Греция спартак


Вся правда о Спартаке - ДЛЯ ВСЕХ И ОБО ВСЕМ

О Спартаке известно совсем немного. Никому неизвестно, где он родился, кто его родители, сколько ему было дет, когда он умер. Как он умер – тоже неизвестно. Есть предположение, что его казнили, а может, он умер в бою. Но если о нем ничего неизвестно, то почему уже долгое время его личность вызывает такой интерес?…

Предположительно Спартак родился во Фракии (современной Болгарии). О его жизни античные авторы сообщают противоречивые сведения. Согласно одним источникам, он был военнопленным, попал в рабство и был определен в школу гладиаторов в Капуе. По другой версии, фракиец служил наемником в римской армии, затем бежал и, попав в плен, был отдан в гладиаторы.

Спартак отличался физической силой, ловкостью и смелостью, искусно владел оружием. За свои способности получил свободу и стал учителем фехтования в гладиаторской школе. Спартак пользовался огромным авторитетом среди гладиаторов капуйской школы Лентула Батиака, а затем и среди восставших рабов Древнего Рима.

О физической силе Спартака и его умственных дарованиях Плутарх говорил, что «он более походил на образованного эллина, чем на варвара». «Сам великий своими силами и тела и души» — так отзывается о вожде восставших рабов другой древнеримский писатель Саллюстий.

Величайшее в Древнем мире восстание рабов имело под собой самую благоприятную почву. Войны наводнили Италию рабами различных этнических групп галлы, германцы, фракийцы, эллинизированные жители Азии и Сирии... Главная масса рабов была занята в сельском хозяйстве и находилась в крайне тяжелых условиях.

Жизнь римских рабов из-за их жестокой эксплуатации была крайне непродолжительной. Однако это особо не тревожило рабовладельцев, поскольку победоносные походы римской армии обеспечивали бесперебойные поставки дешевых рабов на невольничьи рынки.

Из городских рабов на особом положении находились гладиаторы. Без гладиаторских представлений в Древнем Риме той эпохи не обходилось ни одно празднество. Хорошо обученных и тренированных гладиаторов выпускали на арену, чтобы они на утеху тысяч римских граждан убивали друг друга.

Существовали особые школы, где физически крепких рабов обучали гладиаторскому искусству. Одной из наиболее известных школ гладиаторов находилась в провинции Кампания, в городе Капуе.

Восстание рабов в Древнем Риме началось с того, что группа рабов-гладиаторов (около 70 человек) бежала из капуйской школы после раскрытия в ней заговора и нашла убежище на вершине вулкана Везувий.

Всего же участников заговора под руководством Спартака было больше — 200 человек, но стража гладиаторской школы и города Капуи разгромили заговорщиков еще в самом начале их выступления. Беглецы укрепились на труднодоступной горной вершине, превратив ее в военный лагерь. С долины к нему вела только одна узкая тропа.

К началу 73 года до н. э. отряд Спартака быстро вырос до 10 тысяч человек. Ряды восставших гладиаторов каждодневно пополняли беглые рабы, гладиаторы, разоренные крестьяне провинции Кампания, перебежчики из римских легионов. Спартак рассылал небольшие отряды по окрестным поместьям, всюду освобождая рабов и отбирая у римлян оружие и продовольствие. Вскоре вся Кампания, за исключением городов, защищенных крепкими крепостными стенами, оказалась в руках восставших рабов.

Вскоре Спартак одерживает ряд убедительных побед над римскими войсками, пытавшимися в зародыше подавить восстание рабов и уничтожить его участников. Вершина Везувия и подступы к потухшему вулкану стали ареной кровопролитных боев. Римский историк Саллюстий писал о Спартаке тех дней, что он и его товарищи-гладиаторы были готовы «скорее погибнуть от железа, чем от голода».

Осенью 72 года было полностью разгромлено войско претора Публия Вариния, а сам он чуть не попал в плен, что повергло власти Рима в немалое смятение. А перед этим спартаковцы наголову разгромили римский легион под командованием претора Клодия, который самонадеянно поставил свой укрепленный лагерь прямо на единственной тропе, которая вела к вершине Везувия.

Тогда гладиаторы сплели из виноградной лозы длинную лестницу и ночью спустились по ней с горного обрыва. Римский легион, внезапно атакованный с тыла, был разбит.

Спартак проявил прекрасные организаторские способности, превратив войско восставших рабов в хорошо организованную армию по образцу римских легионов. Помимо пехоты в спартаковской армии имелась кавалерия, разведчики, посыльные, небольшой обоз, который не обременял войска во время походной жизни.

Оружие и доспехи или захватывались у римских войск, или изготовлялись в лагере восставших. Было налажено обучение войск, и тоже по римским образцам. Учителями рабов и итальянской бедноты выступали бывшие гладиаторы и беглые легионеры, прекрасно владевшие различным оружием и боевым построением римских легионов.

Армия восставших рабов отличалась высоким моральным духом и дисциплинированностью. Первоначально командиры всех рангов избирались из числа наиболее опытных и надежных гладиаторов, а затем назначались самим Спартаком. Управление спартаковской армии строилось на демократической основе и состояло из совета военачальников и собрания воинов. Был установлен твердый распорядок лагерной и походной жизни.

О других руководителях мощного восстания рабов в Древнем Риме почти ничего не известно. В истории сохранились только имена Крикса и Эномая, двух, по всей видимости, германцев, которые были избраны восставшими гладиаторами в помощники Спартаку, став военачальниками его армии.

Первые победы восставших рабов нашли широкий отклик. Из Кампании восстание распространилось на южные области Италии — Апулию, Луканию, Бруттию. К началу 72 года армия Спартака выросла до 60 тысяч человек, а во время похода на Юг она достигала, по разным данным, численности в 90—120 тысяч человек.

Римский сенат был крайне обеспокоен размахом восстания рабов. Против Спартака были направлены две армии во главе с опытными и прославленными победами полководцами — консулами Г. Лентулом и Л. Геллием. Они надеялись добиться успеха, воспользовавшись начавшимися разногласиями среди восставших.

Значительная часть рабов хотела вырваться из Италии через Альпы, чтобы обрести свободу и вернуться на родину. Среди них был и сам Спартак. Однако примкнувшая к рабам итальянская беднота этого не желала.

В спартаковской армии произошел раскол от нее отделилось 30 тысяч человек под командованием Крикса. Этот отряд восставших (историки по сей день спорят о его составе — были ли это германцы или италики) в битве у Гарганской горы в Северной Апулии был уничтожен римлянами под командованием консула Люция Геллия. Легионеры если и брали в плен восставших, так только для того, чтобы их казнить.

Армия Спартака оказалась сильно ослабленной такой потерей. Однако предводитель восставших римских рабов оказался талантливым полководцем. Воспользовавшись разобщенностью действий наступавших на него армий консулов Г. Лентула и Л. Геллия, он разбил их поодиночке. В каждой битве хорошо организованная и обученная армия восставших рабов демонстрировала свое превосходство над римскими легионами.

После двух таких тяжелых поражений римскому сенату пришлось спешно стягивать в Италию войска из отдаленных провинций. После этих двух больших побед армия Спартака прошла по Адриатическому побережью Италии. Но и как карфагенский полководец Ганнибал, вождь восставших рабов не пошел на Рим, который трепетал перед реальной угрозой появления огромной армии восставших рабов и итальянской бедноты перед своими стенами.

В Северной Италии, в провинции Цизальпинская Галлия, в битве при Мутине (южнее реки Падус — По) в 72 году Спартак наголову разбил войска проконсула Кассия. От Мутины римляне бежали к берегам Тирренского моря. Известно, что Спартак не преследовал Кассия.

Теперь восставшим рабам, мечтавшим обрести свободу, было рукой подать до Альпийских гор. Им никто уже не мешал совершить переход через Альпы и оказаться в Галлии. Однако по неизвестным причинам армия восставших повернула от Мутины назад и, вновь обойдя Рим стороной, пошла на Юг Апеннинского полуострова, держась близкого побережья Адриатического моря.

Римский сенат направил против восставших рабов новую армию, на сей раз 40-тысячную, под командованием опытного полководца Марка Красса, происходившего из сословия всадников и отличавшегося жестокостью при наведении должного порядка в армии. Он получает под свое начало шесть римских легионов и вспомогательные войска. Легионы Красса состояли из опытных, закаленных в войнах солдат.

Осенью 72 года армия восставших рабов сосредоточилась на Бруттийском полуострове Италии (современная провинция Калабрия). Они намеревались переправиться на остров Сицилию через Мессинский пролив на кораблях малоазиатских киликийских пиратов. Скорее всего, Спартак решил поднять на восстание рабов в этой, одной из богатейших, провинции Древнего Рима, которая считалась одной из его житниц. К тому же история этой итальянской области знала немало выступлений рабов с оружием в руках, и Спартак скорее всего был наслышан об этом.

Однако киликийские пираты, побоявшись стать кровными врагами могущественного Рима, обманули Спартака, и их корабельные флотилии не пришли к берегам Бруттии, в порт Регия. В этом же портовом городе морских судов не оказалось, поскольку богатые горожане-римляне при приближении восставших покинули на них Регий. Попытки же переправиться через Мессинский пролив на самодельных плотах успехом не увенчались.

Тем временем армия Марка Красса зашла в тыл восставшим рабам. Легионеры возвели в самом узком месте Бруттийского полуострова линию типичных римских укреплений, которая отрезала армию Спартака от остальной Италии. Был выкопан ров от моря и до моря (длиной около 55 километров, шириной и глубиной 4,5 метра) и насыпан высокий вал.

Римские легионы привычно заняли позиции и приготовились отразить нападение противника. Тому оставалось только одно — или терпеть сильный голод, или с большим риском для жизни идти на штурм сильных римских укреплений.

Спартаковцы сделали единственный для себя выбор. Они пошли на внезапный ночной штурм вражеских укреплений, завалив глубокий и широкий ров деревьями, хворостом, трупами лошадей и землей, и прорвались на север. Но при штурме укреплений восставшие потеряли около двух третей своей армии. Большие потери понесли и римские легионы.

Вырвавшийся из Бруттийской западни Спартак быстро пополнил в Лукании и Апулии ряды своей армии освобожденными рабами и итальянской беднотой, доведя ее численность до 70 тысяч человек. Он намеревался весной 71 года до н. э. внезапным нападением захватить главный порт на юге Италии, в провинции Калабрия — Бриндизий (Бриндизиум).

На захваченных здесь кораблях восставшие рассчитывали беспрепятственно переправиться в Грецию, а оттуда могли легко добраться и до Фракии, родины Спартака.

Тем временем римский сенат послал на помощь Марку Крассу прибывшую морем из Испании воевавшую там против иберийских племен армию полководца Гнея Помпея и крупный воинский отряд под командованием Марка Лукулла, спешно вызванный из Фракии. Войска Лукулла высадились в Бриндизии, встав прямо перед спартаковской армией. Все вместе, эти римские войска превосходили армию восставших рабов.

Узнав об этом, Спартак решил не допустить соединения римских армий и разбить их поодиночке. Однако эта задача осложнялась тем, что армия восставших была еще раз ослаблена внутренними раздорами. От нее во второй раз отделился большой по численности отряд (примерно 12 тысяч человек, не пожелавших уходить из Италии через Бриндизий), который, как и отряд Крикса, был почти полностью уничтожен римлянами. Это сражение произошло вблизи Луканского озера, где победителем оказался Марк Красс.

Марк Лициний Красс

Спартак решительно повел свою армию численностью около 60 тысяч человек навстречу легионам Марка Красса, как наиболее сильному из своих противников. Вождь восставших стремится удержать в своих руках инициативу в войне против Рима. В другом случае его ожидало только полное поражение и гибель созданной им армии. Противники встретились в южной части провинции Апулия северо-западнее города Таренто в 71 году до н. э.

По некоторым сведениям, восставшие рабы по всем правилам римского военного искусства решительно атаковали римскую армию в ее укрепленном походном лагере. Римский историк Аппиан писал «Произошла грандиозная битва, чрезвычайно ожесточенная, вследствие отчаяния, охватившего такое количество людей».

Перед битвой Спартаку, как военному вождю, подвели коня. Но он, выхватив меч, заколол его, сказав, что в случае победы его воинам достанется много хороших коней римлян, а в случае поражения он не будет нуждаться и в своем. После этого Спартак повел свою армию на легионы Марка Красса, которые тоже жаждали победы над «презренными» в римском обществе рабами.

Битва была очень ожесточенной, поскольку побежденным в ней не приходилось ждать пощады от победителей. Спартак сражался в первых рядах своих воинов и пытался пробиться к самому Марку Крассу, чтобы сразиться с ним.

Он убил двух центурионов и немало легионеров, но, «окруженный большим количеством врагов и мужественно отражая их удары, был, в конце концов, изрублен в куски». Так описывал его гибель знаменитый Плутарх. Ему вторит Флор «Спартак, сражаясь в первом ряду с изумительной отвагой, погиб, как подобало бы только великому полководцу».

Гибель Спартака

Армия восставших после стойкого и поистине героического сопротивления была разбита, большая часть ее воинов пала смертью храбрых на поле брани. Легионеры не даровали жизни раненым рабам и по приказу Марка Красса добивали их на месте. Победители так и не смогли найти на поле битвы тело погибшего Спартака, чтобы тем самым продлить свое торжество.

Около 6 тысяч восставших рабов бежали из Апулии после понесенного поражения в Северную Италию. Но там они были встречены и уничтожены испанскими легионами Гнея Помпея, который как ни торопился, но так и не успел к решающему сражению. Поэтому все лавры победителя Спартака и спасения Древнего Рима достались Марку Крассу.

Однако с гибелью Спартака и разгромом его армии восстание рабов в Древнем Риме не закончилось. Разрозненные отряды восставших рабов, в том числе и воевавших под знаменами самого Спартака, в течение нескольких лет еще действовали в ряде областей Италии, в основном на ее юге и Адриатическом побережье. Местным римским властям пришлось приложить немало усилий для их полного разгрома.

Расправа победителей с захваченными в плен восставшими рабами была жестокой. 6 тысяч пленных спартаковцев римские легионеры распяли вдоль дороги, ведущей из Рима в город Капую, где находилась гладиаторская школа, в стенах которой Спартак и его товарищи составили заговор с целью освобождения себя и множества других рабов Древнего Рима.

Восстание Спартака глубоко потрясло Древний Рим и его рабовладельческий строй. Оно вошло в мировую историю как крупнейшее восстание рабов во все времена. Это восстание ускорило переход государственной власти в Риме от республиканской формы правления к императорской.

Созданная Спартаком военная организация оказалась настолько крепкой, что в течение длительного времени могла с успехом противостоять отборной римской армии.

via

p-i-f.livejournal.com

Спартак | ВикиВоины | FANDOM powered by Wikia

Леонид сожалеет. Это незавершённая статья. Ей существенно не хватает текста, изображений и ссылок. Вы можете помочь ВикиВоинам, дополнив или исправив статью.

Спартак

Годы жизни:

110 г. до н. э. - 71 г. до н. э.

Родина:

Италия

Место действия:

Италия (Древний Рим)

Спартак — римский раб-гладиатор, возглавил восстание на территории современной Италии в период 74 до н. э. — 71 до н. э.. Его армия, состоявшая из беглых гладиаторов и рабов, разбила в ряде сражений несколько римских легионов. Эти события вошли в историю как Восстание Спартака, третье по времени крупнейшее восстание рабов в Риме после двух Сицилийских восстаний.

