Греция в евросоюзе


Что дало Греции членство в Евросоюзе? - Русские Афины

Последнее время, в Греции о кризисе уже не принято говорить, также не принято говорить о его причинах. Нет, кризис не прошел, он даже не ослаб, просто многим это уже надоело слышать. Но ведь кризис не только не прошел, он фактически усилился.

Материал который мы предлагаем вашему вниманию, был написал греческим журналистом Тасосом Михаилидисом 2 декабря 2013 года, фактически 4 года назад. Но за прошедшее время, мало что изменилось, а если и изменилось, то в худшую сторону...

***

В результате подобной политики доля сферы услуг в ВВП страны выросла с 62 (1996 год) до 75 (2009 год) процентов, а доля промышленности значительно сократилась. Однако тогда на это внимания никто не обращал, поскольку кредиты обеспечивали достаточно высокий уровень доходов основной массы населения.Греция вступила в ЕС 1 января 1981 года, став десятым государством-членом Европейского Сообщества. Серьёзных противников у этого решения тогда не было: большинство населения ожидало поднятия уровня жизни, роста экономики и снижения уровня преступности. Особо притягательна для греков была принадлежность к «европейской семье».

Что дало Греции членство в Евросоюзе? Сегодня на этот вопрос можно ответить однозначно. Ничего хорошего. Даже сторонники «европейского пути» признают, что страна за последние годы практически полностью утратила национальный суверенитет, отказалась от самостоятельной внешней политики и попала в финансовую кабалу. Наиболее ёмко ситуацию в Греции охарактеризовал видный иерарх Элладской Православной Церкви митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай: «У нас забрали нашу национальную идентичность, чувство собственного достоинства, а после этого ещё и уничтожили нашу экономику»[1].

По данным авторитетной афинской газеты «То Вима», в конце первого полугодия 2013 года государственные долговые обязательства Греции достигли 321 млрд. евро. Таким образом, только за 2013 год внешний долг страны увеличился на 16 миллиардов евро. Ещё на 18 миллиардов он вырос в период с июня по декабрь 2013 года.

Даже официальная статистика свидетельствует об обнищании населения, колоссальном росте безработицы, многократном увеличении преступности. За годы участия в ЕС уничтожена греческая промышленность. Колоссальный удар нанесён и по греческому сельскому хозяйству.

До вступления в ЕС греки экспортировали сельскохозяйственные продукты, а теперь импортируют. Раньше Греция имела несколько заводов по производству сахара и несколько крупных трикотажных фабрик. Теперь не имеет ни одной. Раньше в стране были развиты судоверфи, а теперь они практически исчезли. Директивы ЕС привели к сужению рыбной ловли, хлопководства, виноградарства и многих других форм сельского хозяйства.

После вступления в Европейский союз для греков установили квоты, введённые, чтобы не было перепроизводства товаров: производить столько-то мяса (и не больше!), столько-то молока, персиков, апельсинов, оливкового масла, иначе — штраф. В итоге наиболее серьёзно пострадала винная отрасль страны. Плодовые деревья и виноградники, которые не попали в квоты, были вырублены.

Вступив в единую Европу, греки отказались от самообеспечения страны и начали вписываться в общеевропейское разделение труда. Они строили постиндустриальную экономику с доминирующей сферой услуг, за что их хвалили европейские чиновники и ставили на третье место в ЕС по темпам экономического роста после Ирландии и Люксембурга. 

Бездомные на улицах Афин

Принимая Грецию в ЕС, ей поставили условие изменить отношение к собственности и ее управлению, а также приватизировать стратегические предприятия, контролируемые греческим государством.

В 1992 г. в Греции приняли закон о приватизации, которой подлежало около 700 предприятий. К 2000-му было приватизировано 27 крупных предприятий, среди них и 5 главных банков страны. Доля государства в Нацбанке снизилась тогда до 50%, а к 2010 г. — до 33%. Вслед за банками продали телекоммуникационную компанию, заводы стройматериалов и пищевую промышленность. Даже производство знаменитого коньяка Metaxa досталось британской Grand Metropolitan. Государство ушло из прибыльных морских перевозок и начало распродавать морские порты.

Сегодня кредиторы требуют от Греции не только экономических, но и политических уступок: сократить армию, отделить Церковь от государства, обеспечить права иммигрантов-иноверцев.

Согласно принятой по настоянию европейских чиновников программе приватизации, Греция должна избавиться от 80.000 объектов, которые находятся в собственности государства. В число активов, которые должны уйти с молотка или «сменить профиль деятельности», попали православные храмы, больницы, тюрьмы и сельскохозяйственные угодья[2]. 

 

Я вас слушаю говорит персонаж карикатуры с надписью "правительство": 3 кг Национальной железной дороги, 4 кг национальных портов, 5 кг Национальной авиакомпании Олимпиаки, 6 кг , национального телекоммуникационного оператора ОТЕ

Случаи открытого вмешательства во внутренние дела Греции со стороны кредиторов весьма многочисленны. Например, представители германских правящих кругов неоднократно рекомендовали Греции «задуматься о продаже нескольких принадлежащих ей островов». За годы участия в ЕС принят целый ряд антихристианских законов: легализованы аборты, отменён выходной воскресный день, узаконено «свободное сожительство» и однополые браки.

Экономический кризис стал суровым испытанием для Православной Церкви. Из-за нехватки священнослужителей закрываются храмы (особенно в малонаселённых районах страны).

Беспорядки в Греции

В скором времени под давлением Брюсселя будет принят  «антирасистский закон». Законопроект касается «защиты» чувств тех, кто может быть оскорблён проявлением «излишнего» патриотизма со стороны греков. За оскорбление иноверцев, отрицание Холокоста и другие проявления ксенофобии грозит уголовное преследование и реальные сроки заключения. По словам митрополита Фтиотидского Николая, теперь грекам «будет страшно выразить свою любовь к Родине», нельзя будет предлагать примеры национальных героев «из-за того, что будут задеты чувства детей мусульман или албанцев».

Проект нового «антирасистского закона» предусматривает также цензуру текстов богослужений Страстной Седмицы, в том числе и Евангелия[3]. 

Тасос Михаилидис, Греция

Источник

2 декабря 2013 г.

Прошло почти 4 года с момента написания данного материала, но ситуация с христианским ценностями в Греции значительно осложнилась: были приняты законы окончательно легализирующие однополые браки, было отменено поднятие греческого флага в школах, отменены молитвы для учеников, а венцом деятельности (хотя еще неизвестно ограничится ли этим) стало узаконивание смены пола начиная с 15 летнего возраста, что даже по мерками Евросоюза, является крайне радикальным решением. Церковь проклинает нынешнего премьера, его не пускают на Святую Гору Афон, но дело то не в Ципрасе, а в том, кто стоит за его спиной, кто поставив Грецию в зависимое положение руками СИРИЗА, проводит нынешнюю антиправославную политику.

Вы нам Должны, значит обязаны подчиняться. 

rua.gr

Останется ли Греция в Евросоюзе

В воскресенье в Брюсселе состоится внеплановый саммит 28 стран Евросоюза, посвященный последствиям прошедшего 5 июля в Греции референдума. Как известно, на референдуме греки сказали "нет" программе жесткой экономии, предложенной международными кредиторами. Это ставит под угрозу пребывания Греции в Евросоюзе. Но многие европейские политики приветствуют результаты плебисцита в Греции, считая его торжеством демократии. По их мнению, "еврократы" шантажировали Грецию угрозой дефолта, вынуждая ее принять финансовые условия кредиторов. Тем временем в субботу греческий парламент все же выразил готовность уступить многим финансовым требованиям ЕС, вызвав протесты на улицах Афин. "Апостроф" выяснил, какие настроения царят в Европе и в самой Греции перед окончательным решением "греческого вопроса".

Премьер-министр Греции Алексис Ципрас, реагируя на результаты референдума, который состоялся 5 июля в Греции, заявил, что его соотечественники сделали "исторический и смелый выбор". Как известно, около 61 % греков сказали "нет" предложениям кредиторов по поводу обслуживания долгов страны и введения режима жесткой экономии. Решение греков повергло в шок многих политиков Евросоюза, поскольку могло означать выход Греции из Евросоюза.

Так, Мартин Шульц, президент Европейского парламента, после голосования только и смог из себя выдавить: "Мы находимся в очень сложной ситуации... Теперь это дело греческого правительства — вносить предложения, так чтобы это (результаты референдума, — "Апостроф") можно было эффективно пересмотреть". Шульц добавил, что Греция должна, возможно, получить гуманитарную помощь, так как пенсионеры и дети "не должны платить цену" за ту ситуацию, в которой Греция пребывает в настоящее время.

Европейская комиссия представила мрачную картину вероятного политического и финансового решения вопроса. Еврокомиссар Валдис Домбровскис дал понять, что референдум не был "ни фактически, ни юридически правильным", так как греки голосовали по предложениям, которые не были официально одобрены Еврогруппой министров финансов и программой помощи. “Результат "нет", к сожалению, увеличивает разрыв между Грецией и другими странами еврозоны. Будет очень немного победителей в этой ситуации", — сказал Домбровскис. Он также сообщил, что "место Греции — в Европе", но программа по спасению страны из кризиса, которая предлагалась еще во вторник 30 июня, "не будет успешно завершена".

