанесла ему, хотя он тебя ничем не оскорблял»[24]. Вместе с тем Ксеркс не потерял чувство реального и по окончании экзекуции заметил: «Как жаль, что стихии подвластны не царям, но только богам!» Принятые меры помогли, и последующая переправа персидских войск прошла успешно.

Афиняне также готовились к предстоящей войне. В 482 году до н. э. под руководством Фемистокла они приняли решение создать мощный флот из трирем для войны с персами[25]. У афинян отсутствовала сильная сухопутная армия, достаточная для того, чтобы воевать с персами в одиночку. Для сражения со всей армией Ксеркса требовались объединённые усилия всех греков. В 481 году до н. э. Ксеркс направил послов в большинство греческих городов-государств с требованием «земли и воды», кроме Афин и Спарты[26]. В конце осени 481 года до н. э. в Коринфе состоялось общегреческое собрание. Перед лицом общей опасности на нём был заключён союз и прекращены междоусобные войны[27]. В греческие колонии были отправлены посольства с просьбой о помощи. Технически выполнить постановления общегреческого конгресса было сложно в связи с разрозненностью древних греков, враждебностью между ними и междоусобными войнами[25].

Конгресс собрался вновь весной 480 года до н. э. Представители из Фессалии предложили грекам сделать попытку остановить войско Ксеркса в узком ущелье Темпе (англ.)русск. на границе Фессалии и Македонии[28]. В Фессалию морем было направлено 10 тысяч гоплитов для защиты ущелья. Симпатизировавший грекам Александр, царь Македонии, которая до этого признала верховную власть персидского царя, предупредил войско греков о наличии обходного пути. Через несколько дней греки отплыли обратно[29]. Вскоре после этого Ксеркс со своей армией переправился через Геллеспонт.

После этого афинским стратегом Фемистоклом был предложен другой план действий. Путь в южную Грецию (Беотию, Аттику и Пелопоннес) проходил через узкое Фермопильское ущелье. В нём греческое войско могло удерживать превосходящие по численности силы противника. Для предотвращения обхода ущелья с моря афинским и союзным кораблям следовало контролировать узкий пролив между островом Эвбея и материковой Грецией (впоследствии, практически одновременно с Фермопильским сражением, там состоялась морская битва при Артемисии). Данная стратегия была одобрена общегреческим конгрессом[30], хотя представители некоторых пелопоннесских городов были не согласны с таким решением. Они считали, что лучшим будет все силы направить на защиту коринфского перешейка, соединяющего Пелопоннесский полуостров с материком[31]. Женщин и детей из оставленных Афин они предлагали эвакуировать в другие города[32].

Предложение защищать только Коринфский перешеек было неприемлемо для греков из полисов вне Пелопоннеса. Оборона Коринфского перешейка означала сдачу Афин во власть Ксеркса. Афиняне, на что указывал Фемистокл, в таком случае отплыли бы со всем своим флотом в Италию искать новое место для поселения[33][34]. В случае выхода из войны афинян греки лишились бы большей части своих морских сил. При таком развитии событий персы могли безопасно переправить морским путем свои силы на полуостров и атаковать греческие войска на перешейке с тыла. Сходные с Фемистоклом мысли высказывала царица Артемисия, советовавшая Ксерксу двинуться с войсками на Пелопоннес[35].

Силы сторон

Армия Ксеркса

Персидские и мидянские воины. Барельеф на стене дворца в Персеполе

Различные античные источники дают противоречивые сведения о численности армии Ксеркса. Согласно Геродоту персидское войско состояло из около 2,64 миллиона воинов и такого же количества обслуживающего армию персонала[36]. Согласно древнегреческому поэту Симониду она насчитывала 4 миллиона человек, а Ктесию Книдскому — 800 тысяч[37]. Современные историки отвергают приведенные древними цифры на основании логистики, изучения военной системы империи Ахеменидов, невозможности обеспечения провиантом такого количества людей[38].

Исследователи сходятся в том, что античные историки значительно преувеличили численность вторгшихся на территорию Греции войск. Это могло быть вызвано характерным для победителей преувеличением сил противника либо вследствие дезинформации со стороны персов при подготовке к походу[39]. Большинство современных историков склоняется к цифре в 200—250 тысяч[39][2]. Минимальная оценка численности армии Ксеркса приводится военным историком Гансом Дельбрюком. Он считал, что в персидской армии находилось 60—80 тысяч человек[40]. Независимо от реальной численности вторгшегося на территорию Греции войска, оно было беспрецедентно большим для того времени. Ксеркс намеревался покорить Элладу за счёт подавляющего численного превосходства как сухопутных, так и морских сил[2].