    Происхождение СпартакаПравить

    Многие источники называют Спартака фракийцем, захваченным в рабство либо пленником в войне с Римом, либо мятежником или дезертиром из римских вспомогательных войск в Македонии (вспомогательные войска набирались из жителей подчинённых стран, которые добровольно шли сражаться за Рим). Однако то, что он действительно был фракийцем, вызывает ряд сомнений. Римские армии действительно вели боевые действия во Фракии и Македонии в то время, когда Спартак предположительно мог быть захвачен, однако все гладиаторы по стилю боя тогда делились на две категории: галлы (были экипированы копьём, шлемом и небольшим галльским щитом) и фракийцы. Раб мог принадлежать к любому другому народу, но обучаться в школе одного из этих двух стилей, так и Спартак мог быть назван "фракиец" по принадлежности к школе, а не народу. На это указывает и Плутарх, характеризуя Спартака: "он был культурным и образованным человеком, больше похожим на грека, чем на фракийца". Аппиан пишет: "он раньше воевал с римлянами, попал в плен и был продан в гладиаторы". В то время как более раннее время его жизни остаётся неясным, точно известно, что Спартак обучался в школе гладиаторов Батиата, названной так в честь её владельца Лентула Батиата. Спартак следовал идеям философа Гая Блоссия из Капуи, которые можно коротко сформулировать следующими словами: "последний станет первым (и наоборот)".

    Восстание рабов (Восстание Спартака)Править

    Начало восстанияПравить

    В 74 - 73 г. до н. э. Спартак и около 70 его последователей подняли восстание. Захватив ножи на кухне школы гладиаторов и оружие в её арсеналах, восставшие бежали в кальдеру Везувия около Неаполя. Там к ним присоединились рабы с плантаций. Группа грабила и разоряла округу, хотя Спартак, вероятно, прилагал все усилия чтобы усмирить их. Его ближайшими помощниками стали гладиаторы из Галлии Крикс и Эномай. Со временем число восставших пополнялось новыми беглыми рабами, пока, по некоторым утверждением, размер армии не достиг 90 000 (по другим подсчётам лишь 10 000).

    Успех восстания под предводительством Спартака был предопределен тем, что Рим как раз в этот период вел две тяжелые войны на двух противоположных концах света — в Испании и Малой Азии.

    Первая война шла с Квинтом Серторием в Испании. В этой военной кампании командовал сначала Метелл Пий, но после первых неудач Сенат Рима направил в качестве командующего Гнея Помпея Великого.

    Вторая война (в Малой Азии) с главным врагом Рима — восточным правителем Митридатом. В этой военной кампании очень успешно командовал римский полководец Луций Лициний Лукулл (согласно другой статье командующим был младший брат Луция Лициния — Марк Теренций Варрон Лукулл), в наше время гораздо более известный своими пирами.

    Получается, что по счастливому (для армии Спартака) стечению обстоятельств в Риме, и вообще во всей Италии, не было ни одного легиона действующей боеспособной армии. Потому Спартак со своей плохоэкипированной армией гладиаторов и рабов стал действительно очень серьезной угрозой Риму. Как описано ниже Сенат Рима располагал только новобранцами, набранными наспех рекрутами, которые были легкой мишенью для армии восставших. Превышение общего количества всех рабов над количеством всех свободных граждан Рима, насчитывавшихся в то время, было столь значительно, что делало всеобщее восстание рабов серьёзной угрозой республике.

    Сенат отправил претора Клавдия Глабра (по другой версии его номен был Клодий; преномен неизвестен) всего лишь с 3000 неопытных рекрутов, недавно набранных в армию. Они перекрыли пути, идущие от Везувия, но Спартак со своими людьми, используя верёвки из виноградной лозы, спустился по другому крутому склону вулкана, зашёл к правительственным отрядам с тыла и обратил их в бегство. Флор выдвигает версию, что восставшие спустились в жерло Везувия и вышли на склон через сквозной ход.

    Военные успехиПравить

    Спартак, французская скульптура. Лувр, 1830 г.

    Армия Спартака разбила ещё два римских легиона, отправленные для её уничтожения перед тем как встать на зимние квартиры. В лагере Спартака были не только способные носить оружие мужчины, но и женщины, дети, состарившиеся в рабстве люди. Весной они двинулись на север, в Галлию. Сенат отправил против них двух консулов (Луция Геллия Публикола и Гнея Корнелия Лентула Клодиана), каждого с двумя легионами. 10000 Германцев, отделившихся от основного войска, были разгромлены Геллием, Эномай, возглавлявший их, убит. Однако Спартаку удалось победить сначала Лентула, а затем и Геллия. Достигнув Мутины (совр. Модена), он разбил легион Гая Кассия Лонгина, правителя Цисальпийской Галлии.

    Решение остаться в ИталииПравить

    Спартак, очевидно, хотел вывести свою армию в Галлию, а, возможно, и Испанию, чтобы соединиться с мятежником Квинтом Серторием. Однако он изменил своё решение, вероятно, в связи с убийством Сертория, либо под давлением соратников, желавших решительных действий против Рима. Существует мнение, что часть его последователей, не участвовавших в боях (около 10 000), всё же пересекли Альпы и вернулись домой.

    После отдыха, армия повстанцев двинулась на юг, разбила ещё два легиона Марка Лициния Красса, богатейшего в то время римлянина. На исходе 72 до н. э. Спартак добрался до Региума (совр. Реджо-ди-Калабрия) на Мессинском проливе. Он договорился с киликийскими пиратами доставить его с людьми в Сицилию, а в это время 8 легионов Красса перекрыли ему выход из Калабрии, вырыв ров и построив укрепления от моря до моря. Сенат отозвал в Италию Гнея Помпея из Испании и Луция Лициния Лукулла из Анатолии, где тот вёл важную для Рима войну с Митридатом VI.

    Пираты обманули Спартака. Он прорвал укрепления Красса и двинулся к Брундизию (совр. Бриндизи), однако Красс настиг его у границы Апулии и Лукании. В бою восставшие были разбиты, а Спартак вскоре погиб у реки Силари. Согласно одному из литературных источников, Спартак был убит солдатом из Помпей по имени Феликс, который уже после войны на стене своего дома в Помпеях выложил мозаикой изображение своего боя со Спартаком.

    После битвы римляне обнаружили 3000 невредимых пленных легионеров в лагере побеждённых. Тело Спартака, однако, так и не нашли.

    Примерно 6000 захваченных рабов было распято вдоль Аппиевой дороги от Капуи до Рима. Красс так и не отдал приказа снять тела с крестов, они висели на них годами, а, возможно, десятилетиями (Красс умер через 18 лет после разгрома Спартака).

    Около 5000 рабов из армии Спартака бежало на север. Позже их разбил Помпей, благодаря чему он получил лавры полководца, окончившего эту войну.

    Так и неизвестно, почему Спартак повернул на юг, когда уже стоял у ворот Галлии. Возможно, это его величайшая ошибка, а возможно многочисленные победы сделали его слишком самонадеянным, или он рассчитывал поднять новое восстание в Сицилии, захватив при этом ещё больше трофеев. Если же следовать версии о желании соединиться с Квинтом Серторием, то причина здесь одна: мятеж Квинта Сертория к тому времени был уже подавлен, но Спартак, находясь в школе гладиаторов, просто не мог об этом знать.

    Но даже несмотря на то, что он никогда не изучал науку управления армиями, Спартак остаётся гениальным полководцем, долгое время побеждавшим в войне, где численное преимущество и лучшее обеспечение было на стороне врага. Несмотря на окончательный итог этой войны, Спартак стал легендой уже при жизни. Люди присоединялись к нему, веря, что когда-нибудь он приведёт их к свободе. Легенда о нём живёт и поныне.

    Первоисточниками по восстанию Спартака стали работы историков Плутарха, Аппиана, Луция Флора, Оросия и Саллюстия. Все они излагают события с точки зрения противников Спартака.

    Отображение в творчествеПравить

    В 1874 г. Рафаэлло Джованьоли написал исторический роман "Спартак".

    ru.warriors.wikia.com

    КТО ТАКОЙ СПАРТАК? — Леворадикал

    Спартак, французская скульптура. Лувр, 1830

    К началу I века до н. э. над большей частью стран Средиземноморья властвовали римляне. История рабовладельческого Рима, в прошлом небольшого государства Апеннинского полуострова, писалась кровью длительных захватнических войн. Карающий меч сильнейшего в Средиземноморье государства держал в страхе народы Балканского и значительной части Пиренейского полуострова, Малой Азии, бывшей территории Карфагена в Африке, островов Сицилия, Сардиния и Корсика. Присоединение новых территорий —” «провинций» —” служило источником наживы для римской родовой и торговой знати —” сенаторов и всадников. Они вывозили из провинций не только богатства, но и огромное количество рабов. Так, после взятия Тарента в рабстве оказались сразу 30 тысяч человек. Столько же рабочей силы было захвачено в войне с македонским царем Персеем в 157 году до н. э. В Сардинии отличился Семпроний Гракх, отец знаменитых римских трибунов. Как отмечал Тит Ливии, при Гракхе продавалось так много рабов и они были так дешевы, что слово «сардинец» сделалось синонимом всякого деше­вого товара. В ту пору и родилась древняя поговорка: «Дешев, как сард». Охота за рабами становилась главной целью римских военных экспедиций. Масштабы купли-продажи живой силы все возрастали. Так, при разгроме городов Эпира клеймо раба получили уже 150 тысяч человек. Разрушение Карфагена (146 г.) в итоге третьей Пунической войны привело в рабство всех уцелевших жителей этого огромного города.

    Рабов со временем стало так много (их число возрастало также за счет дол­говой кабалы в провинциях и пиратства), что в римский сенат поступило предло­жение дать рабам особую одежду, чтобы таким образом отличать их от свобод­ных людей. Сенат отверг это предложение, ибо рабы могли тогда наглядно убе­диться в своем численном перевесе над свободными…

    Одним из наиболее крупных центров оптовой торговли рабами служил остров Делос. В иные дни здесь продавалось до 10 тысяч рабов. Торговали живым товаром также в самом Риме и в других городах Римского государства. Владельцами дешевой рабочей силы становились в основном сенаторы и всадники. Цены на рабов менялись, но, как правило, в годы крупных завоеваний они резко падали. Очень дорого стоили образованные, а также обладающие особой квалификацией рабы: повара, танцовщицы, актеры… На приобретение их богачи не жалели средств.

    Рост «трудовой армии» рабов таил для государства грозную опасность: со временем рабский труд вытеснил часть свободных работников из сферы про­изводства и вызвал экономический кризис (этому способствовали, разумеется, и длительные заморские войны, которые приводили к отрыву собственников от земли). Сенаторы и всадники по дешевке скупали участки крестьян. Обезземеленным массам оставался один выход —” искать средства к жизни в городе. Однако Рим, не имевший достаточно развитой промышленности, не мог накормить всех бывших землевладельцев. И тем не менее этот плебс накапливался и держался за счет государственных дотаций. Таким образом, в Риме появилась значительная прослойка люмпен-пролетариата. Психология этой прослойки была поразительной: даже имея возможность получить земельный участок, городской плебс продолжал жить за счет общества.

    Самое тяжкое существование влачили рабы. Раб в ту пору считался одушев­ленным орудием. Недаром римский энциклопедист Теренций Варрон установил такую классификацию сельскохозяйственного инвентаря: орудия немые (соха, плуг, грабли и т. п.), орудия полунемые (рабочий скот) и орудия говорящие |рабы). Законы не признавали за рабом никаких прав. Он не мог иметь семьи, имущества, не мог быть свидетелем в суде. За малейшую провинность и даже вовсе без всякой вины, по одной прихоти владельца живого товара, рабов жесто­ко били, пытали, распинали на крестах, засекали до смерти.

    Труд рабов был невыносимо тяжек. Они работали на полях и в рудниках, в мастерских и в домах богачей. Особенно изнурительной была работа по добыче металла и его обработке. В рудники посылали самых крепких и сильных неволь­ников. Посылали туда и рабов, осужденных за бегство и другие проступки. Не случайно именно на рудниках (в Аттике, во Фракии, в Галлии и Испании) рабы не раз поднимались против своих угнетателей.

    Однако наиболее жестокое отношение рабовладельцев Древнего Рима к рабам проявлялось в организации гладиаторских боев. Без этих кровавых зре­лищ, которые, по преданию, были заимствованы от этрусков, не проходило ни одно празднество, ни одно сколько-нибудь крупное событие. Магистраты от имени государства устраивали их по случаю победы над врагом, захвата новой области, подчинения нового племени. Знать проводила схватки гладиаторов в память о близких и обязывала своих наследников помянуть их таким же обра­зом.

    Гладиаторские бои * —” римляне, впрочем, называли их играми —” зароди­лись из ритуала варварских жертвоприношений, которые совершали на заре своей истории почти все народы над могилами вождей. Но если у других племен обреченных убивали дружинники умершего предводителя, то в древней Италии пленных врагов или просто рабов заставляли убивать друг друга. Постепенно укоренился обычай устраивать на похоронах знатных римлян бои, в которых сражались уже целые отряды. И не только на похоронах, но и по другим случаям. (* Глядиус (лат.) —” меч.)

    К началу I века до н. э. гладиаторские бои были узаконены, их организация стала обязанностью должностных лиц Римской республики, которые, соперни­чая друг с другом, довели число сражающихся до нескольких сотен пар. Так, при Юлии Цезаре в бою участвовало 320 пар гладиаторов!

    Зрелища тщательно готовились. Желая угодить кровожадному вкусу зрите­лей, организаторы побоищ специально обучали рабов искусству убивать: чтобы продлить и разнообразить борьбу, гладиаторов заставляли сражаться разнород­ным оружием. Для схватки отбирали наиболее сильных рабов. Подготовка рабов проходила в особых школах, в условиях сурового режима. Нетрудно пред­ставить себе настроение смертников. Зато для публики бои гладиаторов были праздником. Каждый римский правитель, который хотел заслужить любовь народа, не жалел денег на устройство кровавых поединков.

    Задолго до их начала бесчисленные толпы народа устремлялись к цирку.

    На представление приходили даже из других городов. А проходила кровавая забава так. Выстроившись в ряды, гладиаторы под громкие крики толпы медленно обходили арену. Дойдя до того места, где сидел устроитель празднества, обреченные должны были хором приветствовать его. Затем начинался бой. Первыми вступали в схватку два гладиатора —” один с коротким мечом и щитом, второй с легким трезубцем и сетью, которой боец стремился опутать своего противника и, обезоруженного, потом убить трезубцем. Верх одерживал более ловкий и проворный.

    Затем выступали гладиаторы, вооруженные только мечами и щитами. Сра­жались они или попарно, или целыми отрядами. Бой прекращался после пого­ловного истребления одного отряда другим. При схватке двоих раненый мог обратиться к зрителям и просить даровать ему жизнь. Победитель, наступив ногой на грудь поверженного, обводил взглядом присутствующих, ожидая народного приговора. Как правило, опьяненная кровавым зрелищем толпа была безжалостна к неудачнику и требовала его смерти.

    Специальный служитель обходил убитых, и, вонзая в них раскаленное желе­зо, проверял, все ли мертвы. Другой служитель убирал трупы убитых и при про­явлении каких-либо признаков жизни ударом тяжелого молота добивал несчаст­ных.

