Конфликт греция турция


Как воюют между собой Греция и Турция (ФОТО)

Турция и Греция являются самыми непримиримыми противниками, несмотря на то, что входят в один военный блок — НАТО. Хотя с момента провозглашения Турецкой республики 29 октября 1923 года она формально никогда не воевала с Грецией, отношения между странами всегда были исключительно напряженными, о чем свидетельствуют многочисленные боевые столкновения между вооруженными силами стран, прежде всего в Эгейском море.

До конца Второй мировой многие острова в Эгейском море принадлежали Италии, а остров Кипр был колонией Великобритании до 1960 года. Такое размещение служило своеобразным буфером и позволяло избегать вооруженных стычек, напоминает ФАН.

Греки, однако, не простили Турции тот факт, что турки разоружили греческие воинские части, перешедшие ее границу, чтобы не попасть в немецкий плен после оккупации их родины в апреле 1941 года. Греческим военнослужащим не разрешили отправиться в Египет, где находились остатки греческой армии и отправили их в лагеря для интернированных.

Не забыты и Договор о дружбе, подписанный Турцией с фашистской Германией 18 июня 1941 года и поставки хрома в течение трех лет войны для нужд вермахта и запланированное нападение на СССР после падения Сталинграда.

Больше того, Турция жестко дискриминировала этнические меньшинства. По примеру Третьего рейха 11 ноября 1942 году Турция официально объявила, что на случай возможного вступления в войну вводится «варлык вергиси» — специальный налог на владельцев недвижимости и земельных участков. При этом турки и другие мусульмане должны были платить 4,94% от стоимости имущества, а греки 156%, евреи 179%, армяне 252%.

Среди национальных меньшинств Турции начались самоубийства, так как налог нельзя было оспорить в суде, и требовалось платить наличными в течение 15 дней. У тех греков, кто не платил налог, отбирали имущество, а самих должников отправляли в трудовые лагеря.

Причем после этого долги требовали у родственников грека — до этого и нацисты в Германии не додумались.

Лагеря для этнических меньшинств в Турции были закрыты лишь 15 ноября 1944 года, когда экономическое влияние немусульманского населения было окончательно подорвано.

После войны острова в Эгейском море достались Греции, а Турции не досталось ничего, хоть она, разорвав договор, объявила войну Германии в феврале 1945 года. Про это объявление войну греки говорят: «Греция за победу над Германией отдала полмиллиона жизней, а Турция-листок бумаги». И это правда, т. к. турецкая армия участия в боях Второй мировой войны так и не приняла.

По иронии судьбы, уже через несколько лет греческие и турецкие войска снова стали союзниками и формально остаются ими до сих пор.

25 июня 1950 года началась война в Корее. США, пославшие туда свои войска, потребовали от своих союзников сделать то же самое. Турция стала первой страной, пришедшей на помощь американской и южнокорейской армиям. Турецкая бригада численностью почти в 15 тысяч человек прибыла в Корею уже 12 октября 1950 года и находилась там даже после окончания войны до 1960 года. За это время турки потеряли 721 человека убитыми и 168 пропавшими без вести. В честь них построен большой мемориал в центре турецкой столицы Анкары.

Греция, где только в 1949 году закончилась гражданская война, желанием воевать за американцев в Корее не горела и американцам пришлось там даже организовать смену руководства страны. Новый премьер-министр, Софокл Венизелос, 21 августа 1950 года объявил, что страна будет воевать в Корее «несмотря на то, что после 10 лет войны, у Греции нет никакой причины и охоты вновь начать войну».

 

Воевать не хотел и народ Греции. Рядовые Ставрос Кассандрас и Никос Пицикас отказались ехать в Корею и по приговору трибунала были расстреляны.

9 декабря 1950 года в Корею прибыл батальон «Спарта» численностью 849 человек. До конца войны он был преобразован в полк в составе 1063 бойцов. Кроме того было послано 9 военно-транспортных самолетов Дуглас C-47 «Скайтрэйн». Четыре из них были сбиты, в том числе один по ошибке американцами 22 декабря 1951 года, когда перевозил раненных. Общие потери греков составили 185 человек убитыми.

Нет смысла и писать, что на протяжении трех лет войны американское командование старалось держать греческие и турецкие подразделения на максимально удаленных друг от друга участках фронта.

В сентябре 1955 года в Стамбуле произошел последний греческий погром. Он был действительно последний, так как после него все греки покинули Турцию. В ходе погрома пострадали и семьи греческих офицеров, служивших при штабе НАТО в турецком городе Измир, бывшая греческая Смирна. Так как США и другие демократические страны не осудили этот погром, то Греция в знак протеста вывела свои войска из Кореи.

Об участии греческих войск в корейской войне, говорит надпись «Корея» над вечным огнем у Могилы неизвестного солдата в Афинах, в списке мест, где воевали греки. Этому же событию посвящен и стенд в военно-историческом музее в том же городе: там в ногах у манекена в форме батальона «Спарта» лежит трофейный советский ППШ.

В знак признательности за посылку войск в Корею Греция и Турция были одновременно приняты в НАТО 18 февраля 1952 года. Однако отношения между союзниками не улучшились. Новым местом противостояния стал Кипр, получивший независимость от Великобритании.

Несмотря на то, что к этому моменту греки составляли 82% населения и были коренным населением острова, англичане отказались передать его Греции и сделали независимым государством.

С этого момента Турция начала поддержку своих сонародников на острове причем не только политически и финансово, но и силой оружия. Так первая бомбардировка острова турецкой авиации произошла еще в 1964 году. Уже в 1967 году турки перестали избирать своих представителей в кипрский парламент и выполнять решения органов государственной власти, была создана временная турецкая администрация. С каждым годом становилось все очевиднее, что греки и турки Кипра не хотят жить в одном государстве.

15 июля 1974 года греческие националисты во главе с Никосом Сампсоном свергли президента Кипра архиепископа Макариоса и объявила о воссоединении острова с Грецией, где тогда правила военная хунта «черных полковников». Ответ Турции не заставил себя ждать — уже через 5 дней на остров вторгся 40-тысячный корпус турецкой армии, который начал осуществлять операцию «Аттила».

Греция объявила ультиматум: если Турция в течение 48 часов не выведет свои войска с Кипра, то она считает себя в состоянии войны с ней. Однако, еще до истечения его срока 21 июля произошел воздушный бой между греческим F-5 лейтенанта Иоанниса Динопулоса и двумя турецкими самолетами F-104 над Эгейским морем. ВВС Турции потеряли 2 истребителя — война между союзниками по НАТО фактически началась.

Это не входило в планы США. К берегам Кипра срочно была направлена эскадра Шестого американского флота во главе с авианосцем «Форрестол». Объявив о стремлении прекратить кровопролитие, американский флот блокировал переброску войск воздушным и морским путем из Греции на Кипр, однако против переброски турецких войск на Кипр никаких действий не предпринималось. Чтобы избежать обвинений в поддержке агрессии, США объявили, что приостанавливают поставку вооружений Турции, однако в условиях уже начавшейся войны это не имело практического значения.

В результате турецкому 40-тысячному десанту противостояла 12-тысячная кипрская армия и 2000 военнослужащих, переброшенных из Греции до начала блокады. Кроме того у турок было огромное преимущество в вооружении. Из тяжелой технике у греков-киприотов было только 32 легендарных советских танка Т-34 и английские бронетранспортеры и орудия также времен Второй мировой войны.

Турки перебросили на остров 110 танков М-47 «Паттон 2» американского производства 50-х годов, большое количество недавно полученных новых американских орудий М114 и 115 и бронетранспортеров М113, чье производство было начато в 60-е годы. Кроме того у турок было полное господство в воздухе и почти полное на море — два старых торпедных катера Кипра советской постройки были потоплены в первый же день войны.

Однако легкой прогулкой война на острове для турок не стала. Передовой отряд в составе 50-го полка и полка морской пехоты численностью более 3000 тысяч человек с 12 орудиями и 20 бронетранспортерами высадился на пляже Пентемили, где вообще не было войск противника.

Через несколько часов туда успели перебросить греческий батальон, который и атаковал турок при поддержке пяти танков Т-34. Ввиду почти 10-кратного численного перевеса турецких войск сбросить их в море не удалось, но турки понесли существенные потери. Т-34 уничтожили два бронетранспортера и вышли из боя без потерь. Ночью, получив подкрепления, греки предприняли вторую атаку. Турки запросили огневую поддержку от кораблей своего флота, но те, не разобравшись, нанесли удар по своим войскам.

В результате турки понесли тяжелые потери и был убит командир 50-го полка полковник Караогланоглу.

На следующий день к порту Пафос подошли три турецких эсминца: «Адатепе», «Кочатепе» и «Тиназтепе». Греки-киприоты, зная, что турки перехватывают их сообщения, передали в Афины благодарность за три присланных корабля греческих ВМС. Перехватив сообщение, турецкое командование приказало авиации уничтожить греческие корабли.

Так как на вооружении и греческого и турецкого флота находились эсминцы одной и той же серии американского производства, то турецкие летчики решили, что турецкие флаги на них это греческая хитрость и атаковали их. В результате эсминец «Кочатепе» был потоплен, вместе с ним погибло 80 военных моряков.

Два других эсминца, получив тяжелые повреждения, отправились на ремонт в Турцию, не взяв на борт турецких моряков с потопленного корабля. Кроме этого турки потеряли и один самолет. Турецкие СМИ объявили о крупной победе над греческим флотом, но 42 турецких моряка были спасены израильским судном и благодаря этому мир узнал правду об этом инциденте.

22 июля во время боев за город Киринея турки потеряли 7 танков, при этом два танка были уничтожены гранатами пока экипажи ходили обедать. Город был захвачен турецкой армией.

2 августа на холме Корнос попала в засаду турецкая колонна, были уничтожены танк и БТР, а два другие захвачены.

Наконец 14 августа туркам удалось одержать крупную победу у Мия Милии, уничтожив около 200 греческих солдат, потеряв при этом 40 своих.

На следующий день турки атаковали позиции греков у Скиллоуры силами двух батальонов парашютистов при поддержке 35 танков. Греки сумели провести в тыл противника танк, захваченный 2 августа. Спокойно расстреляв в спину 7 турецких танков, трофейный танк сумел вернуться к своим. Еще один турецкий танк был подбит артиллерией, а их парашютисты, понеся тяжелые потери, отступили. В этот же день с помощью засады возле Лапитоса был захвачен еще один танк турецкой армии, позже уничтоженный.

16 августа севернее Никосии танк Т-34 с греческим экипажем в лобовом бою победил значительно более современный М47 американского производства.

Турки тоже позже сумели захватить три танка Т-34, но они были брошены греками из-за поломок. Один из них демонстрируется в турецком военном музее. А захваченный у турок американский танк М47 был на вооружении армии Кипра до 1993 года.

Несмотря на ожесточенное сопротивление, турецкая армия медленно продвигалась вперед. Их продвижению способствовало массированное применение авиации, приводившее к большим жертвам среди мирного населения. Греки-киприоты, возмущенные тем, что американский флот блокирует получение подкреплений из Греции, 19 августа захватили американское посольство в Никосии и убили американского посла.

Поняв, что теряют остатки своего влияния в Греции и на Кипре, США потребовали от Турции прекратить войну и к концу августа 1974 года боевые действия были прекращены.

Турки потеряли в ходе боев убитыми 3500 человек, 20 танков, 24 орудия, а греки вместе с гражданским населением потеряли 4500 убитыми и около 2000 пропавшими без вести.