Министр финансов Словакии Петер Казимир написал: "Отказ от реформ по Греции не означает, что теперь им будет проще получить деньги". Глава Еврогруппы Ёрун Дейссельблум, в свою очередь, отметил, что результат референдума является "очень прискорбным для будущего Греции". Для перезапуска переговоров с Афинами потребуется официальное одобрение министров финансов еврозоны. А по словам премьер-министра Польши Эвы Koпач, "если эти результаты будут утверждены, то есть только один путь для Греции — покинуть еврозону".

Результаты референдума ухудшили отношения Греции с Германией. Так, вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль заявил Ципрасу, что "снесены последние мосты, по которым Греция и Европа могут прийти к компромиссу ". В первом противостоянии с правительством Ципраса в феврале еврозона согласилась дать Афинам больше времени для того, чтобы обсудить вопрос предоставления финансовой помощи. Берлин верил тогда, что может заставить Ципраса подчиниться, используя угрозу дефолта. Но эта стратегия не сработала. Источникам "Апострофа" также стало известно, что вечером 6 июля Ангела Меркель и Франсуа Олланд встретились для того, чтобы обсудить ситуацию. С тех пор, как левая партия "Сириза" пришла к власти на январских выборах в Греции, Берлину еще удавалось настаивать на том, чтобы Афины придерживались своих обязательств. Но после референдума в воскресенье и подавляющего греческого отказа от требований кредиторов, позиция Меркель стала намного жестче.

Если Германия придерживается утверждения, что Греция должна соблюдать правовые нормы еврозоны, то Франция в последние несколько дней стала самым влиятельным другом Афин, употребляя более мягкую риторику. Так, французский министр финансов Мишель Сапан сказал, что его правительство готово рассмотреть облегчение долгового бремени. Олланд находится под все возрастающим давлением со стороны левых критиков во Франции. Они атаковали его за предполагаемую пассивность в греческом вопросе, после чего Олланд вынужден был объяснять им, что он на самом деле выступает в качестве посредника между Афинами и Берлином.

Однако не все политики в Европе согласны с мнением "еврократов". Так, крайне левые и крайне правые европейские партии приветствовали греческое "Οχί" ("Нет"), причем крайне правые использовали его, чтобы еще раз обратить внимание на слабую институциональную силу ЕС. Ведь правительства многих стран Южной Европы сталкиваются с такими же проблемами, как Греция, начиная с высокого уровня безработицы и заканчивая старением населения.

Например, министр экономики Испании Луис де Гиндос сказал, что Мадрид готов рассмотреть третью по счету помощь Греции: "Я не рассматриваю никаким образом, что Греция покинет еврозону". А Пабло Иглесиас, член партии Podemos в Испании, заявил в Twitter: "Греческие братья говорят финансовым диктаторам, что нельзя играть с демократией и достоинством": "Демократия выиграла в Греции".

Габи Циммер, президент крайне левой группы в Европейском парламенте, в своем заявлении также атаковала "правящие элиты ЕС", указывая на "беспрецедентную кампанию запугивания" против греческих избирателей. Ее главная идея состоит в том, что ЕС должен предоставить Греции облегчение долгового бремени из "политических" соображений, для того, чтобы сохранить Евросоюз. "Греки говорят “да” европейской интеграции и “да” европейской демократии", — написала она.

Со своей стороны, Марин Ле Пен, лидер крайне правой партии "Национальный Фронт" во Франции, приветствовала "красивый урок демократии в Греции". Но в отличие от Габи Циммер, Ле Пен сказала, что он означает "провал" евро. Она призвала лидеров ЕС сесть "за стол переговоров, подвести итоги ... и организовать роспуск единой валюты". Она также заявила, что ЕС является своего рода "сектой", которая "промывает мозги" людям и сравнила еврозону с "Европейским Советским Союзом". Флориан Филиппот, один из ее старших помощников также отметил, что греческое "нет" означает запуск "адской машины" в ЕС, и "является необратимым".

Герт Вилдерс, лидер голландской анти-иммигрантской партии PVV, написал, что Нидерланды выйдут из зоны евро после Греции. Его британский коллега, Найджел Фэредж, лидер анти-иммигрантской партии UKIP, пошел еще дальше, сказав, что греческое "нет" означает, что "проект ЕС сейчас умирает".

"Отличились" и российские политики. Так, Алексей Лихачев, заместитель министра экономики России, присоединился к Ле Пен и Фаражу, заявив, что Греция "сделала шаг в сторону, оставив еврозону". Кроме того, Ципрас в понедельник позвонил Владимиру Путину, чтобы обсудить "ряд вопросов, касающихся дальнейшего развития двустороннего сотрудничества". В заявлении ТАСС сказано, что "Путин выразил поддержку греческого народа в преодолении нынешних трудностей в стране". Немецкие СМИ сообщили, что канцлер Ангела Меркель обеспокоена тем, что Греция может обратиться к другим партнерам за пределами НАТО и ЕС, очевидно, имея в виду Россию.

Правительство Великобритании продолжает внимательно следить за ситуацией, занимая, по большей части, нейтральную позицию. Премьер-министр Дэвид Кэмерон уже провел совещание по вопросам планирования на случай непредвиденных обстоятельств для защиты британской экономики и финансовой системы. Министр финансов этой страны, Джордж Осборн, уже заявил, что референдум является выбором греческого народа о том, покидает ли их страна еврозону, и что Великобритания уважает демократическое право греков решать будущее своей страны. Однако Великобритания также уважает право еврозоны установить условия членства. Эта безжалостная логика интеграции является одной из причин, почему Великобритания не присоединились к евро. "И мы не хотим этого в будущем", — сказал Осборн.

Пока европейские политики обсуждают последствия волеизъявления греческого народа, руководители этой страны, решили все же не ссориться с Европой. В ночь на субботу парламентарии одобрили план правительства Алексиса Ципраса, состоящий в том, чтобы не допустить краха экономики и выхода страны из Еврозоны. Афины предлагают ряд реформ, в том числе и пенсионную, а в обмен просят помощь свыше 53 млрд евро до конца 2018 года. Среди прочего, Афины готовы поднять налоги для судоходных компаний, приватизировать порты и отменить налоговые послабления жителям греческих островов. Будет пересмотрена и пенсионная реформа. Все эти предложения должны были рассматриваться 12 июля — во многом они удовлетворяют требования кредиторов, нивелируя результаты референдума.

Не все согласны с этим решением. Часть депутатов партии "Сириза" не поддержали готовящуюся сделку. Кроме того, около 8 тысяч человек вышли на улицы Афин, протестуя против соглашения с Евросоюзом и требуя уважать волеизъявление на референдуме.

Впрочем, в первой половине дня воскресенья стало известно, о переносе чрезвычайного саммита ЕС. При этом заседание лидеров стран еврозоны состоится в соответствии с планом. "Я отменил саммит ЕС, запланированный на сегодня. Саммит еврозоны начнется в 16:00 и продлится до тех пор, пока мы не завершим переговоры относительно Греции", - написал в Twitter президент Европейского совета Дональд Туск.

apostrophe.ua

Что дало Греции членство в Евросоюзе?

Это интересно и весьма поучительно.

Греция вступила в ЕС 1 января 1981 года, став десятым государством-членом Европейского Сообщества. Серьёзных противников у этого решения тогда не было: большинство населения ожидало поднятия уровня жизни, роста экономики и снижения уровня преступности. Особо притягательна для греков была принадлежность к «европейской семье».

Что дало Греции членство в Евросоюзе? Сегодня на этот вопрос можно ответить однозначно. Ничего хорошего. Даже сторонники «европейского пути» признают, что страна за последние годы практически полностью утратила национальный суверенитет, отказалась от самостоятельной внешней политики и попала в финансовую кабалу. Наиболее ёмко ситуацию в Греции охарактеризовал видный иерарх Элладской Православной Церкви митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай: «У нас забрали нашу национальную идентичность, чувство собственного достоинства, а после этого ещё и уничтожили нашу экономику»[1].

По данным авторитетной афинской газеты «То Вима», в конце первого полугодия 2013 года государственные долговые обязательства Греции достигли 321 млрд. евро. Таким образом, только за 2013 год внешний долг страны увеличился на 16 миллиардов евро. Ещё на 18 миллиардов он вырос в период с июня по декабрь 2013 года.

Даже официальная статистика свидетельствует об обнищании населения, колоссальном росте безработицы, многократном увеличении преступности. За годы участия в ЕС уничтожена греческая промышленность. Колоссальный удар нанесён и по греческому сельскому хозяйству.

До вступления в ЕС греки экспортировали сельскохозяйственные продукты, а теперь импортируют. Раньше Греция имела несколько заводов по производству сахара и несколько крупных трикотажных фабрик. Теперь не имеет ни одной. Раньше в стране были развиты судоверфи, а теперь они практически исчезли. Директивы ЕС привели к сужению рыбной ловли, хлопководства, виноградарства и многих других форм сельского хозяйства.

После вступления в Европейский союз для греков установили квоты, введённые, чтобы не было перепроизводства товаров: производить столько-то мяса (и не больше!), столько-то молока, персиков, апельсинов, оливкового масла, иначе — штраф. В итоге наиболее серьёзно пострадала винная отрасль страны. Плодовые деревья и виноградники, которые не попали в квоты, были вырублены.

