Гегемония войны древней греции


1. Войны за территорию и за гегемонию. История Древней Греции

1. Войны за территорию и за гегемонию

Фукидид описывает сухопутные войны архаического периода как местные столкновения между отдельными государствами, которые обычно не вели к образованию могущественных группировок – коалиций и империй. Это описание корректно, но неполно. Новые государства, как появлявшиеся в материковой Греции, так и возникавшие за морями, боролись за место под солнцем, используя свои возрастающие ресурсы для войн друг с другом. Эти войны иногда становились решающими, так как надежно закрепляли обладание спорными территориями, но редко имели катастрофические последствия для одной стороны и приводили к резкому возвышению другой стороны. Тем не менее в этих войнах устанавливались границы полисов и определялось их значение в будущем.

Величайшая и самая катастрофическая из этих сухопутных войн уже описана нами выше. Спарта, первый дорийский полис на материке, покорила народы Мессении и расширила основы своего могущества, после двадцатилетней войны (ок. 740–720 гг.), увеличив свою площадь и поработив население новых территорий. Коринф, стоявший во главе торговой экспансии и имевший от нее наибольшие выгоды, отобрал у Мегары ее южные земли в войне, закончившейся, вероятно, около 700 г. и известной благодаря героизму мегарийца Орсиппа, победителя Олимпийских игр 720 г.[14] Тем самым было обеспечено будущее Коринфа как центрального обменного рынка в греческом мире, отныне он контролировал и сухопутные, и морские подступы к кратчайшему пути через Истмийский перешеек. Мегара, лишившись земель, богатых пастбищами и лесом, избавлялась от избыточного населения, сперва создавая заморские колонии, а позже покорив остров Саламин, который заселила около 600 г. колонистами, чтобы навсегда удержать его за собой. Их присутствие на острове угрожало морским подступам к Элевсину и Афинам. Вдохновленные воинственными поэмами Солона, афиняне напали на мегарян и заставили их покинуть остров. Война между двумя государствами тянулась долго, но к 560 г. Писистрат окончательно завладел островом, который имел такое же значение для будущего Афин, как и оккупация южной Мегариды – для Коринфа. С тех пор Мегара оставалась маленьким, но доблестным государством, чье существование зависело от ловкой дипломатии. Аналогичные войны между соседними государствами происходили в Ионии и Эолиде, иногда приводя к гибели полисов, например Смирны и Арисбы. На колонизируемых землях, где государства были расположены не так тесно и могли расширяться за счет более слабых народов, происходившие время от времени столкновения редко имели катастрофические последствия для одной из сторон, так как всегда можно было основать новые колонии, что сделали, например, милетяне, которых мегарские колонисты вытеснили из Гераклеи Понтийской около 560 г. Более важной в долговременном плане была борьба за морское господство и коммерческую эксплуатацию в западных морях, где Коринф столкнулся с Керкирой около 660 г., а Керкира с Амбракией около 620 г. В итоге Коринф укрепил контроль над своими колониями, но надолго испортил отношения с Керкирой.

При наличии широких взаимных интересов возникали коалиции. Так, Лелантинская война, которая велась до и после 700 г., началась как местный конфликт между Халкидой и Эретрией за обладание спорной Лелантинской равниной. Однако ее последствия имели большое значение для торговых и колониальных держав Эгейского моря, так как Эретрия владела Андросом, Кеосом, Теносом и другими островами, а Халкида контролировала путь через пролив Эврипос; совместно они вели колонизацию Халкидики и подступов к Этрурии. По словам Фукидида, в Лелантинской войне участвовало большинство греческих государств. Но наверняка мы знаем лишь то, что Самос был союзником Халкиды, а Милет – Эретрии, и можем предположить, что Коринф выступил на стороне первой, а Мегара – последней. Решающая битва произошла на суше, и победу одержала Халкида с помощью фессалийской конницы. Эретрия, полагавшаяся на армию в 3 тысячи пехотинцев, 600 конников и 60 колесниц, утратила положение ведущей державы. Получивший независимость Андрос основал колонии на Халкидике около 655 г. Первенство перешло к Халкиде, которая совместно с Коринфом упрочила торговые связи с Западом.

На Пелопоннесе борьба поначалу велась за военное превосходство, на которое претендовал Аргос еще со времен завоевания, ссылаясь на старшинство царского рода Теменидов. Аргос играл ведущую роль в основании Сикиона, Эгины и Мегары и помогал Мегаре в успешной войне с Коринфом. Спарта бросила Аргосу вызов, поселив беженцев из Асины (город в Арголиде, захваченный Аргосом) на побережье Мессении. Аргос воспротивился этому и победил Спарту в сражении при Гисиях в 669 г. Вероятно, падение престижа Спарты и успех Аргоса побудили Пису в 668 г. поднять восстание против Элиды и в 660 г. завладеть святилищем в Олимпии. В 659 г. спартанцев, выступивших против Фигалии – области Аркадии, пограничной с Мессенией, – разгромили фигаляне и аркадские орестасийцы. Затем около 640 г. мессенцы восстали при поддержке Писы, Аркадии, Аргоса и Сикиона, и Спарте пришлось девятнадцать лет бороться за свое существование, получая некоторую помощь от Коринфа, Самоса и Лепреатиды. Наконец, Спарта одержала решительную победу. Она упрочила свою власть над Мессенией, упрочила свои государственные институты и подтвердила свою воинскую доблесть. В 546 г. она разгромила аргосское войско в битве, последовавшей за состязанием «трехсот защитников», выступивших с обеих сторон. Благодаря этой победе к ее территории была присоединена Тиреатида, а сама она стала могущественнейшей военной державой Пелопоннеса.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