На границе между греческой и турецкой частями острова были размещены войска ООН, которые находятся там до сих пор. В ходе войны турки захватили 37% территории острова. Турецкое население острова составляло тогда около 18%. 200 тысяч греков, оказавшихся на захваченной турецкой армии территории, были выселены в греческую часть Кипра, а оттуда прибыли 30 тысяч турок.

Важным итогом войны на Кипре стало решение Греции, в знак благодарности США за ее роль в войне, выйти из военной структуры НАТО. До этого, в 1966 году, это же сделала и Франция, правда позже обе страны вернулись: Греция в 1980 году, а Франция в 2009.

После окончания войны противостояние между Грецией и Турцией перенеслось в Эгейское море и особенно усилилось после того, как Греция заявила, что считает свои территориальные воды и воздушное пространство над ними шириной в 12 миль в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву от 1982 года. Турция, нарушая международные законы, это не признает.

В результате в среднем около тысячи раз в год военные самолеты Турции нарушают воздушную границу, а самолеты Греции вынуждены подниматься для их вытеснения. Фактически между странами десятилетиями ведется холодная война, причем с реальными жертвами:

3 октября 1977 года погибли капитан Ставрос Яникакис и младший лейтенант Панайотис Петруцос из ВВС Греции.18 июня 1992 года при перехвате над островом Айос Эфстратитос погибает их боевой товарищ лейтенант Николаос Сиалмос.

Турецкий летчик Алтуг Карабурун погиб 27 декабря 1995 года вблизи острова Лесбос во время виртуального воздушного боя.

В 1996 году во время обострения обстановки вокруг островов Имия погибли три греческих летчика — экипаж вертолета военно-морских сил. Был ли вертолет сбит турками или упал из-за технической неполадки, выяснить не удалось, но экипажу установлен памятник в Афинах возле турецкого посольства.

А после воздушного боя 8 октября того же года между 6 турецкими и 2 греческими истребителями, ракетой был сбит турецкий самолет и погиб летчик Неил Эрдоган.

После этого странам удалось договориться о том, что их самолеты будут вылетать на охрану воздушного пространства без вооружения. Но и это не помогло: греческий летчик Костас Иликиас в 2006 году таранил самолет ВВС Турции. В результате чего грек погиб, а турецкому пилоту удалось спастись.

Даже сейчас, когда Турции приходится вести войну с курдами на востоке страны, а также оказывать вооруженную поддержку своим сторонникам в Сирии и Ираке, она не прекращает нагнетать напряженность над Эгейском морем. Доказательством этого служит объявление Турцией зоной запрещенной для полетов всех самолетов практически всей акватории Эгейского моря на том основании, что там она будет проводить учения своих ВВС, причем на год, с 1 января до 31 декабря 2016 года.

Греческое правительство уже заявило, что игнорирует этот запрет. Так что скорого окончания многолетнего противостояния заклятых союзников по НАТО не предвидится. Более того, вопреки экономическому кризису Греция не сокращает свой военный бюджет, а ее народ выходит на митинги солидарности с Россией, которая также потеряла своего летчика из-за агрессивных действий Турции.

Владимир Тулин

rusvesna.su

Турция и Греция. «Холодная война» за воздушное пространство » Военное обозрение

16 февраля 2016 г. самолеты ВВС Турции в очередной раз нарушили воздушное пространство Греции. Об этом сообщили греческие средства массовой информации со ссылкой на правительственные источники. Как стало известно, 6 самолетов — истребителей ВВС Турции, два из которых были вооружены ракетами, пересекли границу и покинули воздушное пространство Греции только после того, как по команде были подняты на перехват нарушителей самолеты авиации греческих Военно-морских сил. Постоянные нарушения греческого воздушного пространства турецкими самолетами — лишь один из компонентов противостояния двух государств, корни которого уходят в вековую давность. Греция и Турция никогда не были друзьями. Греки не могут простить Турции столетия господства османов, дискриминации греческого христианского населения. В свою очередь, для Турции Греция, с момента провозглашения независимости в XIX веке, является одним из главных противников на Балканах. Несмотря на то, что обе страны формально являются союзниками по агрессивному блоку НАТО, в действительности их отношения не только далеки от идеала, но и, порой, скатываются на грань открытого вооруженного конфликта. Причин тому множество, и одна из них — противостояние греков и турок на Кипре, где под эгидой Турции существует непризнанная Республика Северного Кипра, фактически полностью финансируемая и оберегаемая Анкарой.

«Заклятые соседи»

Взаимная вражда сопровождает отношения Греции и Турции с того времени, как в ходе национально-освободительной войны 1821-1829 гг. Греция обрела политическую независимость от Османской империи. В течение последующего столетия Греция и Турция четыре раза воевали друг с другом — в греко-турецкой войне 1897 года, в Первой Балканской войне, Первой мировой войне и греко-турецкой войне 1919—1922 годов. Главной причиной ненависти греков к Турции была не только историческая обида за столетия османского владычества и уничтожение Византийской империи, но и стремление к объединению всех греческих земель в греческом государстве. Между тем, даже после провозглашения независимости Греции, значительная часть греческих земель осталась в составе Османской империи — это и Эпир, и Фракия, и Македония, и многочисленные острова Эгейского моря, включая Кипр и Крит, и западное и северное (район Понта) побережье Малой Азии. На протяжении XIX века территория Османской империи постепенно уменьшалась, но объединения всех греческих земель в составе Греции не произошло. Лишь в результате Балканских войн Греции удалось вернуть в свой состав Эпир, Фракию, Македонию с крупным городом Салоники, остров Крит и ряд других островов Эгейского моря. Вступая в 1917 году в Первую мировую войну, Греция рассчитывала после победы Антанты вернуть себе не только остров Кипр, но и Константинополь (Стамбул) и Смирну (Измир) — исторически знаковые для греческого мира города. В 1919-1922 гг. Греция воевала с Турцией. Войскам Мустафы Кемаля Ататюрка в 1922 г. удалось вытеснить греческую армию из занятой ей в 1919 г. Смирны.

Вернуть себе Константинополь и Смирну у Греции так и не получилось. Более того — режим Ататюрка предпринял жесточайшие репрессии против всех христианских меньшинств Турции — ассирийцев, армян, греков. В результате греко-турецкого обмена населением, около полумиллиона этнических греков-христиан из Турции были выселены в Грецию, равным образом и Грецию покинуло около полумиллиона мусульман-турок и исламизированных албанцев, болгар и греков. По итогам Первой мировой войны и греко-турецкой войны, Греция обвиняет Турцию в геноциде понтийских греков, проживавших в регионе Понт, что на черноморском побережье Малой Азии. По различным оценкам, от рук турецких войск и полувоенных формирований погибло от 350 000 до 1 700 000 понтийских греков. Но даже после греко-турецкого обмена населением и массового уничтожения понтийских греков, в Турции сохранялось достаточно многочисленное греческое национальное меньшинство. Больше всего греков было в Стамбуле — ведь в соответствии с договором о греко-турецком обмене населения 1923 г., стамбульские греки обмену не подлежали. Они всегда проживали в страхе перед погромами и репрессиями, что было вполне обосновано. Так, в сентябре 1955 г. произошел «Стамбульский погром». Сначала среди турецких националистов распространились слухи о том, что дом в Салониках, где жил Мустафа Кемаль Ататюрк, был разрушен греками. В ответ начались нападения на греческие дома в Стамбуле. Были убиты 13 греков, в том числе два священника, десятки людей получили ранения, а девушки и женщины были изнасилованы. Беснующиеся националисты сожгли около тысячи жилых домов, магазинов, школ, церквей. Погром в Стамбуле повлек за собой новую волну массовой иммиграции этнических греков с территории Турции. Численность греческого населения Турции с 1924 г. по 2008 г. сократилась с 200 000 до 2,5-3 тыс. человек. Естественно, что антигреческую политику турецких властей греки до сих пор не могут простить Турции, вне зависимости от того, поддерживает ли правительство Греции формально союзнические, по блоку НАТО, отношения с Турцией, или нет.

Самоопределение кипрских турок или аннексия?

Начиная с 1950-х гг. важнейшей причиной турецко-греческого противостояния стал спор из-за острова Кипр. Находившийся под протекторатом Великобритании, Кипр был населен греками, составлявшими 82% его жителей, и турками, составлявшими оставшееся меньшинство населения. Греческое большинство киприотов выступало за воссоединение с Грецией, чему противилось британское правительство и власти Греции, находившиеся в сильной политической и экономической зависимости от Лондона. В 1960 г. остров Кипр был провозглашен независимым, после чего и Греция, и Турция высадили на острове армейские подразделения, перед которыми ставилась задача защиты мест компактного проживания, соответственно, греческого и турецкого населения. На острове неоднократно вспыхивали массовые беспорядки и столкновения между греко-киприотами и турко-киприотами. В августе 1964 г. турецкие ВВС нанесли удары по позициям греков в районе оккупированного турецкими отрядами селения Эренкой. После начала вооруженной конфронтации на Кипре начались новые акты агрессии против греков, проживавших в Турции. Многие из «турецких» греков были вынуждены бежать из страны. Со стороны турецких националистов раздавались даже требования выселить из Стамбула патриарха Константинопольского.

После прихода в апреле 1967 г. к власти в Греции праворадикальных офицеров, вошедших в историю под названием «хунты черных полковников», отношения с Турцией вновь обострились. Греческие националисты планировали присоединение Кипра к Греции. 15 июля 1974 г. на Кипре произошел военный переворот, в результате которого президент Кипра архиепископ Макариос был отстранен от власти и бежал в Великобританию. Захвативший власть Никос Сампсон был тесно связан с греческими националистическими кругами и выступал за союз с Грецией. 20 июля 1974 г. на Кипре, в районе города Кирения, высадились турецкие войска. Регулярная турецкая армия без проблем смогла вытеснить греческие отряды с территории Северного Кипра и оккупировала 37% территории острова. Переворот Сампсона провалился, и на Кипре восстановилось правление президента Макариоса. Однако турецкие войска остались на Северном Кипре, была провозглашена Турецкая Республика Северного Кипра, которая считается непризнанным государством. И Греция, и мировое сообщество рассматривают Северный Кипр как территорию, оккупированную Турцией. Впрочем, Турция не обращает внимание на претензии греческой стороны — оставаясь важнейшим средиземноморским союзником США по НАТО, Турция уверена в том, что ее позиции на Северном Кипре останутся неизменными. Уже в 1990-е — 2000-е гг. произошло постепенное улучшение греко-турецких отношений, хотя споры из-за Кипра и ряд других проблем до сих пор остаются серьезной причиной сохранения напряженности между двумя странами. В 2010 г. тогдашний премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган посетил греческую столицу Афины с официальным визитом, а министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу тогда сообщил, что Турция движется в сторону «психологических перемен» в отношениях с Грецией.