Войско Ксеркса состояло из представителей множества народов и племён, подвластных империи Ахеменидов. Воины каждой народности имели собственное оружие и доспехи. Персы и мидяне, согласно подробному описанию Геродота, носили мягкие войлочные шапки, штаны и пёстрые хитоны. Доспехи были собраны из железных чешуек наподобие рыбьей чешуи, щиты сплетены из прутьев. На вооружении они имели короткие копья и большие луки с камышовыми стрелами. На правом бедре находился меч-кинжал (акинак). Воины других племён были вооружены значительно хуже, в основном луками, а зачастую просто дубинками и обожжёнными кольями. Из защитного снаряжения кроме щитов Геродот упоминает у них медные, кожаные и даже деревянные шлемы[41].

Греческие силы

Согласно Геродоту[3] и Диодору Сицилийскому[4], греческие города-полисы послали к Фермопильскому ущелью от 5200 до 7700 воинов.

Следует отметить, что в сочинении Геродота имеется противоречие. Согласно списку воинов, пришедших из Пелопоннеса, их насчитывается 3100. Далее он приводит надпись на камне, установленном после победы над персами греками на месте битвы:

Против трёхсот мириад здесь некогда билисьПелопоннеских мужей сорок лишь сотен всего[42]

Открытым остаётся вопрос об участии илотов в Фермопильском сражении. Илоты представляли собой потомков покорённых ранее спартанцами мессенцев. В древней Спарте они находились на промежуточном положении между крепостными и рабами[43]. Во время греко-персидских войн их использовали в качестве легковооружённых воинов. Упоминание по крайней мере об одном илоте присутствует у Геродота:

Еврит, узнав о том, что персы обошли гору, потребовал свои доспехи. Затем, облачившись в доспехи, он приказал вести его к бойцам. Илот провёл Еврита в Фермопилы, но потом бежал[44].

Учитывая упоминание об илоте у Геродота, а также несоответствие между перечислением греческих сил и надписью на камне, установленном после окончательной победы над персами, ряд исследователей[45][46] делает вывод о том, что илоты участвовали в Фермопильском сражении.

Вооружение греков. Фаланга
Греческий гоплит в боевом облачении Современная реконструкция греческой фаланги.

Греческая фаланга представляла собой плотное боевое построение тяжеловооруженных воинов глубиной в несколько шеренг. Во время боя главной задачей являлось сохранение её целостности: место павшего воина занимал другой, стоявший за ним. Главным фактором, оказавшим влияние на развитие фаланги, стало применение большого круглого щита (гоплона) и закрытого шлема коринфского типа. На внутренней поверхности гоплона крепились кожаные ремни, через которые просовывалась рука. Щит, таким образом, держался на левом предплечье. Воин управлял щитом, держась за ремень ближе к его краю[47].

Защищая гоплита слева, такой щит оставлял открытой правую половину туловища. Из-за этого в греческой фаланге воины должны были держаться плотной линией так, чтобы каждый гоплит прикрывал своего соседа слева, будучи прикрытым соседом справа. Для грека потерять щит в бою считалось бесчестьем, так как он использовался не только для собственной безопасности, но и для защиты всей шеренги. Голову гоплита в VI—V вв. до н. э. защищал бронзовый шлем коринфского (или «дорийского») типа, который носился на войлочной подкладке-шапочке. Глухой коринфский шлем обеспечивал полную защиту головы, но стеснял боковое зрение и слух. Воин видел в нём только врага перед собой, что не представляло особой опасности в плотном боевом построении.

Во времена греко-персидских войн ещё были распространены так называемые «анатомические» бронзовые панцири, которые состояли из нагрудной и спинной пластин. Пластины рельефно со скульптурной точностью воспроизводили мышечные контуры мужского торса. Под панцирем гоплиты носили льняные туники, а спартанцы традиционно укрывались поверх доспехов красными плащами. Недостатком бронзовых кирас были незащищённые бедра. В эту эпоху уже появились так называемые линотораксы, панцири на основе многих слоёв пропитанного клеем льна, которые через несколько десятилетий вытеснили в Греции «анатомические» бронзовые панцири. Кроме более легкого веса линотораксы позволяли прикрыть бёдра, не стесняя движений воина.

В состав защитного снаряжения также входили бронзовые поножи. Они повторяли мускулатуру икр, чтобы плотно облегать ноги и не мешать ходьбе.

Спартанцы были вооружены копьём и коротким мечом. Длина копья составляла 2—3 метра. При сближении с противником первоначальный удар наносился копьём, им же продолжали сражение в строю, держа верхним хватом. Спартанцы имели самые короткие мечи в Греции — они предназначались для близкой рукопашной, когда длинное оружие становилось бесполезным в тесной свалке[47].