    Для подготовки искусного в бою гладиатора требовалось немало времени, но и платили за такого бойца дорого. Поэтому подготовкой гладиаторов занима­лись многие. В Риме и других городах Италии существовали для этого специаль­ные школы-казармы. Здесь обучались в основном рабы, но среди них находи­лись и осужденные преступники, и отчаявшиеся, опустившиеся свободные люди, из-за нужды продавшие себя хозяину гладиаторской школы. Кормили здесь досыта, но хлеб доставался трудно: дни проходили в постоянных упражнениях, гимнастике, фехтовании и т. д. Царила исключительно строгая палочная дисцип­лина, питомцы школ постоянно были под бдительным надзором. Однако никакой террор, никакое намеренное разобщение рабов не могли окончательно подавить любовь обреченных к свободе, чувство собственного достоинства.

    Начало активной борьбы угнетенных рабов со своими тиранами относится к ранним временам римской истории. Сперва это были разрозненные вспышки, как, например, заговор рабов во время второй Пунической войны, о котором кратко упоминает Тит Ливий.

    Одно из крупных движений рабов возникло в 196 году до н. э. в Этрурии, где дело дошло до открытого восстания. Для его подавления римлянам пришлось направить целый легион регулярных войск. Спустя десять лет восстали рабы-пастухи в Апулии. Их выступление подавил претор Постумий, который приговорил к смерти сразу семь тысяч человек.

    Эксплуатация рабского труда достигла наиболее жестоких форм в Сицилии. В 136 году до н. э. в городе Энне вспыхнул мятеж рабов, перекинувшийся затем на другие районы острова. Возглавил его сириец Евн, которого под именем Антиоха провозгласили царем. В 132 году до н. э. против мятежников выступили отряды легионеров под командованием консула Рупилия. Он долго не мог взять укрепления повстанцев: даже историки из среды рабовладельцев вынуждены были отметить стойкость и мужество, с которыми выдерживали осаду восставшие. Рупилию помогла измена в лагере рабов. Множество участников восстания было казнено.

    Восстание в Сицилии вошло в историю как первая попытка поднявшихся на борьбу рабов создать свое государство. В нем смешались монархические и де­мократические черты, ибо большинство сицилийских рабов происходило из стран Востока, где крепко верили в легенду о монархе-избавителе.

    Историки упоминают и о других выступлениях рабов. Однако по своему раз­маху, своему значению они, конечно, не могут стоять в одном ряду с грандиоз­ным восстанием, которое развернулось в начале I века до н. э. на территории са­мой Италии и вошло в историю как великое восстание рабов под руководством Спартака.

    Родился Спартак около 120 года до н. э. во Фракии, на земле племени медов. Когда ему исполнилось восемнадцать лет, он поступил на военную службу в состав вспомогательных фракийских войск в римской провинции Македония и проявил такую храбрость, что его сделали начальником отряда в десять человек. Он мог бы постепенно добиться высокого положения в римской армии, но римляне снова начали войну с фракийцами. Спартак не захотел сражаться против своих соотечественников, бежал от римлян и встал на защиту своей родины. В одном из сражений его, раненного, взяли в плен и продали одному из содержателей гладиаторских школ в Капуе.

    Это был один из самых знаменитых городов Италии. Имея значительный экономический, политический и культурный вес, Капуя претендовала на более крупную роль в жизни Италии и поэтому враждебно относилась к Риму, узур­пировавшему власть над всей страной. Во время второй Пунической войны Капуя встала на сторону Ганнибала.

    После разрушения Карфагена и Коринфа римляне, считая Капую главной соперницей, обратили в свою собственность все земли, здания, уничтожили городскую общину, сенат, народное собрание. На конфискованных землях посе­лили своих ветеранов, которые построили новые дома и виллы, посадили вино­градники и оливковые деревья, наполняя все окрестности стадами скота и толпами рабов.

    В гладиаторской школе Лентула Батиата Спартака обучали искусству гладиаторского боя, умению метко наносить смертельные удары. Однако Спартак тешил полученную суровую закалку направить на другую цель —” освободительную борьбу рабов.

    За шесть лет подготовки в гладиаторской школе Спартак со своим хозяином объехал почти все города Италии, где принял участие более чем в ста сражениях, ни разу не получив серьезной раны. Своей силой и храбростью он настолько превосходил своих противников, что слава о непобедимом фракийце гремела по всем циркам Италии.

    В 76 году до н. э. Спартак получил свободу и отставку. Как гладиатора высшего класса его переводят в число преподавателей школы Лентула Батиата. Хозяин школы гордился своим выдающимся учеником, считался с его мнением и во всем доверял. Этим Спартак и воспользовался.

    Он развернул в школе агитацию, в результате которой ему удалось создать группу из 200 человек. Это были в основном фракийцы, галлы и германцы, считавшие, что лучше пойти на крайний риск ради свободы, чем рисковать своею жизнью на арене для потехи зрителей.

    Масштабы заговора росли. Ячейки заговорщиков распространялись по различным областям Южной Италии, проникая в провинции. Сказывались блестящие способности организатора заговора —” Спартака.

    К началу выступления рабов под руководством Спартака Рим находился в тяжёлом положении. На Пиренейском полуострове бушевало восстание обитавших там племен, которые поднялись против римских откупщиков, ростовщиков и чиновников. Возглавлявшееся Серторием восстание длилось уже более пяти лет. Гней Помпей с большой и хорошо вооруженной армией не мог противостоять восставшим. В восточных провинциях продолжал войну понтийский царь Митридат. Еще одна римская армия вынуждена была воевать на Балканах с фракийцами, опустошавшими северные границы провинции Македония. Неспокойно было и в самом центре государства —” Италии, где шла грызня среди различных групп римской аристократии. Так что для вооруженного восстания Спартака складывалась весьма благоприятная обстановка.

    Какова же была программа «рабской войны»? Существуют самые различные точки зрения на этот счет. Одни приписывают Спартаку глубоко разработанные планы построения чуть ли не бесклассового, справедливого общества. Другие все сводят к нехитрой программе вывода рабов германского, галльского или фракийского происхождения из пределов Италии на свою первоначальную родину. В распоряжении ученых слишком мало данных, чтобы ответить на этот вопрос вполне достоверно. Во всяком случае, наличие социальных моментов в спартаковской программе не может вызывать сомнений.

    Обычно восстание Спартака датируют 74 (или 73) —” 71 годами до н. э.

    Плутарх так писал о начале этого события: «Некий Лентул Батиат содер­жал в Капуе школу гладиаторов, большинство которых были родом галлы и фра­кийцы. Попали эти люди в школу не за какие-нибудь преступления, но исключи­тельно вследствие несправедливости хозяина, насильно заставившего их учиться ремеслу гладиаторов. Двести из них сговорились бежать. Замысел был об­наружен по доносу, но все же наиболее дальновиднее, в числе семидесяти восьми, успели убежать, запасшись захваченными где-то кухонными ножами и вертелами. По пути они встретили несколько повозок, везших в другой город гладиаторское снаряжение, расхитили груз и вооружились. Заняв затем укрепленное место, гладиаторы выбрали себе трех предводителей. Первым из них был Спартак, фракиец, происходивший из пастушеского племени,—” человек, не только отличавшийся выдающейся отвагой и физической силой, но по уму и мягкости характера стоявший выше своего положения и вообще более походивший на эллина, чем можно было бы ожидать от человека его племени».

    С помощью деревьев и камней восставшие укрепились на скалистой вершине горы Везувий (в то время Везувий не был действующим вулканом). Вскоре к гладиаторам стали подтягиваться беглые рабы, разоренные крестьяне. Накопив силы, они разбили небольшой отряд, присланный из Капуи, и захватили немало боевого оружия.

    Продовольствие воинам Спартака приходуюсь добывать набегами на ближайшие от Везувия поселения. Добычу делили строго поровну между всеми. Это увеличивало славу предводителя, и вскоре у Спартака собрался уже многочисленный отряд.

    Повстанцы перешли к более энергичным действиям. Спартак разослал надежных гонцов в Кампанию, Самнию, Луканию, Бруттий с приказом вызвать на Везувий самых отборных людей. В горах и лесах начались тайные совещания. В разных концах страны, прежде всего на юге, стали создаваться боевые отряды во главе с гладиаторами. Их короткие вылазки-набеги сбивали с толку римскую администрацию, не давая ей возможности определить действительный центр восстания.

    Повстанцы разоряли богатые дома, виллы и даже целые города. Они отни­мали у богачей долговые расписки и возвращали должникам, нападали на сбор­щиков налогов. Наиболее жестоких рабовладельцев сначала предупреждали, однако, если те не унимались, устраивали над ними экзекуцию, а их дома сравнивали с землей.

    Римское правительство поначалу не придавало большого значения бегству капуанских гладиаторов и не собиралось вести с повстанцами борьбу, считая ее позорной для себя. Об этом говорят Аппиан, Орозий, Фемистий и другие древние авторы. Например, Фемистий сообщает, что гладиаторы «сначала вызывали насмешки относительно своего предприятия». Однако к весне 73 года набеги рабов в пределах Кампании стали невыносимыми. В сравнительно короткий срок армия Спартака увеличилась до 10 тысяч человек. Римские рабовладельцы поняли: восставшие рабы представляют собой грозную силу, с которой не считаться нельзя.

    Встревоженный разрастающимся выступлением рабов сенат поручил консу­лу Луцию Лицинию Лукуллу принять самые жесткие меры для прекращения мятежа. После обсуждения кандидатур на роль военачальника в походе против Спартака выбор пал на претора того года Публия Клавдия Пульхра. Клавдий был видным аристократом, в его роду числились консулы, цензоры, полководцы, триумфаторы. Он имел репутацию способного, опытного военачальника. Консул Лукулл поручил ему набрать для экспедиции шесть когорт (3 тысячи человек) и избавить с ними Кампанию от «шайки» мятежников, засевших на Везувии.

    И вот когорты Клавдия появились у подножия Везувия. Гора отличалась невероятной крутизной и высотой. Спускаться вниз можно было только в одном месте. Местность подсказывала простое решение: построить в кольцевой лощи­не —” всего в 300 метрах от вершины —” укрепленный лагерь, перегородив тропу рвом и валом. Тем самым отряды Спартака обрекались на голодную смерть. Именно так и поступил Клавдий.

    К ночи укрепленная линия была готова. Тем не менее повстанцам удалось перехитрить Клавдия. И вот каким образом: «Нарезав лоз,—” пишет Плутарх,—” гладиаторы сплели из них прочные лестницы такой длины, чтобы те могли дос­лать с верхнего края скал до их подножья, и затем безопасно спустились все, кроме одного, оставшегося наверху с оружием. Когда же прочие оказались внизу он спустил к ним все оружие и, кончив это дело, напоследок спасся и сам».

    Гладиаторы обошли когорты Клавдия с тыла и обратили врагов, пораженных внезапностью нападения, в бегство.

    О победе Спартака над Клавдием узнали жители окрестных селений и городов. Армия рабов стала быстро пополняться. Власти Капуи ввели в городе военное положение. В Рим помчался гонец с просьбой о немедленной помощи.

    Блестящая победа рабов еще больше подняла авторитет Спартака среди угнетенных масс Италии, особенно южных областей. Большое значение имел и факт, что спартаковцы гуманно относились к мирному населению, не грабили, а если и брали необходимое для армии, то оплачивали стоимость. Чтобы придать своим войскам большую организованность и преодолеть элемент стихийности, Спартак создал конницу, а также тяжело и легко вооруженную пехоту — в основном из апулийских пастухов, то есть разделил свои отряды по родам войск, согласно римскому образцу.

    После поражения Клавдия Рим спешно направил против Спартака претора Публия Вариния. Это был человек знатного рода. Вариний имел репутацию способного и опытного военачальника: в Греции сражался под началом Суллы против Митридата, потом в Италии—” против марианцев. В распоряжение Вариния сенат предоставил два легиона (12 тысяч человек) пехоты и 2 тысячи всадников. На роль своего советчика и легата Вариний пригласил Кассиния, считавшегося знатоком военного дела. Начальником конницы он сделал храброго молодого человека из всаднической фамилии —” Фурия.

    Поскольку лучшие войска республики в это время сражались в Испании против Сертория и на востоке против Митридата, легионы Вариния были набраны наспех, из случайных людей. Организаторам похода отказывали в лошадях, повозках, продовольствии. Варинию приходилось лично объезжать округа и взывать к римскому патриотизму. Среди неподготовленных воинов начались болезни. Дисциплина слабела, росло дезертирство. Хотя армия была полностью не укомплектована, в августе 73 года до н. э. Вариний все же начал военные действия.

    В столкновении с противником Спартак показал подлинное военное искус­ство. Он умело использовал то обстоятельство, что войска Вариния, где было немало больных, продвигались медленно, разделившись на несколько частей. Спартак сначала разбил двухтысячный конный отряд помощника Вариния Фурия, а затем еще более крупный отряд Кассиния. Первый раз Кассиний по­терпел поражение близ местечка Салины. Причем сам Кассиний чуть было не попал в руки повстанцев. Спустя некоторое время Спартак овладел его обозом, лагерем и обратил римлян в бегство. Сам Кассиний был убит в жестокой схватке.

    В нескольких сражениях Спартак сталкивался с отрядами под командовани­ем самого Вариния и одерживал верх. Он взял в плен его ликторов и сумел ов­ладеть конем Вариния. Все это привело остатки легионов в состояние полной деморализации.

    Постепенно в руках повстанцев оказались богатейшие области Средней и Южной Италии. К весне 72 года до н. э. армия Спартака выросла до 70 тысяч человек. Стала ощущаться нехватка оружия, поэтому Спартак наладил его про­изводство прямо в лагере. Не забывал он и об обучении военному делу. Стремясь сплотить войско и поднять дисциплину, Спартак распорядился делить добычу поровну, а также запретил торговлю золотом и серебром. В отличие от предводителей сицилийских восстаний Спартак не объявлял себя царем и продолжал вести простой образ жизни. Все дела восставшей армии решал совет военачальников.

    И все же единства духа достигнуть не удалось —” среди повстанцев начались разногласия. Истинная причина их нам неизвестна. Древние историки объясняли этот разлад тем, что армия Спартака состояла из разноплеменных людей: в ней были фракийцы, греки, галлы, германцы. В советской историографии разногласия между восставшими объясняются в первую очередь разнородностью социального состава и интересов восставших: в то время как рабы стремились добиться свободы и уйти за пределы Италии, крестьяне, наоборот, желали остаться на своей родине, добиваясь экспроприации земель у рабовладельцев и открытого наступления на Рим.

    Таким образом, единого, общего плана действий спартаковцы не имели. По­этому, когда в 72 году значительная часть восставших во главе со Спартаком на­правилась к северу Италии, чтобы, перейдя Альпы, вернуться на свою родину—” в Галлию и Фракию, от основной массы откололись отряды под предводитель­ством Крикса и Эномая. В частности, Крикс, под началом которого было 30 ты­сяч повстанцев, остался на юге.

    На истребление восставших сенат направил обоих консулов 72 года —” Люция Геллия и Гнея Лентулла. Но поскольку войска по-прежнему были нужны и за Пиренеями, и в горах Армении, консулам смогли выделить только два легио­на. И тем не менее консулы перешли к решительным действиям. Геллий, ко­мандовавший в начале похода обоими легионами, уничтожил в Апулии, у горы Гаргана, отделившуюся часть повстанцев во главе с Криксом. В сражении поги­бли сам Крикс и две трети его воинов. По свидетельству Орозия, Спартак устро­ил на могиле Крикса гладиаторские бои, использовав в качестве гладиаторов 400 пленных римлян. О том, что случилось с Эномаем, нам точно неизвестно. Вероятно, он погиб еще раньше, чем Крикс.