Вступив в единую Европу, греки отказались от самообеспечения страны и начали вписываться в общеевропейское разделение труда. Они строили постиндустриальную экономику с доминирующей сферой услуг, за что их хвалили европейские чиновники и ставили на третье место в ЕС по темпам экономического роста после Ирландии и Люксембурга.

В результате подобной политики доля сферы услуг в ВВП страны выросла с 62 (1996 год) до 75 (2009 год) процентов, а доля промышленности значительно сократилась. Однако тогда на это внимания никто не обращал, поскольку кредиты обеспечивали достаточно высокий уровень доходов основной массы населения.

Бомж на улицах Афин

Принимая Грецию в ЕС, ей поставили условие изменить отношение к собственности и ее управлению, а также приватизировать стратегические предприятия, контролируемые греческим государством.

В 1992 г. в Греции приняли закон о приватизации, которой подлежало около 700 предприятий. К 2000-му было приватизировано 27 крупных предприятий, среди них и 5 главных банков страны. Доля государства в Нацбанке снизилась тогда до 50%, а к 2010 г. — до 33%. Вслед за банками продали телекоммуникационную компанию, заводы стройматериалов и пищевую промышленность. Даже производство знаменитого коньяка Metaxa досталось британской Grand Metropolitan. Государство ушло из прибыльных морских перевозок и начало распродавать морские порты.

Сегодня кредиторы требуют от Греции не только экономических, но и политических уступок: сократить армию, отделить Церковь от государства, обеспечить права иммигрантов-иноверцев.

Согласно принятой по настоянию европейских чиновников программе приватизации, Греция должна избавиться от 80.000 объектов, которые находятся в собственности государства. В число активов, которые должны уйти с молотка или «сменить профиль деятельности», попали православные храмы, больницы, тюрьмы и сельскохозяйственные угодья[2].

Беспорядки в ГрецииБеспорядки в Греции

Случаи открытого вмешательства во внутренние дела Греции со стороны кредиторов весьма многочисленны. Например, представители германских правящих кругов неоднократно рекомендовали Греции «задуматься о продаже нескольких принадлежащих ей островов». За годы участия в ЕС принят целый ряд антихристианских законов: легализованы аборты, отменён выходной воскресный день, узаконено «свободное сожительство» и однополые браки.

Экономический кризис стал суровым испытанием для Православной Церкви. Из-за нехватки священнослужителей закрываются храмы (особенно в малонаселённых районах страны).

В скором времени под давлением Брюсселя будет принят новый «антирасистский закон». Законопроект касается «защиты» чувств тех, кто может быть оскорблён проявлением «излишнего» патриотизма со стороны греков. За оскорбление иноверцев, отрицание Холокоста и другие проявления ксенофобии грозит уголовное преследование и реальные сроки заключения. По словам митрополита Фтиотидского Николая, теперь грекам «будет страшно выразить свою любовь к Родине», нельзя будет предлагать примеры национальных героев «из-за того, что будут задеты чувства детей мусульман или албанцев».[1] Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай. Церковь не создает сторонников, Церковь создает святых // http://www.pravoslavie.ru/smi/58377.htm // http://www.agionoros.ru/docs/427.html

[2] Кризис в Греции: Кредиторы хотят «перепрофилировать» православные храмы // http://www.pravoslavie.ru/smi/63843.htm // http://www.agionoros.ru/docs/751.html

[3] Закон, объявляющий оскорбительными «выражения» из Евангелия, готовят в Греции // http://www.pravoslavie.ru/news/66309.htm // http://www.agionoros.ru/docs/845.html

Тасос Михаилидис, Греция

sergeyurich.livejournal.com

Греция в Евросоюзе: практически gameover |

 

Александр Запольскис

Все же в интересное время нам выпало жить. Трудное, но увлекательное. Мы застали становление Единой Европы и, есть такое подозрение, успеем увидеть и её распад. Дело снова в Греции. Происходящие сейчас там события очень напоминают нарастающий треск уже начавшего рушиться здания. Сегодня правительство этой страны крайне прозрачно намекнуло — если Греция в самое ближайшее время не получит масштабной финансовой помощи, то уже 9 апреля может наступить суверенный дефолт.

Нет, это страшное слово, конечно, никто вслух не произнёс. Однако дело в том, что 9 апреля текущего года истекает срок возврата очередного транша кредита МВФ на 460 млн евро. Во время телеконференции заместителей министров стран еврозоны и Греции, посвященной контролю процесса исполнения страной стабилизационных экономических мер, министр внутренних дел Греции Никос Вутсис сказал, что 9 апреля его стране придётся решать очень сложный вопрос: вернуть кредит МВФ или заплатить грекам зарплаты и пенсии. Далее министр пояснил, что его страна, скорее всего, выберет последнее. По его словам, с августа прошлого года Афины не получили ни евро помощи. В мире нет ни одной другой страны, которая выплачивала бы долги только из собственных средств, не беря кредиты.

Указанная дата и использованная формулировка возымели достаточно бурный эффект, несмотря даже на то, что позднее официальный представитель правительства Греции их опроверг. В смысле — опроверг публично. Как сообщило агентство Reuters, в тот же день вечером уже на закрытой телеконференции Греция эту свою позицию подтвердила. Понятно, что к чему-то подобному дело шло ещё задолго до начала внеочередных парламентских выборов в январе 2015 года. А после победы там Коалиции радикальных левых сил (СИРИЗА) и блока «Независимые греки» (АНЭЛ) вопрос стоял лишь о сроках.

Новое правительство обещало грекам прекращение режима жёсткой экономии, возврат былых государственных пенсий и некое политическое решение вопроса неподъемности греческих внешних долгов. Весьма харизматичный лидер СИРИЗА, говоря по-простому, охарактеризовал свою программу так. Раз сумма долга для национальной экономики совершенно неподъёмна, то платить по долгам мы не можем и не будем. Кстати сказать, тут он был совершенно прав. Программа Тройки — как в Греции принято называть ЕС, Европейский центробанк и МВФ — действительно легла на Афины фатальным бременем. Но вот обещание «решить проблему» через полное списание долгов с самого начала выглядело авантюрой.

В целом картина выглядит следующим образом. В 2014 году общий размер национальных долгов, вместе с зарубежными кредитами частных греческих банков, кредитами под гарантии правительства и прямыми целевыми инвестициями в крупные проекты, достиг 565,7 млрд евро. На состоявшейся 30 марта 2015-го встрече министров стран еврозоны и Греции обсуждалась дальнейшая судьба уже всего 320 млрд евро. Следовательно, за пять месяцев Европа уже списала Греции долговых обязательств на 245,7 млрд евро. Причём до половины этих денег «немецкие». И, судя по жёстким заявлениям Меркель, прощать больше Германия не может, да и не хочет. Давать деньги дальше Берлин согласен только после выполнения Афинами всего комплекса согласованных ранее антикризисных мер. «Уже имел место добровольный отказ со стороны частных кредиторов, а банки и без того простили Греции миллиарды», — сказала Меркель газете Hamburger Abendblatt

Нельзя сказать, что греки не пытались. Предыдущее правительство реализовало обширную антикризисную программу. Меры жёсткой, даже жестокой, экономии постепенно показали свет в конце тоннеля. Впервые с 2007 года в 2014-м национальный ВВП показал стабильный рост. За III квартал — плюс 0,7%. Данных за весь год пока нет. Безработица сократилась на 3%, хотя по-прежнему остается чрезвычайно высокой — до четверти всего трудоспособного населения. Однако общая динамика позволяла прогнозировать уже к концу 2015-го рост ВВП примерно на 2,6-3%. По крайней мере так её рисовало руководство страны.

Пример Греции интересен тем, что уже с 2011 года эта страна фактически находилась под внешним финансовым управлением. Так что успехи реформ в определенном смысле есть победа ЕС и МВФ, но в конечном счёте она оказалась пирровой. Формально Тройка добилась некоторого улучшения на бумаге, но грекам пришлось за него заплатить слишком сильным падением: экономики, числа рабочих мест, общего уровня жизни, словом, падением всего. Может быть, еще лет через 10-15 продолжения такого пути у страны и появился бы шанс, но терпение греков закончилось раньше. В этом суть демократии. Чаще всего население голосует не за самых благоразумных, а за тех, кто обещает то, что хотят услышать избиратели. Потому поддержали форменных популистов, гарантировавших немедленное наступление счастья. Сразу после того, как они «отменят Тройку».

Вот только отменяться ни МВФ, ни другие европейские кредиторы больше не желают. Кредиторы немедленно подняли процентные ставки по выданным Греции кредитам с 5,5 до 9,5%. Греческих долгов только Германия держит на сумму 56,6 млрд евро. У Франции их на 42,2 млрд. У Италии — на 37,3 млрд, Испании — на 24,8 млрд, Нидерландов — на 11,9 млрд, Бельгии — на 7,2 млрд. Греки хотят отодвинуть сроки возврата этих денег на 50 лет. Причём в течение первых 10 лет по ним проценты не платить. К тому же вернув ставку к прежнему уровню и потом ещё уменьшив ее примерно наполовину. А иначе — суверенный дефолт. В письме, отправленном премьер-министром Алексисом Ципрасом в ЕЦБ, сообщалось, что в апреле текущего года Афины должны погасить примерно на 2,4 млрд евро долговых векселей. Если помощь не поступит, то уже 20-го числа платить по ним будет нечем. Причём еще в январе премьер говорил, что денег хватит «только до июня». Теперь сроки сдвинулись на апрель, и дальше только дефолт.