Вооружение и стиль ведения боя греческих воинов соответствовали условиям узкого Фермопильского ущелья.

Царь Леонид

Леонид был 3-м из 4 сыновей спартанского царя Анаксандрида, однако двое старших сыновей умерли, открыв Леониду путь к власти. В 480 до н. э. ему было не менее 40 лет. Спартанские цари (одновременно правили двое из разных родов) обладали всей полнотой власти лишь во время войны, в мирное время они выполняли скорее представительские функции.

Даже во время грозного нашествия греки не собирались прогневать богов отказом от празднеств. В Спарте отмечали праздник Карнеи, совпавший к тому же с 75-ми Олимпийскими играми 480 г. до н. э.[48]Леонид отобрал из граждан 300 достойных мужей, уже имевших детей. Остальные спартанцы собирались присоединиться к войску сразу же по окончании празднеств. И хотя перед самым выступлением войска спартанские старейшины постарались уговорить Леонида увеличить число воинов: «Возьми хотя бы тысячу», Леонид был непоколебим: «Чтобы победить — и тысячи мало, чтобы умереть — довольно и трёхсот»[49].

Леонид был женат на Горго, своей племяннице, дочери старшего брата Клеомена (Клеомен был рождён от другой матери). Имел несовершеннолетнего сына Плистарха. Ещё перед началом войны дельфийский оракул предсказал, что в ходе войны погибнет либо вся Спарта, либо один из её царей:

Ныне же вам изреку, о жители Спарты обширной:Либо великий и славный ваш град чрез мужей-персеидовБудет повергнут во прах, а не то — из Гераклова родаСлёзы о смерти царя пролиёт Лакедемона область[50].

Выбор места для сражения

Современный вид Фермопильского прохода в месте сражения. Береговая линия отодвинулась далеко от гор

Для греков основной задачей было задержать продвижение персидской армии на территорию Эллады. При обороне узкого Фермопильского прохода греки могли надеяться решить эту стратегическую задачу[51]. Расположив свои силы в самых узких местах на пути морской и сухопутной армий Ксеркса (Фермопилы и пролив около мыса Артемисий), греки нивелировали численное превосходство противника[51]. В отличие от греков персы не могли стоять на месте, так как для снабжения их армии требовалось большое количество пищи, которая добывалась на занятых территориях. Поэтому персам для успеха кампании было необходимо прорваться через Фермопильское ущелье[52].

С тактической точки зрения Фермопильское ущелье идеально подходило для греков[51]. Фаланга гоплитов не могла быть обойдена с флангов, также там не было места для маневров конницы. В близком фронтальном бою защищённые доспехами гоплиты были сильнее легковооружённой пехоты противника. Слабым местом позиции являлась обходная горная тропа. Хотя она и была непроходимой для конницы, пешие воины могли пройти в тыл греческому ополчению[53]. Леонид был предупреждён о существовании тропы и отправил на её защиту тысячу фокийцев[54].

Вот как описывал Фермопильский проход Геродот:

«Так, у селения Альпены за Фермопилами есть проезжая дорога только для одной повозки… На западе от Фермопил поднимается недоступная, обрывистая и высокая гора, простирающаяся до Эты. На востоке же проход подходит непосредственно к морю и болотам… В ущелье этом построена стена, а в ней некогда были ворота… Древняя стена была построена в стародавние времена и от времени большей частью уже разрушилась. Эллины решили теперь восстановить стену и таким образом преградить варвару путь в Элладу. Есть там одно селение совсем близко у дороги под названием Альпены[55].»

В среднем ширина самого прохода составляла 60 шагов[56][57].

Битва

Карта перемещения войск во время греко-персидских войн

Греки разбили лагерь за стеной, перекрывающей узкий Фермопильский проход. Стена представляла собой невысокую баррикаду, выложенную из тяжёлых камней. В середине августа персидская армия появилась на берегу Малийского залива (англ.)русск. у города Трахина перед входом в Фермопилы. Один местный житель, рассказывая эллинам о многочисленности варваров, добавил, что «если варвары выпустят свои стрелы, то от тучи стрел произойдёт затмение солнца». В ответ спартанец Диенек беззаботно пошутил: «Наш приятель из Трахина принёс прекрасную весть: если мидяне[58] затемнят солнце, то можно будет сражаться в тени»[59].

На воинов из Пелопоннеса при виде персидской мощи напал страх, и они предложили возвратиться и охранять Коринфский перешеек. Фокийцы и локры, чьи земли находились вне пределов Пелопоннесского полуострова, пришли от такого предложения в негодование. Спор разрешил Леонид, который принял решение оставаться на месте[60].