Нелегальная миграция с позволения Турции

Однако, в последние годы отношения между двумя странами вновь стали стремительно ухудшаться. И тому — несколько причин. Одна из первых — высокий уровень нелегальной иммиграции с территории Турции в Грецию. В отличие от Турции, Греция является членом Европейского Союза, что и притягивает к ней иностранных мигрантов — из стран Ближнего Востока, Африки, да и самой Турции. Понятно, что в самой Греции большинство мигрантов оставаться не хочет, а предпочитает использовать ее в качестве трамплина для дальнейшего путешествия в более благополучные в социально-экономическом отношении страны Европы. Только за 2010 г. количество арестов нелегальных иммигрантов в номе Эврос выросло на 371,94% по сравнению с аналогичными показателями предыдущего года. В отличие от многих других европейских стран, Греция не горит желанием привечать на своей территории азиатских и африканских мигрантов. Слишком много горя принесла, в свое время, греческому народу османская экспансия, чтобы сегодня греки могли спокойно взирать на соплеменников или единоверцев османов. Недовольство жесткой миграционной политикой греческих властей с начала нового десятилетия XXI в. неоднократно высказывали либеральные и правозащитные организации, в том числе «Международная амнистия». Правозащитников возмущал факт усиленного патрулирования греко-турецкой морской и сухопутной границы тысячами моряков и военнослужащих. Греческие власти стремились выдворить большинство афроазиатских мигрантов назад — на турецкую территорию. 20 января 2014 г. возле греческого острова Фармакониси затонула рыбацкая лодка, на борту которой находилось 27 человек — беженцев из стран Азии. Погибли 11 выходцев из Афганистана и Сирии, в том числе 8 детей. По словам выживших мигрантов, лодку в сторону Турции на большой скорости буксировал катер греческой береговой охраны. Правозащитники сразу же назвали действия греческих силовиков преступными, повлекшими за собой трагедию.

6 марта 2014 г. береговая охрана Греции обстреляла из огнестрельного оружия лодку, на борту которой находились 16 сирийцев. Выходцы из Сирии пытались с турецкого берега доплыть до греческого острова Ойнусес. За ненадлежащее, по мнению европейских чиновников, обращение с мигрантами греческому правительству уже поступали выговоры от руководства Евросоюза. По мнению греческих экспертов, Турция прекрасно осведомлена о передвижениях десятков тысяч беженцев и мигрантов, пытающихся пересечь турецко-греческую границу, но не предпринимает практически никаких реальных мер для противодействия этим попыткам. В интервью германской прессе об этом заявил даже президент Греции Прокопис Павлопулос, который отметил, что, по его данным турецкие власти поддерживают мафиозные структуры, занимающиеся нелегальной переправой беженцев и мигрантов с турецкого побережья на территорию Греции. Практически каждый день с территории Турции в Грецию прибывают тысячи беженцев и мигрантов. Чтобы перевозить такое количество людей, необходимы целые автобусные колонны, которые бы доставляли их на побережье, а также десятки, если не сотни, катеров и лодок, которые бы перевозили их через море. Естественно, что подобную кипучую деятельность наблюдают береговые власти Турции, турецкая полиция, однако никаких шагов к ее приостановлению Анкарой не предпринимается. Греческие исследователи подчеркивают, что Турция — полицейское государство, в котором очень хорошо работают органы полиции и безопасности, стремящиеся тщательно контролировать все стороны жизни общества. Вряд ли кто-нибудь может поверить в неосведомленность турецких компетентных органов о перемещениях сотен автобусов в сторону побережья. Соответственно, нелегальные мигранты проникают в Грецию с ведома и при прямом попустительстве, если не сказать — поддержке, турецких властей. Получается, что Турция, не предотвращая исход мигрантов и беженцев в сторону Европы, создает для Греции дополнительные проблемы, влекущие за собой дестабилизацию и без того непростой политической и социально-экономической ситуации в Греции.

Проблема Северного Кипра также актуальна

Сохраняет свою актуальность и проблема Северного Кипра. Турецкая Республика Северного Кипра официально не признаётся государствами-членами ООН, кроме Турции. Однако, ТРСК (Турецкая Республика Северного Кипра) входит в качестве наблюдателя в Организацию Исламская Конференция. Это предполагает определенный уровень дружественного к ней отношения со стороны целого ряда других исламских государств. На международном уровне интересы ТРСК чаще всего представляет сама Турция. Кстати, Турция, в свою очередь, не признает правительство Кипра. Вооруженный конфликт между двумя частями Кипра может разгореться в любой момент — именно для его предотвращения на острове дислоцированы силы контингента Организации Объединенных Наций, которые охраняют границу между Республикой Кипр и самопровозглашенной Турецкой Республикой Северного Кипра.

12 мая 2014 г. Европейский суд по правам человека постановил, что турецкое правительство должно выплатить Кипру 30 млн. евро в качестве оплаты морального ущерба, понесенного родственниками пропавших без вести греков-киприотов, арестованных турецкими властями Северного Кипра. Еще 60 млн. евро полагалось выплатить за нанесенный моральный ущерб грекам, проживающим на полуострове Карпасия, блокированном турецкими военными. Фактически это решение Европейского суда по правам человека означало, что суд находится на стороне Республики Кипр и не признает самопровозглашенную Турецкую Республику Северного Кипра. Естественно, что Анкара с решением Европейского суда по правам человека не согласилась, а тогдашний министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу заявил, что Турция не собирается исполнять решение суда. Правда, не ясно, как при таком отношении к европейскому правосудию Турция еще лелеет надежду на интеграцию в европейское сообщество? Но, с другой стороны, похоже, что Анкара уже осознала невозможность включения Турции в состав Евросоюза, поэтому предпочитает действовать, исходя из собственных интересов.

Кстати, практически сразу же после провозглашения на территории Северного Кипра Турецкой Республики, ее власти, при поддержке Анкары, решили обезопасить контролируемую территорию от возможных попыток силового воссоединения с остальным Кипром. В настоящее время Турецкая Республика Северного Кипра обладает собственными военизированными формированиями — Силами Безопасности. По своему функционалу они приближаются к пограничным и внутренним войскам, выполняя задачи по охране границ и поддержанию общественной безопасности. Комплектование Сил Безопасности осуществляется посредством мужчин в возрасте от 18 до 40 лет. Численность Сил Безопасности — 3,5 тысячи военнослужащих, сведенных в 4 пехотных полка. Кроме того, 11 тыс. человек пребывает в запасе первой очереди, 10 тыс. человек — в запасе второй очереди, 5 тыс. человек — в запасе третьей очереди (мужчины в возрасте 50 лет и старше). Вооружение Сил Безопасности состоит из стрелкового оружия, 73 минометов и 6 ПТРК «Милан». Также у ТРСК есть береговая охрана, располагающая 5 сторожевыми катерами. Командование Силами Безопасности ТРСК осуществляет турецкий офицер, обычно — в звании бригадного генерала турецкой армии. Естественно, что небольшие Силы Безопасности ТРСК никогда не считались серьезной гарантией против кипрского или, тем более, греческого нападения, поэтому на территории Северного Кипра размещены внушительные турецкие вооруженные силы. В Турецкой Республике Северного Кипра дислоцируется 11-й армейский корпус Вооруженных сил Турции в составе 2 мотопехотных дивизий (28-я и 39-я мотопехотные дивизии), 14-й отдельной бронетанковой бригады, механизированной бригады «Турдик» и ряда других частей и подразделений. Численность 11-го армейского корпуса Вооруженных сил Турции превышает 40 тыс. солдат и офицеров. Таким образом, на территории Северного Кипра дислоцирован внушительный вооруженный контингент турецких и турко-кипрских войск совместной численностью около 45 тыс. военнослужащих.

Спор из-за Эгейских островов

Конфликтные взаимоотношения Греции и Турции не сводятся к проблеме Северного Кипра. Еще большее значение имеет «Эгейский спор» — ведь именно он является одной из важнейших причин постоянных столкновений между двумя государствами, которые едва не ставят их на грань боевых действий. Точная граница между Грецией и Турцией в Эгейском море не определена до сих пор, причина тому — взаимные споры двух государств. Несмотря на то, что протяженность материковой береговой линии Турции и Греции примерно одинакова, почти все острова Эгейского моря (за исключением островов Имброс и Тенедос) находятся под управлением Греции. Греции принадлежат и острова, расположенные в непосредственной близости от турецкого побережья. Бесспорно, что они являются греческими и по истории, и по составу населения — это Хиос, Самос, Лесбос и архипелаг Додеканес. Однако Турция, из-за столь близко расположенных греческих островов, не может расширить морские и воздушные зоны влияния. В 1996 г. Турция и Греция едва не оказались на грани настоящей войны и вооруженное столкновение двух участников НАТО удалось предотвратить только благодаря американскому вмешательству. Началось все с того, что турецкий сухогруз Figen Akat в результате ошибки его капитана и штурмана, 25 декабря 1995 г. вылетел на берег одного из островов Имиа, которые на турецких картах именуются «острова Кардак». На этих островах нет ни населения, ни каких-либо объектов. Греческая спасательная служба предложила капитану сухогруза помощь в ликвидации аварийной ситуации, но капитан отказался и, заявив, что он находится в территориальных водах Турции, обратился за помощью к своим соотечественникам — турецкой береговой охране. 29 декабря 1995 г. Турция объявила острова Кардак своей территорией, после чего обе страны развернули друг против друга информационную кампанию. 26 января 1996 г. мэр греческого острова Калимиос, вместе со священником и двумя земляками, высадились на острове Имиа и подняли над ним греческий флаг. Но уже 27 января на остров высадились турецкие корреспонденты из газеты Hurriyet, которые спустили греческий флаг и подняли государственный флаг Турции. Церемония поднятия турецкого флага транслировалась по национальному телевидению и привела к тому, что уже 28 января на остров высадилась группа греческих спецназовцев, которая снова поменяла турецкий флаг на греческий. Конфронтация двух стран, как казалось, была неизбежной, тем более, что и Греция, и Турция стали подтягивать к району островов Имиа (Кардак) военные корабли. 30 января турецкий фрегат направил орудия на греческий катер и вошел в территориальные воды Греции. После этого в Эгейское море выдвинулся почти весь плавсостав греческих военно-морских сил. 31 января 1996 г. с фрегата ВМС Греции «Наварино» поднялся разведывательный вертолет. На нем находились три пилота — Христодулос Каратанасис, Панагиотис Влахакос и Экторас Гиалопсос. Пролетая над западным из островов Имиа, пилоты доложили командованию, что на острове неизвестные вооруженные люди поднимают государственный флаг Турции. Это были бойцы турецкого подразделения спецназа, высадившиеся на острове для все той же цели — поменять флаги. Вскоре связь с вертолетом пропала. Понимая всю сложность сложившейся ситуации, в конфликт вмешались Соединенные Штаты Америки. После вмешательства президента Клинтона, Греция и Турция пошли на отвод войск и восстановление статус-кво островов Имиа (Кардак). Но территориальные претензии по островам у Греции и Турции сохраняются до сих пор. Греческая общественность считает, что вертолет ВМС Греции был сбит турецкими спецназовцами, тогда как официально Афины утверждают, что его крушение произошло из-за технических неполадок.

Территориальные споры между странами ужесточились после того, как на шельфах Эгейского моря нашли нефть. В настоящее время Греция претендует на расширение территориальных вод до 12 морских миль — в соответствии с требованиями международного права. Турция, которая и так расширила свои территориальные воды до 12 морских миль, настроена к этим попыткам Греции крайне негативно и демонстрирует отрицание международного права. Точно такая же ситуация сложилась относительно воздушного пространства и воздушной границы двух стран. Естественно, что возникают и споры относительно экономической эксплуатации шельфа. Греция борется также за право проведения военно-воздушных учений над международной частью Эгейского моря. Турция предъявляет территориальные претензии на несколько малых островов, в том числе — остров Имиа (Кардак). Власти Турции объясняют свою позицию опасениями в стремлении Греции установить полный контроль над Эгейским морем. Греция, в свою очередь, обвиняет Турцию в желании «захватить половину Эгейского моря» и расширить свою зону влияния за пределы греческих островов Лесбос, Хиос, Самос и архипелага Додеканес, в результате чего последние окажутся со всех сторон окруженными турецкими территориальными водами.

Кому принадлежит воздушное пространство?