    Тяжелое поражение отрядов Крикса было первым серьезным ударом по восстанию рабов. Однако в целом война велась неудачно для римлян. Спартак с основными силами отходил по отрогам Апеннинских гор на север, прокладывая себе путь в долину реки По и дальше к вершинам Альп.

    Геллий и Лентулл решили окружить войско Спартака. Для этого Лентулл двинулся быстрым маршем вслед за восставшими, обогнал их и преградил путь. С юга в это время приближался другой консул. Чтобы избежать «клещей», Спа­ртак оторвался от преследующих его войск Геллия и обрушился на преградив­шего ему дорогу Лентулла, укрепившегося в Апеннинах. В жестокой битве рим­ляне окружили воинов Спартака, но тот сумел направить всю силу удара на одну цель и разбил отряды помощников консула. В результате в руки восставших попал весь римский обоз.

    Для отдыха не было времени: приближалась армия Геллия. Поэтому Спар­так развернул свои войска и разгромил легионы Геллия в открытом сражении. Только после этого он снова двинулся на север.

    Но на пути встретилось еще одно испытание. Наместник Цизальпинской Галлии Кассий встретил армию Спартака у города Мутины. У римского полководца было около 10 тысяч солдат. Однако он не выдержал натиска спартаковцев и с трудом спасся бегством от гибели.

    В Цизальпинской Галлии войско Спартака простояло около полутора месяцев. За это время оно выросло до 120 тысяч пехоты и 8 тысяч воинов-конников. Это был период наивысшего подъема движения. И хотя после победы при Мутине дорога через Альпы лежала открытой, Спартак со всем войском вдруг неожиданно повернул обратно в Италию.

    Почему же вождь повстанцев решил возвратиться на юг? На этот счет нет единого мнения. По-видимому, сыграли роль продолжавшиеся разногласия среди вождей восстания или стремление части восставших остаться в Италии. Возможно, Спартак опасался оказаться без поддержки со стороны богатого галльского крестьянства. Или он засомневался в успехе перехода через реку По и Альпы… Так или иначе, Спартак возвратился на юг. Он рассчитывал, как выяснилось позже, попасть в Сицилию и этим путем вывести рабов из Италии.

    В Риме началась паника, какой не бывало со времени нашествия Ганнибала. Вся Италия —” от Галлии до Бруттийского полуострова —” занялась пожаром восстания. Ничто, казалось, не могло противостоять рабам. Однако в середине июля 72 года Спартак получил известие: своими соотечественниками убит Серторий —” руководитель антиримского восстания иберийских племен в Испании. Объединив почти всю Испанию, Серторий нанес римлянам ряд поражений. В течение нескольких лет против него безуспешно сражались главные силы римлян во главе с Метеллом Пием и Помпеем. И вот в результате заговора Серторий погиб. После смерти руководителя восстание сразу было подавлено.

    Узнав о гибели Сертория, Спартак понял: военная и политическая ситуация в корне изменилась. Не стало полководца, сковывавшего две сильные неприя­тельские армии. Кроме того, против Спартака могла начать свои действия и армия Луция Лукулла, разбившая Митридата в Понтийском царстве.

    Спартак решил опередить противника и немедленно нанести удар по Риму. Если поход не удастся, полагал Спартак, он уйдет на юг Италии, переправится в Сицилию и там поднимет восстание. Однако, начав поход на Рим, Спартак вскоре внезапно изменил маршрут и двинулся на юг, намереваясь пробиться в Луканию. Перемена в планах была обоснованна: во-первых, новые легионы были плохо обучены и вооружены; во-вторых, крупные города областей Пицена и Этрурии, на которые он рассчитывал, не оказали ему поддержки; и, наконец, против Спартака сенат направил шесть легионов под командованием Марка Лициния Красса, известного римского богача. Красс не привык торопиться. Красс отлично понимал, что воины его шести легионов, не говоря уже об остатках разбитых консульских войск, совершенно деморализованы легендарными победами Спартака. Поэтому он разбил лагерь в Пицентийской области и отправил своего помощника Муммия с двумя легионами в обход, с тем чтобы тот вел постоянное наблюдение и неотступно следовал за повстанцами, не ввязываясь в серьезный бой.

    Однако честолюбивый Муммий решил отличиться. При первом же случае он напал на Спартака. И проиграл. Теряя оружие, его воины обратились в бегст­во.

    Красс отобрал из беглецов пятьсот человек и разделил их на пятьдесят де­кад. Из каждой декады он приказал предать смерти по одному человеку —” на кого укажет жребий («Децимация» –“ Н.). Казни сопровождались на глазах у всех жуткими и мрачными обрядами. Тем самым Красс возобновил бывшее в ходу у древних и уже с давних пор не применявшееся наказание воинов.

    Римляне, ждавшие нападения на свою столицу, вдруг с удивлением обнару­жили, что войско рабов двинулось в новый поход —” на крайний юг Италии, к Мессинскому проливу. Показалось даже, что Спартак начал отступать, опасаясь сражения. Легионерам удалось уничтожить стоявший отдельно десятитысячный отряд рабов. Нанесли они чувствительный удар и самому Спартаку. Но вождь повстанцев не дал себя задержать: быстрым маршем двигались его отряды к берегу, где их ожидали корабли киликийских пиратов.

    Римский наместник в Сицилии Веррес, вполне сознавая грозящую опасность и не надеясь на свои силы, решил пойти на переговоры с пиратами. Расчет был точен. Пираты, приняв подарки, обманули вышедшего к берегам Сицилийского пролива Спартака и увели свои корабли в море.

    Вождь повстанцев делает героические усилия для переправы рабов в Сици­лию. Но неширокий пролив, отделяющий Италию от Сицилии, отличается силь­ным течением, у берегов его множество острых скал. По древним легендам, этот пролив охранялся сказочными чудовищами Скиллой (в латинском произношении Сциллой) и Харибдой.

    Не имея лодок, воины Спартака попытались переплыть бурные воды на пло­тах, под бревна которых были подведены бочки, привязанные лозами и кожа­ными ремнями. Но разыгравшаяся буря разметала и унесла плоты в море.

    Спартак оказался в ловушке. От Сицилии его отделяло море, а от материка —” глубокий ров, вырытый по приказанию Красса. Приближалась зима, а у рабов не было запасов продовольствия и фуража. Неудачи похода сказались на моральном состоянии войска. Но Спартак был далек от мысли, что это уже конец. Одной зимней ночью рабы заполнили ров деревьями, сучьями, телами пленных, трупами лошадей и, прорвав укрепления, разбили передовые отряды Красса.

    Вырвавшись из «мешка», Спартак принимает решение следовать в порт Брундизий, из гавани которого легче всего переправиться на Балканский полу­остров. Ведь от Брундизия до Греции —” самое кратчайшее расстояние. Однако не все соратники Спартака согласились с планом похода. Многие настаивали на том, чтобы идти в Луканию, по направлению к Риму.

    Спартак двинулся в Луканию, очевидно, лишь для того, чтобы потом через Апулию направиться все-таки в Брундизий. Тем не менее разногласия остава­лись. От Спартака отделилась большая группа рабов (около 30 тысяч человек), возглавляемая Ганником и Кастом. Но не успели они расположиться лагерем у живописных берегов Луканского озера, как туда же прибыл Красс. Его отряды стали теснить войска Каста и Ганника. На помощь подоспел Спартак и остано­вил бегство охваченных паникой рабов. Через некоторое время Красс все же расправился с войсками Каста и Ганника. Он подошел к их лагерю незамеченным. Сражение закончилось полным поражением самонадеянных вождей: в бою пало свыше 12 тысяч рабов.

    Между тем Спартак приближался к Петелийским горам, с тем чтобы, собра­вшись с силами, дойти-таки до Брундизия. Помощники римского главнокоман­дующего расценили этот маневр как проявление слабости восставших. Квинт, один из легатов Красса, и квестор Скрофа попытались преследовать рабов по пятам, но Спартак успел перестроиться, развернулся и двинулся прямо на рим­ские войска. Легионеры не выдержали натиска рабов и обратились в паническое бегство. Квестора Скрофа ранило, и его едва успели унести с поля битвы.

    На подходе к Брундизию Спартак вдруг узнал, что туда по дороге из Фракии прибыл Лукулл, наместник Македонии, и готовится дать ему бой. Чтобы не допустить объединения сил Красса и Лукулла, Спартак вступил в решительный бой с войсками Красса. Он стремился пробиться к предводителю римлян и убить его в бою. Но добраться до Красса Спартаку не удалось. Окруженный врагами, он пал под их ударами, сражаясь геройски до конца. Вместе с ним погибли десятки тысяч его сподвижников.

    …В 1927 году в Помпеях была обнаружена фреска с изображением сцены последней схватки Спартака с врагом: вождь восставших рабов сражается с неким Феликсом из Помпеи, убившим великого фракийца. Раненный в бедро Спартак сошел с коня, опустился на колено и продолжал защищаться до тех пор, пока, «окруженный большим количеством врагов и мужественно отражая их удары, был в конце концов изрублен в куски» (Плутарх). Вот почему его тело так и не было найдено.

    О героической смерти Спартака свидетельствовали многие древние авторы. Например, Флор отмечал: «Сам Спартак, сражаясь храбрейшим образом в пер­вом ряду, был убит и погиб, как подобало бы какому-нибудь великому императо­ру».

    Очевидно, желая увековечить свой «подвиг», Феликс заказал фреску худож­нику. Запечатленной осталась одна красноречивая деталь: нападали на Спарта­ка сзади. Принять открытый бой с фракийцем-гладиатором римский центурион не решился. Видимо, он знал: встреча лицом к лицу со Спартаком оказывалась последней для многих…

    После боя с Крассом одному из больших отрядов рабов удалось все же прорваться к северу, но здесь их встретил и разгромил Помпей, к этому времени возвратившийся в Рим из Испании после победы над Серторием. Помпей затем похвалялся, что вырвал корень «рабской войны».

    Шесть тысяч взятых в плен рабов были распяты на крестах, расставленных по дороге, ведущей из Капуи —” города, где началось восстание,—” в Рим. Вос­стание было подавлено, потоплено в крови, но отдельные группы рабов еще долгие годы нарушали покой римских богачей. Только в 62 году до н. э. Гаю Октавию удалось окончательно разгромить остатки сподвижников Спартака.

    Почему же крупнейшее восстание рабов потерпело поражение? Оно не уда­лось не только из-за разногласий среди восставших, бойцов повстанческой ар­мии, плохого их вооружения и слабой выучки. Дело в том, что в тот период в обществе не было еще предпосылок для уничтожения рабства. Сам класс рабов делился на несколько слоев, и из-за несовпадения их интересов они не могли объединиться для общей борьбы, а тем более выработать единую программу. Интересы сельских рабов не совпадали с интересами городских рабов-ремесленников и рабов интеллектуальных профессий. Рабовладельцы всячески стремились помешать взаимосвязи рабов, разжигали между ними рознь. Городские рабы находились в лучшем положении, чем сельские. Они пренебрежительно отзывались о сельских рабах и редко поддерживали их выступления. Напротив, они защищали рабовладельца, если тот хорошо их кормил и одевал. «Рабы… —” подчеркивал В. И. Ленин,—” восставали, устраивали бунты, открывали гражданские войны, но никогда не могли создать сознательного большинства, руководящего борьбой партий, не могли ясно понять, к какой цели идут, и даже в наиболее революционные моменты истории всегда оказывались пешками в руках господствующих классов».

    Спартаковцы не могли уничтожить ни рабства, ни римского рабовладельческого государства. Тем не менее их восстание имело большое значение в истории Рима. В течение двух с половиной лет Спартак наводил ужас на власть имущих. «…Спартак был одним из самых выдающихся героев одного из самых крупных восстаний рабов около двух тысяч лет тому назад. В течение ряда лет всемогущая, казалось бы, Римская империя, целиком основанная на рабстве, испытывала потрясения и удары от громадного восстания рабов, которые вооружились и собрались под предводительством Спартака, образовав громадную армию».

    Восстание Спартака сыграло исключительно важную роль в римской исто­рии. С одной стороны, оно показало, что рабы пока не могут освободиться даже путем наивысшего напряжения сил. Не будучи классом, способным к более про­грессивному способу производства, стремясь только к своему личному освобож­дению, а не к отмене рабства вообще, к перестройке общества на новых основах, они не могли выработать революционной программы, которая бы объединила массы эксплуатируемых. Но, с другой стороны, это восстание наглядно показало: противоречия между основными антагонистическими классами римского общества обострились до крайней степени. Борьба, дошедшая до высшей формы вооруженного восстания рабов против рабовладельцев, была для господствующего класса грозным предзнаменованием.

    Д. Валовой, М. Валовая, Г. ЛапшинаИз книги «ДЕРЗНОВЕНИЕ» © М. «Молодаягвардия» 1989 г.

    levoradikal.ru

    Спартак - это... Что такое Спартак?

    Спартак (лат. Spartacus; год рождения точно неизвестен (около 110 до н. э.[1]), Фракия — 71 до н. э., около реки Силари, Апулия) — римский раб-гладиатор, возглавил восстание на территории современной Италии в период 74 до н. э. — 71 до н. э.. Его армия, состоявшая из беглых гладиаторов и рабов, разбила в ряде сражений несколько римских легионов, в том числе две консульские армии. Эти события вошли в историю как Восстание Спартака, третье во времени крупнейшее восстание рабов в Риме после двух первого и второго Сицилийского восстания.

    Происхождение Спартака

    Многие источники называют Спартака фракийцем, захваченным в рабство либо пленником в войне с Римом, либо мятежником или дезертиром из римских вспомогательных войск в Македонии[источник не указан 260 дней] (вспомогательные войска набирались из жителей подчинённых стран, которые добровольно шли сражаться за Рим). По одной из версий, был представителем племени Мед)[источник не указан 240 дней]. Римские армии действительно вели боевые действия во Фракии и Македонии в то время, когда Спартак предположительно мог быть захвачен, однако все гладиаторы по стилю боя тогда делились на две категории: галлы и фракийцы. Раб мог принадлежать к любому другому народу, но обучаться в школе одного из этих двух стилей. На это указывает и Плутарх, характеризуя Спартака: «он был культурным и образованным человеком, больше похожим на грека, чем на фракийца»[2]. Аппиан пишет: «он раньше воевал с римлянами, попал в плен и был продан в гладиаторы». В то время как более раннее время его жизни остаётся неясным, точно известно, что Спартак обучался в школе гладиаторов Батиата, названной так в честь её владельца Лентула Батиата. Спартак следовал идеям философа Гая Блоссия из Капуи, которые можно коротко сформулировать следующими словами: «последний станет первым (и наоборот)».

    Восстание рабов

    Начало восстания

    В 74—73 г. до н. э. Спартак и около 70 его последователей подняли восстание. Захватив ножи на кухне школы гладиаторов и оружие в её арсеналах, восставшие бежали в кальдеру Везувия около Неаполя. Там к ним присоединились рабы с плантаций. Группа грабила и разоряла округу, хотя Спартак, вероятно, прилагал все усилия чтобы усмирить их. Его ближайшими помощниками стали гладиаторы из Галлии Крикс и Эномай. Со временем число восставших пополнялось новыми беглыми рабами, пока, по некоторым утверждением, размер армии не достиг 90 000 (по другим подсчётам лишь 10 000). По данным итальянского писателя Рафаэлло Джованьоли, очень подробно описавшего структуру армии рабов и имена командиров каждого ее подразделения, в периоды наибольшего размаха восстания, армия Спартака достигала 80.000 или чуть больше человек.