К эллинскому войску был отправлен посол Ксеркса, который предложил грекам сдаться и получить за это свободу, титул «друзей персидского народа» и земли лучшие, чем те, которыми они владели. Когда эти предложения были Леонидом отвергнуты, посол передал грекам приказ Ксеркса сложить оружие, на что согласно Плутарху получил легендарный ответ — Приди и возьми (др.-греч. Μολὼν λαβέ)[61].

Первый день

Персидские воины из гвардии «бессмертных». Фрагмент росписи из царского дворца Греческая фаланга

Ксеркс выжидал 4 дня, а на 5-й послал наиболее боеспособные отряды из урождённых мидян на штурм. По Диодору, Ксеркс отправил в первой волне атакующих близких родственников воинов, погибших за 10 лет до того в битве с греками при Марафоне[62]. Греки встретили их в теснине лицом к лицу, в то время как другая часть греков оставалась на стене. Царь Леонид расположил своё войско спереди от фокийской стены в самом узком месте ущелья[63]. Детали первого дня битвы, сравнение греческого войска и атакующих народов описаны у Диодора. Греческие воины стояли «плечом к плечу», превосходили мужеством и доблестью персидское войско. Их тела были защищены, щиты закрывали тело. Атакующие племена не были подготовлены к битвам в узких пространствах, а привыкли вести войны на открытых просторах. Экипировка была соответствующая — небольшие щиты, незащищённые тела[64]. Описание Диодора соответствует современным представлениям о греческой фаланге[65]. При таком положении войска мидян и других плёмен разбивались о строй спартанцев. Наблюдавший за битвой Ксеркс трижды вскакивал с трона от негодования[66].

Ксеркс сменил мидян на киссиев и саков, славных своей воинственностью. Более легко вооружённые и не имеющие строевой подготовки, подобной греческой, воины персидского царя не могли прорвать плотную фалангу греков, укрывшуюся за сплошной стеной больших щитов. Тогда персидский царь бросил в атаку элитный отряд «Бессмертных», личную гвардию[67][68]. Бессмертных постигла та же участь, что и мидян. Спартанцы использовали тактику ложного бегства — притворно отступали, но затем разворачивались и контратаковали расстроенные отряды персов[68]. Согласно Ктесию потери спартанцев были минимальны — погибло 3 человека[69].

Второй день

На второй день персидский царь вновь послал свою пехоту в атаку с обещанием награды за успех и смерти за бегство с поля боя. Успехи персидского войска на второй день были идентичны таковым на первый[66]. Персы сменяли атакующие отряды, греки, в свою очередь, сменяли в сражении друг друга. Тогда Ксеркс в полном недоумении отступил в свой лагерь[69].

Когда Ксеркс думал о дальнейших действиях, к нему доставили трахинского жителя Эфиальта. Эфиальт рассказал о наличии обходного горного пути и предложил за денежное вознаграждение показать путь персидской армии[70]. За свой поступок Эфиальт стал презираем во всей Греции. Впоследствии его именем стали называть демона, который вызывает ночные кошмары[71].

Ксеркс в тот же вечер отправил в обход 20-тысячное войско под началом Гидарна[72][73].

Третий день

На рассвете третьего дня охранявшие путь фокийцы увидели превосходящий их численностью персидский отряд. Обе стороны были напуганы видом друг друга. Эфиальт убедил персов, что находящийся невдалеке отряд не состоит из спартанцев. Фокийцы, напуганные численностью персов, отступили на вершину холма и стали готовиться к обороне. Гидарн решил не отвлекаться от основной задачи и продолжил обходной манёвр[74].

Фокийцы послали бегуна предупредить спартанцев о приближении персов с тыла. Услышав эту новость, Леонид созвал совет. Мнения греков разделились, и в результате войско разделилось. Часть его ушла в свои города. В ущелье остались спартанцы, феспийцы, отказавшиеся покинуть место битвы, и фиванцы. Согласно Геродоту, Леонид сам приказал грекам разойтись по своим городам, поскольку ситуация была безнадёжна. При этом «ему же самому и его спартанцам не подобает, считал он, покидать место, на защиту которого их как раз и послали»[75]. Спустя 500 лет у Сенеки и Плутарха приводится обращение Леонида к своим воинам: «Давайте-ка завтракать, соратники: ведь ужинать мы будем в преисподней!»[61][76].