МАКЕДОНИЯ В БОРЬБЕ ЗА ГЕГЕМОНИЮ. Древняя Греция

МАКЕДОНИЯ В БОРЬБЕ ЗА ГЕГЕМОНИЮ

В течение довольно долгого правления Филиппа II античная Македония почти постоянно воевала. Македонский царь вел активные военные действия сразу на нескольких направлениях, стремясь присоединить к своей стране новые владения или хотя бы поставить под ее контроль окрестные территории. На северных границах главным предметом внимания Филиппа стала Фракия, населенная многочисленными родственными племенами. Для Фракии классической эпохи была характерна политическая нестабильность, периодическое образование (и соответственно распад) в той или иной мере централизованных государств. В первые годы царствования Филиппа Македония еще отражала набеги фракийцев. Однако затем македоняне сами перешли в наступление и после длительной борьбы захватили значительную часть территории воинственных соседей, существенно раздвинув границы своего государства на север и восток.

Впрочем, власть Филиппа II над фракийскими племенами никогда не была достаточно прочной. Если приморские области Фракии ему удавалось контролировать, то внутренние горные районы либо совсем не подчинялись ему, либо подчинялись лишь номинально. Воевал македонский царь и на северо-западных рубежах своих владений, стремясь заставить иллирийские племена признать свое верховенство, но этого ему удалось добиться лишь отчасти.

Однако главным направлением внешней политики Филиппа II было все-таки завоевание Балканской Греции, стремление установить гегемонию над греческими полисами. Но, будучи исключительно дальновидным государственным деятелем, Филипп не спешил, действовал расчетливо и осторожно, стараясь достигнуть пусть не моментального, но прочного эффекта. Поэтому начать он решил с овладения наиболее близкими к Македонии полисами северного побережья Эгейского моря.

Важнейшим греческим государственным образованием в этом регионе был Халкидский союз (на полуострове Халквдика) во главе с крупным городом Олинф. В этот союз входили занимавший выгодное стратегическое положение полис Амфшіоль (у впадения в море реки Стримон), а также полисы, находившиеся в зоне черноморских проливов, первенствующее положение среди которых занимал Византий. Ситуация для Филиппа II осложнялась тем, что Северная Эгеида издавна считалась сферой влияния Афин, где они имели сильные позиции на полуострове Херсонес Фракийский и тщетно пытались овладеть Амфиполем – своей бывшей колонией, утраченной еще в период Пелопоннесской войны. Располагая сильным флотом, афиняне отнюдь не были настроены делиться с кем бы то ни было своими привилегиями в этом регионе. Таким образом, претензии Македонии на северное побережье Эгейского моря неизбежно влекли за собой конфликт Филиппа с Афинами.

Следует сказать, что уже на этом этапе македонский царь проявил себя не только как выдающийся военачальник, но и как талантливый дипломат. Вступая в борьбу с греческими полисами, он добивался стоящих перед ним целей не только путем вооруженных действий, но и с помощью переговоров, закулисных политических интриг и подкупов влиятельных лиц, становившихся в результате его тайными сторонниками. Умело ссоря между собой своих противников, он пожинал плоды их раздора.

Уже в 358 г. до н. э., пользуясь отсутствием единства в рядах противостоящих ему греческих государств, Филипп II овладел Амфиполем, что вызвало взрыв бессильного гнева в Афинах. Подчинив своей власти северное побережье Эгейского моря, Македония получила доступ к удобным гаваням и месторождениям золота и серебра. Затем Филипп захватил и Халкидику, и в 348 г. до н. э. в его руках оказался Олинф. Вялотекущие военные действия не приносили противникам никаких результатов. В конце концов афиняне, смирившись с утратой своих позиций в Северной Эгеиде, вынуждены были в 346 г. до н. э. заключить с Македонией так называемый Филократов мир (по имени Филократа – главы афинской дипломатической миссии, прибывшей в Пеллу). Этот договор закреплял успехи Филиппа, развязывал ему руки для дальнейшего наступления на Элладу и потому был крайне невыгоден не только для афинского полиса, но и для Греции в целом. В Афинах поговаривали, что послы, отправленные в Македонию для заключения мира, были попросту подкуплены Филиппом и потому согласились на все предложенные им условия.

Дальнейшие попытки македонской экспансии в североэгейском регионе были не столь успешными. В 340 г. до н. э. Филипп II попытался взять Византий, чтобы господствовать над черноморскими проливами и контролировать поступление хлеба из региона Понта Эвксинского в Балканскую Грецию. На этот раз афиняне, главный потребитель понтийского зерна, смогли оценить степень нависшей над ними опасности и оказали Византию своевременную помощь, в результате чего город смог отразить осаду македонян. Тем не менее в целом экспансионистская политика Филиппа на данном направлении оказалась, безусловно, успешной.