Если Греция пойдет на такой шаг, это в первую очередь ударит по государственным фондам европейских государств, ЕЦБ и МВФ. По подсчётам германской Die Welt, отказ греков платить по своим гособлигациям будет стоить еврозоне около 330 млрд евро или 3,4% её ВВП. Согласно прогнозу Еврокомиссии, по итогам 2015 года рост ВВП ЕС ожидается на уровне 1,7%. Причём он уже был понижен с изначальных 2%. Таким образом, если расчёты Die Welt верны, европейскую экономику ожидает самый глубокий за всю ее историю обвал. На этом фоне заявления европейских министров насчет незначительности размеров греческой экономики выглядят откровенным блефом.

Да, конечно, ВВП Греции по итогам 2013 года составил 243 млрд долл., что равно лишь пятой части ВВП Испании, чуть более одной десятой от Испании и одной двадцатой от Германии, а общие греческие долги не превышают 1% от всех долгов Тройки. Но эффект домино ещё никто не отменял. Обрушение всей системы начинается с падения единственной костяшки. Суммарные взаимные долги стран еврозоны насчитывают что-то около 11,2 трлн евро. Из которых доля Ирландии, Испании, Португалии, Греции и Италии составляет более 70%. Если прибавить сюда долги стран Восточной Европы вместе с Прибалтикой, то доля «плохих и очень плохих долгов» поднимается уже до 80-82%.

До сих пор случаев полного невозврата кредитов МВФ в истории не было. Проценты порой снижали, сроки платежей откладывали, да. Но чтобы не вернуть совсем — еще никогда. Если Тройка позволит откровенно кинуть кредиторов грекам, то тем самым она собственными руками создаст прецедент. А западный мир вообще основан на прецедентах. Если совсем не заплатить можно Греции, то почему то же самое нельзя сделать, скажем, Ирландии, или Испании? В конце концов, почему долги нельзя простить Италии?! Но если позволить не возвращать кредиты им всем, то это автоматически оборачивается коллапсом. Сначала только европейской банковской системы, а потом и неизбежным развалом всей единой экономики еврозоны.

Словом, доводить греков до дефолта нельзя. Но и соглашаться на их требования нельзя тоже. Так как это точно такой же дефолт, только вид в профиль. Формально все делают вид, что никакого дефолта нет, но при этом никто никому ничего не платит, и из европейской экономики испаряются где-то примерно под 8 трлн евро! Совсем. Ибо никто не может дать гарантии, что лет через 10-15-20 должники не «предложат» замороженные на полвека долги списать полностью. В условиях подобной неопределенности клинится вся система государственных заимствований. Какой серьезный инвестор станет покупать долгосрочные государственные облигации? А без постоянных заимствований западная экономическая модель уже не может существовать. От слова — совсем. Впрочем, правительство Алексиса Ципраса дальнейшие системные проблемы еврозоны волнуют мало. Как известно, своя рубашка ближе к телу. Для Греции первостепенное значение имеет решение проблемы её собственных долгов, а общая Европа — это пусть голова болит у чиновников в Брюсселе. В конце концов, ну, вырастет безработица в Европе до 10,1%, ну и что? Всё равно в Греции она уже в 2,5 раза больше!

Потому сторонами сейчас активно ищется «третий выход». Ну не то чтобы так уж ищется. В сущности, найден он был ещё четыре года назад. Разрубить затянувшийся гордиев узел мог бы выход Греции из зоны евро и возврат к суверенной драхме. Теоретически вариант выглядит красиво. Афины вводят драхму и фиксируют в ней свои долги. Совершенно очевидно, что дальше драхма неизбежно девальвируется минимум на 50-60%, тем самым сразу уменьшив внешние долги вдвое. Девальвация тут же резко повышает привлекательность греческой экономики.

Во-первых, для туристов, на которых держится примерно треть национальной экономики. Во-вторых, серьезно подешевевшая греческая с/х продукция может пробиться, к примеру, на российский рынок. В конце концов, ничто не мешает Афинам выйти из режима европейских антироссийских санкций, что предполагает и снятие с этой страны российского продовольственного эмбарго. Впрочем, это вряд ли кто-то заметит. Из 6,25 млрд российско-греческого товарооборота более 4/5 его величины составляют поставки в Грецию российских углеводородов. Экспорт в Россию не входит даже в десятку основных греческих внешнеторговых направлений. Но та же Африка и Китай подешевевшее греческое продовольствие, конечно же, покупать станут с большим удовольствием.

Другой вопрос, что ослабление драхмы автоматически обернётся таким же по масштабу удорожанием всего критичного для Греции импорта. Прежде всего — энергоносителей. В том числе — электричества. Совсем не факт, что страна с 25-процентным уровнем безработицы сможет себе позволить его покупать в прежних объёмах. А это значит, что у европейских экспортеров резко образуется заметный кризис перепроизводства, что в условиях общего падения европейского ВВП, скорее всего, создаст разгоняющий синергетический кризисный эффект. И проседание экономики ЕС вполне может оказаться заметно больше расчетных 3,4%.

Классический цугцванг. Не делать ничего — нельзя. Но любой шаг только ухудшает ситуацию. В сущности, в настоящий момент Греция уже отрезана от рынка европейских заимствований. Ещё в феврале этого года ЕЦБ отказался принимать в залог греческие гособлигации, отказал Афинам в повышении предельного уровня выпуска краткосрочных бондов выше 15 млрд евро и ввёл жёсткие ограничения на предоставление новых кредитов банковской системе. Рейтинговое агентство Fitch экстренно понизило рейтинг Греции до ССС, что по его шкале означает «возможен дефолт». Также с В до В- рейтинг понизило агентство Standard&Poor’s, и до Саа1 (обязательства очень низкого качества и подвержены высокому кредитному риску) опустило рейтинг агентство «большой тройки» Moody’s. Из-за чего Греция теперь не может брать кредиты на коммерческом рынке.

Куда ни кинь, всюду клин. С проблемой не сумел справиться даже Янис Варуфакис, экономист из корпорации по разработке компьютерных игр Valve. Одно дело налаживать экономику в Dota 2, TeamFortress 2 и торговать лутом в Steam, и совсем другое — решать реальные экономические проблемы настоящей страны. Впрочем, GAME OVER, похоже, приближается и всей игре «Греция в ЕС», а то и самму ЕС в целом. Со слов Никоса Вутсиса получается так, что итоговый дедлайн проекта назначен на 9 апреля 2015 года. Причём уже сейчас понятно, что речь идёт не о том, спасёт или не спасёт Европа Грецию. В оставшиеся дни определяется лишь выбор конкретного варианта общего экономического поражения Единой Европы и МВФ.

Источник: regnum.ru

 

savebest.ru

Закрой заводы, выруби сады! И счастлив будь

«Ждать мы больше не можем и не хотим! Обнищание народа неизбежно приведет к его пробуждению. Мы стоим перед дилеммой: или капитал с его эгоизмом и непомерной жадностью, или анархизм. Не бывает капитализма с человеческим лицом. Это выдумка богачей и банкиров. Капитал надо уничтожать на корню, и сделать это можно лишь насильственным путем».

Афины, район Экзархия. Знаменитые кварталы анархистов, где в кафе «для своих» молодые интеллектуалы за чашкой крепчайшего кофе высказывают отчаянно смелые взгляды. Здесь читают труды Бакунина и «Записки революционера» Кропоткина. Здесь преклоняются перед свободой. Здесь мечтают сломать существующую иерархию ценностей и создать иной порядок вещей. Но какой?

- Есть ли у нас план? Отвечу честно: рецепта построения нового общества нет ни у кого, - говорит анархист Илияс, 30-летний брутальный мужик с крепкими челюстями и такой знойной внешностью, что, будь мне восемнадцать, я бы немедленно ушла за ним в революцию. - Время, в котором мы живем, заставляет нас действовать быстро и четко. Если 50 лет назад мы не могли привлечь людей на свою сторону, то теперь молодежь в Европе сама тянется к левым силам. Движение набирает в Греции политический вес. Сейчас только в рядах убежденных анархистов 12 тысяч человек, среди которых есть люди, готовые отдать жизнь в битве за освобождение человечества от капитала. Мы одобряем все виды вооруженной борьбы. Есть ли у нас оружие? Не задавай неприличные вопросы. Да, у нашего движения «Вооруженные партизанские силы» есть взрывчатка и пистолеты, но это не главное. У нас есть боевой дух и понимание ситуации: перестройку общества нельзя провести через выборы. Олигархия профессиональных политиков всегда добьется того, чтобы на выборах победил нужный им человек. Парламентаризм приговорен и обречен. Революция - это биологический закон, вступающий в силу, когда общество уже не в силах прокормить и дать минимум счастья новому поколению».