Именно с «Эгейским спором» и связаны постоянные нарушения греческого воздушного пространства турецкими военными самолетами. Как известно, национальное воздушное пространство представляет собой воздушное пространство над сухопутной частью территории государства и прилегающими территориальными водами. Соответственно, правом осуществлять внешнее воздушное движение в национальном воздушном пространстве, обладают только те иностранные самолеты, которым на то выдано специальное разрешение. Если у гражданских самолетов, перевозящих пассажиров или грузы, обычно не возникает проблем с перемещением через национальное воздушное пространство в соответствии с международными договорами, то с военной авиацией все намного сложнее. Большинство стран мира не терпят присутствия иностранной военной авиации в своем воздушном пространстве без надлежащего на то разрешения властных органов страны. Еще в 1974 г. Турция решительно отказалась признавать внешние 4 мили воздушного пространства за греческой стороной. При этом Анкара сослалась на Устав Международной организации гражданской авиации (ИКАО), принятый в 1948 г. В соответствии с этим послевоенным документом, обе зоны воздушного пространства должны быть одинаковыми по размеру. Но Греция в качестве аргумента приводит факт официального признания греческой зоны в 10 морских миль в 1931 г., причем это признание было подтверждено всеми соседними государствами, включая и саму Турцию. В результате спорной ситуации, неизбежно вспыхивают регулярные конфликты из-за полетов турецкой военной авиации над Эгейским морем, то есть — в национальном воздушном пространстве Греции. Турция убеждена в своем полном праве осуществления полетов в четырехмильной полосе, однако Греция, в соответствии с принципом защиты национального воздушного пространства, каждый раз поднимает свои истребители на перехват турецких самолетов. Неоднократно столкновения в воздухе приводили к человеческим жертвам. Среди них — турецкий пилот Наиль Эрдоган, сбитый в 1996 г. греческим самолетом, греческий пилот Николаос Сиалмас, разбившийся в районе острова Айос-Эфстратиос при попытке перехватить турецкий самолет F-16, греческий пилот Костас Илиакис, разбившийся в районе острова Карпатос в результате столкновения с турецким самолетом F-16.

— капитан Наиль Эрдоган

8 октября 1996 г. самолет ВВС Турции F-16 поднялся в небо с военно-воздушной базы в турецкой провинции Баликесир для проведения учебного полета. В районе острова Хиос самолет потерпел аварию. Командир самолета подполковник Осман Чилекли успел катапультироваться. Его подобрали греческие спасатели и передали турецкому командованию. Второй пилот капитан Наиль Эрдоган исчез. Его тело найдено не было. Вскоре родственники Наиля Эрдогана сообщили прессе, что власти Турции, скорее всего, скрывают подлинную причину аварии самолета — он был сбит ВВС Греции. Анкара сама опровергла эту информацию. Прошло 16 лет и в 2012 году подполковник Чилекли все же нарушил «обет молчания». Он подтвердил, что самолет действительно был сбит греческой стороной. Выступление подполковника Чилекли заставило дать официальный комментарий и руководителей вооруженных сил Турции. Выступивший перед журналистами министр обороны Исмет Йылмаз подтвердил, что в 1996 г. самолет F-16D, пилотируемый подполковником Чилекли и капитаном Эрдоганом, был сбит ракетой «воздух-воздух», выпущенной с самолета «Мираж-2000», принадлежащего ВВС Греции. С тех пор не утихают споры о подлинных причинах трагедии. Турецкие военные утверждают, что самолет ВВС Турции следовал без вооружения, тогда как греческая сторона, напротив, утверждает, что самолет был вооружен и следовал в сопровождении еще одного самолета. Более того — турецкий пилот сам пошел на столкновение, а греческий пилот Танос Гривас нажал на гашетку случайно, не имея умысла уничтожать турецкий самолет. Спустя десять лет турецкая сторона случайно или целенаправленно, но «отыгралась» за сбитого греками капитана Эрдогана. 23 мая 2006 года два турецких самолета F-16 и разведывательный самолет F-4 нарушили воздушное пространство Греции на высоте 8200 метров. Греческие авиационные службы об этом оповещены не были, поэтому на перехват турецких самолетов были подняты два истребителя F-16 ВВС Греции. Над островом Карпатос турецкий и греческий самолеты столкнулись. Турецкому пилоту Халилу Ибрагиму Оздемиру удалось катапультироваться, а греческий летчик Костас Илиакис погиб. Не исключено, что перечисленные выше потери турецких и греческих ВВС — далеко не последние в противостоянии двух стран за воздушное пространство над Эгейским морем. Ни Турция, ни Греция не желают идти на компромисс. Более того — турецкая сторона использует провокационные методы, всячески демонстрируя свое пренебрежение к протестам со стороны Греции. Когда ВВС Турции сбили российский самолет Су-24, а экстремисты из туркоманской группировки убили пилота подполковника Олега Пешкова, министр иностранных дел Греции Никос Котзиас выразил свои соболезнования российскому министру иностранных дел Сергею Лаврову. Греческая сторона прекрасно понимает, как ведет себя Турция в воздушном пространстве. Каждый год греческие авиадиспетчерские службы фиксируют около 1,5 тысяч случаев вторжения турецких военных самолетов в воздушное пространство Греции. Несколько раз в день турецкие самолеты залетают в греческое воздушное пространство. Греция в ответ вынуждена поднимать боевую авиацию на перехват нарушителей границы. Так, в июле 2015 года шесть турецких самолетов F-18 вновь нарушили воздушное пространство Греции и, прежде чем греки подняли в воздух четыре истребителя, не менее 20 раз нарушили греческую воздушную границу. Для турецкой военной авиации нарушения воздушного пространства Греции давно стали привычным фактом. Пожалуй, можно говорить о том, что если бы греки не демонстрировали христианское великодушие (а точнее — власти страны не находились бы в союзнических отношениях с США), то турецкие военно-воздушные силы могли бы уже лишиться всех своих самолетов, столь часты факты нарушения греческого воздушного пространства турецкой военной авиацией.

— греческий военный летчик Костас Илиакис

15 февраля 2016 г. Генштаб вооруженных сил Греции сообщил о 20 нарушениях воздушного пространства Греции, которые были совершены шестью турецкими военными самолетами. Как сообщают греческие военные, подобные инциденты чаще всего происходят во время патрулирования в водах Эгейского моря с целью предотвращения проникновения беженцев с турецкого побережья в Грецию. Еще один инцидент произошел был связан с визитом премьер-министра Греции Алексиса Ципраса в Иран. Из-за несогласий турецкого правительства самолет премьер-министра Греции был вынужден изменить свой маршрут. Как известно, премьер-министр Греции летает на военном самолете, принадлежащем Министерству обороны Греции и пилотируемом офицерами ВВС. Этого оказалось достаточно для того, чтобы турецкая сторона отказала греческому самолету в праве дозаправки на острове Родос, который Турция считает демилитаризованной зоной (остров Родос принадлежит Греции). Поэтому премьер-министру Греции пришлось лететь обходным путем — через Египет, Иорданию и Саудовскую Аравию, что потребовало выдачи разрешения на перелет «Саудовская Аравия — Иран» самим королем Саудовской Аравии.

ВВС Турции и ВВС Греции — кто кого?

Потенциал военно-воздушных сил Турции и Греции, хотя и имеет некоторый «перекос» в сторону Турции, все же вполне сравним для полноценного военного противостояния. Нельзя забывать о том, что по военно-техническому потенциалу армия Турции находится на втором месте в НАТО после армии США, но и армия Греции занимает в НАТО третье место. В регулярных ВВС Турции служит 48 000 человек, резерв составляет 29 000 человек. Боевая авиация Турции включает 8 истребительно-бомбардировочных, 7 истребительных, 2 разведывательные и 4 учебно-боевые авиационные эскадрильи, вспомогательная авиация — 5 транспортных, 5 учебных и 1 транспортно-заправочную эскадрильи. На вооружении ВВС Турции находится 249 боевых самолетов, 103 транспортных самолета, 192 учебных и учебно-боевых самолета, 40 вертолетов. Боевая подготовка турецких пилотов и наземных служб авиации отличается высоким уровнем, нацелена на поддержание постоянной боевой готовности военно-воздушных сил страны. На территории Турции имеется 34 аэродрома с искусственными взлётно-посадочными полосами. Кроме того, собственной авиацией обладают и Военно-морские силы Турции — они располагают 6 морскими патрульными самолетами, 22 противолодочными вертолетами и 4 поисково-спасательными вертолетами.

Греция обладает менее многочисленными Военно-воздушными силами, хотя и они насчитывают внушительное количество боевых самолетов. Так, на вооружении ВВС Греции находится 250 истребителей, 15 транспортных самолетов, 4 самолета дальнего радиолокационного обнаружения и управления, 27 вертолетов. Кроме того, ВМС Греции также располагает морской авиацией, на вооружении которой — 19 противолодочных и два многоцелевых вертолета, 7 американских устаревших боевых патрульных самолетов, находящихся на хранении. К минусам военно-воздушных сил Греции специалисты относят недостаточный уровень финансирование, большое количество устаревшей авиационной техники и плохой уровень боевой подготовки летного и наземного состава. Таким образом, технический потенциал и вооружение военно-воздушных сил двух стран вполне сравнимы, хотя по численности личного состава сухопутных войск Турция все же превосходит Грецию. Кроме того, в отличие от греческих военных, турецкие военные имеют значительный опыт боевых действий в противопартизанской войне против вооруженных формирований Рабочей партии Курдистана на юго-востоке Турции. Греческие военные имеют опыт участия в боевых действиях в составе контингента НАТО в Афганистане, однако там находились, преимущественно, вспомогательные греческие подразделения, причем численность греческих военнослужащих, побывавших в Афганистане в период с 2002 по 2012 гг. (то есть, за десять лет), не превышает 3,5 тысяч человек. Что касается воздушных столкновений, то сложно сказать, за кем, в случае войны Турции и Греции, окажется победа в воздухе. В современной истории есть всего один известный пример воздушного боя греческой и турецкой авиации, произошедший в 1996 году — о нем мы рассказывали выше. Он закончился победой греческих пилотов, хотя турецкая авиация в том столкновении имела численное превосходство.

Имперские амбиции Турции могут дорого стоить Анкаре. Неадекватность действующего турецкого правительства привела к тому, что страна поссорилась со всеми соседями, в том числе и с теми, с которыми ранее были выгодные отношения. Среди главных противников Турции — не только соседние Иран, Греция и Сирия, но и Россия, до недавнего времени бывшая одним из важнейших экономических партнеров Анкары. В то же время, Соединенным Штатам Америки политика турецкого руководства приходится все меньше по нраву, хотя пока Вашингтон не готов перейти к открытому осуждению Анкары. Турция важна для США как важнейший компонент НАТО в непосредственной близости от стратегически важных рубежей с Россией. По крайней мере, в отличие от американских союзников в Восточной Европе, вроде Румынии, Украины или прибалтийских государств, Турция обладает очень многочисленной и реально боеспособной армией. Другое дело — сколь долго США будет готово прикрывать Анкару, в том числе и во взаимоотношениях с другими членами НАТО, к примеру — с той же Грецией. Конечно, пока открытое вооруженное столкновение Турции с Грецией маловероятно, но исключать его полностью нельзя, тем более, если учитывать растущие амбиции Эрдогана и бесконечные нарушения воздушного пространства Греции. Терпение Афин, конечно, велико, но и ему может настать конец.

topwar.ru

Турция готовит войну с Грецией?

За годы прошедшие после второй мировой войны Турция и Греция 7 раз оказывались на пороге войны друг с другом,тем не менее единственным реальным боевым столкновением турецких и греческих ВС стал воздушный бой 8 октября 1996. Несмотря на превосходство турок, победу одержали греки.