Феспии и Фивы — города в Беотии, через которую неизбежно должен был пролегать путь персидского войска, так что отряды этих городов защищали в Фермопилах родную землю. Геродот писал свой исторический труд в пору вражды Фив с Афинами, поэтому он не упускал случая выставить фиванцев предателями Эллады и сообщает, что фиванский отряд был удержан Леонидом против их воли в качестве заложников[75]. Однако определённая логика в его словах присутствует. Фиванцы вскоре присоединились к армии Ксеркса, и их отряды во время битвы при Платеях (через год после описываемых событий) воевали на стороне персов. Согласно Диодору в греческом войске осталось не более 500 воинов[77]. Своим решением остаться Леонид также спасал отступающую часть ополчения. Ведь если не задержать основную армию Ксеркса, персидская конница могла догнать пеших греков и уничтожить их на открытой местности[78][79].

Не рассчитывая на победу, но лишь на славную смерть, оставшиеся греки приняли бой в отдалении от прежнего места, в том месте, где проход расширяется. Даже там персы не могли развернуться и погибали массами в давке или будучи сброшенными с обрывистого берега. У спартанцев копья были сломаны, они разили врагов короткими спартанскими мечами в тесной рукопашной. В бою пал Леонид, у персов погибли Аброком и Гиперанф, братья царя Ксеркса. Заметив приближение с тыла персидского отряда, ведомого Эфиальтом, греки отступили к стене, а затем, миновав её, заняли позицию на холме у выхода из прохода. По словам Геродота, во время отступления фиванцы отделились и сдались в плен, таким образом, они спасли свои жизни ценой клеймения в рабство[80].

Спартанцы и феспийцы приняли последний бой. Персы расстреливали последних героев из луков, забрасывали их камнями. По сведениям Геродота, отличились доблестью спартанцы Диенек[59], братья Алфей и Марон, феспиец Дифирамб[81].

Диодор передаёт последний бой 300 спартанцев в легендарном виде. Они будто бы напали на персидский лагерь ещё затемно и перебили множество персов, стараясь в общей суматохе поразить самого Ксеркса. Только когда рассвело, персы заметили немногочисленность отряда Леонида и забросали его копьями и стрелами с расстояния[82].

Дорога через Фермопильское ущелье для персов была открыта.

После сражения

Царь Ксеркс лично осмотрел поле боя. Найдя тело Леонида, он приказал отрубить ему голову и посадить на кол. Под Фермопилами пало, по словам Геродота, до 20 тысяч персов и 4 тысячи греков, включая спартанских илотов.

Павших эллинов похоронили на том же холме, где они приняли последний бой. На могиле поставлен камень с эпитафией поэта Симонида Кеосского:

Путник, пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне,Что, их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли[83].

Оригинальный текст  (др.-греч.)  

Ὦ ξεῖν', ἀγγέλλειν Λακεδαιμονίοις ὅτι τῇδε κείμεθα τοῖς κείνων ῥήμασι πειθόμενοι.

За голову предателя Эфиальта, сына Эвридема, Спарта объявила награду. Но его убил в ссоре соплеменник, некий Афенад из Трахина. Останки царя Леонида были перезахоронены в Спарте спустя 40 лет после его гибели. Жители города через 600 лет после сражения, уже в римское время, ежегодно проводили состязания в честь национального героя[84]. Имена всех павших в Фермопилах были высечены на плите.

В 1939 году греческими археологами под руководством Спиридона Маринатоса на предполагаемых местах сражения проведены раскопки. Ими найдены многочисленные свидетельства описанной более чем два тысячелетия назад битвы[5][6].

Аристодем Трус

Согласно Геродоту, в бою погибли не все 300 спартанцев, которые отправились на бой вместе с царём Леонидом. Один из них, Пантит, был отправлен гонцом в Фессалию. Узнав позже о произошедшем и понимая, что в Спарте его ожидает бесчестье, он повесился[85]. Двое из трёхсот (Еврит и Аристодем) были отпущены Леонидом в близлежащий город в связи с болезнью. Узнав, что персы обошли гору, Еврит потребовал доспехи. Попав в Фермопилы, он погиб со всеми в битве. По возвращении в Спарту Аристодема ожидали бесчестье и позор. Ему дали прозвище Аристодем Трус[86]. Через год после описываемых событий, во время битвы при Платеях, при которой персы были окончательно побеждены, Аристодем настолько отличился в ходе сражения, что греки хотели дать ему награду, как самому доблестному воину. Награды он не получил, так как было высказано мнение, что «Аристодем бился как исступлённый, выйдя из рядов, и совершил великие подвиги потому лишь, что явно искал смерти из-за своей вины»[87].

Памятники на месте Фермопильского сражения

На вторую половину 2011 года, рядом с местом битвы античности, установлено несколько памятников и памятных знаков. Кроме плиты с эпитафией Симонида, установлен монумент царю Леониду и отряду 300 спартанцев, а также памятник в честь погибших вместе со спартанцами феспийцам. Монумент спартанцам представляет статую Леонида, под которой написано Μολὼν λαβέ. На метопе под ним изображены сцены сражения. По бокам расположены две мраморные скульптуры, обозначающие речку Эвротас и гору Тайгет — символы древней Спарты.