    Успех восстания Спартака был предопределен тем, что Рим в этот период вел две тяжелые войны на двух противоположных концах света — в Испании и Малой Азии.

    Война в Испании с Квинтом Серторием. В этой военной кампании командовал Гнея Помпея Великого.

    Война в Малой Азии с восточным правителем Митридатом. В этой военной кампании очень успешно командовал римский полководец Луций Лициний Лукулл (согласно другой статье командующим был младший брат Луция Лициния — Марк Теренций Варрон Лукулл), в наше время гораздо более известный своими пирами[источник не указан 260 дней].

    На момент начала востания в Риме, и вообще во всей Италии, не было ни одного легиона действующей боеспособной армии. Потому Спартак со своей плохоэкипированной армией гладиаторов и рабов стал действительно очень серьёзной угрозой Риму. Сенат Рима располагал только новобранцами, набранными наспех рекрутами, которые были легкой мишенью для армии восставших. Превышение общего количества всех рабов над количеством всех свободных граждан Рима, насчитывавшихся в то время, было столь значительно, что делало всеобщее восстание рабов серьёзной угрозой республике.

    Сенат, не придав значения восстанию, отправил претора Клавдия Глабра (по другой версии его номен был Клодий; преномен неизвестен) всего лишь с 3000 неопытных рекрутов, недавно набранных в армию. Они перекрыли пути, идущие от Везувия, но Спартак со своими людьми, используя верёвки из виноградной лозы, спустился по другому крутому склону вулкана, зашёл к правительственным отрядам с тыла и обратил их в бегство. Флор выдвигает версию, что восставшие спустились в жерло Везувия и вышли на склон через сквозной ход.

    Военные успехи

    Армия Спартака разбила ещё два римских легиона, отправленные для её уничтожения перед тем как встать на зимние квартиры. В лагере Спартака были не только способные носить оружие мужчины, но и женщины, дети, состарившиеся в рабстве люди. Весной они двинулись на север, в Галлию. Сенат отправил против них двух консулов (Луция Геллия Публиколу и Гнея Корнелия Лентула Клодиана), каждого с двумя легионами. 10000 Германцев, отделившихся от основного войска, были разгромлены Геллием, Эномай, возглавлявший их, убит. Однако Спартаку удалось победить сначала Лентула, а затем и Геллия. Достигнув Мутины (совр. Модена), он разбил легион Гая Кассия Лонгина, правителя Цизальпийской Галлии.

    События начала 71 г. до н. э.      Силы Спартака     Легионы Красса

    Решение остаться в Италии

    Спартак, очевидно, хотел вывести свою армию в Галлию, а, возможно, и Испанию, чтобы соединиться с мятежником Квинтом Серторием. Однако он изменил своё решение, вероятно, в связи с убийством Сертория, либо под давлением соратников, желавших решительных действий против Рима. Существует мнение, что часть его последователей, не участвовавших в боях (около 10 000), всё же пересекли Альпы и вернулись домой.

    После отдыха, армия повстанцев двинулась на юг, разбила ещё два легиона Марка Лициния Красса, богатейшего в то время римлянина. На исходе 72 до н. э. Спартак добрался до Региума (совр. Реджо-ди-Калабрия) на Мессинском проливе. Он договорился с киликийскими пиратами доставить его с людьми в Сицилию, а в это время 8 легионов Красса перекрыли ему выход из Калабрии, вырыв ров и построив укрепления от моря до моря. Сенат отозвал в Италию Гнея Помпея из Испании и Луция Лициния Лукулла из Анатолии, где тот вёл важную для Рима войну с Митридатом VI.

    Пираты обманули Спартака. Он прорвал укрепления Красса и двинулся к Брундизию (совр. Бриндизи), однако Красс настиг его у границы Апулии и Лукании. В бою восставшие были разбиты, а Спартак вскоре погиб у реки Силари. Согласно одному из литературных источников, Спартак был убит солдатом из Помпей по имени Феликс, который уже после войны на стене своего дома в Помпеях выложил мозаикой изображение своего боя со Спартаком.

    После битвы римляне обнаружили 3000 невредимых пленных легионеров в лагере побеждённых. Тело Спартака, однако, так и не нашли.

    Примерно 6000 захваченных рабов было распято вдоль Аппиевой дороги от Капуи до Рима. Красс так и не отдал приказа снять тела с крестов, они висели на них годами, а, возможно, десятилетиями (Красс был убит парфянами близ крепости Сеннака через 18 лет после разгрома Спартака).

    Около 5000 рабов из армии Спартака бежало на север. Позже их разбил Гнея Помпей , благодаря чему он получил лавры полководца, окончившего эту войну.

    Легенда

    Так и неизвестно, почему Спартак повернул на юг, когда уже стоял у ворот Галлии. Возможно, это его величайшая ошибка, а возможно многочисленные победы сделали его слишком самонадеянным, или он рассчитывал поднять новое восстание в Сицилии, захватив при этом ещё больше трофеев. Если же следовать версии о желании соединиться с Квинтом Серторием, то причина здесь одна: мятеж Квинта Сертория к тому времени был уже подавлен, но Спартак, находясь в школе гладиаторов, просто не мог об этом знать.

    Но даже несмотря на то, что он никогда не изучал науку управления армиями, Спартак остаётся гениальным полководцем, долгое время побеждавшим в войне, где лучшее обеспечение было на стороне врага. Несмотря на окончательный итог этой войны, Спартак стал легендой уже при жизни. Люди присоединялись к нему, веря, что когда-нибудь он приведёт их к свободе. Легенда о нём живёт и поныне.

    Первоисточниками по восстанию Спартака стали работы историков Плутарха, Аппиана, Луция Флора, Оросия и Саллюстия. Все они излагают события с точки зрения противников Спартака[источник не указан 260 дней].

    Образ Спартака в наши дни

    Политика

    Спорт

    В СССР с 1935 года существовало спортивное общество «Спартак» (название было предложено Николаем Старостиным именно по имени античного героя, судьба которого описывалась в книге Рафаэлло Джованьоли «Спартак»[3], впервые опубликованной в 1874 году), давшее начало целому ряду клубов и команд в разных видах спорта из различных городов СССР; самыми известными были два московских «Спартака» — футбольный и хоккейный. Среди болельщиков московского «Спартака» есть группировка, именующая себя «гладиаторами» и использующая в качестве символа шлем античного Спартака. По образцу СССР команды с названием «Спартак» позже появлялись и в странах Восточной Европы, некоторые существуют и сейчас (Болгария — возможная родина фракийца Спартака; Венгрия; Словакия).

    Искусство

    Образ Спартака отражён в многочисленных литературных и музыкальных произведениях, театральных постановках и кинофильмах.

    Литература
    Театр
    Кинематограф

    Ономастика

    Имя собственное Спартак — одно из немногих «революционных» имён, появившихся в СССР в 20-30-х годах XX столетия[4] и сохранившихся до настоящего времени. Имеются сведения об употреблении этого имени в странах СНГ, в частности, в России и на Украине.[5][6] Известный носитель имени — актёр Спартак Мишулин.

    Прочее

    Примечания

    Литература

    Исторические источники

    На русском языке

    Вторичная литература

    Ссылки

    dic.academic.ru

    Спартак

    ? — 71 до н.э.

    Вождь крупнейшего восстания рабов в 73 или 74-71 гг. до н.э. в Древнем Риме.

    Спартак родился во Фракии (современной Болгарии). О его жизни античные авторы сообщают противоречивые сведения. Согласно одним источникам, он был военнопленным, попал в рабство и был определён в школу гладиаторов в Капуе. По другой версии, фракиец служил наёмником в римской армии, затем бежал и, попав в плен, был отдан в гладиаторы. Спартак отличался физической силой, ловкостью и смелостью, искусно владел оружием. За свои способности получил свободу и стал учителем фехтования в гладиаторской школе. Спартак пользовался огромным авторитетом среди гладиаторов капуйской школы Лентула Батиака, а затем и среди восставших рабов Древнего Рима.

    О физической силе Спартака и его умственных дарованиях Плутарх говорил, что «он более походил на образованного эллина, чем на варвара». «Сам великий своими силами и тела и души» — так отзывается о вожде восставших рабов другой древнеримский писатель Саллюстий.

    Величайшее в Древнем мире восстание рабов имело под собой самую благоприятную почву. Войны наводнили Италию рабами различных этнических групп: галлы, германцы, фракийцы, эллинизированные жители Азии и Сирии… Главная масса рабов была занята в сельском хозяйстве и находилась в крайне тяжёлых условиях. Жизнь римских рабов из-за их жестокой эксплуатации была крайне непродолжительной. Однако это особо не тревожило рабовладельцев, поскольку победоносные походы римской армии обеспечивали бесперебойные поставки дешёвых рабов на невольничьи рынки.

    Из городских рабов на особом положении находились гладиаторы. Без гладиаторских представлений в Древнем Риме той эпохи не обходилось ни одно празднество. Хорошо обученных и тренированных гладиаторов выпускали на арену, чтобы они на утеху тысяч римских граждан убивали друг друга. Существовали особые школы, где физически крепких рабов обучали гладиаторскому искусству. Одной из наиболее известных школ гладиаторов находилась в провинции Кампания, в городе Капуе.

    Восстание рабов в Древнем Риме началось с того, что группа рабов-гладиаторов (около 70 человек) бежала из капуйской школы после раскрытия в ней заговора и нашла убежище на вершине вулкана Везувий. Всего же участников заговора под руководством Спартака было больше — 200 человек, но стража гладиаторской школы и города Капуи разгромили заговорщиков ещё в самом начале их выступления. Беглецы укрепились на труднодоступной горной вершине, превратив её в военный лагерь. С долины к нему вела только одна узкая тропа.

    К началу 73 года до н.э. отряд Спартака быстро вырос до 10 тысяч человек. Ряды восставших гладиаторов каждодневно пополняли беглые рабы, гладиаторы, разорённые крестьяне провинции Кампания, перебежчики из римских легионов. Спартак рассылал небольшие отряды по окрестным поместьям, всюду освобождая рабов и отбирая у римлян оружие и продовольствие. Вскоре вся Кампания, за исключением городов, защищённых крепкими крепостными стенами, оказалась в руках восставших рабов.

    Вскоре Спартак одерживает ряд убедительных побед над римскими войсками, пытавшимися в зародыше подавить восстание рабов и уничтожить его участников. Вершина Везувия и подступы к потухшему вулкану стали ареной кровопролитных боев. Римский историк Саллюстий писал о Спартаке тех дней, что он и его товарищи-гладиаторы были готовы «скорее погибнуть от железа, чем от голода».

    Осенью 72 года до н.э. было полностью разгромлено войско претора Публия Вариния, а сам он чуть не попал в плен, что повергло власти Рима в немалое смятение. А перед этим спартаковцы наголову разгромили римский легион под командованием претора Клодия, который самонадеянно поставил свой укреплённый лагерь прямо на единственной тропе, которая вела к вершине Везувия. Тогда гладиаторы сплели из виноградной лозы длинную лестницу и ночью спустились по ней с горного обрыва. Римский легион, внезапно атакованный с тыла, был разбит.

    Спартак проявил прекрасные организаторские способности, превратив войско восставших рабов в хорошо организованную армию по образцу римских легионов. Помимо пехоты в спартаковской армии имелась кавалерия, разведчики, посыльные, небольшой обоз, который не обременял войска во время походной жизни. Оружие и доспехи или захватывались у римских войск, или изготовлялись в лагере восставших. Было налажено обучение войск, и тоже по римским образцам. Учителями рабов и итальянской бедноты выступали бывшие гладиаторы и беглые легионеры, прекрасно владевшие различным оружием и боевым построением римских легионов.

    Армия восставших рабов отличалась высоким моральным духом и дисциплинированностью. Первоначально командиры всех рангов избирались из числа наиболее опытных и надёжных гладиаторов, а затем назначались самим Спартаком. Управление спартаковской армии строилось на демократической основе и состояло из совета военачальников и собрания воинов. Был установлен твёрдый распорядок лагерной и походной жизни.

    О других руководителях мощного восстания рабов в Древнем Риме почти ничего не известно. В истории сохранились только имена Крикса и Эномая, двух, по всей видимости, германцев, которые были избраны восставшими гладиаторами в помощники Спартаку, став военачальниками его армии.

    Первые победы восставших рабов нашли широкий отклик. Из Кампании восстание распространилось на южные области Италии — Апулию, Луканию, Бруттию. К началу 72 года до н.э. армия Спартака выросла до 60 тысяч человек, а во время похода на Юг она достигала, по разным данным, численности в 90-120 тысяч человек.

    Римский сенат был крайне обеспокоен размахом восстания рабов. Против Спартака были направлены две армии во главе с опытными и прославленными победами полководцами — консулами Г. Лентулом и Л. Геллием. Они надеялись добиться успеха, воспользовавшись начавшимися разногласиями среди восставших. Значительная часть рабов хотела вырваться из Италии через Альпы, чтобы обрести свободу и вернуться на родину. Среди них был и сам Спартак. Однако примкнувшая к рабам итальянская беднота этого не желала.

    В спартаковской армии произошёл раскол: от неё отделилось 30 тысяч человек под командованием Крикса. Этот отряд восставших (историки по сей день спорят о его составе — были ли это германцы или италики) в битве у Гарганской горы в Северной Апулии был уничтожен римлянами под командованием консула Люция Геллия. Легионеры если и брали в плен восставших, так только для того, чтобы их казнить.

    Армия Спартака оказалась сильно ослабленной такой потерей. Однако предводитель восставших римских рабов оказался талантливым полководцем. Воспользовавшись разобщённостью действий наступавших на него армий консулов Г. Лентула и Л. Геллия, он разбил их поодиночке. В каждой битве хорошо организованная и обученная армия восставших рабов демонстрировала своё превосходство над римскими легионами. После двух таких тяжёлых поражений римскому сенату пришлось спешно стягивать в Италию войска из отдалённых провинций.

    После этих двух больших побед армия Спартака прошла по Адриатическому побережью Италии. Но и как карфагенский полководец Ганнибал, вождь восставших рабов не пошёл на Рим, который трепетал перед реальной угрозой появления огромной армии восставших рабов и итальянской бедноты перед своими стенами.В Северной Италии, в провинции Цизальпинская Галлия, в битве при Мутине (южнее реки Падус — По) в 72 году до н.э. Спартак наголову разбил войска проконсула Кассия. От Мутины римляне бежали к берегам Тирренского моря. Известно, что Спартак не преследовал Кассия.

    Теперь восставшим рабам, мечтавшим обрести свободу, было рукой подать до Альпийских гор. Им никто уже не мешал совершить переход через Альпы и оказаться в Галлии. Однако по неизвестным причинам армия восставших повернула от Мутины назад и, вновь обойдя Рим стороной, пошла на Юг Апеннинского полуострова, держась близкого побережья Адриатического моря.

    Римский сенат направил против восставших рабов новую армию, на сей раз 40-тысячную, под командованием опытного полководца Марка Красса, происходившего из сословия всадников и отличавшегося жестокостью при наведении должного порядка в армии. Он получает под своё начало шесть римских легионов и вспомогательные войска. Легионы Красса состояли из опытных, закалённых в войнах солдат.

