Греция в ес


Что дало Греции членство в Евросоюзе?: matveychev_oleg

Греция вступила в ЕС 1 января 1981 года, став десятым государством-членом Европейского Сообщества. Серьёзных противников у этого решения тогда не было: большинство населения ожидало поднятия уровня жизни, роста экономики и снижения уровня преступности. Особо притягательна для греков была принадлежность к «европейской семье».

Что дало Греции членство в Евросоюзе? Сегодня на этот вопрос можно ответить однозначно. Ничего хорошего. Даже сторонники «европейского пути» признают, что страна за последние годы практически полностью утратила национальный суверенитет, отказалась от самостоятельной внешней политики и попала в финансовую кабалу. Наиболее ёмко ситуацию в Греции охарактеризовал видный иерарх Элладской Православной Церкви митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай: «У нас забрали нашу национальную идентичность, чувство собственного достоинства, а после этого ещё и уничтожили нашу экономику»[1].

По данным авторитетной афинской газеты «То Вима», в конце первого полугодия 2013 года государственные долговые обязательства Греции достигли 321 млрд. евро. Таким образом, только за 2013 год внешний долг страны увеличился на 16 миллиардов евро. Ещё на 18 миллиардов он вырос в период с июня по декабрь 2013 года.

Даже официальная статистика свидетельствует об обнищании населения, колоссальном росте безработицы, многократном увеличении преступности. За годы участия в ЕС уничтожена греческая промышленность. Колоссальный удар нанесён и по греческому сельскому хозяйству.

До вступления в ЕС греки экспортировали сельскохозяйственные продукты, а теперь импортируют. Раньше Греция имела несколько заводов по производству сахара и несколько крупных трикотажных фабрик. Теперь не имеет ни одной. Раньше в стране были развиты судоверфи, а теперь они практически исчезли. Директивы ЕС привели к сужению рыбной ловли, хлопководства, виноградарства и многих других форм сельского хозяйства.

После вступления в Европейский союз для греков установили квоты, введённые, чтобы не было перепроизводства товаров: производить столько-то мяса (и не больше!), столько-то молока, персиков, апельсинов, оливкового масла, иначе — штраф. В итоге наиболее серьёзно пострадала винная отрасль страны. Плодовые деревья и виноградники, которые не попали в квоты, были вырублены.

Вступив в единую Европу, греки отказались от самообеспечения страны и начали вписываться в общеевропейское разделение труда. Они строили постиндустриальную экономику с доминирующей сферой услуг, за что их хвалили европейские чиновники и ставили на третье место в ЕС по темпам экономического роста после Ирландии и Люксембурга.

В результате подобной политики доля сферы услуг в ВВП страны выросла с 62 (1996 год) до 75 (2009 год) процентов, а доля промышленности значительно сократилась. Однако тогда на это внимания никто не обращал, поскольку кредиты обеспечивали достаточно высокий уровень доходов основной массы населения.

Бомж на улицах Афин

Принимая Грецию в ЕС, ей поставили условие изменить отношение к собственности и ее управлению, а также приватизировать стратегические предприятия, контролируемые греческим государством.

В 1992 г. в Греции приняли закон о приватизации, которой подлежало около 700 предприятий. К 2000-му было приватизировано 27 крупных предприятий, среди них и 5 главных банков страны. Доля государства в Нацбанке снизилась тогда до 50%, а к 2010 г. — до 33%. Вслед за банками продали телекоммуникационную компанию, заводы стройматериалов и пищевую промышленность. Даже производство знаменитого коньяка Metaxa досталось британской Grand Metropolitan. Государство ушло из прибыльных морских перевозок и начало распродавать морские порты.

Сегодня кредиторы требуют от Греции не только экономических, но и политических уступок: сократить армию, отделить Церковь от государства, обеспечить права иммигрантов-иноверцев.

Согласно принятой по настоянию европейских чиновников программе приватизации, Греция должна избавиться от 80.000 объектов, которые находятся в собственности государства. В число активов, которые должны уйти с молотка или «сменить профиль деятельности», попали православные храмы, больницы, тюрьмы и сельскохозяйственные угодья[2].

Беспорядки в ГрецииБеспорядки в Греции

Случаи открытого вмешательства во внутренние дела Греции со стороны кредиторов весьма многочисленны. Например, представители германских правящих кругов неоднократно рекомендовали Греции «задуматься о продаже нескольких принадлежащих ей островов». За годы участия в ЕС принят целый ряд антихристианских законов: легализованы аборты, отменён выходной воскресный день, узаконено «свободное сожительство» и однополые браки.

Экономический кризис стал суровым испытанием для Православной Церкви. Из-за нехватки священнослужителей закрываются храмы (особенно в малонаселённых районах страны).

В скором времени под давлением Брюсселя будет принят новый «антирасистский закон». Законопроект касается «защиты» чувств тех, кто может быть оскорблён проявлением «излишнего» патриотизма со стороны греков. За оскорбление иноверцев, отрицание Холокоста и другие проявления ксенофобии грозит уголовное преследование и реальные сроки заключения. По словам митрополита Фтиотидского Николая, теперь грекам «будет страшно выразить свою любовь к Родине», нельзя будет предлагать примеры национальных героев «из-за того, что будут задеты чувства детей мусульман или албанцев».[1] Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай. Церковь не создает сторонников, Церковь создает святых // http://www.pravoslavie.ru/smi/58377.htm // http://www.agionoros.ru/docs/427.html

[2] Кризис в Греции: Кредиторы хотят «перепрофилировать» православные храмы // http://www.pravoslavie.ru/smi/63843.htm // http://www.agionoros.ru/docs/751.html

[3] Закон, объявляющий оскорбительными «выражения» из Евангелия, готовят в Греции // http://www.pravoslavie.ru/news/66309.htm // http://www.agionoros.ru/docs/845.html

matveychev-oleg.livejournal.com

ЕС поддержит Грецию деньгамии и натуральным хозяйством

Заброшенный когда-то пригород Афин Агиойс Димитриос сегодня меняет облик. Его пустыри отданы под обработку местным жителям, каждый третий из которых – без работы.

Приусадебные участки являются хорошим подспорьем. Излишки урожая новоиспеченные фермеры передают в продовольственный банк – структуру, куда могут обратиться за бесплатными продуктами люди в тяжелом материально положении.

Эту женщину огород кормит: “Я работала уборщицей в аптеке, 4 года назад меня уволили. Кого я виню в сложившейся ситуации? Прошлое и нынешнее правительство, особенно конечно, нынешнее. Они прекрасно знают, что мы катимся по наклонной плоскости – и ничего не предпринимают!”

Разбивать приусадебные участки, коллективные поля прямо в черте города… эту идею грекам предложили власти ЕС. Поначалу к ней отнялись с осторожностью, но сегодня преимущества оценили все.

Мария Андруцу, мэр: “Мы получили помощь от ЕС, средства для развития инфраструктуры. Благодаря участию европейского центра многие местные жители изменили мнение о пользе членства в Большой Европе. Знаете ведь, сколько греков скептически относятся к ней, думая, что речь идет лишь о политических играх. А сейчас они видят, что ЕС и помочь может”.

Финансирование проектов для помощи людям – эта простая идея стала одной из основополагающих в фундаменте единого европейского дома, закладка которого началась 60 лет назад. Греция вступила в ЕС в 1981 году и с тех пор получила из европейских фондов и бюджета миллиарды евро. Сегодня, к примеру, страна получает в шесть раз больше отчисляемых ею взносов.

Новенький, с иголочки, детский сад в Афинах – еще один финансируемый Евросоюзом проект. Его бюджет – 700 тысяч евро, расходы на ежедневное содержание детей оплачивает муниципалитет. Евросоюз взял на себя главное – строительство, оснащение, коммуникации.

Мария Андруцу, мэр: “Конечно, надо смотреть, на что уходят деньги. Часто говорят: европейские средства потрачены на развитие. Развитие чего? Давайте рассуждать: были созданы новые рабочие места? Было сделано что-то в поддержку национальной экономики? Или же деньги быстро вложили в программу с краткосрочным эффектом, не планируя, не думая о будущем?”

Для многих жителей страны примером такой программы “для отвода глаз” является строительство Олимпийской инфраструктуры для игр 2004 года. Тогда на средства ЕС в Афинах построили новое метро, гостиницы, аэропорт… Разве плохо? Нет, только как показало время, в это же самый период дефицит бюджета Греции стремительно увеличивался. ВВП страны подрос после вступления Греции в ЕС с тем, чтобы резко упасть в разгар кризиса в еврозоне. Тяжелый для всех ее членов, для Греции он едва не стал смертельным….

Кого винить в том, что Греция аккумулировала такой дефицит бюджета, что ей понадобились активное вмешательство ЕС и МВФ, финансовые вливания и внедрение программы жесточайшей экономии?

Георг Папаконстантину возглавлял министерство финансов в 2010 году, когда страна получила один из- пакетов внешней помощи. Он убежден, что в разразившемся кризисе виноваты и Греция, и ЕС. А еще в том, что, несмотря на сложности, Евросоюз выстоит.

Георг Папаконстантину, бывший министр финансов Греции: “Ирония и сложность текущего момента заключаются в том, что экономисты скажут вам: необходимо идти по пути дальнейшей интеграции с ЕС, нужно завершить строительство, начатое многие годы назад. Политики же скажут вам обратное. Дело в том, что сегодняшняя европейская политика в целом гораздо более националистична, каждая страна – за себя. Вопрос – как примирить эти две противоположные позиции, экономистов и политиков? Как убедить граждан в том, что единственный способ выживания для еврозоны – это усиление интеграции, укрепление институтов власти и контроля. Нам предстоит услышат самые разные варианты ответа на этот вопрос в ходе европейских выборов в 2017 году”.