В 1997 году был открыт памятник погибшим в битве феспийцам. Памятник изображает одного из главных богов древнегреческого города Феспии Эроса. В скульптуре Эрос обнажён, отсутствует голова, одно крыло открыто, другое — сломано. Каждая деталь памятника имеет определённый смысл[88][89]:

  • обезглавленная статуя — символизирует неизвестность погибших феспийцев, чьё самопожертвование, в отличие от спартанского, не так известно;
  • обнажённое тело — храбрость и смелость;
  • открытое крыло — победу, славу и свободу;
  • отломанное крыло — невозможность насладиться добытыми славой и свободой.
  • Монумент царю Леониду и отряду 300 спартанцев

  • Памятник в честь погибших вместе со спартанцами феспийцев

Значение битвы для дальнейшего хода греко-персидских войн

Битва при Фермопилах является одним из самых известных сражений античности. В западной культуре при её описании в первую очередь подчёркиваются доблесть и мужество спартанцев. Однако в контексте греко-персидской войны битва являлась поражением эллинов[90]. Избранная ими стратегия по задержке персов перед Фермопильским ущельем и около мыса Артемисий была провалена. Дорога в Аттику и Беотию для вражеской армии — открыта[91]. Позиция под Фермопилами являлась практически неприступной[78]. Сумей греки удержаться более продолжительное время, у персов возникли бы проблемы в снабжении своего многочисленного войска провиантом и водой[52]. Таким образом, Фермопильское сражение являлось как тактическим, так и стратегическим поражением греков[78].

В ряде исторических монографий[92][93] сражение называется Пирровой победой Ксеркса. Это утверждение базируется на сопоставлении потерь обеих сторон. Однако не учитывается факт, что после него персы завоевали большую часть Греции[94], а решающие битвы при Саламине и Платеях произошли через месяц и год соответственно, после взятия Фермопильского ущелья. Учитывая численность вторгшейся на территорию Эллады армии, данные потери являлись несущественными.

Однако самопожертвование греков не было бесплодным. Оно послужило примером для эллинов и оставило неизгладимое впечатление в войске персов, значительно понизив их боевой дух и поколебав уверенность в победе[95].

Карта походов в Грецию армии Ксеркса

Другие битвы при Фермопилах и упоминания 300 спартанцев

При Фермопилах произошли также следующие сражения:

  • После греко-персидских войн, в 3-й Мессенской войне (середина V в. до н. э.), отборный отряд из 300 спартанцев был также полностью уничтожен. Но только гибель отряда под начальством царя Леонида в сентябре 480 года до н. э. стала легендой.
  • 300 гиппеев — элитный отряд гоплитов в Спарте[96].

Битва при Фермопилах в искусстве

Дж. Г. Байрон. Песня греческих повстанцев (пер. С. Маршака)

Пускай в сердцах воскреснетИ нас объединитГерой бессмертной песни,Спартанец Леонид.

Он принял бой неравныйВ ущелье ФермопилИ с горсточкою славнойОтчизну заслонил.

И, преградив теснины,Три сотни храбрецовОмыли кровью львинойДорогу в край отцов[97].

Стихотворения

300 спартанцев в кинематографе

По мотивам легендарного подвига в Голливуде сняты фильмы:

  • Триста спартанцев — исторический фильм 1962 года с элементами мелодрамы. Обладает относительной исторической достоверностью[100].
  • 300 спартанцев — фильм 2007 года, экранизация графического романа Фрэнка Миллера, рассказывающего об истории 300 спартанцев в фантастической обработке. Является фильмом-комиксом со стилизованными персонажами и низкой исторической достоверностью[101].