    Осенью 72 года до н.э. армия восставших рабов сосредоточилась на Бруттийском полуострове Италии (современная провинция Калабрия). Они намеревались переправиться на остров Сицилию через Мессинский пролив на кораблях малоазиатских киликийских пиратов. Скорее всего, Спартак решил поднять на восстание рабов в этой, одной из богатейших, провинции Древнего Рима, которая считалась одной из его житниц. К тому же история этой итальянской области знала немало выступлений рабов с оружием в руках, и Спартак скорее всего был наслышан об этом.

    Однако киликийские пираты, побоявшись стать кровными врагами могущественного Рима, обманули Спартака, и их корабельные флотилии не пришли к берегам Бруттии, в порт Регия. В этом же портовом городе морских судов не оказалось, поскольку богатые горожане-римляне при приближении восставших покинули на них Регий. Попытки же переправиться через Мессинский пролив на самодельных плотах успехом не увенчались.

    Тем временем армия Марка Красса зашла в тыл восставшим рабам. Легионеры возвели в самом узком месте Бруттийского полуострова линию типичных римских укреплений, которая отрезала армию Спартака от остальной Италии. Был выкопан ров от моря и до моря (длиной около 55 километров, шириной и глубиной 4,5 метра) и насыпан высокий вал. Римские легионы привычно заняли позиции и приготовились отразить нападение противника. Тому оставалось только одно — или терпеть сильный голод, или с большим риском для жизни идти на штурм сильных римских укреплений.

    Спартаковцы сделали единственный для себя выбор. Они пошли на внезапный ночной штурм вражеских укреплений, завалив глубокий и широкий ров деревьями, хворостом, трупами лошадей и землёй, и прорвались на север. Но при штурме укреплений восставшие потеряли около двух третей своей армии. Большие потери понесли и римские легионы.

    Вырвавшийся из Бруттийской западни Спартак быстро пополнил в Лукании и Апулии ряды своей армии освобождёнными рабами и итальянской беднотой, доведя её численность до 70 тысяч человек. Он намеревался весной 71 года до н.э. внезапным нападением захватить главный порт на юге Италии, в провинции Калабрия — Бриндизий (Брундизиум). На захваченных здесь кораблях восставшие рассчитывали беспрепятственно переправиться в Грецию, а оттуда могли легко добраться и до Фракии, родины Спартака.

    Тем временем римский сенат послал на помощь Марку Крассу прибывшую морем из Испании воевавшую там против иберийских племён армию полководца Гнея Помпея и крупный воинский отряд под командованием Марка Лукулла, спешно вызванный из Фракии. Войска Лукулла высадились в Бриндизии, встав прямо перед спартаковской армией. Все вместе, эти римские войска превосходили армию восставших рабов.

    Узнав об этом, Спартак решил не допустить соединения римских армий и разбить их поодиночке. Однако эта задача осложнялась тем, что армия восставших была ещё раз ослаблена внутренними раздорами. От неё во второй раз отделился большой по численности отряд (примерно 12 тысяч человек, не пожелавших уходить из Италии через Бриндизий), который, как и отряд Крикса, был почти полностью уничтожен римлянами. Это сражение произошло вблизи Луканского озера, где победителем оказался Марк Красс.

    Спартак решительно повёл свою армию численностью около 60 тысяч человек навстречу легионам Марка Красса, как наиболее сильному из своих противников. Вождь восставших стремится удержать в своих руках инициативу в войне против Рима. В другом случае его ожидало только полное поражение и гибель созданной им армии. Противники встретились в южной части провинции Апулия северо-западнее города Таренто в 71 году до н.э.

    По некоторым сведениям, восставшие рабы по всем правилам римского военного искусства решительно атаковали римскую армию в её укреплённом походном лагере. Римский историк Аппиан писал: «Произошла грандиозная битва, чрезвычайно ожесточённая, вследствие отчаяния, охватившего такое количество людей».

    Перед битвой Спартаку, как военному вождю, подвели коня. Но он, выхватив меч, заколол его, сказав, что в случае победы его воинам достанется много хороших коней римлян, а в случае поражения он не будет нуждаться и в своём. После этого Спартак повёл свою армию на легионы Марка Красса, которые тоже жаждали победы над «презренными» в римском обществе рабами.

    Битва была очень ожесточённой, поскольку побеждённым в ней не приходилось ждать пощады от победителей. Спартак сражался в первых рядах своих воинов и пытался пробиться к самому Марку Крассу, чтобы сразиться с ним. Он убил двух центурионов и немало легионеров, но, «окружённый большим количеством врагов и мужественно отражая их удары, был, в конце концов, изрублен в куски». Так описывал его гибель знаменитый Плутарх. Ему вторит Флор: «Спартак, сражаясь в первом ряду с изумительной отвагой, погиб, как подобало бы только великому полководцу».

    Армия восставших после стойкого и поистине героического сопротивления была разбита, большая часть её воинов пала смертью храбрых на поле брани. Легионеры не даровали жизни раненым рабам и по приказу Марка Красса добивали их на месте. Победители так и не смогли найти на поле битвы тело погибшего Спартака, чтобы тем самым продлить своё торжество.Около 6 тысяч восставших рабов бежали из Апулии после понесённого поражения в Северную Италию. Но там они были встречены и уничтожены испанскими легионами Гнея Помпея, который как ни торопился, но так и не успел к решающему сражению. Поэтому все лавры победителя Спартака и спасения Древнего Рима достались Марку Крассу.

    Однако с гибелью Спартака и разгромом его армии восстание рабов в Древнем Риме не закончилось. Разрозненные отряды восставших рабов, в том числе и воевавших под знамёнами самого Спартака, в течение нескольких лет ещё действовали в ряде областей Италии, в основном на её юге и Адриатическом побережье. Местным римским властям пришлось приложить немало усилий для их полного разгрома.

    Расправа победителей с захваченными в плен восставшими рабами была жестокой. 6 тысяч пленных спартаковцев римские легионеры распяли вдоль дороги, ведущей из Рима в город Капую, где находилась гладиаторская школа, в стенах которой Спартак и его товарищи составили заговор с целью освобождения себя и множества других рабов Древнего Рима.

    Восстание Спартака глубоко потрясло Древний Рим и его рабовладельческий строй. Оно вошло в мировую историю как крупнейшее восстание рабов во все времена. Это восстание ускорило переход государственной власти в Риме от республиканской формы правления к императорской. Созданная Спартаком военная организация оказалась настолько крепкой, что в течение длительного времени могла с успехом противостоять отборной римской армии. Образ Спартака нашёл широкое отражение в мировой художественной литературе и искусстве.

    Источник: readr.ru

    www.my-article.net

    6 ноября 1991 года, АЕК (Афины, Греция)

    АЕК

    Афины, Греция

    2:1 Спартак

    Москва, СССР

    6 ноября 1991 года, Кубок УЕФА - 1991-1992, 1/16 финала Афины, Nikos Goumas, 28025 зрителейСудья: Антонио Мартин Наваррете (Испания)

    ГРЕЧЕСКИЙ ПАСЬЯНС, УВЫ, НЕ СОШЕЛСЯ

    Еженедельник "Футбол", 10 ноября 1991 годаКоличество просмотров: 6918

    Репортаж в нашем еженедельника о первом матче московского «Спартака» и афинского клуба АЕК две недели назад назывался «Сойдется ли греческий пасьянс?». Полмесяца спустя мы вынуждены констатировать, что пасьянс, к сожалению, не сошелся: москвичи проиграли в Афинах 1:2, так и не сумев раскусить твердый «грецкий орешек».

    Но обо всем по порядку. Наша команда прибыла в Афины за два дня до матча. Ознакомившись с полем стадиона «Никос Гумас», где в тот же день была проведена тренировка, спартаковцы оценили его качество, как очень хорошее. Деталь немаловажная, если учесть, что для техничных москвичей поле всегда имело особое значение. Тон заявлений и главного тренера, и самих игроков в канун игры можно охарактеризовать как сдержанно - оптимистичный. И тому были определенные основания. Правда, возникало и несколько вопросов. Например, кто выйдет вместо Черенкова. почему не приехал Ананко? На первый из них мы получили ответ в среду, когда под девятым номером на поле появился Попович (сыгравший в Афинах, наверное, один из самых неудачных своих матчей), Ананко же в эти дни готовился к отборочному матчу чемпионата Европы в составе юношеской сборной страны. Так что в запасе у «Спартака» были лишь молодые Козлов, О. Иванов, С. Перепаденко и вратарь Стауче. Выбор, прямо скажем, небогатый. Вообще «короткая скамейка» — беда москвичей в последние годы.

    А сегодня, как известно, рассчитывать на более-менее стабильные успехи в Европе не приходится, не имея в составе достаточного количества опытных, зрелых мастеров во всех линиях. У «Спартака» сейчас они вроде бы были — Черчесов, Попов, Черенков, Радченко, но вот удален один, получил травму другой (забегая вперед, скажу, что Радченко выбыл, видимо, на очень длительный срок — у него серьезнейший перелом берцовой кости). Вот как бывает — тяжелейшая травма в буквальном смысле слова на ровном месте, рядом не было никого из греческих игроков, просто неудачное падение.

    После того, как на 25-й минуте Радченко унесли на носилках, вперед выдвинулся Мостовой, оставшийся единственным у гостей на острие атаки. Подумалось, что теперь москвичам будет не просто преодолевать середину поля. И тем не менее «Спартак» не отказался от своей привычной игры. Хотя получалось у него далеко не все из задуманного. Так, в первые полчаса вратарь хозяев Мину откровенно скучал, но если поначалу команды проводили так называемую разведку, все-таки опасаясь друг друга, старались играть наверняка, нащупывая слабые места в обороне, то потом греки встрепенулись и, окончательно осмелев, пошли вперед все настойчивее. К этому их безустанно призывали переполненные трибуны стадиона.

    О болельщиках АЕКа стоит сказать особо. За одними из ворот была натянута оградительная сетка, и в ней, как в клетке, неистовствовали наиболее рьяные фанаты, целая трибуна. Они постоянно что-то взрывали, жгли факелы, запускали ракеты, а уж о звуковом аккомпанементе и говорить не приходится: рев стоял невообразимый. Впрочем, не слишком отличались по темпераменту и болельщики на остальных трибунах. Когда Мостовой забил пенальти, назначенный за снос Перепаденко, на сектор, где окруженная плотным кольцом полиции в шлемах и с пластиковыми щитами сидела группа советских туристов, тут же обрушился шквал зажигалок и монет. И им пришлось пережить, как вы понимаете, не очень приятные минуты. Посторонние предметы, в том числе и дымовые шашки, летели и на поле. Наши игроки пытались обратить на это внимание арбитра, но судья счел эти претензии не заслуживающими внимания. Между тем матч проходил в своеобразной дымовой завесе. Как бы там ни было, все это не помешало «Спартаку» выиграть первый тайм, причем было впечатление, что наши ребята чуть-чуть сдерживают себя, словно экономят силы на вторую половину встречи, когда греки, без сомнения, пойдут ва-банк.

    Так и произошло, беда лишь в том, что, сосредоточившись на разрушении довольно бесхитростных атак противника, гостям почти не удавались быстрые контрвыпады. Они срывались всякий раз уже на подступах к штрафной, по большей части из-за неточных передач москвичей, у которых в средней линии мяч почти не держался (вот где сказалось отсутствие Черенкова!). А впереди Мостовой раз за разом рвался в гущу защитников, без устали, терзая греческую оборону, но когда он все-таки получал точный пас, то сил еще обыграть и ударить у него, по-моему, просто не оставалось... Да и что мог сделать он один с тремя защитниками? Как нужен был здесь Радченко с его скоростью и хлестким ударом? И все же на 60-й минуте Мостовой имел прекрасную возможность одним ударом окончательно решить исход этого поединка. Из центрального круга он на высокой скорости пошел вперед, обыграв трех защитников, ворвался в штрафную, выманил на себя вратаря и, чуть сместившись влево, решил перебросить мяч над голкипером. Увы, мяч пролетел не только над Мину, но и над воротами... Похожий момент, кстати, имел на последней минуте первого тайма и Попов, которого вывели прямо по центру один на один с вратарем, но Дмитрий послал мяч выше перекладины. Вот, пожалуй, и все явные голевые моменты, которые создали спартаковцы.

    У греков, впрочем, их было немногим больше. На 20-й минуте, после неуверенной игры одного из наших защитников, Черчесов спас команду лишь каким-то чудом, наверное, интуитивно почувствовав, куда полетит мяч после удара почти в упор Димитриадиса. На 40-й минуте сильнейший удар Саввидиса метров с 17 — наш вратарь на месте. Во втором тайме минут 15 шла равная игра. АЕК немного растерян, зрители требуют от него гола, но гости четко играют в защите, перекрывая все возможные варианты развития атаки. И вот тут-то совершил свой блестящий проход с центра поля Мостовой, но забить гол, к сожалению. ему не удалось... А буквально через несколько минут югослав Тони Савевски (один из самых активных у хозяев в атаке) устроил небольшую суматоху в нашей штрафной. Последовал несильный, но коварный удар низом, Черчесов в гуще своих и чужих игроков сумел среагировать на удар, но мяч попал в штангу и отскочил прямо к Батисте, который без помех переправил его в пустые ворота. Неразворотливость проявили наши защитники, они, словно загипнотизированные, наблюдали, как местный Гуллит (Батиста внешне очень похож на него) посылает мяч в сетку. И если Черчесов не раз выручал «Спартак» в этом матче, то игроки обороны ни разу не сумели выручить своего вратаря. Счет стал ничейным, но инициативу теперь уже прочно захватили хозяева. Трибуны призывали АЕК к победе. «Спартак» отчаянно отбивался. Удар с лета Саввидиса — мяч проходит рядом со штангой. Батиста в прыжке чуть-чуть не дотягивается до мяча после подачи углового. У москвичей совсем не клеится контратакующая игра: уверенно действует в эти минуты в обороне АЕКа мощный Манолас. Он срывает редкие атакующие поползновения москвичей. Греки продолжают штурм. Сильно бьет с ходу Савевски — мяч попадает в скопление игроков. Греки наращивают темп. За 12 минут до свистка — угловой справа. Саввидис подает на дальнюю штангу, Батиста переправляет мяч Димитриадису, и тот головой по высокой траектории посылает его точно в дальнюю «девятку». Все. Это уже поражение.

    И в заключение два слова о том, почему наши телезрители в очередной раз лишилась возможности посмотреть трансляцию интересного матча. Говорят, что права на трансляцию были перепроданы французской компании «Антенн-2», которая потребовала от ЦТ за показ игры немыслимую сумму. В очередной раз разошлись интересы коммерсантов и болельщиков.

    Юрий ЮДИН

    http://www.klisf.info/inter/ek/ek91_12.htm

    Спартаковский автобус долго не мог отчалить от стадиона

    Спорт-Экспресс, 8 ноября 1991 годаКоличество просмотров: 6939

    Спартаковский автобус долго не мог отчалить от стадиона. Горячие болельщики АЕК вовсе не спешили домой, и в этом огромном людском водовороте не то что проехать, пройти было невозможно.

    На этом светлом и праздничном фоне игроки «Спартака» выглядели еще более подавленными и опустошенными. Тяжелым грузом давила на всех и тревога за Радченко - после падения «скорая» увезла его в больницу с переломом ноги.

    - Вы страшно огорчены результатом? - сочувственно спросил я Олега Романцева.

    - После того, как я узнал о диагнозе Радченко, результат матча ушел у меня на второй план.

    - И ведь упал он на 27-й минуте, что называется, на ровном месте. Похоже, никакого нарушения не было.