Принимать сложные решения, чтобы выстоять – этот принцип равно применим и к спасению еврозоны, и к разрешению иммиграционного кризиса. Который сыграл роль катализатора роста популистских и евроскептических настроений в Европе.

Греция, географические ворота в Старый Свет, взяла на себя основную нагрузку по приему тех, кто бежал и бежит в Европу. По статистике, в прошлом году 46% всех беженцев осели именно на греческой территории.

Никос Кристакос – волонтер неправительственной организации, работающей в центре по приему иммигрантов: “На мой взгляд, Брюссель и ряд стран ЕС выразили солидарность с Грецией на пике иммиграционного кризиса. Однако в будущем помогать грекам нужно гораздо больше. Согласитесь, несправедливо, что одна европейская страна в силу географического положения берет на себя такую нагрузку и справляется со всем самостоятельно”.

ru.euronews.com

Страны ЕС - какие страны входят в Евросоюз на 2017 год

На данной странице вы можете узнать полный список стран ЕС, входящих в состав на 2017 год.

Первоначальной целью создания Евросоюза было соединение угольных и сталелитейных ресурсов всего лишь двух стран Европы – Германии и Франции. В 1950 году нельзя было даже предположить, что спустя определенное время Европейский союз станет уникальным интернациональным образованием, объединившим 28 европейских государств и сочетающим в себе признаки международной организации и суверенной державы. В статье описано, какие страны являются членами Евросоюза, сколько на данный момент полноправных участников ЕС и кандидатов на вступление.

Что такое Евросоюз

Правовое обоснование организация получила значительно позже. Существование международного союза было закреплено Маастрихтским соглашением в 1992 году, вступившим в законную силу в ноябре следующего года.

Задачи Маастрихтского договора:

  1. Создание международного объединения с тождественными экономическими, политическими и валютными направлениями в развитии;
  2. Создание единого рынка посредством создания условий для беспрепятственного передвижения продуктов производства, услуг, и других товаров;
  3. Регулирование вопросов, касающихся охраны и защиты окружающей среды;
  4. Снижение уровня преступности.

Основные последствия заключения договора:

  • введение единого европейского гражданства;
  • отмена режима паспортного контроля на территории стран, входящих в состав ЕС, предусмотренная Шенгенским соглашением;

Хотя юридически ЕС совмещает в себе свойства международного образования и независимого государства, фактически он не принадлежит ни к одному, ни к другому.

к содержанию ↑

Сколько стран-участниц ЕС в 2017 году

Сегодня в состав Европейского союза входит 28 стран, а также ряд автономных областей, находящихся в подчинении основных членов ЕС (Аландские острова, Азорские острова и т. д.). В 2013 году было произведено последнее вхождение в состав Европейского союза, после которого участницей ЕС стала и Хорватия.

Членством Евросоюза обладают следующие государства:

  1. Хорватия;
  2. Нидерланды;
  3. Румыния;
  4. Франция;
  5. Болгария;
  6. Люксембург;
  7. Италия;
  8. Кипр;
  9. Германия;
  10. Эстония;
  11. Бельгия;
  12. Латвия;
  13. Великобритания;
  14. Испания;
  15. Австрия;
  16. Литва;
  17. Ирландия;
  18. Польша;
  19. Греция;
  20. Словения;
  21. Дания;
  22. Словакия;
  23. Швеция;
  24. Мальта;
  25. Финляндия;
  26. Португалия;
  27. Венгрия;
  28. Чехия.

Вступление в ЕС стран, которые вмещает данный список, проходило в несколько этапов. На первом этапе в 1957 году в состав образования вошло 6 европейских государств, в 1973 – три страны, в числе которых и Великобритания, в 1981 году участницей союза стала только Греция, в 1986 – Королевство Испания и Португальская республика, в 1995 – еще три державы (Королевство Швеция, Австрийская республика, Финляндия). Особо плодотворным оказался 2004 год, когда членство ЕС получило 10 европейских стран, в числе которых Венгрия, Кипр и другие экономически развитые государства. Последние расширения, в результате которых количество членов ЕС увеличилось до 28, были осуществлены в 2007 (Румыния, Республика Болгария) и 2013 годах.

Довольно часто у россиян возникает вопрос: «Входит Черногория в Евросоюз или нет?», поскольку валюта страны – евро. Нет, на данный момент государство находится на стадии переговоров по вопросу вхождения.

С другой стороны, существует ряд стран, которые являются членами ЕС, но используемая на их территории валюта не евро (Швеция, Болгария, Румыния и др.) Причина в том, что данные государства не входят в зону евро. к содержанию ↑

Какие требования к кандидатам на вступление

Чтобы стать участником организации, необходимо соответствовать требованиям, список которых отображен в соответствующем нормативно-правовом акте, получившем название «копенгагенские критерии». Этимология документа продиктована местом его подписания. Документ был принят в городе Копенгагене (Дания) в 1993 году во время заседания Европейского Совета.

Список основных критериев, которым должен соответствовать кандидат:

  • применение на территории страны принципов демократии;
  • человек и его права должны быть на первом месте, то есть государство должно придерживаться принципов верховенства права и гуманизма;
  • развитие экономики и повышение ее конкурентоспособности;
  • соответствие политического курса страны целям и задачам всего Европейского союза.

Кандидаты на вступление в состав ЕС, как правило, подвергаются тщательной проверке, в результате чего выносится соответствующее решение. В случае отрицательного ответа, стране, получившей отрицательный ответ, предоставляется перечень причин, на основании которых было принято именно такое решение. Несоответствия копенгагенским критериям, которые выявляются во время проверки кандидата, необходимо устранить как можно быстрее, чтобы получить возможность на членство в ЕС в будущем.

к содержанию ↑

Официальные заявленные кандидаты на членство в Евросоюзе

Сегодня в статусе кандидатов на вступление в Европейский союз пребывают следующие ассоциированные члены ЕС:

  • Турецкая республика;
  • Республика Албания;
  • Черногория;
  • Республика Македония;
  • Республика Сербия.

Правовое состояние Боснии и Герцеговины, Республики Косово – потенциальные кандидаты.

Заявление на членство Сербия подала в декабре 2009 года, Турция — 1987 году. Следует отметить тот факт, что, если Черногория, подписавшая в 2010 году соглашение об ассоциации, станет членом ЕС, для россиян это может обернуться введением визового режима и, возможно, закрытием границ балканского государства.

Несмотря на стремление большинства стран стать членами международной организации, существуют и такие, какие выявляют желание выйти из него. Красочным примером может быть Англия (Великобритания), заявившая о возможности выхода в январе нынешнего года. Желание британцев обусловлено наличием ряда причин, в числе которых долговой кризис Греции, снижение уровня конкурентоспособности продукции стран, входящих в ЕС, на мировом рынке и прочие обстоятельства. Провести референдум по поводу выхода из Евросоюза Великобритания планирует в 2017 году.

Процесс выхода из состава ЕС регламентируется пунктами Лиссабонского договора, который имеет законную силу и действует с декабря 2009 года.

fms21.ru

ЕС - Экономика греции

Экономика

реция - слабое звено ЕС Вступление Греции в Европейский валютный союз в 2001 году имело двоякие последствия для страны. С одной стороны, это послужило толчком для экономического роста, с другой - обострило многие старые проблемы. У страны огромный внешний долг и растущий дефицит торгового баланса. А панацея от всех бед - иностранные инвестиции в страну не идут. Из-за плохого законодательства и вездесущей коррупции Греция прослыла самой "инвестиционно непривлекательной страной в Евросоюзе".

тремление вступить в еврозону разбудило Грецию. Чтобы попасть туда, страна должна была соответствовать строгим "режимным условиям". Выполнение их стало сильным стимулом для активной экономической политики. В результате темпы роста ВВП Греции сегодня превышают 4%, что значительно выше, чем в среднем по странам ЕС. Инфляцию за прошедшее десятилетие удалось снизить с 12% до приемлемого уровня - 3-3.5%. Главная проблема страны - бремя государственного долга. В 2002 году его отношение к ВВП составляло 104.9%. Это самый высокий показатель среди развитых стран. Вступление в единую Европу сопровождалось ростом импорта. Экспортная же конкурентоспособность греческих товаров последние полтора года неуклонно снижалась. В итоге, по данным доклада Международного валютного фонда, дефицит платежного баланса страны превысит 6% ВВП.

ефицит торгового баланса, к сожалению, не покрывается за счет притока капиталов в страну. Причина - сложность национального регулирующего законодательства, а также коррупция на местах. Исследовательский центр Economist Intelligence Unit опубликовал доклад об инвестиционной привлекательности Греции для иностранного бизнеса. Главным словом в докладе стала ее "непривлекательность" для иностранных инвесторов. Наиболее трудной для иностранца является сама процедура "вхождения" иностранных предпринимателей на греческий рынок. Несмотря на то что правительством были приняты меры по упрощению процедуры оформления иностранных компаний - введена так называемая система "одного окна", - она до сих пор вызывает нарекания у иностранцев из-за своей сложности, неэффективности. Обслуживающие систему чиновники, хоть и расположенные в "одном окне", все равно не могут принять решение без получения санкции в соответствующих инстанциях на уровне министерств.

ностранные бизнесмены недовольны тем, что их инициативы сталкиваются со стойким предубеждением со стороны греческих государственных чиновников и местного бизнеса. Удачно вести дела в этой стране можно только через организацию совместного бизнеса с греческими компаниями. Только с их помощью иностранной компании удается пробиться сквозь бюрократические барьеры и дебри местных корпоративных интересов. В то время как в большинстве других стран бизнесмен обращается к помощи адвоката только в случае проблем с законом, в Греции все наоборот - услуги адвоката нужны для того, чтобы эти проблемы у вас не возникли.