Постепенно Филипп II начал вмешиваться во многие дела Балканской Греции, при этом по-прежнему удачно сочетая военные действия с дипломатическими акциями. Он воспользовался тем, что в 355 г. до н. э. разгорелся очередной междоусобный конфликт, разделивший эллинские полисы на две враждующие коалиции, – так называемая Третья священная война[23] (355—346 до н.э.). Она началась с того, что Фокида предъявила претензии на господство над Дельфами (которые находились в этой области) – крупнейшим панэллинским религиозным центром и бросила вызов Дельфийской амфиктионии (Дельфийскому союзу) – религиозному объединению полисов, издревле контролировавшему святилище. Фокидяне захватили Дельфы, забрали сокровища храмовой казны и на присвоенные средства набрали сильное наемное войско. Главными защитниками интересов амфиктионии выступили Беотия и Фессалия, начавшие военные действия против фокидян. Афины встали на сторону Фокиды.

Дельфы. Сокровищница афинян. Фотография

Филипп II вступил в войну на стороне амфиктионии, представив себя в чрезвычайно благовидной роли защитника поруганной святыни. После того как был заключен Филократов мир и Афины отказались от поддержки Фокиды, в том же 346 г. до н. э. македонский царь легко добился победы. Филипп разгромил Фокиду, погасив тем самым вспыхнувший по ее вине конфликт. После этого влияние македонского царя в Греции исключительно возросло.

В ходе войны гегемонию властителя Македонии признала Фессалия. Филипп II был избран фессалийским тагом. Он поставил под свой контроль всю территорию этой области, через которую осуществлялась связь Македонии со всеми регионами Греции. Место исключенной из Дельфийской амфиктионии Фокиды заняла Македония, что означало признание Филиппа полноправным участником системы межгосударственных отношений в греческом мире. Если ранее греки относили его скорее к «варварским» правителям (подобно фракийским и скифским царям), то теперь ни у кого не должно было возникать сомнений в том, что Филипп – такой же эллин, как афиняне или фиванцы, и имеет такие же права в решении внешнеполитических вопросов. Вскоре македонский царь фактически стал лидером Дельфийской амфиктионии, принимавшей важнейшие решения с его подачи.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Войны в Древней Греции

Философ Гераклит утверждал, что «война является отцом всего и царем над всем». Известная нам греческая история выглядит почти непрерывной чередой сражений. На протяжении VII–IV вв. до н. э. греки воевали друг с другом в среднем два года из трех. Сражения для них были основным способом разрешения пограничных конфликтов, основанием для внутренней солидарности граждан и стимулом экономического развития. Хотя греки считались самыми умелыми воинами своего времени, их неспособность объединиться и мирным способом разрешить внутренние конфликты привела к упадку Греции и потере ее независимости.

Героическая война

Около одной трети текста «Илиады» занимают сцены боев и сражений, основными участниками которых были аристократы. Военное дело отличало этот слой населения от представителей других социальных классов. Подвиги на поле боя создавали аристократии необходимый авторитет, а военная добыча давала средства к существованию. Сражения преимущественно имели вид поединков предводителей, которые велись в соответствии с определенными правилами. Участники боя бросали друг другу вызов, в некоторых случаях право первого удара определялось жребием. Гомер описал около 300 таких поединков, из них лишь в 18 случаях понадобился второй удар.

Когда афинское Народное собрание в 490 г. до н. э. обсуждало вопрос о памятнике Мильтиаду, командовавшему в сражении при Марафоне, один гражданин спросил: «Разве Мильтиад один побил персов, что ему нужно ставить памятник?»

Фигура умирающего воина с восточного фронтона храма Афины Афайи позволяет оценить размер гоплитского щита и увидеть устройство рукоятей на внутренней стороне. Государственное античное собрание Глиптотека, Мюнхен

Переход от героической к гоплитской войне

Переход от гомеровской эпохи к архаическому периоду связан с революцией в военном деле и появлением на поле боя гоплитской фаланги, которая представляла собой плотный и глубокий строй тяжеловоо руженных воинов. По времени появление фаланги совпадает с возникновением города-государства как гражданской общины, принадлежность к которой определялась обладанием земельным наделом в пределах городской округи и имущественным достатком, позволяющим гражданину принимать участие в совместных военных походах граждан с доспехами и вооружением. В этом смысле политическая и военная организация греческого полиса представляла собой единое целое, гражданский коллектив одновременно являлся собранием воинов. В Спарте полноправным гражданам под страхом лишения гражданства запрещалось заниматься каким-либо другим делом, кроме физических упражнений и военных тренировок.

Появление строя пехоты на поле боя связано с отступлением от принятого в эпоху господства аристократии индивидуального способа битвы. Успех фаланги на поле боя в большей степени определялся совместными действиями рядовых бойцов, нежели героизмом предводителей. Поединки аристократов, в которых те могли продемонстрировать мужество и искусство владения оружием, ушли в прошлое. Новый идеал военной доблести заключался в том, чтобы сражаться, стоя на одном месте, локоть к локтю с боевыми товарищами. Победа в этих условиях обезличивалась, становясь достоянием всех воинов, а не только отдельных героев.