Как уже сообщалось, в связи с проведением «военных учений» Турция на днях объявила о введении ограничений для аэронавигации в районе Святой Горы Афон и в других частях Эгейского моря на суверенной территории Греции. Это решение будет действовать с 1 января по 31 декабря 2016 года. Новая инициатива Анкары вызвала возмущение греческой стороны.

Турецкие власти обнародовали, в частности, спецуведомления Α5885/15, Α5884/15 и Α5881/15, согласно которым Анкара объявила о закрытии на год трех районов северной, центральной и южной частей Эгейского моря в связи с проведением военных учений. Причем в районы «турецких учений» включены почему-то греческие территориальные воды и входящие в состав Греции регионы – полуостров Афон, острова Лемнос, Скирос, Патмос, Тинос, Миконос и другие.

Афины расценили эти действия Анкары как грубую провокацию и попытку поставить под сомнение суверенные права Греции на свои территории. Греческое издание Pronews.gr сообщает, что указанные турецкими властями районы включают нефтяные месторождения на севере Эгейского моря. Кроме того, остров Скирос является центральным столпом в греческой противовоздушной обороне в Эгейском море, где размещены зенитные комплексы Patriot PAC-3 и ракеты MM-40 Exocet.

В ответ греческая гражданская авиация издала три уведомления для пилотов NOTAM (Notice to airmen), которыми аннулировала незаконные три турецких NOTAM о закрытии на год трех районов Эгейского моря. В них указывается, что только власти Греции вправе выдавать уведомления, касающиеся района полетной информации Афин (FIR Athens). В документах отмечается, что "координаты, данные Анкарой, перекрывают районы национального суверенитета Греции" и затрагивают международные авиационные коридоры R19 и L995, а также внутреннего авиасообщения.

«Эгейский спор» является давней взрывоопасной и нерешенной проблемой во взаимоотношениях между Турцией и Грецией, неоднократно приводившей к кризисным ситуациям, близким к вспышке военных конфликтов между двумя государствами (самые серьезные за последнее время – в 1987 и 1996 гг.). Связан он со спорными вопросами относительно территориальных вод Эгейского моря, континентального шельфа и воздушного пространства в данном регионе, в результате чего Турция неоднократно давала понять о своих территориальных претензиях к Греции.

Афины не раз выражали решительный протест против провокационных действий Анкары. К примеру, 16 февраля 2012 г. министр иностранных дел Греции Ставрос Димас, после встречи с генеральным секретарем НАТО, выступил с заявлением, в котором подчеркнул, что Турция грубо нарушает свои обязательства перед Грецией в рамках НАТО, а членство Греции в Альянсе не решает проблемы между Афинами и Анкарой.

С. Димас отмечал тогда, что «нельзя игнорировать большие вызовы, с которыми сталкивается Греция на национальном уровне, и на которые, к сожалению, наше членство в Альянсе не дало ответа». Глава МИД Греции указал на деструктивную политику Турции относительно размежевания в Эгейском море. По его словам, в последние времена появляются все новые угрозы Турции в отношении Кипра. «Снова были полеты военных самолетов (над греческими островами), высказывались сомнения в суверенных правах Греции. Это не поведение союзника. Это поведение, которое следует прекратить», - отмечал греческий министр ИД.

Греко-турецкие отношения определяют антагонистические противоречия в вопросах территориальных вод Эгейского моря, континентального шельфа, воздушного пространства, национальных меньшинств, кипрской проблемы, островов Имрос и Тенедос. Все эти противоречия усугубляются неоднократным провоцированием Турцией войны с Грецией.

Турция и Греция семь раз (в 1974, 1976, 1987, 1993, 1994, 1996, 1997 гг.) оказывались на пороге войны друг с другом. Проблема континентального шельфа затрагивает в первую очередь экономические интересы двух государств. Геологоразведочные исследования в Эгейском море в 1973 г. выявили наличие там значительных запасов полезных ископаемых, прежде всего нефти. Захват этой нефти Турцией позволил бы ей отказаться от ее импорта. При этом Анкару абсолютно не беспокоит наличие государственного суверенитета Греции на континентальный шельф Эгейского моря.

Следует напомнить, что территориальное разграничение между Турцией и Грецией в Эгейском море определено Лондонским и Афинским договорами 1913 г., Севрским договором 1920 г., мирным договором с Италией 1947 г., в соответствии с которыми, острова Эгейского моря, за исключением нескольких островов, расположенных в прибрежной к Турции трехмильной зоне, являются греческими. Тем не менее, Анкара требует разделить морской шельф посредине, без учета 500 греческих островов. Фактически Турция претендует на половину национальной территории Греции в Эгейском море. Согласно опросу общественного мнения, 45% греков считают, что цель Турции - добиться полного контроля в Эгейском море путем захвата греческих островов.

Другое греко-турецкое противоречие касается территориальных вод. Как известно, в Конвенции по морскому праву 1982 г. введена в международную практику 12-мильная зона территориальных вод. Греция полностью придерживается этой конвенции. Тем не менее, Турция неоднократно выступала с угрозами, что будет рассматривать расширение греческих территориальных вод до 12 миль как повод к войне.

Не менее острой проблемой является воздушное пространство в Эгейском море. Контроль за полетами гражданских самолетов был возложен на Грецию в соответствии с решением Парижской региональной конференции ИКАО 1952 г. На конференции было определено, что район ответственности диспетчерских служб Афин включает в себя воздушное пространство Эгейского моря вплоть до территориальных вод Турции, т.е., греческие территориальные воды, а также международные. После безнаказанной турецкой интервенции на Кипр в 1974 г. Турция стала претендовать на контроль над значительной территорией воздушного пространства Эгейского моря. Такую скрытую турецкую экспансию Греция считает неприемлемой, так как воздушное сообщение между континентальной Грецией и ее островами было бы поставлено перед необходимостью предварительного уведомления и, в конечном итоге, одобрения полетов самолетов турецкими властями.

Греко-турецкие противоречия касаются и зон оперативного контроля за полетами ВВС НАТО в воздушном пространстве Эгейского моря. Турция пытается спровоцировать проблему Додеканезских островов. По решению Лозанской мирной конференции 1923 г., Турция отказалась от Додеканезских островов в пользу Италии. После Второй мировой войны, на основании Парижского мирного договора 1947 г., Додеканезские острова были возвращены Греции.

Турецкая дипломатия фактически не признает Парижский мирный договор, обосновывая это тем, что Турция не принимала участия в разработке договора. В 1955 г. Анкара выступила с территориальными претензиями к Греции в отношении этих островов. В том же 1955 г. министр иностранных дел Турции Ф. Зорлу на лондонской конференции по Кипру заявил:«Острова жизненно важны для Турции. Основой этого являются соображения военной безопасности, а также то обстоятельство, что они составляют неотъемлемую часть турецкого материка». При подобной турецкой «логике» можно в целях «военной безопасности» претендовать на все острова планеты и считать любую территорию «продолжением» Турции.

Анкара в последнее время наращивает военные силы и десантные средства турецкой «эгейской армии» (около 160 тыс. чел.) в непосредственной близости от греческих островов. На побережье Эгейского моря, в непосредственной близости от греческих островов турецкое руководство недавно сосредоточило крупные десантные средства - 120 судов.

Отдельной проблемой является геноцид в Турции в отношении греческого населения. В течение 3 тыс. лет на территории Малой Азии проживали греки. В 1913-1923 гг. в Турции из греческого населения, составлявшего около 3 млн. чел., были убиты 950 тыс. греков во Фракии, Малой Азии и на Эгейских островах. Около 700 тыс. из них были истреблены армией кемалистов в 1919-1923 гг. Уничтожение греческого населения, так же как и других народов, в Турции было возведено в ранг государственной политики.

В 1955 г. произошли массовые погромы греков в Константинополе (Стамбуле). По данным турецкой статистики, 6 и 7 сентября 1955 г. были уничтожены 1004 греческих дома, 26 школ, 4348 магазинов, 27 аптек, 21 предприятие. Толпа ограбила и разрушила 73 церкви, две из которых представляли собой памятники архитектуры XIII в. Редакции и типографии греческих газет были разгромлены, осквернены два греческих кладбища. Аналогичные погромы прошли в ряде других городов, в том числе в Анкаре и Измире. В середине 1960-х гг. была принята программа «окончательной ликвидации эллинизма в Турции». В результате турецкой политики геноцида, погромов, депортации греческая община в Турции за 70 лет сократилась с 3 млн. до 50 тыс. человек

В Турции периодически раздаются провокационные призывы превратить храм Святой Софии в Константинополе в мечеть. Греция аргументированно обвиняет Анкару в политике этнических чисток на островах Имрос и Тенедос. Эти острова были аннексированы Турцией в 1923 г. вместе с исконными греческими владениями Восточной Фракии, греческой Западной Малой Азии: Ионией (район Смирны), Эолидой, Троадой, Мизиеей, Вифинией. В последние годы идет активное вытеснение греков с островов Имрос и Тенедос. Как пишут греческие газеты, именно здесь Турция десятилетиями осуществляла то, что потом стало известно как этнические чистки. В 1960-е гг. на островах прошла туркизация системы школьного образования. Турецкие колонисты из Анатолии захватили 90% принадлежавшей грекам земли. В результате турецкой политики, греческая община островов сократилась в 10 раз.

Одновременно турецкое руководство, по ранее апробированной модели в отношении Боснии, Болгарии, искусственно раздувает проблему 90 тыс. помаков греческой Фракии. Помаки - это греки, принявшие ислам. Тем не менее, Турция пытается навязать антинаучную точку зрения об их якобы турецком происхождении. Тем самым закладывается еще одна территориальная претензия Турции к Греции. Согласно опросу общественного мнения в Греции, 64% греков убеждены, что цель Турции - захват греческой Фракии.

Провокации турецких властей против греческого народа продолжаются по сей день...

Справка

Армии Греции и Турции давно готовы к войне друг против друга

Вооруженные силы двух стран примерно равны по качеству вооружения и техники, при этом на стороне турок - некоторое количественное превосходство.

В НАТО есть два государства, перманентно готовящиеся воевать между собой, — Греция и Турция. Причем, если у Анкары потенциальных противников очень много (в том числе Россия), то для Афин Турция — единственная внешняя угроза. Поэтому эти страны выпадают из общенатовского мэйнстрима на тотальное сокращение армий и на отказ от призыва.

По общему количеству боевой техники (без учета ВМС) Турция занимает второе место в НАТО - после США, а Греция - третье. В то же время эти же две страны делят первенство в Альянсе по такому сомнительному показателю, как средний возраст техники. По количеству бронетехники, артиллерии и авиации 70-х, 60-х и даже 50-х годов выпуска грекам и туркам нет равных.

И Афины, и Анкара стремятся к обновлению техники за счет импорта и достаточно мощных собственных ВПК. Здесь превосходство на стороне Турции. Она активно сотрудничает в военной области как с ведущими странами НАТО, так и с недавних пор с Китаем, Южной Кореей и Индонезией. Об экономическом положении Греции напоминать нет смысла, из-за этого многие ее программы вооружений «зависли» на различных стадиях реализации. Кроме того, Греция — единственная страна НАТО, приобретающая значительное количество боевой техники и вооружений в России.

Армия Греции

Сухопутные войска Греции имеют в своем составе четыре армейских корпуса (АК) и два командования.

1-й и 4-й АК входят в состав 1-й полевой армии, наиболее сильного объединения ВС Греции, отвечающего за оборону северных и восточных границ страны. В своем составе 1-й АК имеет пехотную дивизию, две пехотные и бронетанковую бригаду. 4-й АК включает две мотопехотные дивизии (по две мотопехотные бригады) и бронетанковую дивизию (три бронетанковые бригады).