ля успешного функционирования иностранного бизнеса в Греции до сих пор требуется политическое покровительство. Так, британской инвестиционной группе Loyalward для организации на восточном побережье Крита нового курорта с полями для гольфа потребовалось больше семи лет, чтобы преодолеть все законодательные и бюрократические барьеры. Для того чтобы сдвинуть процесс согласований с местными властями с мертвой точки, компании потребовалось заступничество на уровне кабинета.

теории Греция - идеальное место для иностранных инвесторов. Здесь могут размещаться производства для последующего экспорта в страны Ближнего Востока и Балкан. Туризм просто ждет капиталовложений.

ытаясь преодолеть трудности, правительство вводит новый режим регистрации иностранных предприятий. По опробованной ранее в Ирландии модели в Греции теперь с каждым новым инвестором будет подписываться соглашение о льготном налогообложении на ближайшие 10 лет и освобождении от налоговых проверок. Однако насколько быстро дадут эффект эти нововведения, сказать трудно - слишком сильны в Греции традиции бюрократизма.

реция имеет смешанную экономику — капиталистическую с большой долей производства, находящегося в собственности государства. Правительство планирует приватизировать некоторые ведущие государственные предприятия.

уризм — ведущая отрасль экономики, дающая основную часть доходов страны в иностранной валюте. Около 4% от всего объема производства приходится на помощь со стороны Европейского Содружества. За последние несколько лет, экономика Греции заметно стабилизировалась за счет того, что правительство ужесточило экономические меры с целью подведения Греции к введению единой валюты.

частности, Греция сократила дефицит бюджета до 2% и ужесточила денежную политику, в результате чего инфляция опустилась ниже 2,6% — самый низкий показатель за последние 26 лет.Дальнейшая реструктуризация экономики и сокращение безработицы — основные задачи сегодняшней Греции.

сновные отрасли промышленности : туризм, пищеперерабатывающая промышленность, табачная, текстильная, химическая, производство изделий из металла, горнодобывающая отрасль, нефтеперерабатывающая; Агропромышленные продукты : пшеница, кукуруза, ячмень, сахарная свекла, оливки, помидоры, вино, табак, картофель, мясной скот, молочные продукты; Греческое правительство объявило о введении чрезвычайных мер для того, что бы сгладить тяжелые последствия перехода экономики страны с динаров на евро. Экономика Греции в последнее время испытывает сильнейшие встряски. Призыв греческих организаций защиты потребителей бойкотировать некоторые виды услуг в знак протеста против роста цен после введения евро нашел широкий отклик среди жителей страны. Результаты бойкота впечатляют. В период всенародного негодования продажи продуктов питания упали на 70 процентов, а общий объем розничной торговли на 85 процентов.

ем не менее, цены остались на прежнем уровне. В связи с тем, что защитники прав потребителей решили продолжить национальный бойкот, министр финансов Греции Никос Христодоулакис заявил о том, что правительство решило защититься от жадных розничных компании раз и навсегда.

о его словам, уже в октябре следить за стабильностью цен товаров и услуг будут специальные государственные инспектора. Впрочем, уже сейчас власти применяют самые жесткие меры к спекулянтам. На прошлой неделе был арестован торговец хлопка, пытавшийся продавать товары по чрезвычайно раздутым ценам. В ситуацию вокруг роста цен пришлось вмешаться и президенту Греции. Он выступил со специальным обращением, к розничным торговцам, призвав их, образумится, и остановить рост цен. Помимо кнута для не слишком этичных бизнесменов греческие власти не забывают и о прянике для потребителей. Ради улучшения благосостояния населения правительство пообещало снизить налоги для бедных семей и малого бизнеса.

тоить отметить, что переход на евро вызвал рост потребительских цен во всех странах Еврозоны. Причина этого вынужденное округление цен и естественно, что в большинстве случаев округление было сделано в пользу продавцов. В среднем стоимость потребительской корзины в Евросоюзе выросла за этот год на 4-5 процентов. Однако ни в одной стране это не спровоцировало такого заоблачного взлета цен как в Греции. Так, согласно обзору министерства развития цены на свежие овощи и фрукты после перехода на евро выросли на 95 процентов.В общем, стоимость основных товаров и услуг повысилась более чем на 10 процентов. Рост цен начал негативно сказывается и на макроэкономических показателях Греции, так инфляция в стране составила рекордные 3,6 процента. Это самая высокая инфляция во всей зоне евро.

то бы хоть как-то оправдать свои действия, греческие торговые компании, не упускающие возможность сорвать большой куш, заявили о том, что рост цен якобы вызван нехваткой наличных евро в стране. Греческий национальный банк немедленно опроверг это, в свою очередь, обвинив торговцев в банальной жадности.

портивная волна понесла экономику Греции вверх. Во имя олимпийского движения сюда направляются огромные финансовые ресурсы как из национального, так и из общеевропейского бюджета за счет олимпийских денег строятся стадионы, а заодно решаются застарелые проблемы транспортной и дорожной инфраструктуры. Но вряд ли это радикально изменит общую ситуацию: репутация страны у инвесторов не ахти.

реция оказалась лидером в ЕС по темпам экономического роста. По данным Министерства экономики страны, рост ВВП за 2003 год составил 4.7% - наилучший показатель для Греции за последние 25 лет. Все решили бюджетные инвестиции в развитие спортивной и транспортной инфраструктуры страны, которая станет местом проведения Олимпийских игр в августе этого года. Именно они, а также помощь по линии Евросоюза выводят страну в лидеры ЕС по темпам экономического роста.

ачиная с середины прошлого десятилетия Греция стала крупным получателем европейских трансферов, помогающих стране преодолеть отставание от европейских стандартов. До недавних пор самая бедная страна в ЕС, Греция сегодня, после 7 лет уверенного экономического роста (в среднем 3-4% ВВП в год), стремительно сокращает отставание от своих богатых партнеров. В 2003 году она переместилась уже на второе место с конца (после Португалии) по уровню благосостояния населения. Сегодня реальные доходы населения страны составляют 73.5% среднеевропейского уровня.

а два с половиной года подготовки к Играм из государственной и европейской казны на строительство только стадионов и других спортивных объектов было израсходовано более 4.3 млрд. евро. А на текущий год правительство страны приняло рекордную инвестиционную программу стоимостью 9.25 млрд. евро (5.6% ВВП).

днако, помимо возведения спортивных объектов, приходится решать и старые проблемы. Правительство сегодня тратит миллиарды евро на достройку столичного метро, новые железные дороги, порты, современные транспортные автомагистрали и столичные развязки. Еще несколько лет назад передвижение по улицам столичного мегаполиса было занятием весьма проблематичным - узкие улицы, отсутствие развязок и скоростных магистралей. За два десятка лет удалось построить всего одну ветку метро. Путешествие по стране на машине доставляло также немало проблем. Исключение: платная магистраль Афины-Салоники - единственный в стране автобан европейского уровня. Греция до сих пор считается в Евросоюзе страной с самыми плохими и неудобными автодорогами.

процессе подготовки к Олимпиаде, а также на деньги, получаемые по линии ЕС в рамках программы выравнивания экономических потенциалов членов Европейского союза, ситуацию с транспортной инфраструктурой удалось несколько поправить. Ветку метро, соединяющую Афины с портовым Пиреем, почти достроили, в мегаполисе наконец появилась современная сеть транспортных развязок, соединяющая весь полуостров. Кроме того, благодаря низким процентным ставкам и налоговым послаблениям страна переживает настоящий строительный бум - рост ипотечного кредитования, по данным Центробанка Греции, в прошлом году увеличился на 17%.

е секрет, что инвестиционный и строительный бум в Греции - результат европейских трансферов и олимпийской инвестиционной программы правительства, - говорит Томос Пакер, эксперт по Балканам Центра исследования мировых рынков (WMRC). - Однако увеличение инвестиционной активности государства до сих пор достигалось за счет дефицитного бюджета. В этом году увеличение бюджетного дефицита до 1.4% ВВП стало также возможным благодаря коллапсу европейского Пакта стабильности. Однако олимпийский запал в экономике может закончиться вместе с прекращением 'золотого' бюджетного дождя'.

осле Олимпиады на очереди решение других задач - социальных проблем, сокращения огромного госдолга и достижения бюджетной сбалансированности. Бюджет на 2005 год планируется уже строго профицитным - необходимо выполнять финансовые стандарты Брюсселя. Правительству не удалось добиться сокращения государственного долга (в 2003 году - 101.7% ВВП) в период активного роста, придется заняться этой проблемой в более сложных условиях. Уже в следующем году специалисты WMRC ожидают начала снижения темпов экономического роста.

europeanport.narod.ru

Выйдет ли Греция из еврозоны и Евросоюза

Cитуация в Греции настолько сложная, что ряд политиков не исключает выхода страны из еврозоны и ЕС. Даже многие проевропейские политики поняли, что ЕС — кабала для Греции. И выйти из еврозоны и ЕС сложно, это обернется для Греции катастрофой. Об этом Pravda.Ru рассказал глава Института дипломатии и глобальных процессов Греции Андреас Андрианопулос.

— Г-н Андрианопулос, события в Греции сейчас так быстро сменяют друг друга, что за ними очень сложно уследить. Какие цели Греция преследует на переговорах с еврогруппой? Почему Греция и Евросоюз никак не могут договориться?

— На этот вопрос должно отвечать греческое правительство, премьер-министр Греции. Официальная версия того, почему Греция и еврогруппа не смогли договориться — Афины не согласились на предложенные условия, потому что они несообразные.

Однако наиболее несообразными из предложенных мер были как раз меры, предложенные греческим правительством. Это огромное налогообложение и колоссальные сокращения различных выплат. При этом правительство до этого заверяло, что они либо смягчат соглашение с кредиторами, либо выдвинут предложение, которое не будет обременять греческий народ. Но это обещание правительства было невыполнимым. Никто не будет одалживать деньги без определенных условий.