Война и сельское хозяйство 

Коринфский шлем из погребения Денды, Южная Италия, 500–490 гг. до н. э. Государственное античное собрание Глиптотека, Мюнхен

Гоплиты в основном были выходцами из средних слоев населения. Их появление связано с развитием сельского хозяйства, которое стало приносить собственникам доход, достаточный для покупки доспехов и полного комплекта вооружения. Кроме того, развитие ремесленного производства сделало его более доступным. Стоимость гоплитского вооружения долго оставалась неизвестной, но, как повсеместно признавалось, была достаточно высокой. Находка надписи, датируемой второй половиной VI в. до н. э., позволила установить, что афинский воинклерух. для военной службы был обязан обеспечить себя оружием на сумму не менее 30 драхм. Имущественный класс зевгитов, из представителей которого преимущественно набиралась фаланга гоплитов, согласно конституции Солона 594 г. до н. э. должен был располагать годовым доходом в  200 драхм. Следовательно, гоплитское вооружение в это время было доступно не только зевгитам, составлявшим средний класс общества, но даже верхушке бедняков-фетов. С возникновением фаланги гоплитов война оказалась включена в календарь сельскохозяйственных работ.

Сражения, как правило, велись в интервале между маем-июнем, когда собиралась пшеница, и августом-сентябрем, когда приходила пора собирать виноград. Военные кампании принимали форму коротких рейдов на территорию противника и одну решительную битву, определявшую победителя. Время и место столкновения часто оговаривалось заранее. В рамках принятой тактики сражения велись таким образом, что их исход решался превосходством мускулов и нервов одной из сторон. Из-за тяжелого вооружения преследование бегущего противника было затруднено, потери обеих сторон в битве, как правило, были невелики. Победители ставили трофей на поле боя, после чего возвращались домой, чтобы успеть к уборке урожая. Средняя кампания продолжалась не более десяти дней. Такие условности сближали военную культуру гоплитов с квазиритуальными правилами героической эпохи.

Профессионализация войны

В знак победы греки ставили на поле боя трофей, который представлял собой древесный ствол с навешенным на него захваченным вражеским оружием и доспехами. Изображение трофея на фреске и богиня Победа. Фреска из Помпей. Национальный археологический музей, Неаполь

Греко-персидские войны продемонстрировали высокую эффективность гоплитской фаланги на поле боя. Хотя в сражении при Платеях грекам удалось разбить лучшую в мире персидскую армию, их собственная военная организация в это время представляла собой лишь гражданское ополчение. Воинов набирали по территориальным округам, дисциплина и солидарность бойцов обеспечивалась общностью их происхождения, занятий и образа жизни, снабжение осуществлялось путем самообеспечения, жалование за военную службу не выплачивалось. Вектор долговременного развития пролегал в направлении развития новых родов войск, легкой пехоты, стрелков и конницы, растущей профессионализации военной службы, появления отрядов вспомогательных и наемных войск. Усилив эффективность гоплитских армий, эти изменения в то же время подложили мину замедленного действия под основу, на которой она ранее сформировалась.

Растущая сложность военной организации способствовала вовлечению в нее новых социальных классов и распространению военных действий с равнин вокруг полиса в горы, на море и другие территории, где значение приобретали всадники, лучники и моряки. Гоплиты имели собственное оружие и были постоянно готовы к бою; моряки и гребцы, чтобы воевать, нуждались в корабле. Гоплиты защищали свой дом, полагаясь лишь на собственные силы; корабли выходили в море благодаря деньгам и налогам. Цена военного могущества была очень высока.

Для снаряжения армии из 10  тыс. гоплитов требовался капитал в 200 тыс. драхм. Каждый день тратилось еще 10 тыс. драхм на кормление и жалование воинам. Чтобы построить и снарядить триеру (военный корабль) был необходим капитал в 10 тыс. драхм. Для оснащения флота из 100 триер расходовалось уже 1 млн драхм, однако если армия гоплитов лишь за неделю вторгалась к противнику, наносила ему поражение в решающей битве и возвращалась домой, что обходилось в сумму 70 тыс. драхм, то флот должен был патрулировать море в течение всего времени навигации, что требовало колоссальных сумм на его содержание и жалование экипажам. 

Кризис

Таким образом, наемные войска, фортификационное строительство, осадные машины и флот требовали больших денег. Чтобы их собрать, доходы, собственность и налоги должны были постоянно увеличиваться. Капитализация экономики рикошетом била по мелкому и среднему крестьянству, из числа которого набирались гоплиты. Количество воинов-граждан неуклонно сокращалось. Разорившиеся крестьяне уходили в наемники. При этом если воин-гражданин сражался за свой город, наемник мог служить кому угодно, в том числе против своей родины. Эта ситуация стала одной из предпосылок политического кризиса IV в. до н. э.

Поделиться ссылкой

sitekid.ru

Сражение при Левктрах. Конец гегемонии Спарты

Гегемония Спарты  древней Греции

Гегемония Спарты оказалась крайне обременительной для населения Эллады. Оказалось, что лакедемоняне очень неразборчивы в средствах при укреплении своей власти. Установление олигархических режимов сопровождалось изгнаниями, казнями, конфискацией имущества всех инакомыслящих. Спартанские наместники не хотели делиться властью, бесчинствовали лакедемонские гарнизоны. Алчные спартанцы вторгались на территории суверенных полисов, вспоминая какие-то старые обиды и просто "для профилактики". Ни о каком равноправии полисов не было и речи.