    - Если бы было нарушение, испанский судья на него тотчас бы отреагировал. Он пресекал малейшую грубость - судил профессионально, беспристрастно, что делает ему честь.

    - Несколько игроков «Спартака» к середине второго тайма еле волочили ноги. Почему вы не заменили, например. Поповича?

    - В любую секунду мог попросить замену травмированный Перепаденко. И мы бы остались вдесятером.

    - Лучше играть вдесятером, чем надеяться на партнера, который может тебя подвести.

    - Так или иначе, а на наших защитников выпала бешеная нагрузка. И греки добились своего. Но по большому счету мы проиграли еще в Москве, когда не использовали ни одного голевого момента.

    - Вы полагаете, у сегодняшнего «Спартака» нет завтрашнего дня?

    - Ни в коем случае. Я вовсе не считаю ситуацию безнадежной.

    Андрей Мох:

    - После ответного гола надо было успокоиться, подержать мяч, но в полузащите не нашлось футболиста, который сумел бы наладить игру в пас. К сожалению, концовка сезона, нам явно не удалась.

    Станислав Черчесов:

    - Наши защитники нередко уступали в борьбе на втором этаже. Я выручал, сколько мог. Но гораздо лучше, когда и вратарь, и защитники выручают друг друга. У нас в Афинах такого не получилось.

    Александр Мостовой:

    - Сражаться одному впереди после ухода Радченко было неимоверно тяжело. Тем более против лучшего греческого защитника Маноласа, которому помогали еще два-три игрока. Мне же практически никто не помогал. Что касается пенальти, то был уверен, что забью. Бил зряче, глядя на вратаря. Но вот в следующем эпизоде, когда он выбежал мне навстречу, забить гол не сумел - Мину кончиками пальцев задел мяч, и тот ушел на угловой. Никто, в том числе и судья, этого не заметили.

    Вратарь АЕК Мину держал на руках свою маленькую дочку по имени Мария и охотно отвечал на мои вопросы.

    - Почему вы победили сегодня?

    - Потому что мы проявили больше страсти и желания победить, чем соперник.

    - Однако судьба матча висела на волоске - после первого тайма вы проигрывали в счете.

    - Когда я увидел, что к мячу, установленному на 11 -метровой отметке, идет Мостовой, у меня опустились руки. Не веря, что смогу парировать удар, я просто застыл в воротах.

    - Кто еще, кроме Мостового, произвел на вас в «Спартаке» хорошее впечатление?

    - Черчесов, Радченко. Мне очень жаль, что с Радченко приключилась такая беда.

    - Вы вышли в следующий круг Кубка УЕФА. А как играете в чемпионате Греции?

    - Если мы обыграли знаменитый «Спартак», то упустить звание чемпиона Греции было бы для нас ужасной ошибкой.

    Полагаю, что нападающий «Олимпиакоса» Олег Протасов не разделяет мнения вратаря АЕК. Хотя, по словам Олега, АЕК в матче со «Спартаком» показал не лучшую свою игру. Но и этого хватило, чтобы нанести поражение москвичам.

    - Правда, я увидел совершенно не тот «Спартак», который одолел «Наполи» и «Реал». Сегодня я увидел обескровленный «Спартак», расставшийся в силу нищеты с пятью прекрасными игроками и не купивший в замен ни одного. Да и кто к нам поедет?

    По иронии судьбы, поздно вечером спартаковец Кульков - это мы видели по телевизору - забил гол в составе «Бенфики» в ворота «Арсенала».

    На следующий день афинские газеты восторгались победой АЕК. Одни заголовки чего стоят «Славьте их!». «Бог был с нами», «АЕК - команда мирового класса». И тут же высказывания греческих игроков.

    Манолас: «Все мы надеялись пройти дальше. Но при счете 0:1 на это рассчитывать стало трудно. Спасибо болельщикам - они были двенадцатым игроком нашей команды».

    Батиста: «После ответного гола мы заиграли еще динамичнее. Если греческий футбол на таком уровне, значит, сборная Греции готова сражаться за поездку в Швецию».

    Саваидис: «Даже при счете 2:1 я боялся, что мы упустим победу».

    Шабаноджович: «Я чувствовал, что мы пройдем в следующий этап. А когда это случилось, подумал: может быть, АЕК удастся повторить то, что сделала в Кубке чемпионов «Црвена Звезда», за которую я играл в финале».

    А вот оценки, которые выставила газета «Орая спорт» игрокам «Спартака»: Черчесов - 7, Хлестов - 6, Градиленко - 6, Попов - 7, Мох - 7, А. Иванов - 6, Г. Перепаденко - 7, Карпин - 6, Попович - 6, Мостовой - 8. После матча руководители АЕК сказали, что хотели бы видеть Мостового в своей команде.

    У АЕК наивысшего балла -10 - был удостоен Саввидис. Кстати, 13 ноября он выйдет на поле за сборную Кипра против кашей команды.

    Этот обзор греческой прессы помог мне подготовить перед отлетом в Москву на сбор советской команды Олег Протасов. А его жена Наташа, смотревшая матч по телевизору, рассказала, как зарыдал от счастья греческий комментатор, когда прозвучал финальный свисток. У каждого в этой жизни свои радости.

    Леонид ТРАХТЕНБЕРГ

    http://www.klisf.info/inter/ek/ek91_12.htm

    А СЧАСТЬЕ ВЫЛО ТАК ВОЗМОЖНО

    Советский Спорт, 8 ноября 1991 годаКоличество просмотров: 2547

    — Неужели мы все-таки выиграли? - скорее кокетливо, чем всерьез, спросил у журналистов на послематчевой пресс-конференции тренер АЕКа Душан Байович. — Не скрою, нам повезло и в Москве, и в Афинах. Я постоянно твердил игрокам, что мы сильнее и обязательно выиграем. Рад, что моя уверенность дошла до них, помогла поверить в реальность мечты. Сегодня признаюсь, что «Спартак» далеко не тот, что играл год назад. Если бы мы встречались с ним теогда, меня и футболистов, скорее всего, вывозили бы со стадиона под охраной полиции.

    — Байович абсолютно прав насчет везения, — согласился с коллегой из АЕКа главный тренер «Спртака» Олег Романцев.— Не хочу, чтобы мои слова прозвучали как оправдание. Но не могу не напомнить, что кроме уехавших в разгар сезона Кулькова, Шалимова и Шмарова мы только за последние три месяца потеряли девять (!) игроков. А чего стоит сегодняшняя потеря Радченко! В этот вечер нам не хватало травмированного Бушманова, призванных в юношескую сборную Ананко и Чудина. С трудом набрали всего 15 футболистов, и, как показала игра, многие из них пока не готовы выступать на таком высоком уровне.

    ...Началась игра как и предполагалось, мощным натиском хозяев, которых весь матч бурно поддерживали зрители, и уже на 3-й минуте за подножку Моху была показана желтая карточка. В ходе встречи были предупреждены еще четыре футболиста, в том числе и вратарь Мину, оспаривавший 11-метровый за снос в штрафной Перепаденко.

    Перед матчем О. Романцев сказал, что самыми трудными окажутся первые 30 минут. Он, увы, не ошибся. Правда, в эти полчаса соперники не реализовали территориальное преимущество, но именно в это время «Спартак» поджидала страшная беда, В середине первого тайма неожиданно буквально на ровном месте сломал ногу Радченко, который с поля был отправлен в госпиталь.

    Врачи предложили сделать срочную операцию, а президент АЕКа X. Генеракис и министр Греции по спорту Г. Папаерокулис гарантировали бесплатное лечение. Тем не менее Радченко вместе с командой той же ночью вылетел в Москву.

    А на поле по-прежнему шла упорная борьба. Спартаковская пружина разжималась все чаще, и на 36-й минуте очередная атака москвичей закончилась назначением 11-метрового в ворота греков, который безукоризненно выполнил Мостовой. Что же тут началось! На поле, а потом и в наших безвинных туристов полетели посторонние предметы: одному из них зажигалкой пробили голову.

    Трудно пришлось игрокам, и не все, увы, нашли в себе мужество играть с полной отдачей, решительно вступать в единоборства. Тем не менее спартаковцы сдерживали натиск до середины второго тайма. Более того, у них были две возможности увеличить счет: незадолго до перерыва из выгодного положения мимо цели пробил Попов, а в начале второй половины Мостовой, обыграв нескольких соперников, вышел один на один с Мину, но также направил мяч выше ворот.

    У хозяев таких явных шансов не было, если не считать момента в начале встречи, когда Димитриадис бил в упор метров с десяти, но великолепно сыграл Черчесов. Тем досаднее было ему и всем нам, когда после розыгрышей угловых Батиста и Димитриадис в сутолоке в штрафной забили два мяча. В итоге - 1:2!

    — Спартаковцам не хватило сил на последние полчаса. А в целом игра получилась интересной,— поделился впечатлениями тренер «Олимпиакоса» Олег Блохин.

    — А мне матч не понравился, - признался олимпийский чемпион Игорь Нетто. — И если бледная игра ослабленного «Спартака» легко объяснима, то прямолинейнейший навал греков вызвал удивление. Тем не менее победили все-таки они, по сути перебегав москвичей. Досадно!

    Геннадий ЛАРЧИКОВ

    http://www.klisf.info/inter/ek/ek91_12.htm

    Перед матчем

    Спорт-Экспресс, 7 ноября 1991 годаКоличество просмотров: 2538

    Перед самой игрой на стадионе «Никосгумас» я подошел к игрокам, которые уже выходили на поле.

    - Дмитрий, о чем вы думаете сейчас, за считанные минуты до игры, - спрашиваю на ходу полузащитника Попова.

    - Спокойно, без паники, говорю я себе. Если первые 15 минут выдержим, то потом все пойдет как надо.

    А о чем, интересно, думают соперники?

    - Нам предстоит тяжелый матч. Гораздо тяжелее, чем в Москве, - считает вратарь АЕК Мину. - Я знаю, что «Спартак» и дома и в гостях играет одинаково хорошо. Но все мы готовы сделать невозможное и остановить «Спартак».

    Но сейчас, когда стадион пронзает судейская трель, уже не до шуток. Начинается игра - игра нервов для футболистов и болельщиков...

    К сожалению, игра нервов началась и для сотрудников «СЭ». Связь с нашим корреспондентом в Афинах внезапно прервалась, и до позднего вечера ее наладить так и не удалось. Более или менее восстановить картину игры мы смогли по сообщениям иностранных агентств.

    Почти 40 тысяч зрителей заполнили стадион «Никосгумас», и под их рев греки отчаянно и опасно атаковали. Однажды Черчесов чудом спас ворота после того, как в упор бил Димитриадис. Но то, чего больше всего опасался Попов и его партнеры перед матчем, не произошло - стартовый натиск АЕК ни к чему не привел. Больше того. На 35-й минуте «Спартак» провел острую контратаку, и греки прервали ее недозволенным приемом.

    Накануне матча Мостовой в интервью нашему корреспонденту сказал, что случись пенальти - и его возьмется бить именно он. Мостовой слово сдержал и пробил точно - 1:0. Гол на чужом поле после нулевой ничьей в Москве давал спартаковцам прекрасные шансы на общий успех. Чтобы лишить их этих шансов, грекам нужно было забивать как минимум два гола.

    Увы, они это сделали. Причем в течение одиннадцати минут второго тайма. Сначала португалец Батиста, который накануне отлично сыграл в чемпионате Греции, в сутолоке у ворот сравнял счет (64-я минута), а затем Димитриадис все же забил победный гол (75-я миннута).

    Последние минуты «Спартак» провел в беспрерывных атаках на ворота АЕК, но пользы из них не извлек. Что же, прощай турнир УЕФА...

    Леонид ТРАХТЕНБЕРГ

    http://www.klisf.info/inter/ek/ek91_12.htm

    ПРОГНОЗЫ: ФИФТИ-ФИФТИ

    Советский Спорт, 6 ноября 1991 годаКоличество просмотров: 2661

    Греческая столица встретила спартаковцев, прилетевших в понедельник, ярким солнцем. Однако спустя несколько часов небо заволокли тучи.

    — Даже в Греции, как видите, погода часто меняется, а что остается говорить о футбольных прогнозах, — заметил зашедший к футболистам «Спартака» в «Парк-отель» корреспондент ТАСС Игорь Сысоев.— После ничейного матча в Москве греки поспешили объявить судьбу повторной встречи, предрешенной, разумеется, в их пользу. Но чем меньше времени остается до игры, тем осторожнее звучат их предсказания. В то же время у москвичей, как я вижу, хорошее настроение.

    Тренер АЕКа Душан Байович по-прежнему не сомневается в выходе в следующий этап Кубка УЕФА, но его заявления о своей победе уже менее категоричны. А ведь повода для пессимизма у него вроде бы и мет -— все игроки команды здоровы, в последнем туре чемпионата Греции на выезде они обыграли со счетом 2:0 «Лариссу».

    — Мы неоднократно смотрели видеозапись матча в Москве и все больше убеждаемся в том, что «Спартак» не так уж слаб, как нам показалось две недели назад. Игра наверняка получится очень трудной.

    С мнением Вайовича согласился и вратарь «Спартака» Станислав Черчесов, который после вечерней тренировки в понедельник высказал предположение, что в среду бездельничать ему не придется.

    В Грецию прилетели 15 спартаковцев. Вратари Черчесов и Стауче. Защитники: Хлестов, Мох, А. Иванов, Градиленко. Полузащитники: Геннадий и Сергей Перепаденко, Попович, Попов, Карпин, О. Иванов. Нападающие: Мостовой. Радченко, Козлов. Черенков из-за удаления в первом матче участвовать в повторной встрече, конечно, не смог бы, тем не менее билет в Афины ему был куплен. Однако Федор предпочел остаться в Москве и провести лишние дни с дочерью.

    — Скамейка у нас и без того короткая — не наберется даже пяти запасных игроков, а тут еще под вопросом участие из-за травм Г. Перепаденко и Козлова, — посетовал в разговоре со мной главный тренер «Спартака» Олег Романцев.— Проблемы у нас прежде всего с защитниками. При четырех игроках обороны особо выбирать не приходится.

    — Защите вы, видимо, уделите основное внимание?

    — В обороне отсиживаться не входит в наши планы. И у нас, и у греков задачи одинаковые — как в Москве, так и в Афинах. Надо забить. Соперники, видимо, постараются сделать это за счет натиска крупными силами. Мы же сделаем акцент на контратаки в надежде, что на этот раз футболисты АЕКа в обороте будут играть не так осторожно, как в Москве. Думаю, если в первые 25—30 минут не будем проигрывать в счете, то матч скорее всего выиграем. Перед отъездом из Москвы мы еще раз посмотрели видеозапись первой встречи, обратили внимание на слабости в игре греков. В Афинах мы встретились с футболистами «Олимпиакоса» Юрием Савичевым, Литовченко и Протасовым. Они дали нам дополнительную деловую информацию, поделились своими наблюдениями об игре АЕКа — от имени команды я хочу поблагодарить наших «иностранцев» за доброжелательность, за помощь «Спартаку».

    Геннадий ЛАРЧИКОВ

    http://www.klisf.info/inter/ek/ek91_12.htm

    ДАЖЕ ВРАТАРЬ АЕК ПОЙДЕТ В АТАКУ

    Спорт-Экспресс, 6 ноября 1991 годаКоличество просмотров: 2545

    Олег Протасов вел свою «Хонду» настолько аккуратно, останавливаясь даже не на красный, а на желтый свет, что я не выдержал и сказал ему:

    - На дворе ночь, ни одного полицейского, а мы будто заново на права сдаем.