И вот после того, как переговоры с еврогруппой провалились, они придумали эту идею с референдумом, чтобы переложить бремя ответственности на народ. Вопрос на референдуме сформулирован не четко. Никто не знает полного текста предложения кредиторов. К тому же кредиторы после объявления Грецией референдума сняли свое предложение.

Греция в тупиковой ситуации. Как Одиссей между Сциллой и Харибдой. Какой вариант Греция бы ни выбрала, везде будут большие проблемы.

— Есть ли у правительства Греции какой-то план на случай, если стране придется выйти из зоны евро?

— Сомневаюсь. Да и правительство заявляет, что Греция не будет выходить из зоны евро. Разве что у них есть какой-то секретный план, согласно которому Греция должна выйти из зоны евро, печатать драхму и так далее. И если этот план реализуют, то это будет катастрофой для страны и греческого народа. Люди будут поставлены на грань выживания.

И переходный период может занять 5-6 лет: нужно будет создавать свою промышленность, налаживать экспорт и импорт, решать вопросы с валютой. И как выжить в этот период? Ведь нужно платить за газ, который мы импортируем из России. Чем мы будем платить? Драхмой? Кому нужна драхма?

Чем платить за еду? Мы импортируем около 80 процентов продуктов. Чем платить за медикаменты? Большинство лекарств не греческого производства. Они производятся за рубежом. Выход из еврозоны обернется гуманитарной катастрофой, к сожалению.

— Так ли уж бедна страна на самом деле? Она что не может развиваться вне Евросоюза?

— У нас нет природных ресурсов, к сожалению. Мы не Россия, у которой есть нефть, газ, металл. У нас ничего подобного нет. Единственное, что есть у Греции, — это туризм и флот. Но и эти отрасли экономики переживают сложные времена. Из-за налогообложения судовые агентства переходят под "удобный флаг".

А для развития туризма нужна стабильная среда, которой в Греции сейчас нет. Те же банки закрываются. Туристы приезжают и не могут взять в банкоматах деньги для повседневных нужд. И, конечно же, денег от туризма недостаточно для содержания огромного бюджетного сектора, который есть в Греции.

— Может ли "евробунт" Греции вызвать цепную реакцию в Евросоюзе?

— Не знаю, трудно сказать. Не думаю, что выход Греции из ЕС или коллапс Греции может повлиять на другие страны ЕС, как многие считают. Европейцы, кстати, предусмотрели такой сценарий.

Сейчас не 2008 год и 2012-й, когда европейские банки были загружены греческими облигациями. Вот тогда, если бы в Греции случился дефолт, европейцам пришлось бы покрывать дефицит в своих банках. Сейчас они избавились от греческих облигаций. Эти облигации осели в ЕЦБ и банках Кипра. Почему на Кипре был коллапс? Потому что банки Кипра были загружены греческими облигациями.

Но дело даже не в проблемах в финансовой системе Евросоюза. Основная проблема лежит в политической плоскости: еврозона оказалась не так крепка, как думали. При этом считалось, что самое слабое звено Евросоюза, еврозоны — Греция. Но и это не такой однозначный вопрос.

Что касается интересов Греции, то Афинам невыгоден сейчас выход из Евросоюза. К примеру, у нас сейчас развивается сотрудничество с Китаем. Но в данном случае Греция интересна КНР в составе Евросоюза.

То же самое и в отношениях с Россией. Мы России, нашему хорошему другу, гораздо полезнее в составе ЕС. Поэтому я надеюсь, что мы не выйдем из ЕС.

— Что Путин пообещал Ципрасу в Петербурге?

— Г-н Ципрас приезжал в Петербург и сделал ряд заявлений. Но я не знаю, что ему пообещал Путин. Не думаю, что у Ципраса есть четкий план на будущее. По крайней мере, он не создает впечатление человека, у которого есть хороший план. Поэтому Ципрас подрывает доверие к себе, не только со стороны оппонентов и врагов, но и со стороны друзей. И это большая проблема.

Читайте также:

Байкер Варуфакис сдался. Кто следующий?

Греция — жертва долгового колониализма

Греция начнет "звездопад" с флага ЕС

Источник публикации — английская версия Pravda.Ru

Благодарим отель "Марриот Москва Новый Арбат" за предоставленное место для съемки

Интервью к публикации подготовила Лилия Субин

Беседовала

Will Greece stay alive outside European Union?

www.pravda.ru

New Apokryph

Итак, в Греции дефолт. У страны по сути два пути: либо Эллада полностью соглашается на все условия кредиторов, либо - выходит из еврозоны. Третьего пути нет. Пятого июля в Греции объявлен референдум, предсказать результаты которого не берется никто - мнения в средиземноморском государстве разделились пополам. Страна застыла в ожидании, в ожидании референдума в Греции закрыты биржа и банки.

В чем суть проблемы?

С чего же вообще начался кризис, который сейчас - как боятся многие в ЕС - приведет к настоящей катастрофе?( Много буквCollapse )1 января 1981 года Греция стала десятой страной, вошедшей в ЕС. Большинство населения страны тогда было «за» членство в международном европейском объединении, ожидая от этого шага подъема экономики, улучшения условий жизни и сокращения преступности. Сейчас, спустя 32 года можно подвести первые итоги и задаться вопросом: оправдались ли надежды греков, и действительно ли членство в Евросоюзе стало «золотым веком» для их государства? Ответ однозначно отрицательный. Даже самые ярые защитники греческой евроинтеграции признали, что за несколько последних лет страна потеряв национальный суверенитет и возможность проводить независимую внешнюю политику «приобрела» только гигантские долги, загнавшие ее в финансовую кабалу. Вероятно, многим (например, украинским поклонникам Евросоюза) будет полезно услышать характеристику нынешней ситуации в Греции, озвученную иерархом Элладской Православной Церкви митрополитом Мегосейским и Лавреотикийским Николаем: «У нас отобрали национальную идентичность и самоуважение, а затем уничтожили нашу экономику». Когда Греция стала полноправным членом Европейского экономического сообщества (ЕЭС - так тогда называлась структура), с внешнеполитической точки зрения это являлось несомненным успехом греческой дипломатии, так как позволяло укрепить позиции страны на Балканах. Так считает кандидат исторических наук и научный сотрудник отдела евроатлантических исследований РИСИ Анна Лубоцкая Сергеевна. По ее словам, "более того, это гарантировало определённую стабильность и спокойствие в отношениях с Турцией, а возможно, и благоприятный исход для рассмотрения многих из существующих проблем и конфликтов с соседним государством, в частности решение кипрского вопроса".Менее перспективной выглядела экономическая сторона данного со-трудничества. Предпосылками к нынешнему экономическому кризису стали реформы, которые в 1990-х проводились в Греции по требованию ЕС. И в первую очередь эти реформы коснулись сельского хозяйства."Трагедия Греции в том, что в момент присоединения к Евросоюзу им запретили работать, - утверждает доктор экономических наук Михаил Делягин. - У них было четыре с половиной отрасли. Три с половиной из них - оливки, табак, вино и посевы хлопка, которые были половинкой отрасли, - закрыли. Они фактически лишились возможности экспортировать эту продукцию в Евросоюз. А экспортировать за пределы Евросоюза было трудно, потому что половина экспорта должна идти внутрь Евросоюза. Это еще одно условие."Итак, аграрный сектор. Наиболее сильный удар был нанесен по хлопководству. В частности, на момент вхождения в ЕС Греция производила более 1,3 млн тонн хлопка в год, в то время как сейчас ей разрешено собирать почти в два раза меньше — лишь 782 тысяч тонн. Поначалу горячие греки бастовали, перекрывали тракторами трассы и назло Брюсселю засевали все поля. Но на этот случай у ЕС предусмотрен так называемый "налог соответственности", которым обязаны Афины облагать непокорных крестьян, а в таком случае вырученные за хлопок средства не покрывают затраты. Особенно сложно было мелким и средним хозяйствам, которые очень быстро обанкротились."Можно сказать, что после вступления в ЕС у нас исчезла целая отрасль легкой промышленности. Все сельское хозяйство у нас рискованное: у нас очень жарко и мало пресной воды, а посему мы менее конкурентоспособные, например с французами или бельгийцами. Наше сельское хозяйство было и остается дотационным, а это противоречит нормам ЕС", — рассказал афинский журналист Сократ Грамматикопулос. По его словам только-только сейчас выращивание хлопка начинает возрождаться, поскольку в мире повальная мода на экологически чистую продукцию.До вхождения в ЕС у Греции был положительный баланс внешней торговли по сельхозпродуктам. Однако после получения статуса страны-члена Евросоюза греки получили от еврокомиссаров определенные квоты на производство с/х-продукции. Данные квоты были введены, чтобы в Евросоюзе не было перепроизводства товаров — производить столько-то мяса и не больше, столько-то молока, вина, апельсин, оливкового масла - и ни каплей больше. Иначе сразу штрафы.