Поделиться видео </>

Экономический кризис в Греции.ЕС отложил принятие решения о предоставлении кредита Греции.Дамир МУХАМЕДЖАНОВ

КОНЕЦ ЕВРОСКАЗКИ

Афины бурлят страстями, словно котел ведьмы, и хотя похлебку здесь варят по местному рецепту, но из европейских продуктов отменного революционного качества. В котел как попало брошены общие страхи и надежды рабочего класса Греции, Испании, Италии, Ирландии и Португалии, раздавленного финансовым кризисом. Все общество охвачено ощущением неотвратимости, хорошо знакомым зрителям греческих трагедий. Как случилось, что маленькая страна с населением 10 миллионов человек и средней зарплатой в 1000 евро вдруг задолжала мировым банкам невообразимую сумму - 350 миллиардов евро?! Почему греки с их оливковыми садами и козами не в состоянии прокормить себя и вынуждены абсолютно все покупать за границей? Почему безработица в популярной туристической Греции составляет 22% (среди молодежи - 40%), а за скромные места официантов и продавцов разворачиваются сражения? За вопросами сегодняшнего дня следуют вечные: кто виноват и что делать? И неизбежный ответ, подсказанный непогрешимым классовым инстинктом: если большинству недостает хлеба, значит, меньшинство слишком много жрет.

Последний удар Греции был нанесен 26 октября - франко-германский союз в лице ЕС решил «спасти Грецию» против ее воли, предложив списание части долга на 100 миллиардов евро и навязав ей новый заем в 110 миллиардов на крайне жестких условиях. («Бойтесь данайцев, дары приносящих!») Премьер Греции Георгиос Папандреу пошел на отчаянный шаг и поставил вопрос о референдуме, на котором греки сами должны были решать свою судьбу: соглашаться ли на долговое рабство. То, что случилось далее, в Греции справедливо называют госпереворотом, или «новой хунтой». Папандреу потерял власть через 24 часа. Вместо него международный банковский капитал поставил у руля своего человека - банкира Лукаса Пападимоса, чья биография говорит сама за себя. (Получил степень доктора экономики в США, работал в американском Федеральном резервном банке, возглавлял Центробанк Греции, а позже стал вице-президентом Европейского ЦБ. Словом, международные банки привели к власти в Греции своего человека, чтобы вернуть долги.)

- Что включает в себя соглашение Греции с ЕС от 26 октября? Прежде всего тотальную приватизацию всей госсобственности, - говорит экономист Леонидис Ватикиотис. - Мы должны продать все, что имеем, иностранному капиталу и продать за гроши, поскольку в условиях паники и кризиса цены на стратегические предприятия резко упали. Греция должна прибегнуть к мерам жесточайшей экономии и немедленно уволить сотни тысяч людей (ежемесячно уже увольняют до 15 - 20 тысяч человек). Закрылись свыше 1000 школ и 54 больницы. Ничем, как социальным геноцидом, это не назовешь. Кто навязывает нам экономическую политику? Пресловутая катастрофическая «тройка» («катастройка» для краткости) - МВФ, Евросоюз и Европейский центробанк. Кого «катастройка» привела к власти в Греции после скандального соглашения 26 октября? Коалицию из ультраправой партии «Лаос» (респектабельные фашисты), правую партию «Новая демократия» и социал-демократов во главе с банкиром. Мы называем новое навязанное правительство, за которое, кстати, никто не голосовал, «коктейлем Молотова». Этот путч - якобы вынужденная мера, на которую пошел Евросоюз, чтобы защитить интересы банков.

- Но с чего вдруг «катастройка» расщедрилась и предложила не только списать старый долг Греции, но даже предложила новый заем? - спрашиваю я.

- Так они ведь не свои долги списали, а долги частным банкам и пенсионным фондам, отчего вся система соцстрахования Греции пойдет под откос. Долги же греков МВФ и ЕС остаются в неприкосновенности! А новый заем стране дают, чтобы она заплатила своим кредиторам. То есть деньги придут в страну и тут же уйдут. Вот вам пример: из следующего декабрьского транша Греции на 8 миллиардов евро - 7(!) миллиардов сразу уйдет на проценты от долга (заметьте, на проценты, а не на выплату долга). В чем циничная «прелесть» новых займов? «Катастройка» не со своими деньгами играет. Она дает в долг Греции, выворачивая карманы европейских налогоплательщиков. Куда пойдут эти деньги? Отнюдь не греческим учителям и пенсионерам. Они тут же уйдут в немецкие банки - нашим главным кредиторам. Это гениальное мошенничество! Скромный европейский рабочий платит свои налоги, чтобы жирели банки. Но при этом он уверен, что спасает ленивых греков!

Спецкор «КП» Дарья Асламова на улицах бунтующих Афин. Революция - теперь самая большая достопримечательность в Греции.

ПОЧЕМУ ВСЕ ТАК ПЛОХО?!

Когда Грецию принимали в Евросоюз, это была маленькая сельскохозяйственная страна, зарабатывающая на оливковом масле, вине и туризме благодаря низким ценам. Английский и немецкий средний класс любил отдыхать на греческих островах и покупать там собственность - жизнь в Греции была отчаянно дешевой. С самого начала было ясно, что сельская простодушная Греция не может производить высокую добавочную стоимость, какую производит, к примеру, индустриальная Германия. Изначально ЕС был задуман как неравноправный союз развитого севера и отсталого юга, открывающего беспошлинный доступ на свои рынки прагматичным соседям. Чтобы подняться на уровень промышленного европейского севера, Греция нуждалась в новых технологиях и заводах. Вместо этого ей предложили… иностранные супермаркеты, бесконтрольные дешевые кредиты, введение дорогого евро (а значит, дорогой туризм) и уничтожение сельского хозяйства.

- До вхождения в Евросоюз Греция была крупным экспортером сельхозпродуктов, - говорит член ЦК греческой компартии Элисеос Вагенас. - Сейчас мы импортируем апельсины из Южной Африки, чеснок из Китая и картошку из Турции и Египта. А некоторые евроторговцы покупают по дешевке греческое оливковое масло, смешивают его с итальянским и испанским более низкого качества и вновь продают нам как импортное масло. Участие Греции в ЕС разорило традиционные отрасли аграрного сектора. Нам говорили: если вы войдете в Евросоюз, ваши продукты потекут беспошлинно на общий рынок, и все будут покупать греческие товары. А на деле сейчас мы покупаем китайские товары. Все объясняется просто: ЕС в рамках ВТО заключил с азиатскими странами соглашения, облегчающие доступ европейской промышленной продукции на азиатские рынки в обмен на импорт их дешевой сельхозпродукции, что в итоге привело к разорению мелких хозяйств Греции. Выжившим крестьянам ЕС предложил деньги за то, чтобы они вырубили оливковые деревья и виноградники (720 евро за 1000 кв. м) и письменно отказались от производства масла и вина. Мол, всем и так хватает испанского масла и французского вина. К чему иметь еще и греческие?

- Фактически мы столкнулись с новым видом экономической оккупации, - говорит экономист Леонидис Ватикиотис. - От существования еврозоны выиграла главным образом Германия. Немцы поставляли беспошлинно в южные страны свою продукцию, которая оплачивалась полновесным евро. Чем выше поднимался курс евро, тем больше зарабатывала Германия, которая жаждала максимально высоких прибылей. Но сама Греция перестала быть конкурентоспособной, поскольку весь ее экспорт, ориентированный на НЕевропейский рынок, потерял свою привлекательность из-за дорогого евро, а туристов уже нельзя было заманить дешевизной.

- Западные неолиберальные экономисты говорили грекам: зачем вам промышленность? Надо все закрыть. У нас есть промышленность, и мы вам все можем продать, - рассказывает русский экономист Василий Колташов, живущий в Греции. - Зачем вам сельское хозяйство, когда у нас уже все есть?! Вы купите продукты у нас. А чем же мы будем заниматься? - спросили греки. А вы будете заниматься сферой услуг. Почему Греция наряду с Испанией, Италией и Португалией является самым больным местом ЕС? В этих странах огромная сфера услуг. Греческая экономика - наиболее постиндустриальная в Европе. С точки зрения неолибералов, туристическая сфера и услуги - это круто. Но кто такой турист? Это тот самый конечный потребитель, на котором держится экономика. Если конечный потребитель разорен, то туристические страны узнают об этом первыми - поток туристов резко сокращается. Вступление Греции в ЕС было сделкой крупного капитала Германии, Италии, Испании и Франции. Мелкие производители в расчет не принимались. Им просто внушали: придет евро, и ваш уровень жизни вырастет. Евро пришел, и реальные доходы населения моментально упали в 2 - 2,5 раза. Другая ложь состояла в том, что ЕС создаст для Греции больше рабочих мест и больший рынок сбыта. А Евросоюз потребовал уничтожить целые сектора экономики. Было прекращено даже выращивание хлопка. Хлопок, из которого сейчас делают евро, - египетский! В этой маленькой детали вся суть неолиберальной экономики.

Греция протестует

«ВСЕ ХОРОШО, ПРЕКРАСНАЯ МАРКИЗА!»

Правоверный неолиберальный экономист Ангелос Цаканикас встречает меня дежурным оптимизмом: в следующем году Грецию ожидают подъем, разумный бюджет, крупные иностранные инвестиции, и греки впервые выйдут в плюс. Я не верю своим ушам!

- Вы шутите?! За счет чего в Греции начнется экономический рост?

- За рецессией обычно следует подъем. Сюда придут русские и китайские компании, и мы получим новые инвестиции. Мы недавно продали порт Пирей китайцам, и это замечательно! Приватизация госсобственности - отличная идея! Да, цены сейчас на мировом рынке не самые лучшие, но продажа госактивов для нас - единственный путь. Сюда приедут бизнесмены из азиатских стран и создадут у нас новые рабочие места.