Примечания

  1. ↑ Holland, 2006, p. 237
  2. ↑ 1 2 3 de Souza, 2003, p. 41
  3. ↑ 1 2 Геродот VII. 202
  4. ↑ 1 2 Диодор Сицилийский. Diodor Sicilicus XI 4  (англ.). сайт www.perseus.tufts.edu. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 5 августа 2011.
  5. ↑ 1 2 Science: Left at Thermopylae  (англ.). TIMES (22 May 1939). Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 20 августа 2011.
  6. ↑ 1 2 HOT SPRINGS OF THERMOPYLAI & THE PHOKIAN WALL  (англ.). сайт www.300spartanwarriors.com. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 20 августа 2011.
  7. ↑ Ctesias of Cnidus.  (англ.). сайт www.livius.org. Архивировано из первоисточника 24 января 2012. Проверено 1 августа 2011.
  8. ↑ Diodorus of Sicily.  (англ.). сайт www.livius.org. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 1 августа 2011.
  9. ↑ Holland, Tom. Persian Fire: The First World Empire and the Battle for the West. — New York: Doubleday, 2006. — P. 47—55. — ISBN 0385513119
  10. ↑ Holland, 2006, p. 203
  11. ↑ 1 2 Holland, 2006, p. 171—178
  12. ↑ В „Истории“ Геродота боги различных народов называются именами древнегреческих богов
  13. ↑ Геродот. История 5. 105 // Геродот. Фукидид. Ксенофонт. Вся история Греции. — М.: ООО «Издательство АСТ», 2010. — С. 265. — 1312 с. — 4000 экз. — ISBN 978-5-17-066278-4
  14. ↑ Геродот. VII. 44—45
  15. ↑ 1 2 3 Holland, 2006, p. 178—179
  16. ↑ Геродот. VII. 133
  17. ↑ Геродот. VI. 101
  18. ↑ Геродот. VI. 113
  19. ↑ Holland, 2006, p. 206—207
  20. ↑ Holland, 2006, p. 208—211
  21. ↑ Геродот. VII. 61—82
  22. ↑ Геродот. VII. 89—95
  23. ↑ Holland, 2006, p. 213—214
  24. ↑ Геродот. VII. 35
  25. ↑ 1 2 Holland, 2006, p. 217—223
  26. ↑ Геродот. VII. 32
  27. ↑ Геродот. VII. 145
  28. ↑ Holland, 2006, p. 248—249
  29. ↑ Геродот. VII. 173
  30. ↑ Holland, 2006, p. 255—257
  31. ↑ Connolly P. Греко-персидские войны: Начало. сайт www.roman-glory.com (27 ноября 2006). Архивировано из первоисточника 24 января 2012. Проверено 22 августа 2011.
  32. ↑ Геродот. VIII. 40
  33. ↑ Геродот. VIII. 62
  34. ↑ Плутарх. Фемистокл XI // Избранные жизнеописания. — М.: «Правда», 1987. — Т. 1. — С. 226. — 592 с.
  35. ↑ Геродот. VIII. 68
  36. ↑ Геродот. VII. 184—186
  37. ↑ Ктесий Книдский. Persica [§27]  (англ.). сайт www.livius.org. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 5 августа 2011.
  38. ↑ de Souza, Philip. The Greek and Persian Wars, 499–386 BC. — Osprey Publishing, 2003. — P. 41. — ISBN 1-84176-358-6
  39. ↑ 1 2 Holland, 2005, p. 237
  40. ↑ Франц Меринг. История войн и военного искусства. сайт «Библиотека Якова Кротова». Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 5 августа 2011.
  41. ↑ Геродот. VII. 61—80
  42. ↑ Геродот. VII. 228 Перевод Г. А. Стратановского
  43. ↑ Илоты // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  44. ↑ Геродот. VII. 229
  45. ↑ John Lemprière Bibliotheca classica: or, A classical dictionary Helotae  (англ.). books.google.ru. Проверено 22 августа 2011.
  46. ↑ Robert Wilde Historical Myths: The 300 Who Held Thermopylae  (англ.). сайт europeanhistory.about.com. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 22 августа 2011.
  47. ↑ 1 2 Шауб И., Андерсен В. Рождение фаланги: вооружение и тактика // Спартанцы в бою. — М.: Яуза, Эксмо, 2008. — С. 40—56. — 320 с. — (Войны Древнего мира). — 5000 экз. — ISBN 978-5-699-24857-5
  48. ↑ Олимпийские игры приходились примерно на 14—19 сентября 480 до н. э. Геродот (8.26) упоминает, что Фермопильское сражение произошло как раз во время этих игр.
  49. ↑ Гаспаров М. Л. Фермопилы. сайт www.infoliolib.info. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 20 августа 2011.
  50. ↑ Геродот VII. 220 Перевод Г. А. Стратановского
  51. ↑ 1 2 3 Lazenby JF. The Defence of Greece 490–479 BC. — Aris & Phillips Ltd. — 1993. — P. 248—253. — ISBN 0-85668-591-7
  52. ↑ 1 2 Holland, 2006, p. 285—287
  53. ↑ Holland, 2006, p. 288
  54. ↑ Holland, 2006, p. 262—264
  55. ↑ Геродот. VII. 176