2-й АК выполняет роль резерва. В его составе - пехотная дивизия (бригады ВДВ, морской пехоты, аэромобильная), мотопехотная дивизия (две мотопехотные бригады), бригада армейской авиации.

3-й АК представляет собой силы быстрого реагирования (СБР) для действий в рамках НАТО. В его составе - пехотная бригада и ряд мелких подразделений различного назначения.

Командование внутренних областей и островов отвечает за оборону островов в Эгейском море, в его составе - дивизия на острове Крит и гарнизоны островов в размере рот или батальонов. Командование поддержки отвечает за тыловое обеспечение.

Танковый парк включает 353 современных немецких «Леопарда-2» (183 А4, 170 А6HEL), 526 старых немецких «Леопардов-1», 503 старых американских М48А5 и 240 М60А3.

Имеется 243 французских БРМ VBL, 401 советская (из бывшей ГДР) БМП-1, 1789 американских БТР М113 и 501 собственный БТР «Леонидас» (производился по австрийской лицензии).

На вооружении Греции состоят 418 американских САУ М109, 25 новейших немецких САУ PzH-2000 (155 мм), 12 старых американских САУ М107 (175 мм) и 145 М110 (203 мм). Имеется более 700 буксируемых орудий (почти все- на хранении), более пяти тысяч минометов, 152 РСЗО - 116 чехословацких RM-70 (40 х 122 мм) и 36 американских MLRS (12 х 227 мм).

На вооружении состоят также 196 российских ПТРК «Корнет» (установлены на джипах) и 262 «Фагот», 366 американских «Тоу» (в том числе 290 самоходных М901), 400 французских «Миланов» (в том числе 42 на «Хаммере»).

Войсковая ПВО включает семь батарей американского ЗРК «Усовершенствованный Хок» (42 ПУ) и 114 ЗРК малой дальности - 21 российский «Тор-М1», 39 советских «Оса-АКМ», 54 немецких ASRAD (по восемь «Стингеров» на «Хаммере»). Кроме того, имеется 1567 ПЗРК «Стингер» в «оригинальном» варианте и более 800 зенитных орудий, в том числе 523 советских ЗУ-23-2.

Армейская авиация имеет в своем составе 32 легких транспортных самолета, 29 американских боевых вертолетов АН-64 «Апач» (19 А, 10 D), 155 многоцелевых и транспортных вертолетов.

ВВС Греции имеют в своем составе три командования — тактическое (в его составе все боевые самолеты и наземная ПВО), учебное (все учебные самолеты), поддержки (транспортная и вспомогательная авиация).

Наиболее современными истребителями ВВС Греции являются 44 французских «Миража-2000» (в том числе семь учебно-боевых) и 157 американских F-16 (116 C, 41 учебно-боевой D). Остаются на вооружении старые американские самолеты — 34 истребителя F-4Е (еще 17 на хранении), 35 штурмовиков А-7 (еще 30 на хранении) и 16 разведчиков RF-4Е (еще 14 на хранении). На хранении находятся еще более старые истребители — 19 французских «Миражей-F1», 66 американских F-5 и 52 «летающих гроба» F-104.

На вооружении состоят четыре бразильских самолета ДРЛО ЕМВ-145, 26 транспортных самолетов, 102 учебных самолета, 34 вертолета.

Наземная ПВО включает шесть батарей американской ЗРС «Пэтриот» (36 ПУ), один дивизион формально принадлежащей Кипру российской ЗРС С-300ПС (12 ПУ), 33 ЗРК малой дальности — девять французских «Кроталь», четыре российских «Тор-М1», 20 итальянских «Скайгард-Спарроу»». Имеется около 400 зенитных орудий.

ВМС Греции в наибольшей степени страдают из-за экономических проблем страны. Часть кораблей и катеров списывается раньше намеченного срока, программы строительства новых кораблей существенно замедляются. В частности, введена в строй только одна новейшая подводная лодка (ПЛ) немецкого проекта 214. Еще три достроены, но не введены в строй из-за отсутствия средств. В строю находятся также 3 ПЛ пр. 209/1100 (еще одна досрочно выведена в отстой) и 4 пр. 209/1200.

Имеется девять фрегатов типа «Элли» (голландские типа «Кортенаэр»; еще один досрочно выведен в отстой) и четыре типа «Гидра» (немецкий проект МЕКО2000), десять корветов.

Из семи новейших ракетных катеров типа «Роусен» только четыре введены в строй, остальные остаются на верфи. Имеются старые ракетные катера — четыре типа «Ласкос» и пять типа «Кавалудис» (две модификации французского проекта «Комбатант-3»), три типа «Вотсис» (немецкие пр. 148; еще шесть выведены в отстой).

В составе флота имеются два английских тральщика типа «Хант» и два американских типа «Оспри». Десантные силы включают пять десантных кораблей собственной постройки типа «Ясон» и четыре российских корабля на воздушной подушке пр. 12322 «Зубр».

Морская авиация имеет в своем составе 19 американских противолодочных вертолетов (11 S-70В, 8 Белл-212ASW), два французских многоцелевых вертолета SA319. На хранении находятся семь старых американских базовых патрульных самолетов Р-3 «Орион» (1 А, 6 В).

Иностранных войск на территории Греции нет.

В целом ВС Греции весьма велики, но архаичны и недофинансированы. Поэтому очень сложно оценить их реальный потенциал.

Армия Турции

Сухопутные войска Турции имеют в своем составе четыре полевые армии (ПА).

1-я ПА отвечает за оборону европейской части страны и зоны черноморских проливов. Имеет в своем составе пехотную дивизию и три армейских корпуса (АК). 2-й АК включает три мотопехотные и бронетанковую бригады. 3-й АК считается частью СБР НАТО. Он включает бронетанковую и мотопехотную дивизии, бронетанковую и мотопехотную бригады. 5-й АК включает две бронетанковые бригады и три мотопехотные бригады.

2-я ПА отвечает за оборону юго-востока страны, границ с Сирией и Ираком. Именно она ведет борьбу с курдами. Имеет в своем составе три АК. 4-й АК включает мотопехотную и две бригады коммандос. 6-й АК включает бронетанковую и мотопехотную бригады. 7-й АК включает пехотную дивизию, три механизированные, две мотопехотные, бронетанковую, пограничную, горную спецназа, коммандос бригады.

3-я ПА отвечает за оборону северо-востока страны, границ с Грузией и Арменией. Имеет в своем составе два АК. 8-й АК включает семь мотопехотных бригад и бригаду коммандос. 9-й АК включает бронетанковую и четыре мотопехотные бригады.

4-я Эгейская ПА (Измир) отвечает за оборону юго-запада страны, то есть побережья Эгейского моря, а также северную часть Кипра (признанную только самой Турцией Турецкую республику Северного Кипра). Имеет в своем составе транспортную дивизию, мотопехотную, пехотную, две пехотные учебные, артиллерийскую учебную бригады. На Кипре дислоцирован 11-й АК. Он включает две пехотные дивизии и бронетанковую бригаду.

В последние годы Турция стала второй (после Болгарии) страной НАТО, имеющей на вооружении тактические ракеты. Это 72 американские ATACMS (пусковыми установками для них являются РСЗО MLRS) и не менее 100 собственных J-600T, скопированных с китайских В-611.

Танковый парк включает 326 современных немецких «Леопардов-2А4», 410 старых немецких «Леопардов-1А3/4», 1027 еще более старых М60 (170 модернизированных в Израиле «Сабра», 104 А1, 753 А3) и 1482 совсем устаревших М48А5 (619 Т1, 758 Т2, 105 Т5; еще примерно 1300 на хранении).

На вооружении состоит 789 БРМ «Кобра» и 370 «Акреп», 650 БМП AIFV, более шесть тысяч БТР — 1381 ACV-3000, 468 «Кипри», 2813 М113, 1550 М59. Все эти машины собственного производства, кроме старых американских М113 и М59. Кроме того, на вооружении турецкой жандармерии состоят 323 российских БТР-60ПБ и 535 БТР-80, а также 25 немецких «Кондоров».

На вооружении имеется 1267 САУ, 1932 буксируемых орудия, около 10 тысяч минометов. Почти вся артиллерия — американского производства (причем очень устаревшая), кроме выпускаемых в самой Турции по южнокорейской лицензии 240 САУ Т-155 и 225 гаубиц «Пантера» (обе - 155 мм). Значительное внимание уделяется реактивной артиллерии. Имеются 12 американских РСЗО MLRS (227 мм), 80 РСЗО Т-300 «Касигра» (новейшие китайские WS-1) (302 мм), 24 собственных буксируемых RA7040 (70 мм), 130 Т-122 «Сакарья» (советская БМ-21 на турецком шасси), более 100 Т-107 (старые китайские Туре 63) (107 мм).

На вооружении состоят 365 американских ПТРК «Тоу» (в том числе самоходные - 173 М901, 48 ACV), 80 российских «Корнетов» и 268 советских «Малюток», 186 старых немецких «Кобра», 340 новых шведских «Эриксов», 392 старых французских «Миланов».

В войсковой ПВО имеется 150 ЗРК «Атылган» (восемь «Стингеров» на М113) и 88 «Зипкин» (четыре «Стингера» на «Лендровере»), 789 американских ПЗРК «Ред Ай» и 146 «Стингер», 262 крайне устаревших американских ЗСУ М42 «Дастер» (40 мм), более 1,7 тысячи зенитных орудий.

Основу ударной мощи армейской авиации составляют боевые вертолеты — 6 новейших собственных Т-129 (созданы на основе итальянского А-129), 39 американских АН-1 «Кобра» (22 Р, 5 S, 12 W). Имеется также до 400 многоцелевых и транспортных вертолетов и более 100 легких самолетов.

ВВС Турции включают четыре командования. Все боевые самолеты входят в состав двух тактических авиационных командований, транспортные — в состав Командования штаба ВВС, учебные — в состав Учебного авиационного командования.

Основу боевой мощи ВВС составляют 239 американских истребителей F-16 (180 C, 59 учебно-боевых D), большая часть из которых произведена по лицензии в самой Турции. Остаются на вооружении старые американские истребители — 48 F-4E (еще от 10 до 80 на хранении), 23 F-5 (15 NF-5A, 8 NF-5B; еще от трех до 41 F-5А, до 13 F-5B, до 8 NF-5А, до шести NF-5В могут быть на хранении), а также созданные на их основе разведчики — 18 RF-4Е (еще до 18 на хранении; также на хранении находятся от семи до 14 RF-5). Кроме того, на хранении находятся от 15 до 164 крайне устаревших американских F-104 и до 29 учебно-боевых TF-104.

На вооружении турецких ВВС состоят 2 самолета ДРЛО Боинг-737 (будет еще 2), семь заправщиков 7 KC-135R, 95 транспортных самолетов, 186 учебных самолетов, 42 вертолета.

Наземная ПВО имеет в своем составе устаревший американский ЗРК большой дальности «Найк Геркулес» (92 ПУ), восемь батарей (48 ПУ) ЗРК «Усовершенствованный Хок», 86 английских ЗРК «Рапира», 32 ЗРК «Атылган», 108 ПЗРК «Стингер».

На военно-воздушной базе (ВВБ) Инджирлик хранятся 70 ядерных авиабомб В-61 (50 для ВВС США, 20 для ВВС Турции).

ВМС Турции имеют на вооружении 14 немецких ПЛ — восемь новейших пр. 209/1400 «Превезе» (4 Т1, 4 Т2), шесть относительно новых пр. 209/1200 «Атылай».