- Но эти места уже существуют! Греки тысячелетиями владеют крупнейшими портами и занимаются морской торговлей.

- Ну и что! История показала, что мы неэффективны в менеджменте. Греки не могут успешно эксплуатировать свои ресурсы и нуждаются в иностранной помощи. Мы должны привлечь мультинациональные корпорации.

- Я расцениваю ваши слова как предательство ваших же национальных интересов, - замечаю я. - Выходит, греки настолько глупы и неповоротливы, что не могут управлять собственной страной? Зачем вообще тогда нужна Греция как независимая страна?

- Я реально смотрю на вещи. Например, мы имели устаревший аэропорт. Сюда пришли немцы, и сейчас мы имеем современный модернизированный немецкий аэропорт. И что плохого в продаже собственности иностранцам? Они же не унесут ее с собой, все предприятия останутся тут. (Популярная неолиберальная «фишка» от лукавого, которую мне десятки раз озвучивали новомодные эксперты: не бойтесь распродавать страну, ее земли, банки, заводы и фабрики иностранному капиталу, все равно собственность никуда не убежит. - Д. А.)

- Какие выгоды Греция приобрела в ЕС? - спрашиваю я.

- О, множество привилегий! Мы стали членом сильного клуба. Я вижу прогресс в инфраструктуре и, главное, в образе жизни. Достаточно пройтись по улицам Афин, чтобы понять: если бы мы не были в ЕС, мы жили бы сейчас, как Болгария.

- Я хочу напомнить, что Болгария тоже член ЕС. Кроме того, весь ваш образ жизни - в долг! Вам ничего не принадлежит!

- Выгоды от членства в ЕС гораздо выше, чем цена, которую нам придется заплатить. Посмотрите, какие дома и машины имеют наши люди! Да, нам сейчас будет нелегко, но МВФ предложил новую помощь. Вот вы говорите, что мы должны объявить дефолт, отказаться от выплаты долгов и выйти из зоны евро. Но наша страна полностью зависит от импорта. Если завтра Греция вернется к драхме, чем же мы будем платить за импорт? В наших супермаркетах не будет даже молока и мяса! Абсолютно все к нам приходит из-за границы!

- Но кто подсадил Грецию на иглу импорта? Евросоюз! Он не только разрушил ваше сельское хозяйство, но и требует теперь выкинуть с работы сотни тысяч работников госсектора. Это при том, что ваша безработица уже превышает 20%! Куда вы денете эту армию голодных?

- Они найдут новую работу - в туризме. Они вернутся в деревни и будут производить, ну, скажем, оливковое масло.

- Абсурд! Вы не можете продать даже то масло, что производят ваши крестьяне! Вы всерьез считаете, что чиновники, всю жизнь жившие в городе, переедут в села и преуспеют в выращивании оливок?!

- Почему бы и нет? Мы должны покончить с бюрократами, которые умеют только ставить печати на бумагах. Да, потребуется время, чтобы обучить чиновников работать на земле, но они изменятся. Они откроют новые успешные предприятия, возьмут кредиты… (Глаза мистера Цаканикаса становятся мечтательными, прозревая сквозь пелену невзгод блистательное будущее новой Греции. Слушая все эти благоглупости, я с трудом осознаю, что говорю не просто с известным греческим экономистом, но с руководителем экспертного Фонда экономических и промышленных исследований, консультирующего греческое правительство! Боже, спаси Грецию!)

Окончание в следующем номере «КП».

www.vrn.kp.ru

Греция хочет выйти из Еврозоны. Ну и в целом о Греции и греках в Евросоюзе

Ну вот, не успел я разобраться в плюсах и минусах вступления Греции в Евросоюз во время моей недавной поездки туда, как увидел новость, что Греция оттуда может выйти. На самом деле, разговоры об этом идут с 2011 года. Греция всегда была самая бунтующая против ЕС страной. До сих пор пытаются добиться этого. Правда, надо учитывать, что пока нет процедур выхода страны из Еврозоны. Не предусмотрели в Брюсселе такую возможность в свое время. А другие источники говорят, что такую процедуру учли в Лиссабонском договоре 2007 года. Кто их поймет... Одно ясно точно, что это затронет экономику всех стран Евросоюза. Да и самой Греции это решение может навредить больше, чем вступление и нахождение в Еврозоне, так считают некоторые эксперты.

Напомню, с недавних пор я стараюсь узнавать больше об экономике и бытовой жизни граждан в стране, где путешествую. Особенно тех, кто вступил в Евросоюз. Это довольно болезненное мероприятие для многих стран Европы, даже для благополучной Австрии когда-то. В Греции мы были всего-то два дня, и я успел задать интересующий меня вопрос пожилому человеку, который был у нас гидом на обратном пути в аэропорт. Он рассказал по сути вопроса немного и в процессе рассказа переходил на другие темы. Но общую суть его слов я попробую передать, добавив немного фактов из других источников.

Гид начал свой рассказ с положительных сторон нахождения Греции в Евросоюзе и Еврозоне. Убрали границы, исчезла спекуляция, а еще Греция смогла реализовать свой потенциал торговой страны, ведь греки - прирожденные торговцы. А самой большой надеждой греков были денежные вливания для развития дорог, сельского хозяйства и прочих сфер деятельности, которые признали приоритетными для Греции.

А после этих слов гид говорил только о минусах. Так вот, о приоритетах. Евросоюз, допустим, финансировал выращивание хлопка. А это значит, что земли выводятся из оборота для других культур, они отодвигаются на второй план. До вступления в ЕС греки занимались экспортом сельскохозяйственных товаров, а теперь вынуждены импортировать их же. Раньше в Греции были заводы по производству сахара, трикотажные фабрики, судоверфи - их пришлось закрыть. Многие позиции в сельском хозяйстве и рыболовстве пришлось искуственно понизить, так как ЕС установил жесткие квоты на производство и хранение, нарушения квот карались штрафами (вспомним про сахарный штраф в Эстонии). После перехода Греции на евро, цены практически на всё подскочили процентов на 20.

Не заставили себя долго ждать такие негативные последствия, как понижение уровня зарплат, безработица, обнищание населения. Зарплаты, по словам гида, сократились примерно на треть. Если раньше минимальная зарплата была около 750 евро, то сейчас около 550. Размер пособия по безработице был примерно 460, а стал 360 евро. Но самое главное - это страшная безработица, ее уровень в последние годы достигал цифры в 30% населения. А процент безработицы среди людей в возрасте до 25-ти и старше 50-ти лет вообще страшный - 60-65%. Люди начали массово уезжать на заработки за границу: в США, в Канаду, в Австралию, как это было в 50-60-ые года.

Среди людей старшего поколения увеличилось количество самоубийств. Дело в том, что в Греции очень мало крупных компаний, и, наоборот, процветают семейные виды бизнеса. Если, например, теряет работу государственный служащий или сотрудник частной компании, то он может как-то прожить на пособие по безработице. Совсем другая ситуация у людей, которые вынуждены закрыть свой бизнес, например, магазин или ресторан. В таком случае человек не просто не имеет никаких пособий, он банкрот с большими долгами перед банками и поставщиками. Но и это не причина для самоубийства. Греки - гордые люди. Греческий бизнесмен считает своим долгом достигнуть определенного социального статуса и сохранить его. Он привыкает к своему делу и к тому, что он сам принимает решение, работает сам на себя, сам кормит семью. А после банкротства не он кормит, а его кормят, не он принимает решение, а за него их принимают. Это ломает греков. Так вот, эта беду надо рассматривать шире: что работает в Германии - не будет работать в Греции. Другая нация, другая ментальность, другие взгляды на жизнь. Руководство в Евросоюзе, принимающее за греков решение, не понимает последствия этих решений для Греции. Да, в последние годы ситуация начала улучшаться. Бюджет за 2013 год, впервые за многие десятилетия, свели с плюсом. Ну, это если не учитывать необходимость выплаты процентов по долгам (а сумма там колоссальная), и сейчас Греция ведет переговоры о списании части этих процентов. По некоторым данным, государственный долг страны составляет около 340 миллиардов евро! Если Греция выйдет из зоны евро и перейдет на свою валюту, то ее курс сильно упадет, и этот долг может сильно вырасти.

Если раньше Европу условно делили на Западную и Восточную, то после объединения множества стран в Евросоюз - на Северную и Южную. И с южными странами все не так просто. В Греции сейчас не только экономический, но и политический кризис. Следующие выборы президента должны быть через два года, но ведутся переговоры о досрочных выборах. Немцы в прессе нагнетают волну, мол, греки бездельники, не хотят работать, пускай продадут свой Акрополь и рассчитаются с долгами. В результате в Греции начали проявляться партии, выступающие за выход страны из Евросоюза. И это несмотря на то, что Греция получила многомиллионные транши от ЕС. При получении этих выплат Греция подписала меморандум, где обязалась провести в стране очень болезненные реформы. Что и произошло, только вместо ожидаемого оздоровления экономики страны и воссоединения с более благополучными странами западной Европы, страна получила экономический кризис, долги, разрушение сельского хозяйства и промышленности. Греция, по указке ЕС, сделала ставку на сферу услуг, но проиграла, потеряв при этом возможность самой обеспечивать страну мясом, вином, овощами, фруктами, сахаром... Также пострадала Православная Церковь. Греция - очень религиозная страна, и религия там тесно связана с государством. Что тоже входило в разрез с видами ЕС на Грецию. Впоследствие, послужило приличным инструментом давления и воздействия на руководство страны со стороны населения.