    Протасов улыбнулся:

    - Не горячись. Во-первых, полицейские появляются здесь неизвестно откуда в самый неподходящий момент, а во-вторых, штрафуют они так, что сразу с пустым кошельком домой вернешься.

    Правда, греков это в отличие от Протасова абсолютно не смущает. Они ездят, как хотят, и паркуются, где хотят. Именно по этой причине спартаковский автобус добирался от «Парк-отеля» и до стадиона около получаса, хотя расстояние невесть какое. А полицейским, сопровождающим команду на автомашине с включенной мигалкой, пришлось около стадиона даже поработать физически, отодвигая брошенные на дороге автомобили.

    Самые ярые поклонники АЕКа не дождавшись матча, пришли на вечернюю тренировку «Спартака». Прибыли на стадион и телевизионщики. И наш комментатор Евгений Майоров, который будет вести репортаж из Афин, и его греческие коллеги. Потом уже они приезжали в отель, где брали интервью у вратаря Станислава Черчесова. Если уж греки с ним поговорили по душам, то нам, как говорится, сам Бог велел.

    - Я в предвкушении хорошего футбола. Наконец-то мы снова попадем на нормальное поле. Ведь в Тарасовке готовились на снегу.

    - Поля могут быть разными по качеству, но они всегда примерно одинаковы по размерам. Но почему же тогда на чужом поле команда играет, как правило, совершенно не так, как на своем?

    - Это чистая психология. Но я не думаю, что в среду мы будем играть в оборонительный футбол. Романцев никогда не скажет нам: встаньте перед своей штрафной и отбивайтесь. Он снова призовет нас к созидательной игре. Конечно, фактор чужого поля существует, но для большой команды он решающей роли не играет.

    Вратарь - последний рубеж. А предпоследний? Последний защитник. В этом амплуа под занавес сезона вынужден играть Андрей Мох.

    - Сначала у меня не очень-то получалось, - признается спартаковец. - Ведь я прежде никогда не играл на таком ответственном месте. Но раз команде надо - естественно, согласился. Постепенно осваиваюсь. И мысленно представляю, какими будут первые минуты матча с АЕК.

    - Так какими же они будут?

    - Соперники сразу рванут вперед. Длинными передачами они будут бросать в прорыв своих быстрых нападающих или же подавать мяч в штрафную, где техничные форварды попытаются выиграть у нас борьбу в воздухе, на защиту ляжет большая нагрузка. Но я, откровенно говоря, готов к этому и совершенно не комплексую.

    В 18.00 Черчесов, Мох и их партнеры появились на изумрудно-зеленом поле стадиона и провели на нем ровно час. За это время они успели даже сыграть мини-двухстороннюю игру. Команда Черчесова, Карпина, Моха, Хлестова, Градиленко, Попова, Андрея Иванова, Романцева играла против Стауче, Поповича, Геннадия и Сергея Перепаденко, Олега Иванова, Козлова, Радченко, Мостового. Уж кому пришлось тяжело, так это Романцеву и вратарям. Первому - поскольку он вынужден был еще и наблюдать за игрой со стороны глазами тренера, а Черчесову и Стауче - потому что ударов по воротам с близкого расстояния было столько, сколько они отражают, наверное, в десяти матчах. Между прочим, вопреки давно заведенному порядку «Спартак» тренировался на поле, где будет проходить игра, и в понедельник, и во вторник. Почему же два раза, а не один? Что это, сверхлюбезность хозяев?

    - Я знал, что «Спартаку» будет чрезвычайно полезно потренироваться в Афинах на основном поле, - раскрывает секрет генеральный директор Центрального стадиона в Лужниках Владимир Алешин. - Поэтому-то накануне московского матча и дал возможность греческим футболистам дважды провести тренировки на большой арене. Как видите, руководители АЕК возвратили долг. Что нам, действительно, очень кстати.

    А тем временем комментатор греческого телевидения берет интервью у Олега Романцева.

    - Какие проблемы вас волнуют сегодня?

    - У нас сложности с составом. Достаточно сказать, что мы лишились двух центральных защитников.

    - Вы считаете, в Афинах будет такая же игра, как в Москве?

    - Я не хотел бы ставить игру в зависимость от домашних и чужих стен. Мы постараемся сыграть так, как умеем.

    - Кто на ваш взгляд, самые опасные игроки в АЕК?

    - Мне понравилась вся команда. А опасность может быть взаимной: ведь вас, так же, как и нас, до конца не устраивает счет 0:0, а ничья 1:1 будет уже не в пользу хозяев.

    - Не могли бы вы предсказать результат матча?

    - Я не любитель прогнозов. Повторюсь: как и перед матчем в Москве, считаю, что шансы на выход в следующий круг у нас приблизительно равные.

    Вслед за Романцевым репортеры с микрофоном в руках атакуют Александра Мостового.

    - Вы не смогли забить в Москве, сможете ли это сделать на афинском поле?

    - Все будет зависеть не только от меня, но и от защитников АЕК. Хотя, конечно, я постараюсь забить.

    - У вас есть жалобы на защитников АЕК после первого матча?

    - Особых жалоб нет. Разве что они играют жестко и иногда сзади бьют по ногам.

    - Вы думаете, «Спартак» выйдет в следующий круг?

    - Мы на это надеемся. Но будет очень тяжело.

    - У нас сеть сведения, что вы собираетесь в следующем сезоне выступать в бундеслиге. Если это правда, то в каком клубе?

    - Это правда. Но в каком именно клубе, сказать не могу. В жизни так все быстро меняется.

    Я тоже слышал, что Мостовой собирается в Германию. Поговаривают, что едет он в клуб «Карлсруэ» к Валерию Шмарову. Спросил об этом Мостового. Он ответил, что это ошибочные сведения. А прежде чем попрощаться, я задал ему еще один вопрос:

    - Если случится невероятное и судья назначит в ворота греков пенальти, вы будете бить сами или снова, как и в матче с «Торпедо», попросите это сделать Карпина?

    - Пробью сам.

    Кто знает, быть может, не только Мостовому, но и еще как минимум четверым игрокам «Спартака» придется подойти после основного и дополнительного времени к 11 -метровой отметке. И решить судьбу матча серией пенальти. Но греки, похоже, рассчитывают, что до пенальти дело не дойдет. Я сужу об этом по интервью, которые дают футболисты АЕК в газетах. Пришел к такому же выводу и после разговора на стадионе с футболистом АЕК, киприотом Савидисом.

    - Что вас привело на тренировку «Спартака»?

    - Я только что тренировался сам и принес друзьям билеты на игру.

    - Зачем так много работать команде, которая накануне легко побеждает сильную команду «Лариса»?

    - Чтобы с таким же счетом заканчивать и следующие матчи.

    - В том числе со «Спартаком»?

    - О, «Спартак» - это хорошая команда. Но мы сыграем против него так, как нам удобно.

    - Вы согласны, что «Спартаку» в Москве не повезло?

    - Не повезло.

    - Тогда ему может повезти в Афинах.

    - Я буду знать об атом после окончания матча в среду.

    - В Москве вы оборонялись всей командой, когда «Спартак» остался вдесятером.

    - Здесь мы будем наступать всеми одиннадцатью игроками.

    - Включая вратаря?

    - Включая вратаря.

    - Вы не боитесь, что ваши разгоряченные болельщики поведут себя, как поклонники клуба ПАОК, после чего стадион в Салониках был дисквалифицирован?

    - Мы постараемся своей игрой не нервировать наших преданных болельщиков.

    - Через неделю вам снова придется играть против наших футболистов. Только у себя дома, на Кипре, в отборочном матче чемпионата Европы. Какие у вас воспоминания о первом матче в Москве?

    - Из того, что мы задумали, у нас тогда ничего не получилось.

    - А как будет сейчас?

    - Пока не представляю, но советская команда - лидер группы. Этим все сказано.

    - А вы можете сыграть удачно на Кипре?

    - Это тяжело. Но мы постараемся.

    - Вы были бы довольны ничьей?

    - Для нас это хороший результат.

    - Но итальянцы будут им сильно огорчены.

    - Не знаю этого, мы не имеем никаких связей с итальянцами.

    - В чем для вас разница между игрой за АЕК и за сборную Кипра?

    - За АЕК я выхожу на поле как игрок, а за сборную Кипра - как патриот.

    - Кто будет чемпионом Греции? Киприот Савидис или же наши Протасов, Литовченко, Савичев?

    - Киприот Савидис.

    Болельщики, окружившие нас плотным кольцом, дружно рассмеялись и, как дети, захлопали в ладоши. Их явно устраивал такой вариант. Но он, как я понял из ночной прогулки по Афинам с Протасовым, совершенно не устраивал его и остальных футболистов «Олимпиакоса». Когда же мы заговорили о предстоящем матче «Спартака» с АЕК, Протасов заметил:

    - «Спартаку» надо чрезвычайно серьезно отнестись к этой игре.

    Я давно знаю Протасова. Он не из тех, кто преувеличивает опасность.

    Леонид ТРАХТЕНБЕРГ

    http://www.klisf.info/inter/ek/ek91_12.htm

    www.spartakmoskva.ru

    Классическая Греция. Расцвет полисного строя. V–IV вв. до.

    Наш сайт zgr.inower.ru не занимается организацией азартных игр на деньги, не принимает платежей от пользователей и не выплачивает выигрыши. Сайт относит информационный характер и не является публичной офертой.На нашем сайте представлен рейтинг лучших лицензионных онлайн казино. Мы постарались для Вас составить рейтинг на основе своего опыта, бонусной системы и отзывов других игроков.
    РЕЙТИНГ КАЗИНО ОНЛАЙН 2017

    ВУЛКАН ПЛАТИНУМ

     

    Получили бонус 1299 чел. Бонус : АКТИВЕН ДО 12.10.17

    ПОЛУЧИТЬ БОНУС

    Получили бонус 1090 чел. Бонус : АКТИВЕН ДО 12.10.17

    ПОЛУЧИТЬ БОНУС

    ВУЛКАН СТАРС

     

    Получили бонус 1120 чел. Бонус : АКТИВЕН ДО 12.10.17

    ПОЛУЧИТЬ БОНУС

    Казино "JoyCasino"

     

    Получили бонус 296 чел. Бонус : АКТИВЕН ДО 12.10.17

    ПОЛУЧИТЬ БОНУС

    Казино "Casino X"

     

    Получили бонус 301 чел. Бонус : АКТИВЕН ДО 12.10.17

    ПОЛУЧИТЬ БОНУС

    Получили бонус 1055 чел. Бонус : АКТИВЕН ДО 12.10.17

    ПОЛУЧИТЬ БОНУС

    Получили бонус 593 чел. Бонус : АКТИВЕН ДО 12.10.17

    ПОЛУЧИТЬ БОНУС

    Казино "YoYocasino"

     

    Получили бонус 370 чел. Бонус : АКТИВЕН ДО 12.10.17

    ПОЛУЧИТЬ БОНУС

    Классическая Греция. Расцвет полисного строя. V–IV вв. до.

    Восстание спартакистов — Википедия

    Поселившиеся в Лаконии дорийцы составили высший класс населения и назывались спартанцами , потому что жили исключительно в городе Спарте. В руках правящей верхушки спартанского государства сисситии и агелы были удобным средством контроля за поведением и настроением рядовых граждан. Спартанцы были создателями, основателями того, что мы называем западной военной дисциплиной , и она стала колоссальным преимуществом в Греции , Риме , в Средние века , в период Возрождения и является по сей день. Армии встретились возле высохшего русла реки Немея в Коринфии , где произошло сражение, в котором спартанцы одержали победу. Перикл предпринял поход на Пелопоннес: он победил жителей Сикиона в сухопутном сражении, на кораблях переправился в Акарнанию, где некоторое время безуспешно осаждал Эниады, и снова вернулся в Афины.

    Илоты // Печатнова Л. Г. Формирование Спартанского.:

    История Спарты / Древняя Греция

    Согласно Мирону, для спартанского правительства было обычной практикой казнить илотов, отличающихся выдающимися физическими данными (Мирон у Афинея, XIV, 657 d). Ионийцам удалось три года удерживать превосходство на море. Отчасти потому что Спарта угнетала их, отчасти потому что они многому научились у Спарты и отчасти потому что у них было великое поколение вождей, фиванцы совершили невероятное: они разгромили спартанцев в битве гоплитов. Реформы эти в короткий срок изменили облик спартанского государства, превратив его в единый военный лагерь, все обитатели которого были подчинены строгой дисциплине. Образованный в ходе борьбы с аргосцами Пелопоннесский союз имел первоначальной целью нейтрализовать Аргос путём заключения договоров с его соседями и создания регионального военного блока [20] . В особенности были воспеты подвиги и приключения Аристомена, и преувеличенные рассказы о них у мессенцев точно так же переходили от отца к сыну, как в Афинах история Тесея или в Фивах предания о Кадме и Эдипе. В одном большом сражении Аристомен одержал даже такую блестящую победу, что спартанцы уже хотели отказаться от продолжения Второй Мессенской войны, и только Тиртей удержал их от этого намерения. Ионийские греки вновь оказались под властью Персии. Победа в битве под Марафоном дала возможность грекам подготовиться к дальнейшим военным действиям. На этот раз все население Мессении, за исключением жителей нескольких приморских городков, которым был дарован статус периэкских общин, было обращено в илотов, а принадлежавшая ему земля перешла в собственность спартанского государства. Надзирая за соблюдением условий мира, Спарта выступала на стороне пострадавших и освобождала захваченные другими греками города (например, Гестиею на острове Эвбея [22] , города на Халкидике и т. Как ни странно, но поражение в Пелопоннесской войне оказалось для Афин едва ли не наилучшим исходом , если взглянуть на это с точки зрения демократии. Если в период архаики основным объектом нападения отрядов спартанской молодежи оставалась, очевидно, западная Мессения, где население никогда полностью покорено не было спартанцами, то теперь объект изменился. Вместе с большинством афинян, гордившихся марафонскою победою, Аристид думал, что все спасение государства – в пехоте, уже доказавшей свою силу в битве с персами, и потому он противодействовал Фемистоклу, который, напротив, доказывал, что афиняне должны построить большой флот и именно в нем искать своего спасения. Обычная норма этой повинности (по некоторым сведениям, она составляла примерно половину урожая) была определена законом, и спартиат не имел права превышать ее по своему произволу.

    Спарта википедия - википедия карта Спарты. | Gulliway:

    Потому неудивительно, что они были очень недовольны своим положением, всегда были готовы восстать против своих поработителей, присоединиться к врагам спартанцев. Движения спартанского войска в сомкнутых массах отличались порядком и отчетливостью, а благодаря расчленению на многие мелкие части, оно было также очень способно к эволюциям и к партизанской войне. Далее Плутарх не упоминает никаких событий до первоначального столкновения между Лицинием Крассом и Спартаком весной 71 г. Италия Победа римлян Римская республика Рабы под предводительством Спартака Гай Клавдий Глабр † Гней Корнелий Лентул Клодиан , Марк Лициний Красс , Гней Помпей Великий Спартак † (?), Крикс †, Каст † , Эномай †, Гай Ганник † 3 тыс. При помощи секретаря полемархов Филлида (который пользовался у полемархов отличной репутацией, но организовал этот заговор вместе с демократами) заговорщики, переодевшись женщинами, без особого труда убили на пиру обоих пьяных полемархов (Архия и Филиппа).

    zgr.inower.ru


    Смотрите также