Основу надводного флота составляют 22 фрегата — восемь типа «Газиантеп» (американские типа «Оливер Перри»), четыре типа «Явуз» (немецкие типа МЕКО2000TN) и четыре типа «Барбарос» (МЕКО2000TN-II), шесть типа «Бурак» (французские типа «Д’Эстьен Д’Ор»). Кроме того, выведены из состава ВМС и находятся в отстое семь американских фрегатов типа «Нокс».

Имеется 13 новейших корветов собственной постройки — два типа «Ада», 11 типа «Тузла».

Все ракетные катера — немецкой постройки либо местной по немецким проектам — девять типа «Кылыч», десять типа FPB57 (два типа «Йылдыз», четыре типа «Рузгар» и четыре типа «Доган», незначительно отличаются по составу оборудования), восемь старых типа «Картал». Имеется 17 сторожевых катеров в ВМС и до 80 малых патрульных катеров в Береговой гвардии.

В составе ВМС имеется 19 тральщиков. Десантные силы включают ТДК «Эртугрул» (американский типа «Терребон Периш»), два собственных ТДК типа «Саруджабей» и ТДК «Осман Гази», 23 десантных катера.

Морская авиация имеет в своем составе десять испанских базовых патрульных самолетов CN-235М, девять транспортных самолетов, 24 противолодочных вертолета S-70В, 29 многоцелевых и транспортных вертолетов.

Морская пехота включает одну бригаду, а также морской спецназ - 9-й отряд SAT (боевые пловцы-диверсанты), 5-й отряд SAS (противодиверсионные боевые пловцы).

Иностранных войск на территории Турции нет, хотя ВВС США регулярно используют в своих целях ВВБ Инджирлик и Диярбакыр.

С кем готовы воевать турки и греки?

В целом вооруженные силы Греции и Турции примерно равны по качеству вооружения и техники, при этом на стороне турок — количественное превосходство, хотя и не подавляющее. Турецкие военнослужащие, в отличие от греческих, имеют боевой опыт, правда, не в классической, а в противопартизанской войне. Уровень мотивации примерно одинаков, поскольку обе армии комплектуются по призыву.

Из войны за Кипр в июле 1974 года какие-либо выводы сделать сложно, ибо она была давно и продолжалась всего три дня. Единственным после окончания этой войны реальным боевым столкновением турецких и греческих ВС стал воздушный бой 8 октября 1996 года. Шесть турецких истребителей (4 F-4, 2 F-16) вторглись в греческое воздушное пространство над Эгейским морем. На их перехват были подняты два греческих «Миража-2000EG». Такие эпизоды происходят регулярно (десятками в год) и без последствий, но в тот раз кто-то чего-то недопонял и дело дошло до взаимных пусков ракет. Несмотря на численное превосходство турок, бой выиграли греки, сбившие 1 F-16D, причем один из двух турецких пилотов погиб.

Дело изо всех сил замяли, поэтому о данном инциденте до сих пор почти никто не знает. А в мае 2006 года во время схожего инцидента греческий и турецкий F-16 доманеврировались до того, что столкнулись. Оба самолета разбились, греческий летчик погиб.

Разумеется, вероятность большой войны между Грецией и Турцией пока невелика, но все же не пренебрежимо мала. Впрочем, потенциальными противниками Турции являются почти все страны, с которыми она граничит (в этом плане с ней может сравниться разве что Китай). Поэтому, хотя ее военный потенциал сравнительно велик и продолжает расти, но амбициям Анкары он на самом деле не соответствует.

В каком направлении двинется Турция в ближайшем будущем и каковы будут последствия этого движения — один из самых интересных вопросов современной геополитики.

 (Опубликовано 13 января 2016 г.)

ladno.ru

ТУРЕЦКОЕ ВТОРЖЕНИЕ НА КИПР

 

 

 

Этот пост я предназначаю благосклонному вниманию Дмитрия Ридигера и всех блогеров, которым он покажется интересным. Турецкое вторжение на Кипр произошло в 1974 году, в последние дни правления в Греции хунты «черных полковников», и стало в большой степени реакцией на бездеятельность США и Великобритании, выступавших гарантами ранее заключенного соглашения о разделе полномочий между общинами. Однако более правдоподобным выглядит расхожее в Греции мнение, что кипрские события произошли по американскому сценарию раздела острова (см. план Ачесона).

 

История событий

Война

Танк Т-34-85, использовавшийся в ходе войны греками-киприотами и захваченный турецкой армией.

В 1964 и 1967 годах уже наблюдались вспышки межэтнической розни между турками и греками, и обстановка на острове оставалась достаточно напряженной. В июле 1974 при поддержке греческой хунты президент Кипра архиепископ Макариос был отстранён от власти, а контроль над островом перешёл к группе радикалов, возглавляемых Никосом Сампсоном, представителем греческой подпольной организации EOKA-B, выступавшей за присоединение Кипра к Греции (энозис), известной своим экстремизмом и антитурецкой активностью в прошлом. Несмотря на заверения нового руководства в лояльности по отношению к турецкому населению острова, в качестве ответной меры 20 июля 1974 года Турция отправила на остров свою армию (операция «Атилла»). Турция обосновала свои действия Договором о гарантиях независимости Кипра 1960 года, согласно которому гарантами независимости выступали Греция, Турция и Великобритания. В действительности план раздела острова Турция вынашивала давно, но высадке в 1964 г. препятсвовала находившаяся на острове негласно греческая дивизия и вмешательство США, с целью избежать военного столкновения между союзниками. Одной из первых акций греческой хунты был отзыв дивизии в 1968 г. Турецкая высадка стала только вопросом времени, отстранение Макариоса взяла на себя греческая хунта. Переворот был нужен для придания легитимности турецкой интервенции. Высадка и этническая чистка произведенная турецкими войсками привели к де факто разделу острова на две части, населенные турками и греками соответственно, и, уже во вторую очередь, к реставрации правительства Макариоса. Хотя турки воспользовались именно остранением Макариоса для своей интервенции, после высадки они перестали признавать его президентом Кипра.

Остров Кипр в результате оказался разделённым на Север, контролируемый турками-киприотами а в действительности Турцией, и Юг, контролируемый греками-киприотами. Европейский суд по правам человека признал Турцию ответственной за нарушения прав греков-киприотов, вынужденных покинуть свои дома и земли на севере Кипра (дело Loizidou v. Turkey (англ.)).

Последствия

Линию, разделяющую остров на два сектора, охраняет контингент Вооружённых сил ООН по поддержанию мира на Кипре (ВСООНК, англ. UNICYP). Осенью 2004 Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан рекомендовал Совету Безопасности продлить мандат этих сил, но сократить на треть численность их военного компонента — с 1230 до 860, укрепив при этом политический и гражданский компоненты миссии. Интересно, что в отличие от других зон длительного пребывания миротворцев ООН, таких как Кашмир или Синай, вдоль линии разграничения в течение всего периода присутствия миссии почти не наблюдаются боевые контакты между сторонами конфликта. Но на этой линии был в упор расстрелян турками в 2003 году, в присутствии миротворцев, безоружный Соломос Солому попытавшийся сорвать турецкий флаг.

В 1983 году турецкий сектор провозгласил себя Турецкой Республикой Северного Кипра, однако это государство признала только Турция. Согласно международному праву, Республика Кипр сохраняет суверенитет над всей территорией, входившей в её состав до 1974 года. Республика Кипр вошла в Европейский Союз в 2004 году, и ЕС также признаёт её суверенитет над всей территорией, считая что север острова находится временно вне контроля законного правительства.

Переговоры об объединении острова идут с момента высадки турецких войск на Кипре, но без видимых результатов. Последнее предложение по решению проблемы было провалено на референдуме, который прошёл на острове под эгидой ООН 26 апреля 2004. Против этого проголосовали 75 % греков-киприотов, считая что план предусматривает не объединение острова, а признание результатов интервенции и оккупации. В отличие от турок-киприотов, большинство из которых поддержали план, подготовленный британской дипломатией и получивший имя Генерального секретаря ООН Кофи Аннан, причём в референдуме участвовали не только турки-киприоты, но и переехавшие на Кипр переселенцы из Турции. По мнению греческих властей Республики Кипр, число последних уже превышает численность турок-киприотов в три раза.

Определенные надежды на прогресс в области переговоров связываются с победой на президентских выборах 2008 года Димитриса Христофиаса, сторонника активизации усилий по достижению компромисса.

Дополнения

  • В 2004 Кипр вступил в Европейский союз. Фактически членом ЕС является лишь греческая часть острова. После вступления отмечена массовая подача этническими турками документов на оформление кипрских паспортов.
  • Ночью с 8 на 9 марта 2007 года, неожиданно для всего мирового сообщества, небольшая часть стены, разделявшая две части кипрской столицы Никосии на греческую и турецкую части, была демонтирована.
  • С 1 января 2008 года на Кипре введены в обращение денежные знаки Евро.

 

ЕЩЕ ОДНО ИЗЛОЖЕНИЕ ТЕХ ЖЕ СОБЫТИЙ.НО УЖЕ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ВОЕННОГО И ГОРАЗДО ПОДРОБНЕЙ.

 

ухудшение ситуации произошло с приходом к власти в Греции в 1967 военной хунты. Военная диктатура фактически взяла курс на захват Кипра и опиралась в этом на крайних греческих националистов. В ноябре 1967 силы генерала Гриваса атаковали две турецкие деревни на острове. В ответ Турция предъявила Греции ультиматум с требованием вывести греческие войска с Кипра, и обе страны вновь оказались на пороге войны. Положение несколько смягчилось только в начале 1968. Генерал Гривас был отозван с Кипра, а контингенты греческих и турецких войск на острове сокращены до размеров, предусмотренных соглашением 1959.

В политическом плане фактический раздел Кипра нарастал. Греки-киприоты провели в феврале 1968 новые президентские выборы, на которых Макариос III собрал 96% голосов. Турки-киприоты образовали в декабре 1967 официальную «Временную турецкую администрацию», объявив о непризнании всех законов, изданных в Республике Кипр с конца 1963. В то же время шли межобщинные переговоры, стороны согласовали такие меры как будущее возвращение турецких представителей в государственные органы в соответствии с численностью населения, отмена права вето и т.д. По многим принципиальным вопросам сохранялись разногласия: греко-киприотская сторона настаивала на едином государстве, турецкая община склонялась к федерации.

                        Наметившийся осторожный прогресс был сорван в результате действий греческой военной хунты и ее сторонников на Кипре, образовавших тайную организацию ЭОКА–2 во главе с нелегально вернувшимся на остров Гривасом. Антикоммунистический режим в Афинах с подозрением относился к деловым отношениям архиепископа с Москвой и поддержке, которую он получил от киприотской коммунистической партии насчитывавшей  40000 членов. Хунта называла его "Красным", и опасалась, что он предоставит кипрские порты для базирования советского флота. В конце весны начале лета кампания направленная на дискредитацию Макариоса была усилена. Кипрские епископы заявили о смещении Макариоса III с поста архиепископа, а военное правительство Греции потребовало от Республики Кипр изменить состав правительства. Однако Макариос продолжал проводить прежний независимый курс и отвечал репрессиями на действия крайних националистов. После того, как правительство Кипра 2 июля потребовало от Греции отозвать с острова 650 греческих офицеров назначенных в киприотскую Национальную гвардию (CNG), 15 июля кипрская реакция при поддержке более 900 человек греческого военного контингента подняла мятеж против законного президента архиепископа Макариоса, последнему удалось бежать из страны с помощью британских военных. Мятежники захватили аэропорт, радиостанцию, президентский дворец и ряд других правительственных учреждений в Никозии. Начались кровопролитные бои с верными правительству силами безопасности, полицией и отрядами добровольцев. Власть узурпировал крайне правый политический деятель Никос Сампсон. Основные силы заговорщиков составила национальная гвардия в составе 11 тыс. человек, которой командовали греческие офицеры. Кроме того, на стороне мятежников выступили: дислоцирующийся на острове греческий полк (950 человек), переброшенные накануне из Греции транспортной авиацией несколько подразделений, а также террористические группы подпольной организации ЭОКА-2. Турецкое правительство потребовало, чтобы Греция не поддерживала мятежников, отозвала  всех греческих офицеров с острова и уважала независимость Кипра. Греческая хунта начала изворачиваться. Началась гражданская война.