Еще запомнились слова гида на тему мифов о греческой лени и безделии. Он утверждал, что все эти слова о том, что греки не хотят работать и весь день едят, пьют, болтают - чушь. Раньше в Греции было принято, что работали только мужчины, а женщины были хранителями домашнего очага и воспитывали детей. И мужчины, чтобы обеспечить семью необходимым, были вынуждены усердно вкалывать, иногда на 2-3 работах. Ну... не знаю. Греков хорошо узнать не успел. А вот в соседней Италии приходилось сталкиваться с тем, что днем тупо негде пообедать. Многие заведения работают по странному, в нашем понимании, графику: с 10 утра до 12 дня, а потом с 18 до 22. Днем не найти поваров, в ресторанах предлагают только легкие закуски. Не думаю, что в Греции ситуация сильно другая.

И еще немного об отвлеченном. В Греции на 11 миллионов населения около 1,5 миллиона только нелегальных эмигрантов. Это много для такой маленькой страны. Речь тут идет про выходцев из Афганистана, Пакистана и других бедных стран. Это несчастные люди, приехавшие туда не от хорошей жизни. Но при всем этом в стране нет проявления расизма. Почему так? Все потому, что практически в каждой большой греческой семье есть кто-то, кто был в шкуре этих эмигрантов. Современная греческая диаспора вне самой Греции в мире насчитывает 10 миллионов человек. Греки уезжали туда же, куда уезжают сейчас: в Германию, в США, Австралию. На самые грязные и низкооплачиваемые работы. Правда, становились на ноги и поправляли свое финансовое положение довольно быстро. Отчасти это происходило благодаря сплоченности греческой диаспоры, у которых было принято помогать соотечественникам.

Читайте также:Эстония в Евросоюзе: плюсы и минусыПочему в Норвегии высокие цены?

Читать все посты из серии Греция и Афины на новых Renault Sandero Stepway >>>

* Нравятся автомобильные путешествия и гаджеты? Подпишитесь на обновления моего блога, впереди много интересного!* Понравился пост? Поддержите автора комментарием!* Хотите почитать еще? Посмотрите каталог постов блога по тематикам!

* Я пишу обзоры устройств и автомобилей, провожу конкурсы, участвую в блог-турах. Способы связи со мной указаны здесь.

unis.livejournal.com

Цена ЕС: в Греции вырубали виноградники, а в Польше покончили с шахтами - Новости политической власти - Чего лишились экономики новых членов Евросоюза после вступления в ЕС.

Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно. Как правило, везде наблюдается похожая картина — при вступлении старые члены ЕС навязывали новичкам весьма суровые условия. Они касались ограничения производства в сельском хозяйстве, промышленности.

Причем нередко делалось это скрытым путем — через жесткие стандарты. "Если поросенка кормят не по рациону и расписанию ЕС, его отбраковывают, и продать его даже на внутреннем рынке уже невозможно. Если форма, цвет и размер помидора или кукурузного зернышка не соответствуют стандартам — продукция отбраковывается и уничтожается", — рассказывают венгры.

Кроме того, по нормам ЕС государство не имеет права поддерживать отдельно взятого производителя в его начинаниях по реорганизации и модифицированию производства. Государство может помочь предприятиям только в трех случаях: в программах защиты природы, в инновационных программах и для закрытия предприятий. В итоге, как показывает практика, вступление в ЕС приводит к закрытию производства, вырезанию скота, вырубке садов и виноградников.

По сути, страны Западной Европы, принимая на таких условиях новых членов, превращали их в рынки сбыта для своей продукции и услуг. Взамен предлагались дешевые кредиты на потребление (через крупные западные банки), инвестиции в некоторые отрасли, которые руководство ЕС посчитало достойными для этих стран (например, туризм), вливания в инфраструктуру (которые обычно осваивались западноевропейскими компаниями) и неограниченную миграцию рабочей силы, чтобы оставшиеся без работы поляки, румыны и болгары могли устроиться сантехниками и разнорабочими в развитых странах и перечислять часть заработка себе на родину. Сейчас эта система все больше дает сбой. ЕС уже не может содержать обширные рынки сбыта на востоке и юге, а потому сей регион погружается в глубокий кризис. Прокормить себя эти страны уже не могут, а денежный ручеек с Запада грозит вот-вот иссякнуть.

Греция. Селяне протестовали, но виноградники пошли под сруб. Фото novinite.com

ГРЕЦИЯ. В Греции многие уверены, что предпосылками к нынешнему экономическому кризису стали реформы, которые проводились по требованию ЕС и особенно в сельском хозяйстве. И наиболее сильный удар был нанесен по хлопководству. В конце 1990-х Греция производила более 1,3 млн тонн хлопка в год, в то время как сейчас ей разрешено собирать в два раза меньше — 782 тысяч тонн. Поначалу горячие греки бастовали, перекрывали тракторами трассы и назло Брюсселю засевали все поля. Но на этот случай у ЕС предусмотрен так называемый "налог соответственности", которым обязаны Афины облагать непокорных крестьян, а в таком случае вырученные за хлопок средства не покрывают затраты. Особенно сложно было мелким и средним хозяйствам, которые очень быстро обанкротились.

"Можно сказать, что после вступления в ЕС у нас исчезла целая отрасль легкой промышленности. Все сельское хозяйство у нас рискованное: у нас очень жарко и мало пресной воды, а посему мы менее конкурентоспособные, например с французами или бельгийцами. Наше сельское хозяйство было и остается дотационным, а это противоречит нормам ЕС", — рассказал "Сегодня" афинский журналист Сократ Грамматикопулос. По его словам только-только сейчас выращивание хлопка начинает возрождаться, поскольку в мире повальная мода на экологически чистую продукцию.

До вхождения в ЕС у Греции был положительный баланс внешней торговли по сельхозпродуктам, но после получения вожделенного статуса греки получили квоты, введенные, чтобы не было перепроизводства товаров — производить столько-то мяса и не больше, столько-то молока, вина, апельсин, оливкового масла, иначе — штраф. В итоге серьезно пострадала винная отрасль страны. Испокон веков гордились греки своей густой смоляной и терпкой рециной. Но рецина не втискивалась в квоты и началось вырубание виноградников. Та же участь постигла и оливковые деревья. За каждую вырубленную стрему (десять соток) крестьянам заплатили по 720 евро, которые должны были пойти на перепрофилирование сельхозхозяйства, но в сущности были "проедены". При получении денег требовали подписать обещание навсегда отказаться от выращивания винограда-оливок.

Еще одна отрасль Греции, оказавшаяся в пострадавших, — судостроение. ЕС оказалось выгоднее строить новые суда не в Греции, а в Германии. Многие судостроительные предприятия Греции закрылись, а с момента вступления в ЕС греческие судовладельцы сами заказали за границей 770 кораблей! "Греции действительно очень тяжело заниматься судостроением, которое было национально определяющей отраслью страны, как и туризм, — два конька, которые могли бы сегодня вытащить Грецию из кризиса, — считает Грамматикопулос. — Но для ЕС это было невыгодно: если бы мы сохранили свое судостроение, мы бы имели больше политической самостоятельности, чем сейчас".

Латвия. Многие крупные предприятия сейчас в таком виде. Фото urban3p.ru

ЛАТВИЯ. При вступлении в ЕС Латвия лишилась всех своих сахарных заводов. Их было немного, три — в Лиепае, Екабпилсе и Елгаве. Но они полностью покрывали внутренний рынок и на них работало 330 крестьянских хозяйств. В 2006 году в ЕС начали реформу сахарной отрасли под благовидным предлогом открытия рынка Евросоюза для третьих стран и снижение цен на сахар на внутреннем рынке. В итоге до реформы сахар производился в 23 странах ЕС из 27, а теперь закрыты все заводы в Латвии, Португалии, Ирландии, Болгарии и Словении. "Нашу сахарную промышленность можно было сохранить, но наши власти покорно все закрыли — ЕС нужно было убрать конкурентов с нашей территории", — считает рижский журналист Вадим Радионов.

Последний латвийский сахарный завод закрылся в 2007 году, получив в виде компенсации $13,5 млн. Свекловоды получили по $85 тысяч компенсации. С 2009 году Рига пытается вернуть себе право производить сахар, основав товарищество "За сохранение сахарной индустрии Латвии". В Брюссель было направлено предложение по открытию хотя бы одного сахарного завода, но Еврокомиссия постановила — до 2015 года появление сахарных заводов в Латвии исключено.

Рига. Некогда крупнейшее предприятие машиностроения РигаСельМаш. Фото urban3p.ru

В СССР Латвия была индустриальной страной, но на примере города Ливаны, можно посмотреть, что осталось из ее промышленности. Здесь закрылся знаменитый в СССР художественным стеклом завод "Ливанского стекла", остался только музей. Закрыли и не менее знаменитый домостроительный завод, который собирал финские домики на пять комнат. Уцелел только торфяной заводик, где из тысячи рабочих мест сохранилось 20, и работают они теперь на немецких инвесторов, а экологически чистый продукт отправляется в качестве подстилки на фермы Германии. В Риге демонтируется бумажная фабрика (не подпадает по эконормы ЕС) и одно из крупнейших предприятий машиностроения в Латвийской ССР РигаСельМаш (оказалось неконкурентноспособным).