  56. ↑ Фермопилы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  57. ↑ Гаспаров М. Л. Фермопилы. сайт antique-lit.niv.ru. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 20 августа 2011.
  58. ↑ Мидянами греки называли персов
  59. ↑ 1 2 Геродот VII. 226
  60. ↑ Геродот. VII. 207
  61. ↑ 1 2 Плутарх. Moralia Sayings of Spartans Leonidas, son of Anaxandridas  (англ.). сайт penelope.uchicago.edu. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 6 августа 2011.
  62. ↑ Диодор. Историческая библиотека. 11.6
  63. ↑ Геродот. VII. 208
  64. ↑ Диодор Сицилийский. Diodorus Siculus, Library 11.7.1 — 11.7.3  (англ.). сайт www.perseus.tufts.edu. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 16 августа 2011.
  65. ↑ Holland, 2006, p. 274
  66. ↑ 1 2 Геродот. VII. 212
  67. ↑ Диодор Сицилийский. Diodorus Siculus, Library 11.7.4  (англ.). сайт www.perseus.tufts.edu. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 16 августа 2011.
  68. ↑ 1 2 Геродот. VII. 211
  69. ↑ 1 2 Ктесий Книдский. Persica (2)  (англ.). сайт www.livius.org. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 16 августа 2011.
  70. ↑ Геродот. VII. 213
  71. ↑ Ephialtes.  (англ.). Online Etymology Dictionary. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 17 августа 2011.
  72. ↑ Геродот. VII. 215
  73. ↑ Green, Peter. The Greco-Persian Wars. — University of California Press. — 1996. — P. 59. — ISBN 0520203135
  74. ↑ Геродот. 7. 218.
  75. ↑ 1 2 Геродот. VII. 220
  76. ↑ Луций Анней Сенека. Письмо 82. 22 // Нравственные письма к Луциллию. — М.: АСТ, 2007. — С. 190—191. — 408 с. — (Философия. Психология). — 3000 экз. — ISBN 978-5-17-017890-2
  77. ↑ Диодор. Diodorus Siculus, Library 11.9.2  (англ.). сайт www.perseus.tufts.edu. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 20 августа 2011.
  78. ↑ 1 2 3 Holland, 2006, p. 294
  79. ↑ Lazenby, 1993, p. 144—145
  80. ↑ Геродот VII. 223—225
  81. ↑ Геродот. VII. 227
  82. ↑ Диодор. Diodorus Siculus, Library 11.10.1  (англ.). сайт www.perseus.tufts.edu. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 20 августа 2011.
  83. ↑ перевод Г. А. Стратановского.
  84. ↑ Павсаний. 3.14
  85. ↑ Геродот. VII. 232
  86. ↑ Геродот. VII. 231
  87. ↑ Геродот. IX. 71
  88. ↑ Thermopylae — Monument of Thespians  (англ.). сайт flickr.com. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 22 августа 2011.
  89. ↑ Bret Mulligan Monuments at Thermopylae  (англ.). сайт iris.haverford.edu (21 сентября 2009). Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 22 августа 2011.
  90. ↑ Lazenby, 1993, p. 151
  91. ↑ Lazenby, 1993, p. 248—253
  92. ↑ Tung, Douglas S.; Tung, Teresa K. 36 Stratagems Plus: Illustrated by International Cases. — Trafford Publishing, 2010. — P. 239. — ISBN 1426928068
  93. ↑ Marozzi Justin. The Way of Herodotus: Travels with the Man Who Invented History. — Da Capo Press. — 2008. — P. 74. — ISBN 0306816210
  94. ↑ Cawkwell George. The Greco-Persian Wars. — Oxford University Press. — 2006. — P. 105—106. — ISBN 0199299838
  95. ↑ Курциус Э. Войны за освобождение // История Древней Греции. — Мн.: Харвест, 2002. — Т. 2. — С. 416. — 282—283 с. — 3000 экз. — ISBN 985-13-1119-7
  96. ↑ Печатнова Л. Г. «История Спарты (период архаики и классики)» СПб.: Гуманитарная Академия, 2001. 510 с ISBN 5-93762-008-9
  97. ↑ Самуил Маршак. Избранные переводы. — М.: Государственное издательство детской литературы, 1959. — С. 223.
  98. ↑ Георгий Иванов. Свободен путь под Фермопилами. сайт gv-ivanov.ouc.ru. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 5 августа 2011.
  99. ↑ Константинос Кавафис. Фермопилы. сайт www.peoples.ru. Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 6 августа 2011.
  100. ↑ Darius Kadivar. Darius Kadivar's review of 1962's 'The 300 Spartans' ('The Lion of Sparta') - Originally published in the Iranian.com  (англ.). сайт Iranian.com (2002). Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 20 августа 2011.
  101. ↑ Рецензия Алекса Экслера.. сайт exler.ru (2007). Архивировано из первоисточника 28 января 2012. Проверено 20 августа 2011.

Литература

Ссылки

dic.academic.ru


Смотрите также