Что произошло в итоге:

Серьезно пострадала винная отрасль страны. Испокон веков гордились греки своей густой смоляной и терпкой рециной. Но рецина не втискивалась в квоты, поэтому в Греции началось вырубание виноградников. Та же участь постигла и оливковые деревья. За каждую вырубленную стрему (десять соток) крестьянам заплатили по 720 евро, которые должны были пойти на перепрофилирование сельхозхозяйства, но в сущности были "проедены". При получении денег от фермеров требовали подписать обещание навсегда отказаться от выращивания винограда-оливок.Если до 1981 года Греция была мировым экспортером продуктов питания, то сегодня она вынуждена ввозить их из-за рубежа и, причем далеко не лучшего качества. В стране не осталось ни одного сахарного завода и ни одной трикотажной фабрики, хотя прежде их число измерялось десятками. Еще одной отраслью Греции, которая серьезно пострадала от вступления в ЕС, оказалось судостроение. Полуостровное положение Греции, казалось бы, подразумевает развитое судоходство и морскую торговлю. Так и было испокон веков, но… до того момента как государство вступило в ЕС. Который решил, что порты следует распродать, а от прибыльных водных перевозок отказаться.Дело в том, что ЕС оказалось выгоднее строить новые суда не в Греции, а в Германии (еще бы, ведь главным "рулевым" в Европейском союзе является именно Германия, и она отстояла свои интересы в конкурентной борьбе с более слабыми партнерами - соседями по ЕС). Многие судостроительные предприятия Греции закрылись. Отрасль всего лишь за 20 лет пришла в Греции в такой упадок, что с момента вступления в ЕС греческие судовладельцы уже заказали за границей... почти 800 кораблей."Греции действительно очень тяжело заниматься судостроением, которое было национально определяющей отраслью страны, как и туризм. Два конька, которые могли бы сегодня вытащить Грецию из кризиса, — считает Грамматикопулос. — Но для ЕС это было невыгодно: если бы мы сохранили свое судостроение, мы бы сейчас имели гораздо больше политической (и экономической!) самостоятельности, чем сейчас".ЕС в свое время потребовал от Греции адаптации к общеевропейскому рынку труда, в результате чего страна отказалась от самообеспечения, заменив промышленный сектор развитой сферой услуг. За это Афины хвалили еврочиновники и давали кредиты, чтобы население на первых порах не замечало неблагоприятных перемен и продолжало жить в иллюзии всеобщего изобилия.За период с 1996 по 2009 годы доля сферы услуг в греческом ВВП выросла с 62% до 75%, в то время как промышленность пришла в упадок. Евросоюз «раскрывая объятия» республике поставил основным условием изменение формы собственности для важнейших стратегических предприятий, ранее находившихся под контролем государства. В частности, Афины приняли решение передать частным владельцам примерно 700 национальных компаний. 27 из них были приватизированы до 2000 года, в том числе и 5 ведущих банков страны. Доля государства в Центробанке Греции снизилась в тот период до 50%, а к 2010 году ее размер составлял всего 33%. Иностранный капитал завладел телекоммуникационной компанией, предприятиями пищевой промышленности и стройиндустрии. Даже винным заводом, производящим легендарный греческий бренди Metaxa теперь владеет британская фирма Grand Metropolitan."Проблема не в долге (Греции), каким бы астрономическим он не был, - соглашается Михаил Делягин. - Да, 180% ВВП у них долг. Но, знаете, любой долг можно списать один раз и затем начать жизнь с чистого листа. У Греции же нет даже такого выхода. У них сейчас по текущим выплатам бюджет сбалансирован. Только он сбалансирован на падающей экономике, в которой долго жить нельзя. Это стабильность не на кладбище, но близко к кладбищу. Развиваться Греция не может. Она лишена этой возможности. Ради прибылей, в первую очередь немецких, во-вторых - австрийских, швейцарских, французских и прочих концернов".

Что с Грецией сейчас

По словам Делягина, в ЕС любое правило согласовано между 27 странами. И это не поддается изменению. Греки могут просить у Европы новые деньги, им пять лет уже давали и прощали деньги. Но Европа не может изменить свои правила, которые не дают Греции работать. Поэтому они постепенно убивают Грецию, и они ее добьют.После того как Греция попала в долговую зависимость, кредиторы с полным правом вмешиваются не только в экономическую, но и в политическую жизнь страны, вымогая все новых уступок. Например, следующий этап программы приватизации, разработанный структурами ЕС для Афин, предусматривает передачу в частную собственность 80-ти тысяч государственных объектов, в том числе больниц, православных храмов, ферм и даже… пеницитарных учреждений. Им предстоит либо уйти с молотка, либо сменить свой профиль. В настоящее время «европартнеры» (страны, где в основном преобладает католицизм) осуществляют сильное давление на Православную церковь Греции. Населению навязан ряд непопулярных законов, в том числе об однополых браках, легализации абортов и официальном признании «свободного сожительства». А поскольку экономический кризис в стране продолжается, Брюссель вряд ли становится на достигнутом. Сейчас он даже готовит новый «антирасистский закон», запрещающий грекам обращаться к национальному эпосу, чтобы «не обидеть чувства мусульман и албанцев». Но греки ничего не могут с этим поделать. «Европейский Центробанк (ЕЦБ) надел удавку на шею Греции", - признался в марте текущего года премьер-министр Греции Алексис Ципрас. - Грецию вынуждают брать новые кредиты для того, чтобы оплачивать старые долги, и разорвать этот порочный круг пока не удаётся. В то же время государственная казна пустеет, как показывают последние данные Банка Греции, и у людей нарастает беспокойство по поводу того, чем государство будет платить пенсии и зарплаты».Экономика Греции обескровлена годами кризиса, население нищает, госдолг достиг 180 процентов ВВП... Если бы кто-нибудь в 1981 году сказал грекам, что это станет закономерным результатом их вступления в Евросоюз, Греции в рядах ЕС никогда бы не было. Тогда грекам казалось, что «принадлежность к европейской семье» сулит рост благосостояния и подъём экономики. Вместо этого Греция угодила в финансовую кабалу, уничтожена греческая промышленность, деградировало сельское хозяйство.

Что дальше: шансы на спасение - есть ли они у Греции?

"Для нее (Греции) выход один - уходить из НАТО и заодно, за компанию, вступать к нам: сначала в Таможенный союз, потом в ЕАЭС, - уверен Делягин. - Но для этого мы должны дать конкретные предложения Греции. Дорогие друзья, перед вами откроется наш рынок вина, мы поделим его с Таманью и Крымом. Перед вами откроется наш рынок оливок. Мы ничего не будем закупать в Европе. Только у вас. Если вы выращиваете табак, это будет тоже ваш рынок. Все, что у вас есть, - пожалуйста, мы готовы принять"."С другой стороны, гарантируйте наши (РФ) инвестиции в Грецию. Ради всего святого, сажайте, пожалуйста, наших олигархов, если они что-то украдут: они нас тоже достали. Но вы получите такие-то инвестиции по такому-то графику, это такое-то количество рабочих мест. Должно быть сделано конкретное деловое предложение".С ним согласен и известный американский экономист Линдон Ларуш, который советует Греции не только выйти из еврозоны, но и присоединиться к группе БРИКС. Как говорит Ларуш, трансатлантическая система управления миром с центрами в лондонском Сити и на Уолл-Стрит обанкротится независимо от того, останется Греция в ЕС или нет. «Однако у Греции есть выход, - подчёркивает Ларуш. – Она может присоединиться к движению БРИКС, этой растущей части мира, порвавшей с англо-американскими интересами… Греция имеет уникальные и близкие отношения с Россией и Китаем, и это ее ворота в БРИКС».

Почему ЕС не хочет отпустить Грецию?

Выход Греции из еврозоны - это шаг к дезинтеграции ЕС. Такой шаг стал бы «катастрофой» для Европейского союза, заявил комиссар ЕС по экономическим и финансовым вопросам Пьер Московиси в интервью журналу Der Spiegel, поскольку «если Греция покинет еврозону, то Италия и Испания будут следующими, а затем из еврозоны выйдет и Германия». Однако если так, то почему на «шее Греции» затягивают петлю, заставляя экономить на всём, включая зарплаты и пенсии? Ответ прост: в «зоне равного процветания» никто не собирается делиться прибылью, в том числе той, которую получают от интеграции Эллады в ЕС крупные британские и немецкие корпорации. Прибыль – одним, жёсткая экономия – другим.Известный специалист по банковскому делу Элен Браун напомнила о тех угрозах, которые адресовал Греции в преддверии январских выборов в этой стране один из крупнейших в мире коммерческих банков Goldman Sachs (кстати, главный частный спонсор кампании Барака Обамы по выборам в президенты США). Goldman Sachs предупреждал тогда, что, если не будет избран премьер-министр «жёсткой экономии», центробанк Греции останется без ликвидности. А через неделю после того, как пост премьера занял Алексис Ципрас, ЕЦБ заявил, что больше не будет принимать долговые обязательства правительства Греции под займы греческим банкам. Петля на шею греков была заготовлена давно…Установившаяся практика МВФ и ЕЦБ такова, что выплачивать долги иностранным банкам приходится тем, кто никакого отношения к этим долгам не имеет. МВФ предоставляет займы только тем правительствам, которые обеспечат свободу трансграничного движения капиталов, проведут приватизацию естественных монополий, сведут на нет расходы на образование, здравоохранение, социальное жильё, общественный транспорт, отдадут на откуп иностранным инвесторам окружающую среду, сократят зарплаты, увеличат налоговое бремя на «неинвесторов». История последних десятилетий знает много таких стран и таких правительств. Однако Греция (прав в этом отношении Линдон Ларуш) имеет сейчас шанс сбросить надетую на неё удавку.

По материалам различных СМИ (ссылки на источники - непосредственно в тексте).

newapokryph.livejournal.com

Как Евросоюз довел Грецию... - Технополис завтра

Афины, район Экзархия. Знаменитые кварталы анархистов, где в кафе "для своих" молодые интеллектуалы за чашкой крепчайшего кофе высказывают отчаянно смелые взгляды. Здесь читают труды Бакунина и "Записки революционера" Кропоткина. Здесь преклоняются перед свободой. Здесь мечтают сломать существующую иерархию ценностей и создать иной порядок вещей. Но какой?