Кстати, внешний долг Латвии в 1991 году был равен нулю, а сейчас 7 млрд евро (по данным на март).

ЛИТВА. При вступлении в ЕС нужно учитывать очень высокие требования к качеству молочных продуктов, под которые сложно подстроиться селянам, желающим подзаработать на молоке. По евронормам молоко не сортируют, как было в СССР, а разделяют на "соответствующее для закупки" и "неподходящее для закупки". По одному, его берут на переработку, по второму — нет. И, естественно, легче модернизировать производство крупному скотоводу, чем частнику. В итоге в Литве рядовые жители практически перестали держать коров, а поголовье в общем сократилось в четыре раза, и это, как говорят эксперты, еще не предел.

Вырезанию скота способствуют и субсидии из фондов ЕС, выдаваемые селянам за прекращение производства молока. В ЕС существует и квотирование молока — т. е. каждый член Союза не может производить больше молочной продукции, чем разрешил Брюссель. Это сделано с тем, чтобы в ЕС не было перепроизводства. А ведь это самое перепроизводство могло бы вызывать снижение цены на молочную продукцию. Но цены растут, а коров больше разводить не разрешают.

В первые годы пребывания в Евросоюзе у всех стран Балтии вообще была проблема с излишками запасов сельскохозяйственных продуктов: молочных, мясных, овощей, вина, которые накопили власти перед вступлением в ЕС, желая как можно дольше сдерживать цены на эти продукты. Но хитрые брюссельцы и на это придумали штрафы — в 2007 году Еврокомиссия оштрафовала Литву, Латвию и Эстонию на 3,182 млн евро каждого. Основания — при переговорах вступающие страны обязались не создавать запасов продуктов.

Литва. Одним из условий вступления Литвы в Евросоюз было закрытие Игналинской атомной электростанции. Ее сейчас сносят

А еще Литва лишилась Игналинской атомной электростанции, работавшей с 31 декабря 1983 года по 31 декабря 2009 года. Закрытие АЭС было одним из основных требований в переговорах Вильнюса о членстве Литвы в ЕС, и все потому, что европейцев преследует страх относительно повторения Чернобыльской аварии. Без Игналинской АЭС Литва стала страной, зависящей от импорта электроэнергии, а на демонтаж станции нужно 1,134 млрд евро. ЕС пообещала эти деньги выплатить и возвести на месте Игналинской АЭС новый современный энергоблок. Но когда это еще будет...

В 1991 году Литва ни одному государству не должна была ни цента, а в 2010 году литовский долг составил 7886,7 млн литов ($3 млрд).

ЭСТОНИЯ. Примерно по литовскому сценарию "реформировалось" и молочное животноводство в Эстонии, где поголовье скота с советских времен уменьшилось в пять раз. Сейчас в Эстонии идет переориентирование сельского хозяйства на производство биотоплива.

Не работает машиностроительный завод (оборудование для нефтепрома) и завод им. Вольта в Таллине, которые во времена СССР выпускали двигатели и прочее оборудование для энергетики. По требованию ЕС было уменьшена в несколько раз выработка электроэнергии с 19 млрд киловатт-часов до 7 млрд киловатт-час — излишки Европа не захотела покупать, а Россия принципиально не стала. Внешний долг Эстонии — 16,56 млрд евро (2010 год).

Во всех балтийских странах пострадала и рыбная промышленность — ЕС устанавливает квоты на вылов и так называемые нормы солидарности на использование европейских водных ресурсов, что приводит к закрытию рыбных заводов и уменьшению рыболоведческого флота.

ПОЛЬША. Главное, чего лишилась польская экономика после вхождения в ЕС 1 мая 2004 года, — угольной промышленности, которая в свое время составляла основу экономики Польши, хотя в последние годы нуждалась в господдержке. Было закрыто 90% угольных предприятий, на которых работали более 300 тысяч человек. Часть, конечно же, была нерентабельной, часть — опасной. Остальные 10% были реорганизованы и приватизированы. В общем 75% польских шахтеров потеряли работу.

Вторая, но еще пока неполная потеря — знаменитая Гданьская судоверфь, которая в 1960—1970 годах спустила на воду самое большое в мире количество судов и промысловых плавбаз, а сейчас разделена на два частных предприятия, которые пока простаивают. На деньги ЕС проводится реконструкция судоверфи, но в последнее время работы замедлились из-за общего кризиса. Десятки более мелких судостроительных заводов закрылись, а их рабочие ухали в Западную Европу.

Кстати, внешний долг Польши на момент вступления в ЕС составлял $99 млрд, на начало 2011 года — $245,5 млрд.

В ВЕНГРИИ СОБИРАЮТ ЕДИНИЦЫ "ИКАРУСОВ"

Одним из символом Венгрии были "Икарусы", выпускаемые крупнейшей в 1970—80-х годах в Европе автобусностроительной компанией Ikarusbus. В свои лучшие времена компания выпускала до 14 тысяч автобусов в год. В 2004 году, в год вступления Венгрии в ЕС, массовое производство автобусов здесь было прекращено, два года легендарный завод простаивал, пока у венгерского бизнесмена Габора Селеш не появилось желание возродить марку, и он выкупил 100% акций Ikarusbus. Сейчас здесь осуществляется сборка транспорта лишь по индивидуальным заказам.

Венгры очень надеялись, что после вступления в ЕС они заполнят всю Европу одним из своих главных сельхозпродуктов — медом, на котором надеялись неплохо подзаработать. Но не получилось — в рамках программы по стабилизации цен на продукты пчеловодства Брюссель снял ограничения на закупку меда в Китае и других странах — не членах ЕС, и объем экспорта венгерского меда в Евросоюз снизился на 50%. Закупочные цены на мед в Венгрии упали с 4,92 до 2,73 евро за 1 кг, в результате пчеловоды не могут компенсировать свои производственные издержки.

НЕРУШИМЫЕ НОРМЫ ЕС

Перед вступлением в ЕС все страны-кандидаты подписывают обязательства придерживаться единой общеевропейской политики в той или иной сфере, иметь функционирующую рыночную экономику, а ее производители — быть достаточно конкурентоспособными для работы в условиях Евросоюза. В рыночной сфере условиями вступления в ЕС являются отказ от "мягких" банковских ограничений, сокращение дефицита госбюджета, отмена государственной монополии на экспорт, свободное вступление на рынок, отмена субсидий на реализуемые товары, приватизация предприятий, автономное положение Центрального банка, введение эффективной налоговой системы.

Страны-члены обязаны выполнять все нормы, существующие на дату их вступления в ЕС. Отмена принятых норм в отдельно взятой стране не допускается, но при определенных обстоятельствах разрешается временное послабление в их соблюдении.

ЭКСПЕРТЫ: НАША ЭКОНОМИКА НЕ ГОТОВА К ВСТУПЛЕНИЮ В ЕС

Украинские эксперты не сомневаются, что в случае нашего вступления в ЕС родная экономика будет переживать аналогичные проблемы, и в первую очередь потому, что мы не готовы к конкуренции с европейским бизнесом.

"Наша экономика совершенно не готова к евроинтеграции и в своей попытке без оглядки броситься в Европу мы напоминаем неандертальца, увидевшего комбайн и пришедшего в восторг, но ведь комбайнером он не скоро станет! — считает экономист Виктор Лисицкий. — Во-первых, у нас система регулирования бизнеса весьма несовершенна, она вообще не является целостной системой. Нужно понимать, что, например, в Германии и Франции поддержка бизнеса давно существует и она хорошо отработана. Во-вторых, существует там и поддержка фермеров, которые получают колоссальные дотации из бюджета ЕС, но выращивают только то, что, по расчетам еврокомиссий, необходимо ЕС. А у нас вообще нет системы поддержки, управления и развития АПК. Кстати, польские и венгерские фермеры тоже получают дотации ЕС, но совершенно не в тех размерах, что немцы и французы. Вряд ли конкурентоспособными будут и наши продукты. Недавно в Ровно приезжал француз, желавший наладить здесь сыроварение. Он уехал ни с чем, заявив, что из нашего молока невозможно делать французские сыры. И таких примеров можно привести много. А вообще, в интеграционных процессах Украине надо участвовать, но надо делать это осмысленно".

Руководитель института экономических исследований и политконсультаций Игорь Бураковский считает, что не все так однозначно: "Вопрос спорный, предприятия в странах новых членах ЕС закрылись в связи с вступлением в Евросоюз или из-за экономической неэффективности. Будем мы в ЕС или нет, но у нас — рыночная экономика, которая строится на условиях конкуренции, и здесь всегда есть победители и проигравшие. Можно, конечно, если хотите, вернуться к государственной плановой экономике и тогда погибающих будем спасать за госчет. А рынок — это очень жесткая система, которая определяет лидеров и аутсайдеров. Надо понимать, что вопрос европейской интеграции — это вопрос возможности вхождения в более развитую экономическую систему, но это вхождение не является бесплатным".

www.segodnya.ua


Смотрите также