На рубеже V и IV столетий до н. э. Спарта попыталась вмешаться в борьбу за владычество в Малой Азии, что закончилось для нее крайне неудачно. В тылу тут же вспыхнули восстания греческих городов Балканского полуострова. Персия же, которая до этого поддерживала лакедемонян деньгами, дала мощный отпор с помощью дипломатии, тех же денег и просто военным путем. В 387 г. до н. э. Спарте пришлось подписать с персидским царем позорный Анталкидов мир. Спартанцы отказывались от всех завоеваний греков в греко-персидских войнах и уступали персам малоазийские города. Зато договор предусматривал запрещение в Греции любых союзов, кроме Пелопоннесского. Сразу после заключения мира по Элладе прокатилась очередная волна спартанских репрессий. В частности, Фивы вынуждены были распустить Беотийский союз и стать союзником Спарты. Новый порядок в этой области Греции не продержался и десяти лет. В 379 г. до н. э. в Фивах при тайной поддержке Афин произошло антиолигархическое восстание. Был восстановлен союз беотийских городов. Изгнав спартанцев, фиванские демократы укрепили армию. Их лидеры Пелопид и Эпаминонд выступали за ликвидацию подчиненного положения всех греческих городов. Беря пример с Фив, восставали и другие полисы. Афины в 378 г. до н. э. создали Второй Афинский морской союз, прямо нарушив условия Анталкидова мира.

Главный город Беотии быстро восстанавливался. Пелопид и Эпаминонд уделили много внимания укреплению государства. Когда спартанцы попробовали вернуть свою власть в регионе, они натолкнулись на упорное сопротивление и в итоге проиграли, что было сигналом к полному свержению их власти в Греции. На территорию Беотии в 371 г. до н. э. вторглось из соседней Фокиды войско спартанского царя Клеомброта. Он шел прямо на Фивы, будучи уверен в быстром приведении мятежного города к покорности. В союзе с Фивами в тог момент находились только жители беотийских городов, да и те не очень торопились на помощь, явно опасаясь непобедимых воинов Лакедемона.

Сражение при Левктрах

Крупнейшая сражение между фиванцами и спартанцами произошло 5 августа при Левктрах. Здесь, в 13 км юго-западнее Фив, Клеомброта встретила армия Эпаминонда. У спартанцев было 10 тысяч гоплитов и тысяча всадников, фиванцы располагали 6 тысячами пехотинцев и полутора тысячами всадников. Кстати, фиванская конница была одной из лучшей в Элладе, поскольку Беотия была богата лошадьми и ее воины с раннего детства упражнялись в верховой езде. Войска спартанцев и их союзников были выстроены в традиционную фалангу, имевшую по всему фронту ширину в 12 шеренг. На правом краю, который традиционно считался греками самым почетным, находился царь с лучшими частями. Перед пехотой по центру находилась кавалерия. Построение же, к которому прибег Эпаминонд, навсегда внесло его имя в анналы военной истории. Вместо равномерного распределения войск по всему фронту фиванский полководец сосредоточил главные силы, собрал "кулак" там, где он намеревался нанести решающий удар. На левом фланге беотий-ской армии была выдвинута вперед колонна из 50 (!) шеренг, которую замыкали лучшие части - так называемый "священный отряд" (триста человек). Остальной фронт имел в глубину лишь 8 шеренг. Эпаминонд правильно рассчитал, что если победить спартанцев, группирующихся вокруг царя, остальную часть вражеского войска добить будет нетрудно. Перед фиванской пехотой также расположилась конница.

Клеомброт в связи с праздником не хотел сражаться именно в этот день. Эпаминонд же приказал армии двигаться к лагерю, делая вид, что и он придерживается того же мнения. Когда успокоившиеся спартанцы также стали разворачиваться, фиванский полководец приказа,! коннице начать атаку. Спартанские всадники не ожидали столь стремительного изменения планов врага и были опрокинуты. Отступая, они внесли суматоху в ряды своей пехоты, нарушили строй фаланги, которая обычно выстраивалась довольно долго. Конница Эпаминонда, выполнив задачу, отошла на левый фланг фиванской армии. Затем весь этот левый фланг обрушился на противника. В это время спартанская фаланга как раз загибала свой правый фланг, чтобы окружить войско фиванцев. Ей это не удалось, поскольку она встретила мощное сопротивление "священного отряда". Передовой же "кулак" Эпаминонда прорвал спартанский строй в решающем пункте. Клеомброт был убит. Увидев проблемы на правом, лучшем, царском фланге, дрогнула вся спартанская фаланга. В это время подтянулся второй, центральный уступ беотийского войска. Спартанцы бежали, оставив на поле боя убитыми тысячу человек.

Конец гегемонии Спарты

Весть о поражении в сражении при Левктрах пришла в Спарту во время праздника. Город был переполнен иностранцами, которые вскоре разнесли это удивительное известие по всей Греции. Полисы один за другим скидывали постылое лакедемонское иго. Спартанцы уже не могли в одиночку справиться с многочисленными врагами. Уже в 370 г. до н. э. армия Эпаминонда опустошила Лаконику и подошла к Спарте, так гордившейся отсутствием стен. В 362 г. до н. э. состоялось еще одно крупное сражение фиванцев против спартанцев при Мантинее на Пелопоннесе. На этот раз кавалерия Эпаминонда гораздо активнее взаимодействовала с пехотой, фаланга снова была прорвана. Спартанцы опять были побеждены, хотя в сражении погиб и Эпаминонд.