- Есть ли у нас план? Отвечу честно: рецепта построения нового общества нет ни у кого, - говорит анархист Илияс, 30-летний брутальный мужик с крепкими челюстями и такой знойной внешностью, что, будь мне восемнадцать, я бы немедленно ушла за ним в революцию. - Время, в котором мы живем, заставляет нас действовать быстро и четко. Если 50 лет назад мы не могли привлечь людей на свою сторону, то теперь молодежь в Европе сама тянется к левым силам. Движение набирает в Греции политический вес. Сейчас только в рядах убежденных анархистов 12 тысяч человек, среди которых есть люди, готовые отдать жизнь в битве за освобождение человечества от капитала. Мы одобряем все виды вооруженной борьбы. Есть ли у нас оружие? Не задавай неприличные вопросы. Да, у нашего движения "Вооруженные партизанские силы" есть взрывчатка и пистолеты, но это не главное. У нас есть боевой дух и понимание ситуации: перестройку общества нельзя провести через выборы. Олигархия профессиональных политиков всегда добьется того, чтобы на выборах победил нужный им человек. Парламентаризм приговорен и обречен. Революция - это биологический закон, вступающий в силу, когда общество уже не в силах прокормить и дать минимум счастья новому поколению".

КОНЕЦ ЕВРОСКАЗКИ

Афины бурлят страстями, словно котел ведьмы, и хотя похлебку здесь варят по местному рецепту, но из европейских продуктов отменного революционного качества. В котел как попало брошены общие страхи и надежды рабочего класса Греции, Испании, Италии, Ирландии и Португалии, раздавленного финансовым кризисом. Все общество охвачено ощущением неотвратимости, хорошо знакомым зрителям греческих трагедий. Как случилось, что маленькая страна с населением 10 миллионов человек и средней зарплатой в 1000 евро вдруг задолжала мировым банкам невообразимую сумму - 350 миллиардов евро?! Почему греки с их оливковыми садами и козами не в состоянии прокормить себя и вынуждены абсолютно все покупать за границей? Почему безработица в популярной туристической Греции составляет 22% (среди молодежи - 40%), а за скромные места официантов и продавцов разворачиваются сражения? За вопросами сегодняшнего дня следуют вечные: кто виноват и что делать? И неизбежный ответ, подсказанный непогрешимым классовым инстинктом: если большинству недостает хлеба, значит, меньшинство слишком много жрет.

Последний удар Греции был нанесен 26 октября - франко-германский союз в лице ЕС решил "спасти Грецию" против ее воли, предложив списание части долга на 100 миллиардов евро и навязав ей новый заем в 110 миллиардов на крайне жестких условиях. ("Бойтесь данайцев, дары приносящих!") Премьер Греции Георгиос Папандреу пошел на отчаянный шаг и поставил вопрос о референдуме, на котором греки сами должны были решать свою судьбу: соглашаться ли на долговое рабство. То, что случилось далее, в Греции справедливо называют госпереворотом, или "новой хунтой". Папандреу потерял власть через 24 часа. Вместо него международный банковский капитал поставил у руля своего человека - банкира Лукаса Пападимоса, чья биография говорит сама за себя. (Получил степень доктора экономики в США, работал в американском Федеральном резервном банке, возглавлял Центробанк Греции, а позже стал вице-президентом Европейского ЦБ. Словом, международные банки привели к власти в Греции своего человека, чтобы вернуть долги.)

- Что включает в себя соглашение Греции с ЕС от 26 октября? Прежде всего тотальную приватизацию всей госсобственности, - говорит экономист Леонидис Ватикиотис. - Мы должны продать все, что имеем, иностранному капиталу и продать за гроши, поскольку в условиях паники и кризиса цены на стратегические предприятия резко упали. Греция должна прибегнуть к мерам жесточайшей экономии и немедленно уволить сотни тысяч людей (ежемесячно уже увольняют до 15 - 20 тысяч человек). Закрылись свыше 1000 школ и 54 больницы. Ничем, как социальным геноцидом, это не назовешь. Кто навязывает нам экономическую политику? Пресловутая катастрофическая "тройка" ("катастройка" для краткости) - МВФ, Евросоюз и Европейский центробанк. Кого "катастройка" привела к власти в Греции после скандального соглашения 26 октября? Коалицию из ультраправой партии "Лаос" (респектабельные фашисты), правую партию "Новая демократия" и социал-демократов во главе с банкиром. Мы называем новое навязанное правительство, за которое, кстати, никто не голосовал, "коктейлем Молотова". Этот путч - якобы вынужденная мера, на которую пошел Евросоюз, чтобы защитить интересы банков.

- Но с чего вдруг "катастройка" расщедрилась и предложила не только списать старый долг Греции, но даже предложила новый заем? - спрашиваю я.

- Так они ведь не свои долги списали, а долги частным банкам и пенсионным фондам, отчего вся система соцстрахования Греции пойдет под откос. Долги же греков МВФ и ЕС остаются в неприкосновенности! А новый заем стране дают, чтобы она заплатила своим кредиторам. То есть деньги придут в страну и тут же уйдут. Вот вам пример: из следующего декабрьского транша Греции на 8 миллиардов евро - 7(!) миллиардов сразу уйдет на проценты от долга (заметьте, на проценты, а не на выплату долга). В чем циничная "прелесть" новых займов? "Катастройка" не со своими деньгами играет. Она дает в долг Греции, выворачивая карманы европейских налогоплательщиков. Куда пойдут эти деньги? Отнюдь не греческим учителям и пенсионерам. Они тут же уйдут в немецкие банки - нашим главным кредиторам. Это гениальное мошенничество! Скромный европейский рабочий платит свои налоги, чтобы жирели банки. Но при этом он уверен, что спасает ленивых греков!

ПОЧЕМУ ВСЕ ТАК ПЛОХО?!

Когда Грецию принимали в Евросоюз, это была маленькая сельскохозяйственная страна, зарабатывающая на оливковом масле, вине и туризме благодаря низким ценам. Английский и немецкий средний класс любил отдыхать на греческих островах и покупать там собственность - жизнь в Греции была отчаянно дешевой. С самого начала было ясно, что сельская простодушная Греция не может производить высокую добавочную стоимость, какую производит, к примеру, индустриальная Германия. Изначально ЕС был задуман как неравноправный союз развитого севера и отсталого юга, открывающего беспошлинный доступ на свои рынки прагматичным соседям. Чтобы подняться на уровень промышленного европейского севера, Греция нуждалась в новых технологиях и заводах. Вместо этого ей предложили… иностранные супермаркеты, бесконтрольные дешевые кредиты, введение дорогого евро (а значит, дорогой туризм) и уничтожение сельского хозяйства.

- До вхождения в Евросоюз Греция была крупным экспортером сельхозпродуктов, - говорит член ЦК греческой компартии Элисеос Вагенас. - Сейчас мы импортируем апельсины из Южной Африки, чеснок из Китая и картошку из Турции и Египта. А некоторые евроторговцы покупают по дешевке греческое оливковое масло, смешивают его с итальянским и испанским более низкого качества и вновь продают нам как импортное масло. Участие Греции в ЕС разорило традиционные отрасли аграрного сектора. Нам говорили: если вы войдете в Евросоюз, ваши продукты потекут беспошлинно на общий рынок, и все будут покупать греческие товары. А на деле сейчас мы покупаем китайские товары. Все объясняется просто: ЕС в рамках ВТО заключил с азиатскими странами соглашения, облегчающие доступ европейской промышленной продукции на азиатские рынки в обмен на импорт их дешевой сельхозпродукции, что в итоге привело к разорению мелких хозяйств Греции. Выжившим крестьянам ЕС предложил деньги за то, чтобы они вырубили оливковые деревья и виноградники (720 евро за 1000 кв. м) и письменно отказались от производства масла и вина. Мол, всем и так хватает испанского масла и французского вина. К чему иметь еще и греческие?

- Фактически мы столкнулись с новым видом экономической оккупации, - говорит экономист Леонидис Ватикиотис. - От существования еврозоны выиграла главным образом Германия. Немцы поставляли беспошлинно в южные страны свою продукцию, которая оплачивалась полновесным евро. Чем выше поднимался курс евро, тем больше зарабатывала Германия, которая жаждала максимально высоких прибылей. Но сама Греция перестала быть конкурентоспособной, поскольку весь ее экспорт, ориентированный на НЕевропейский рынок, потерял свою привлекательность из-за дорогого евро, а туристов уже нельзя было заманить дешевизной.

- Западные неолиберальные экономисты говорили грекам: зачем вам промышленность? Надо все закрыть. У нас есть промышленность, и мы вам все можем продать, - рассказывает русский экономист Василий Колташов, живущий в Греции. - Зачем вам сельское хозяйство, когда у нас уже все есть?! Вы купите продукты у нас. А чем же мы будем заниматься? - спросили греки. А вы будете заниматься сферой услуг. Почему Греция наряду с Испанией, Италией и Португалией является самым больным местом ЕС? В этих странах огромная сфера услуг. Греческая экономика - наиболее постиндустриальная в Европе. С точки зрения неолибералов, туристическая сфера и услуги - это круто. Но кто такой турист? Это тот самый конечный потребитель, на котором держится экономика. Если конечный потребитель разорен, то туристические страны узнают об этом первыми - поток туристов резко сокращается. Вступление Греции в ЕС было сделкой крупного капитала Германии, Италии, Испании и Франции. Мелкие производители в расчет не принимались. Им просто внушали: придет евро, и ваш уровень жизни вырастет. Евро пришел, и реальные доходы населения моментально упали в 2 - 2,5 раза. Другая ложь состояла в том, что ЕС создаст для Греции больше рабочих мест и больший рынок сбыта. А Евросоюз потребовал уничтожить целые сектора экономики. Было прекращено даже выращивание хлопка. Хлопок, из которого сейчас делают евро, - египетский! В этой маленькой детали вся суть неолиберальной экономики.

"ВСЕ ХОРОШО, ПРЕКРАСНАЯ МАРКИЗА!"

Правоверный неолиберальный экономист Ангелос Цаканикас встречает меня дежурным оптимизмом: в следующем году Грецию ожидают подъем, разумный бюджет, крупные иностранные инвестиции, и греки впервые выйдут в плюс. Я не верю своим ушам!

- Вы шутите?! За счет чего в Греции начнется экономический рост?

- За рецессией обычно следует подъем. Сюда придут русские и китайские компании, и мы получим новые инвестиции. Мы недавно продали порт Пирей китайцам, и это замечательно! Приватизация госсобственности - отличная идея! Да, цены сейчас на мировом рынке не самые лучшие, но продажа госактивов для нас - единственный путь. Сюда приедут бизнесмены из азиатских стран и создадут у нас новые рабочие места.

- Но эти места уже существуют! Греки тысячелетиями владеют крупнейшими портами и занимаются морской торговлей.

- Ну и что! История показала, что мы неэффективны в менеджменте. Греки не могут успешно эксплуатировать свои ресурсы и нуждаются в иностранной помощи. Мы должны привлечь мультинациональные корпорации.

- Я расцениваю ваши слова как предательство ваших же национальных интересов, - замечаю я. - Выходит, греки настолько глупы и неповоротливы, что не могут управлять собственной страной? Зачем вообще тогда нужна Греция как независимая страна?

- Я реально смотрю на вещи. Например, мы имели устаревший аэропорт. Сюда пришли немцы, и сейчас мы имеем современный модернизированный немецкий аэропорт. И что плохого в продаже собственности иностранцам? Они же не унесут ее с собой, все предприятия останутся тут. (Популярная неолиберальная "фишка" от лукавого, которую мне десятки раз озвучивали новомодные эксперты: не бойтесь распродавать страну, ее земли, банки, заводы и фабрики иностранному капиталу, все равно собственность никуда не убежит. - Д. А.)

- Какие выгоды Греция приобрела в ЕС? - спрашиваю я.

- О, множество привилегий! Мы стали членом сильного клуба. Я вижу прогресс в инфраструктуре и, главное, в образе жизни. Достаточно пройтись по улицам Афин, чтобы понять: если бы мы не были в ЕС, мы жили бы сейчас, как Болгария.

- Я хочу напомнить, что Болгария тоже член ЕС. Кроме того, весь ваш образ жизни - в долг! Вам ничего не принадлежит!

- Выгоды от членства в ЕС гораздо выше, чем цена, которую нам придется заплатить. Посмотрите, какие дома и машины имеют наши люди! Да, нам сейчас будет нелегко, но МВФ предложил новую помощь. Вот вы говорите, что мы должны объявить дефолт, отказаться от выплаты долгов и выйти из зоны евро. Но наша страна полностью зависит от импорта. Если завтра Греция вернется к драхме, чем же мы будем платить за импорт? В наших супермаркетах не будет даже молока и мяса! Абсолютно все к нам приходит из-за границы!

- Но кто подсадил Грецию на иглу импорта? Евросоюз! Он не только разрушил ваше сельское хозяйство, но и требует теперь выкинуть с работы сотни тысяч работников госсектора. Это при том, что ваша безработица уже превышает 20%! Куда вы денете эту армию голодных?

- Они найдут новую работу - в туризме. Они вернутся в деревни и будут производить, ну, скажем, оливковое масло.

- Абсурд! Вы не можете продать даже то масло, что производят ваши крестьяне! Вы всерьез считаете, что чиновники, всю жизнь жившие в городе, переедут в села и преуспеют в выращивании оливок?!

- Почему бы и нет? Мы должны покончить с бюрократами, которые умеют только ставить печати на бумагах. Да, потребуется время, чтобы обучить чиновников работать на земле, но они изменятся. Они откроют новые успешные предприятия, возьмут кредиты…

(Глаза мистера Цаканикаса становятся мечтательными, прозревая сквозь пелену невзгод блистательное будущее новой Греции. Слушая все эти благоглупости, я с трудом осознаю, что говорю не просто с известным греческим экономистом, но с руководителем экспертного Фонда экономических и промышленных исследований, консультирующего греческое правительство! Боже, спаси Грецию!)

"НЕ ПЛАТИ!"

Афины, площадь Синтагма. Великолепная молодежная демонстрация. Кофе в пластиковых стаканчиках, сигареты и волнующие дискуссии о неизбежности революции. Молоденькая учительница математики по имени София пишет на асфальте мелом: "Не плати!"

"Это всех касается, - решительно объясняет она. - Не платите за кризис! Не платите кредиты и налоги! Большинству людей абсолютно ясно, что весь нынешний кризис - дело рук обнаглевших финансовых спекулянтов. Финансовый капитал и банки правят миром без стыда и совести. Но что пишут в газетах? Что в крахе виноваты простые люди, которых надо принудить к мерам жесткой экономии - сократить им зарплаты на треть, урезать социальные пособия, уничтожить медицинское страхование. Ни я, ни моя семья не брали в долг, деньги занимали греческие капиталисты и правительство, а проценты по ним накручивали международные спекулянты. Но я и моя мама получили счет с требованием заплатить так называемый "Взнос солидарности" (издевательское название) - по 500 евро с носа. Мол, стране надо отдавать долги. А если мы не заплатим, нам выключат электричество. Фактически я должна заплатить налог просто за то, что я существую! Подушная подать - реакционный феодальный налог, отмененный еще в XIX веке! Трудящиеся тонут, а правительства "Евротитаника" бросают в них камни, зато преступным банкам - спасательные жилеты в виде наличных! Нас опять поделили на первый и третий классы".

Честная София абсолютно права. Социальное чутье молодых в таких случаях просто неоценимо! В Европе нарастает и крепнет не просто крупная перебранка труда с капиталом, но схватка не на жизнь, а на смерть. Кризис 2008 и 2011 годов обнажил тщету и нравственную нищету неолиберализма, его безжалостность, эгоизм и жадность. Финансовый кризис оказался прежде всего конфликтом морального, идеологического порядка. Все знали, что править - значит обкрадывать. Но до какой степени?!

Главный скандал этого года - аудиторская проверка Федеральной резервной системы США (первая в истории!), или открытие ящика Пандоры. (Честь открытия принадлежит двум дотошным американским сенаторам.) Выяснилось, что за три года финансового кризиса Федеральный резервный банк предоставил тайные беспроцентные займы международным банкам (не проинформировав даже американский конгресс) на сумму 16 триллионов долларов! (К слову, общий госдолг США - 14,5 триллиона долларов.) Не пытайтесь представить себе эту цифру! Ее невозможно вообразить! Кучка обходительных, благообразных дьяволов заперлась за дверьми и без лишнего шума и с полным пренебрежением к остальному миру приняла решение напечатать доллары и спасти банду разорившихся спекулянтов. Вопреки всем законам классического капитализма. Список спасенных банков впечатляет: Citigroup, Bank of America, английский Barclays, Goldman Sachs, немецкий Deutsche Bank, швейцарские Credit Suisse и UBS, Royal Bank of Scotland, Lehman Brothers, французский BNP Paribas и т. д.

Золотое правило экономики: темпы роста количества денег не должны превышать темпы роста экономики. Если в 80-х годах мировые финансовые активы были примерно равны мировому ВВП, то уже во второй половине нулевых денежная масса превысила ВВП в 3,5 раза! А теперь для людей с воображением: представьте себе, каких размеров надулся финансовый пузырь, когда Федеральный резервный банк США за последние три года вбросил в банки еще 16 триллионов долларов! И где найти такого хирурга, который сможет теперь безболезненно для общества удалить это опасное новообразование?!

"Когда втихую спасали банки, им не ставили вообще никаких условий! - говорит экономист Эвклидос Цакалотос. - Чтобы, к примеру, спасти Грецию, ее ставят на колени и выдвигают тысячу унизительных требований, а банкам просто дали денег! Безвозвратно! Но если общество платит кому-то, оно вправе спросить: что вы сделали с нашими деньгами? Может быть, вы предоставили больше дешевых кредитов малообеспеченным людям, или более человеческие условия для займов, или, например, вы смягчили и отложили трагическую ситуацию для людей, которые могут потерять свои дома или имущество? Ответ ошеломляет: они не сделали ничего! Во времена Великой депрессии в 1929 году на банки можно было плюнуть: пусть спасаются сами. Но тогда они были меньше, их коллапс не нес за собой катастрофических последствий. А теперь банки слишком большие! Если рухнет Goldman Sachs, мировой экономике угрожает полный коллапс".

"Но в таком случае это шантаж! - замечаю я. - Глобальная экономика становится заложником финансистов и их бессовестных спекуляций!" "Абсолютно с вами согласен! Банки теперь всегда спасают, что порождает их безнаказанность. Все началось с финансового кризиса 2008 года, когда правительства вытащили из долговой ямы банковский капитал и тем самым сотворили новый, уже долговой кризис (поскольку банки хранят деньги в госбумагах), что, в свою очередь, породило новый финансовый кризис. Круг замкнулся".

Одна из догм капитализма гласит: твои долги - это твое личное дело. Все предыдущие кризисы изживались жестким путем: ликвидация спекулянтов и неудачных, избыточных производителей, наименее способных к борьбе. Выживали сильнейшие. В результате рынок оказывался "оздоровленным" и получал возможность дышать. Но если государство берет на себя ответственность за долги капитала, кризис просто откладывается. Это все равно что больному раком вместо радикальной операции предложить морфий против боли. Больной будет объедаться наркотиками, но в один злосчастный день - крышка!