Фивы положили конец владычеству Спарты, став самым могущественным полисом Эллады. Но в полной мере воспользоваться этим положением столице Беотийского союза не удалось. Греция надолго погрузилась в пучину постоянных войн и междоусобиц, в которых жадность и амбиции полисов были сильнее общегреческой идеи. Конец постоянным военным конфликтам внутри самой Греции положило лишь ее полное подчинение Македонии.

 

Comments:

www.archivarium.ru

Гегемония Спарты. Всемирная история. Том 4. Эллинистический период

Гегемония Спарты

Под знаком спартанской гегемонии в эллинском мире проходят первые годы после Пелопоннесской войны. Однако гегемония Спарты с самого начала вызвала острое недовольство в Греции. Подобно Афинам, Спарта также обложила своих союзников форосом. Постоянно вмешиваясь во внутреннюю жизнь греческих городов-государств, Спарта повсеместно преследовала демократов и насаждала власть олигархов.

Во многие полисы были введены гарнизоны во главе со спартанскими наместниками. Таким образом, греческие города, ожидавшие от Спарты освобождения, оказались в еще более худших условиях, чем во времена Афинского союза. Однако вскоре положение Спарты сильно осложнилось, так как у нее испортились отношения с Персией.

Получая крупные субсидии во время Пелопоннесской войны, Спарта обещала в случае победы вернуть Персии греческие города малоазийского побережья. Однако малоазийские греческие полисы обрели свою независимость в результате грекоперсидских войн, которые воспринимались большинством греков как героическое прошлое. Посягнуть на эту независимость Спарта сразу не решилась. Поэтому она делала все возможное для того, чтобы оттянуть выполнение своего обязательства.

У После смерти персидского царя Дария II началась борьба за престол между его старшим сыном и наследником — Артаксерксом и младшим сыном. Кир обратился за помощью к Спарте, с которой он был тесно связан еще со времен Пелопоннесской войны. Спарте было выгодно поддержать Кира, потому что в качестве компенсации за поддержку она могла бы настоять на сохранении независимости малоазийских полисов.

Кир навербовал 13-тысячный отрад греческих наемников и соединил их со своими персидскими войсками. Возглавив это войско, Кир предпринял поход против Артаксеркса. Однако в 401 году до н. э. в сражении при Кунаксе близ Вавилона Кир был убит.

Туземные войска Кира немедленно перешли на сторону Артаксеркса. Греческие наемники, которых к этому времени осталось немногим более 10 тысяч, оказались вдали от родины в окружении врагов. К тому же приглашенные в лагерь Артаксеркса якобы для переговоров военачальники греческих отрядов были вероломно перебиты. Тогда греки избрали новых военачальников, одним из которых был описавший этот поход историк Ксенофонт, и начали отступление на север, к побережью Черного моря. Несмотря на все усилия персов воспрепятствовать походу и на трудности пути, греки все же пробили себе дорогу к морю и сумели вернуться на родину, потеряв, правда, около четверти своего войска.

Однако положение Спарты оказалось нелегким и вне зависимости от исхода этого отступления. Артаксеркс был очень разгневан выступлением Спарты на стороне Кира. Сатрап Тиссаферн потребовал от малоазийских греков уплаты дани, т. е. признания себя подданными персидского царя. В сложившейся обстановке Спарта была вынуждена поддерживать малоазийских греков.

Спустя пять лет после окончания Пелопоннесской войны Спарта оказалась втянутой в новую войну, на этот раз с персами. Сначала военные действия шли довольно вяло, но в 395 году до н. э. спартанский царь Агесилай добился крупной победы в сражении у Сард.

После этого персы пустили в ход давно испытанный дипломатический прием. При помощи подкупа они попытались организовать в самой Греции антиспартанскую коалицию. Обстановка им благоприятствовала, так как Спарта восстановила против себя многие города. В состав антиспартанской коалиции вошли Беотийский союз, Коринф, Аргос, Афины, Локрида, Акарнация, Левкада и большинство фессалийских городов.

В 395 году до н. э. началась Коринфская война. Положение Спарты было очень тяжелым. Ей приходилось вести войну одновременно и с Персией, и с членами антиспартанской коалиции. В 394 году в битве при Книде спартанский флот был разбит объединенным греко-персидским флотом под командованием афинянина Конона.

После этой победы Конон вернулся в Афины с большими субсидиями от персов, на которые афиняне восстановили стены вокруг родного города и начали возрождать флот. В Коринфе и некоторых других пелопоннесских полисах было решено вести войну до полного уничтожения Спарты.

Афинская демократия с ее стремлением к панэллинской гегемонии подняла голову. Возрождение демократических Афин пугало не только спартанцев. Оно тревожило и персидских сатрапов, и самого персидского царя, который был склонен скорее поддерживать спартанских олигархов, нежели Афинскую республику с ее демократическими порядками.

С этого времени между спартанцами и афинянами возобновляется яростная борьба за влияние на персидского царя. Спартанцы отправили к персидскому сатрапу Тирибазу посольство во главе с Анталкидом. Этому хитрому и ловкому дипломату было поручено любой ценой добиться заключения мира между персидским царем и лакедемонянами.

Афиняне и союзники, со своей стороны, снарядили посольство к тому же Тирибазу. Анталкид предлагал мирные условия, которые были приемлемыми как для персидского царя, так и для лакедемонян. «Лакедемоняне, — говорил он, — не оспаривают у царя греческих городов, которые находятся в Малой Азии. С них достаточно того, чтобы прочие города получили автономию. Раз мы согласны на эти условия, чего ради царь станет воевать с нами и расходовать деньги?»

Тирибаз пришел в восторг от речей Анталкида. Но против предложения спартанского дипломата решительно восстали афиняне и фиванцы. Они рассматривали требование автономии городов как коварный маневр, направленный на уничтожение всех военно-политических союзов в Греции.

Тем не менее дипломатический маневр Анталкида увенчался успехом. Обе стороны, истощенные войной, были вынуждены согласиться на условия, которые продиктовал им Артаксеркс. Тирибаз объявил, чтобы все желающие немедленно прибыли к нему, дабы выслушать присланные персидским царем условия мира.

По прибытии послов Тирибаз, указывая на царскую печать, удостоверяющую подлинность документа, прочел следующее: «Царь Артаксеркс полагает справедливым, чтобы ему принадлежали все города Малой Азии, а из островов — Клазомены и Кипр. Всем прочим городам, большим и малым, должна быть предоставлена автономия, кроме Лемноса, Имброса и Скироса, которые по-прежнему остаются во власти Афин».

Таковы были условия знаменитого царского, или Анталкидова, мира 387 года до н. э. Этот мир узаконивал политическую раздробленность, а следовательно, и слабость Греции. В конце мирного текста была многозначительная приписка: «Той из воюющих сторон, которая не примет этих условий, вместе с принявшими мир объявляю войну на суше и на море и воюющим с ней государствам окажу поддержку кораблями и деньгами».

Анталкидов мир ознаменовал собой торжество персидской политики, которая ставила своей целью ослабление как спартанской, так и афинской гегемонии в Греции. Некогда побежденная греками Персия теперь фактически становилась вершительницей судеб Эллады.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

14. Гегемония Спарты: Коринфская война

Первые годы после Пелопоннесской войны проходят под знаком спартанской гегемонии. Однако гегемония Спарты с самого начала вызывала острое недовольство в эллинском мире. Подобно Афинам Спарта также обложила своих союзников форосом. Постоянно вмешиваясь во внутреннюю жизнь греческих городов, Спарта повсеместно преследовала демократов и насаждала власть олигархов. Во многие города были введены гарнизоны во главе со спартанскими наместниками. Таким образом, греческие полисы, ожидавшие от Спарты освобождения, очутились в худших условиях, чем во времена Афинского союза.

Положение Спарты сильно осложнилось, когда у неё испортились отношения с Персией. Получая субсидии во время Пелопоннесской войны, Спарта обещала в случае победы вернуть Персии греческие города малоазийского побережья. Однако малоазийские греческие города обрели свою независимость в результате греко-персидских войн, которые воспринимались большинством греков как героическое прошлое. Посягнуть на эту независимость Спарта сразу не решилась. Поэтому она делала всё возможное, чтобы оттянуть исполнение своего обязательства.

Коринфская война.

Война Спарты и Пелопоннесского союза против коалиции Персии, Фив, Коринфа, Аргоса и Афин.

До: междоусобная война в Персии, братья Кир и Ксеркс. Начало: Первоначально -вяло, но через некоторое время - победа в сражении у Сард (395 г.).

После этого персы орагнизовали антиспартанскую коалицию. Спарта поставила против себя многие города. В составе: Беотийский союз, Коринф, Аргос, Афины, Локрида, Акарнания, Левкада и большинство фессалийских городов. В 395 г. - Коринфская война → Война одновременно и с Персией и с членами антиспартанской коалиции. В битве при Книде спартанский флот был разбит объединённым греко-персидским флотом. После Конон вернулся в Афины с большими субсидиями от персов, на к-е афиняне восстановили стены вокруг своего города и начали возрождать флот. В Коринфе и некоторых других пелопоннесских городах было решено вести войну до полного уничтожения Спарты.

С- переговоры с Персией, к-ю пугало возрождение афинских военных сил. В результате - Персия поддержала Спарту и предложила членам коалиции прекратить военные действия. Персия диктовала условия мира: все города на побережье МА объявлялись подвластными персидскому царю. Запрещены объединения греческих городов. Исключение для Спарты и её союзников. Итог: Анталкидов мир показал, что Персия фактически становилась вершительницей судеб греков.

  1. 15. Возвышение Фив и кризис полиса

После Анталкидова мира на короткий срок возобновилась спартанская гегемония в Греции. Причина борьбы: - Политика грубого нажима и вмешательства во внутренние дела других греческих государств. - Нарастало недовольство существующими порядками. Во главе демократического движения встал Пелопид. → фиванские олигархи были перебиты, а спартанский гарнизон капитулировал.

Начинается возвышение Фив. Объединились другие беотийские города → БС, дружественные отношения с Афинами.

Возникает АМС2. Пелопоннесский флот был направлен к берегам Аттики, чтобы их блокировать. → тяжёлое поражение в морском сражении у Наксоса (376 г. до н. э.). После этого спартанцы бросили свои основные силы на борьбу против Фив. Битва при Левктрах. Эпаминонд, новое построение - косой клин-> сокрушительный разгром.