"Правительства затянули кризис, превратив его в многолетнюю пытку для населения, - говорит русский экономист Василий Колташов. - Что должен был сделать кризис и чего ему не дали сделать? Когда в 2008 году произошел крах спекуляций, первыми должны были разориться спекулянты, что сразу бы облегчило положение промышленности. Финансовый кризис являлся ярким выражением перенакопления капитала - эти деньги должны были или сгореть, или стать дешевыми кредитами для производства. И процесс развития был бы разблокирован. Но правительства вернули спекулянтам потерянные деньги и тем самым возобновили рост спекуляций. Что мы имеем сейчас? Виновники кризиса не оказались на скамье подсудимых, деньги не сгорели, более того, банкиры захватили власть, и это одна из причин продолжения кризиса. Европе сейчас нужно два-три триллиона евро, чтобы снизить давление долгов. Если не включать печатный станок, такую кучу денег не соберешь. Но банки не хотят включения станка: это означает обесценивание их доходов, а вся денежная политика ЕС направлена на то, чтобы банки получали стабильную прибыль. Налицо противоречие: банки хотят больше денег, но при этом - чтобы деньги были твердыми! Мы пришли к системному кризису, наиболее ярким выразителем которого является Греция. Схожий сценарий ожидает большинство европейских стран. Согласно Марксу ситуация приведет к неминуемому социально-политическому взрыву. То, что произошло в арабских странах, - это только начало, и будущее Европы тоже решится на улицах. Единственная возможность избежать катастрофы - революция сверху".

"ГРАЖДАНЕ! ЗАТЯНИТЕ ПОТУЖЕ ПОЯСА!"

Последние пять лет неолиберальная элита Европы носится с чудной мыслью посадить граждан на голодную диету - ввести радикальные меры экономии, повысить налоги, сократить зарплаты, увеличить пенсионный возраст, урезать пенсии и таким безжалостным образом сократить государственные расходы. Эту светлую программу продвигает банковское лобби, крайне заинтересованное в том, чтобы заставить обывателей заплатить по раздутым государственным долгам. Но любой экономист даже с половинкой мозга знает: падение доходов населения неизбежно разорит реальный сектор экономики путем сокращения спроса. Для развития экономики необходимо, чтобы то, что мы произвели, обязательно потреблялось. Производство товаров (особенно товаров не первой необходимости) теряет всякий смысл, если их просто некому купить! Столь разрекламированные в Европе "меры аскетизма" уже привели к бессмысленному разорению граждан, резкому росту безработицы, остановке производства и стагнации экономики. В чем же смысл этой заведомо проигрышной игры?

"Проблема европейского капитализма - не долг и не дефицит, а сверхнакопление капиталов, которые не могут найти выход для инвестирования, - говорит член ЦК греческой компартии Элисеос Вагенас. - Резкое снижение жизненного уровня трудящихся необходимо для того, чтобы снизить цену рабочей силы в Европе и тем самым создать условия, чтобы капитал смог получить такую же сверхприбыль при инвестировании в Южную и Восточную Европу, как, например, в нищую Индию. Глобализация уничтожила границы. Капиталист спрашивает: почему болгары получают зарплату 150 евро в месяц, а греки имеют 800 евро?"

"Что сейчас знают люди о Европе? Высокие жизненные стандарты, высокие зарплаты и пенсии, длинные каникулы, - говорит экономист Леонидис Ватикиотис. - То, что происходит сейчас, - это попытка изменить европейский образ жизни и, шаг за шагом уничтожая социальные гарантии, превратить Европу в Китай, сделать ее конкурентоспособной на глобальном рынке".

Нынешний тренд озвучил знаменитый французский политтехнолог Жак Сегела: "Средняя зарплата китайца составляет 10% от минимальной зарплаты во Франции. И они счастливы и верят в будущее". Или как выражаются неолибералы: "Лучший робот - это китаец". Идея превратить весь мировой рабочий класс в жизнерадостных безропотных китайцев, готовых работать за чашку риса в день, - это тупиковый путь. Он не просто безнравственен, он еще и непрактичен, ибо убивает главное божество экономики - состоятельного ПОТРЕБИТЕЛЯ.

"Меры строгой экономии вообще перестают работать в момент спада, рецессии, - говорит экономист Эвклидос Цакалотос. - Особенно когда все страны начинают делать это одновременно. В Греции падает спрос на товары из Италии, а в Испании - на товары из Франции, и мы все дружно идем ко дну. Замыкается порочный круг: меры экономии приводят к рецессии, которая, в свою очередь, возвращает нас к жесткой экономии. Правящие элиты не хотят менять неолиберальную повестку последних 30 лет. Если признать, что неолиберализм потерпел крах, придется вернуть в игру все социальные организации - профсоюзы, коммунистов, левые движения, а, вернувшись, они потребуют главного: мер по контролю за банками, ответственности за преступления финансовых спекулянтов, ограничений на движение капитала, социальных гарантий, инвестиций в здоровье и образование. Неолибералы не хотят возвращаться к социальному государству. Их классовый инстинкт ведет их к попытке ослабить рабочий класс и маргинализировать левые движения. Что же будет? Предстоит смертельная борьба. Капитал станет менее демократическим и прибегнет к жестким мерам". "В сущности, мы можем вернуться к эпохе дикого капитализма XIX века?" - спрашиваю я. "Да, с очень сильной полицией, карающей армией и полным контролем над медиа".

"Пока существовал СССР, коммунизм выступал в качестве противовеса капитализму и сдерживал его алчность, - говорит греческий адвокат Панос Пиларинос. - Сейчас не с кем больше бороться и некому противостоять. Капитализм кушает сам себя и показывает свое истинное лицо".

СТРОСС-КАН БЫЛ ПРАВ - ВРЕМЯ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ УШЛО

Хотя неолибералы уверяют, что у них в запасе еще осталась парочка трюков для спасения европейской экономики, но чтобы успокоить этого дико рычащего зверя - общественное мнение, - потребуется реформа всей банковской системы.

"Финансовый капитал - это кровь капиталистической системы, - говорит член ЦК компартии Греции Элисеос Вагенас. - Правящие элиты в страхе: если кровь не будет циркулировать, вся система рухнет. Поэтому они медлят и опаздывают с принятием решений. Выход у капитала из кризиса только один: третья мировая. Мы оказались в точно такой же ситуации, какая складывалась перед Первой и Второй мировыми войнами. Что дает война? Инвестиции капитала в оружие, контроль над трудовыми ресурсами, госзаказы на восстановление разрушенного, возможность отрезать противника от источников энергии и рынков сбыта и самим получить доступ на чужие рынки, а главное - перспективы всеобщего страха. "Ничего не просите, не требуйте, идет война, мы должны победить!" Вы уже видите предпосылки войны: битва за энергоресурсы арабского мира в Ливии и возможная атака на Иран с целью отрезать Китаю главный источник энергии. Война в конечном итоге может привести к революции и краху системы, но какой страшной ценой!"

Возможно ли спасти капитализм и нужно ли его спасать? Первым о реформах заговорил бывший скандально известный глава МВФ Доминик Стросс-Кан. В своей знаменитой апрельской речи он заявил о том, что рыночная экономика доказала свою неэффективность, и предложил отказаться от принципов Вашингтонского консенсуса, на которых стоят МВФ и ВТО. (Эти принципы включают в себя тезис о том, что работает невидимая рука рынка и государству не следует вмешиваться в экономику.) Как только мистер Стросс-Кан высказал столь "крамольные" взгляды, фактически призвав к государственному капитализму, аналитики заявили, что жить ему осталось не больше месяца. А через месяц главу МВФ застукали в Нью-Йорке на горничной.

Однако дело его не пропало. Умеренные экономисты, еще не отравленные ядом неолиберализма, заговорили о возвращении к социальному государству эпохи кейнсианства и о возможности брака по расчету между социализмом и капитализмом.

"Чтобы кризис кончился, нужно не отнимать доходы у населения, а, напротив, обеспечить их рост и, как следствие, платежеспособный спрос, который является основным двигателем экономики, - говорит экономист Василий Колташов, проживающий в Греции. - Существует два варианта денежной эмиссии. Первый: напечатать денег и дать их банкам, но в таком случае никакого экономического роста не будет. Другой вариант: напечатать деньги (не более чем на 3% от роста промышленности, чтобы не создавать инфляции) и выплатить их людям, которые потратят их на товары. В этом основное отличие кейнсианской модели от неолиберальной. Это именно то, что сделал Рузвельт во времена Великой депрессии. В разгар депрессии один американский сенатор в отчаянии воскликнул: я не понимаю, почему у нас кризис, у нас ведь изобилие продуктов и товаров! Да, люди могли купить все, что хочется, но у них не было средств! Рузвельт начал печатать деньги и создавать рабочие места, за счет которых люди могли эти деньги получить. Была провозглашена программа полной занятости. Зачем нанимать на работу на государственное предприятие двух человек, когда можно нанять трех? И все они будут получать зарплату. Нужно сокращать рабочий день, увеличивать отпуска, устраивать детские сады, чтобы разгружать родителей. У людей должно появиться время, чтобы тратить деньги - сходить в театр или кино, в ресторан с друзьями, записаться в клуб или посетить парикмахерскую. Им понадобится другая одежда, не только для работы. Улучшение жизни и увеличение потребления - огромный стимул для сферы услуг и промышленности, но это полностью противоречит неолиберальной теории, где на первое место поставлено накопление капитала".

"Теория экономиста Кейнса работала до 70-х годов прошлого века, - говорит экономист Эвклидос Цакалотос. - Кейнсианство было компромиссом между капитализмом и демократией. У капитала были обязательства перед обществом, и капиталисты не могли просто гоняться за сверхприбылями. 20 лет полной занятости сделали рабочий класс очень сильным. Рабочих нельзя было уволить, они не боялись безработицы, боролись за улучшение условий труда и более высокую зарплату. Чем сильнее становился рабочий класс, тем больше падали прибыли капитала. Разразился кризис, и к власти пришли неолибералы, которые расправились с профсоюзами, сильно ослабили рабочий класс, который стал бояться увольнения, и потребовали приватизации госсобственности. Мы сейчас снова вернулись к исходной точке Великой депрессии, и нам придется искать новое решение. Экономист Кейнс говорил: "Я пришел спасти капитализм, а не разрушить его". Как ни парадоксально это звучит, спасти нынешний капитализм от революции могут только социалисты". 

kp.ru

kramtp.info


Смотрите также