Поражение спартанцев и последующие походы фиванцев в Пелопоннес - подъём демократического движения во всей Греции. Ряд демократических переворотов происходит в самом Пелопоннесе. Становится независимой Мессения. → полный распад Пелопоннесского союза, утрата Спартой положения гегемона и превращение её во второстепенное государство.

Однако возвышение Фив оказалось весьма непродолжительным. Беотия имела ещё меньше возможностей занимать руководящее положение в эллинском мире, чем Спарта. Кроме того, соотношение сил в Греции резко изменилось, когда афиняне, напуганные чрезмерным усилением Фив, отошли от них и объединились со Спартой. Эпаминонд предпринял новый поход в Пелопоннес, и в 362 г. до н. э. при Мантинее произошло решительное сражение между спартанскими и фиванскими войсками. Фиванцы снова одержали блестящую победу, но не смогли реализовать её результатов из-за чрезвычайно крупных потерь и гибели Эпаминонда. Силы Фив уже были исчерпаны, и они не смогли дольше удерживать гегемонию в Пелопоннесе. Афины тем временем попытались использовать эту выгодную для них ситуацию и вернуться к своей старой великодержавной политике в отношении союзников. Но возрождение этой политики привело к так называемой Союзнической войне (357— 355 гг.), результатом которой был распад второго Афинского морского союза.

studfiles.net

Глава 1 Спартанская гегемония (404–386). История Древней Греции

1. Политические проблемы периода

Одержав в двух войнах победу, Спарта крепко держала инициативу в своих руках. Теоретически она могла обратиться к политике бездействия и изоляционизма, на которую в прошлом ее уже обрекала афинская мощь. В реальности же она руководствовалась принципом, к которому впоследствии прибегали Афины и Фивы, что победитель диктует свою волю побежденному, слабый подчиняется сильному, – принципом, по мнению Фукидида, присущим человеческой природе.

В 404 г. победитель столкнулся с крайне серьезными проблемами. Большинство греческих государств раздирали межпартийная борьба и вражда, и многие из них, как, например, Керкира, были опустошены и духовно, и экономически. Чтобы вернуть греческим государствам уверенность, требовался истинный лидер. Фукидид надеялся, что после поражения Афин таким лидером окажется Спарта. «Впоследствии сама Спарта освободится от страха, и вся Греция признает в ней вождя, который опирается не на силу, а на добрую волю». Возможно, в той же роли многие видели Сиракузы, надеясь, что они обеспечат единство всех сицилийских греков. Однако греческий мир отныне не был самодостаточен и защищен от иностранной агрессии. На греков напирали Персия и Карфаген, а впоследствии Македония и Рим. Лидеру следовало быть всегда начеку и возглавить борьбу греков с их врагами. Спарта же пыталась продать ионийских греков Персии, чтобы получить взамен золото и выиграть войну. Разумеется, отдельные государства охотно шли на сговор с Персией ради собственных нужд, но лидер, который поставил дружбу с Персией превыше свободы ионийских греков, едва ли мог рассчитывать в дальнейшем на добровольную поддержку. Таким образом, Спарта столкнулась с двойной проблемой: как навести порядок в греческом мире, одновременно противостоя Персии.

Легко осуждать Спарту и ее наследников за то, что они не сумели решить эту проблему. В худшем случае они скатывались до сотрудничества с Персией в сочетании с империализмом, заклейменного в их собственном поколении. Но вина лежала не только на них. Когда они вели разумную политику, другие полисы их не поддерживали, так как не желали всерьез экспериментировать с такими идеями, как федеральный союз. Греческий мир полисов страдал от политического малокровия, которое не позволяло полисам не только становиться лидерами, но и следовать за лидерами. В этот период полис как политическая форма проходил решающее испытание. Его граждане приближались к этапу интеллектуальной эмансипации и капиталистического развития, когда традиционный полис уже был не в состоянии удовлетворить их интеллектуальные и материальные запросы и поэтому не столь сильно требовал от них чистосердечной преданности. Теоретические попытки видоизменить полис предпринимались такими мыслителями, как Платон и Аристотель, а в политической практике – Сиракузами, Фивами и Олинфом. Если бы греческие государства жили в изоляции, то они могли бы найти спасение в той или иной форме федерации, и в этой сфере были предприняты важные шаги. Но они испытывали давление внешнего мира. Государства более примитивные по развитию, но обладавшие большей силой, такие, как Македония и Рим, выросли вне зависимости от полиса и доказали свое превосходство над ним в накоплении военной и финансовой мощи.

Период, к изучению которого мы приступаем, иногда называют периодом упадка. В этом определении не содержится и доли правды. Греческая цивилизация развивалась столь же стремительно, как и прежде. Это был век смелых экспериментов в политике, философии, литературе и искусстве. Та цивилизация, которая покорила Македонию и Рим и через них повлияла на современный мир, была преимущественно цивилизацией IV в. Да, традиционное вместилище этой цивилизации, суверенный полис, начал рушиться под влиянием новых внутренних идей и давлением внешних сил. То же самое можно сказать о традиционном вместилище нашей европейской цивилизации – суверенном национальном государстве. В обоих случаях сосуд менее важен, чем содержимое: цивилизация IV в. породила многие из самых плодотворных идей в истории человечества.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru


Смотрите также