                      Мятеж на Кипре впрямую затрагивал интересы СССР. Советское посольство в Никозие является самым большим в этой части Средиземного моря, численность его персонала была больше  чем в любом из советских посольств в Каире, Тегеране и Бейруте. Сложный коммуникационный центр связывал кипрское посольство с Москвой и советским средиземноморским флотом, а  так же  с двумя советскими разведывательными судами, которые контролировали радио-переговоры у израильского побережья. И в случае закрепления у власти антикоммуниста Никоса Сампсона  пришлось бы сокращать численность посольства и сворачивать большую часть его деятельности.  Пятая эскадра Советского ВМФ почти сразу оказалась втянутой в ход кризиса. 15 июля  в 11.00 на штабной корабль – крейсер «Жданов» пришла срочная телеграмма от начальника разведки ЧФ с сообщением о военном перевороте на Кипре. Со ссылкой на телеграфные агентства он сообщил, что национальными гвардейцами  убит президент архиепископ Макариос. Затем посыпались телеграммы от Разведуправления  ВМФ с подробностями о событиях на Кипре. Командующим эскадрой в тот момент был начальник штаба эскадры Александр Петрович Ушаков, так как командир эскадры убыл в отпуск. Поступило распоряжение начальника Главного штаба ВМФ: КУГ № 1 в составе РКР «Грозный» и БПК «Красный Кавказ» срочно сняться с якорей и занять линию дозора западнее Кипра; ЭМ «Пламенному»  стать на бочку № 03 в непосредственной близости от острова на юге; тральщику «Контр-адмирал Першин» - в точку № 55 севернее Кипра; КПУГ-2 в составе БПК «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Макаров» из 64-й точки перейти в восточную 12-ю; РЭК «Абакан» из района п. Пирей перейти к Кипру с целью перехвата радиопереговоров, в том числе и на УКВ. К концу дня ситуация на Кипре оставалась сложной, но по сообщениям из Будапешта президент Макариос остался жив и обратился по радио с заявлением поддержать законное правительство. В 22.30 на крейсере «Жданов» были собраны офицеры штаба и политотдела они были подробно проинформированы о событиях на Кипре. Оперативная группа приступила к подготовке боевых распоряжений. И в 24.00 корабли уже снялись с якорей для их выполнения. Были даны рекомендации по заправке кораблей в новой обстановке. Телеграммы были направлены на танкеры «Ленинград», «Десна», «Красноводск».                 

                     Американцы также осуществили наращивание своих сил в районе Кипра. 15 июля сразу  после удачного переворота на Кипре, авианосцу «Америка» (America) CV 66 который находился в испанском порту Рота ожидая смены после шестимесячного пребывания в Средиземном море, было приказано увеличить Шестой флот вместо того, чтобы возвратиться в США. Туда же спешил  из США авианосец «Индепенденс» (Independence) CV 62, шедший на смену «Америке». Кроме того, к Кипру из Ионического моря пришел и авианосец «Форрестол» (Forrestol) CV 59 со своими кораблями охранения.  

                     17 июля  президент Макариос и премьер-министр Турции прибывают в Лондон, где имеют встречи с  Премьер-министром и Министром иностранных дел Великобритании.  Так как Греция и Турция являлись союзниками по блоку НАТО, то дипломатические ведомства западных стран пытались удержать враждующие стороны от столкновений, но из этого ничего не вышло. Великобритания и США не желали вмешиваться в конфликт. Когда 17 июля Турция потребовала от британцев, используя военную силу подавить мятеж вместе с ними, согласно Соглашению относительно гарантии мирного урегулирования 1960 года, они отказались это делать. Тем не менее, британское правительство обещало турецкому премьер-министру предпринять меры для препятствия грекам посылать помощь Кипру. В 22.15 16 июля 1974 в район конфликта вышел британский авианосец  «Гермес» (Hermes) R12 с отрядом морских пехотинцев (41 Commando Group). Передовая группа коммандос высадилась в Ларнаке в 16.00 20 июля 1974. Единице давали задачу обеспечения ESBA и принятия беженцев. Теперь согласно различным картам в недавно выпущенных файлах HMS «Hermes» известно что он был не единственным британским военным судном в районе  Кипра во время турецкого вторжения, но одним  из немногих которые фактически держали Кипр 'под осадой'. Позиции некоторых других были известны только правительствам Соединенных Штатов и Великобритании.   

                    17 июля сообщения в печати говорят о массивном турецком военном наращивании.  НАТО заявило о широкой поддержке избранного президента Макариоса и территориальной целостности острова Кипр. 19 июля президент Макариос прибывший 18 июля в Нью-Йорк в Совете Безопасности ООН заявил, что успешный переворот был организован греческим Военным Режимом. Под предлогом защиты интересов кипрских турок  Турция решила одним ударом разрешить старую проблему контроля над островом.  

 

Турция

Греция

Численность личного состава ВС

455000

160000

Подготовленные резервы

800000

215000

Танки (М47 и М48)

1400

650

Боевые самолеты

288

225

Боевые корабли (примерно)

300

80

       подводные лодки

15

7

       эсминцы

13

11

       боевые катера

25

16

                    Как видно Турция по всем данным превосходила Грецию. К этому следует добавить, что в мае 1973г. офицерский корпус ВМС Греции подвергся репрессиям после обвинений в попытках выступить против режима «черных полковников». Были арестованы по меньшей мере 1 командир эсминца, 6 командиров ПЛ и 7 командиров торпедных катеров. Кроме того, несколько офицеров бежали в Италию и попросили там политическое убежище, в том числе командир ЭМ «Велос» Николаос Паапс, тральщика «Федра» Константин Костакис.

 

                    Активные боевые действия  велись с 20 по 23 июля. Хронология противостояния турок и греков.

 

                                                                Пятница 19 июля 1974г.

                     В 13.00  четыре (по другим данным три)  греческих субмарины германской постройки типа 209/1100 получили приказ выйти к острову Родос. К концу дня «Nereus», «Proteus», «Triton», и «Glavkos» в надводном положении пришли к острову Родос.

                      В 17.00 отдан приказ о начале турецкого вторжения. Полчаса спустя, британское телевидение показывает отход турецкого флота к Кипру.  Турецкий флот вторжения вышел из турецкого порта Мерсин. Он включал в себя  23 десантных судна - 1 LST, 2 LSM, 20 LCU, несущие приблизительно 3 000 солдат из состава 6-го полка морской пехоты и 50-го пехотного полка. Десантные суда сопровождали 5 эсминцев (в том числе D-351 «Maresal Favzi Cakmak», D-353 «Adatepe», D-354 «Kocatepe», D-355 «Tinaztepe») и  2 фрегата.  На переходе ночью отряд вторжения был обнаружен советским тральщиком «Контр-адмирал Першин» (к-л Малышев).

                     В 21.15 наблюдательный пост кипрской национальной гвардии на мысе Андреас сообщает об обнаружении группы из  6 судов  идущих из Мерсина. Движение судов повторно обнаружено в 21.40, 8-10 судов двигались от порта Мерсин к порту Кирения. В 20:30 двум кипрским торпедным катерам «T-1» и «T-3» приказывают быть готовыми к бою.

 

                                                                Суббота 20 июля 1974г.

                     На рассвете 20 июля после длинного и опасного полета турецкие вертолеты UH-1  высадили  отряды 1-ой и 2-ой бригад десантников  около Кирения. Их поддержали самолеты ВВС Турции которые в числе прочих нанесли удар по Никозийскому международного аэропорту где уничтожили несколько лайнеров. Кроме того, в 6.07 в районе Никозии с транспортных самолетов «C-130» и «C-47» были высажены турецкие десантники. Всего в течение дня на остров было переброшено до 6 тысяч турецких солдат с вооружением.

                     В 01.30 11 турецких судов обнаружены недалеко от Кинерия, в 04.30 они находились в 10-12 милях от побережья Кипра.

                     В 02.00 шесть турецких судов были обнаружены в районе порта Фамагуста. Позже их определят  как шесть гражданских торговых судов, сопровождаемых небольшим отрядом прикрытия, посланные турками для отвлечения внимания от основного места высадки десанта.  Весь район Эгейского моря был объявлен турецкими военными властями зоной военных действий.

                     Утром в районе порта Кирения произошел первый морской бой. В 05.00 два кипрских торпедных катера «T-1» и «T-3» вышли из порта Кирения чтобы встретить турецкий флот (катера были с изношенными механизмами, и могли развивать максимальную скорость до 30-31уз., против изначальных 50 уз.). В 05.15 турецкие самолеты  потопили «T-1», а в 05.23 и «T-3» был также потоплен орудийным огнем двух турецких эсминцев и огнем с самолета. Девять из десяти членов экипажа «T-3» погибли. Остальные катера, базировавшиеся в Богази в боевых действиях участия не принимают. Два из них, оставленные при отступлении неповрежденными в Богази, впоследствии были захвачены турецкими войсками и ныне экспонируются в Истамбуле в музее.

                     В 05.25 турецкие самолеты перед высадкой десанта в районе Киренея бомбили позиции 3-го тактического полка и 252 батальона пехоты.

                     В 06.30 турецкие "водолазы" посылаются к Pentemili, чтобы исследовать подходы на наличие морских мин, но ни одной не найдено.

                     В 07.00 3 греческие субмарины получают приказ погрузиться, после известия о начале турецкого вторжения на Кипр. В 07.15 в Афинах сформирован  Военный Совет, на нем выдвинута идея о союзе с Кипром, как метод остановить турецкое вторжение. Об этом не объявляли, но переговоры о  проекте шли.

                     В 08.00 провалилась попытка высадки турецкого десанта  Glykiotisa, около деревни Тембос (Tembos). Пять десантных судов LCU's с 600 солдатами на них не смогли десантироваться и перешли к Pentemili. В 08.30 в Pentemili, первое десантное судно достигает берега. Турецкие десантники высадились на побережье в двух пунктах на северном побережье Кипра - “Pladini” и “Karaoglanoglu” - приблизительно на расстоянии десять километров. Морским десантом командовал генерал Сулеиман Тункер (Suleyman Tuncer). Десантники почти не встретили сопротивления и десантирование было закончено в течение трех часов: произошел только бой с двумя джипами которые уничтожили через час. В 09.30 кипрская артиллерия начинает обстреливать турецких солдат высадившихся на берег. Турецкие силы понесли серьезные потери, часть из них в результате «дружественного огня» с эсминцев, которые поддерживают десант.  

                   Турецкое вторжение в Кипр было полной неожиданностью не только для греческого правительства, но также и для вооруженных сил - многие военнослужащие были в летнем отпуске. Поэтому время было потеряно и общая мобилизация была объявлена только после полудня 20 июля, по ней призыву подлежали граждане до 40 лет рядового и до 50 лет офицерского состава. Началась концентрация войск на Греко-турецкой границе в районе Александруполиса, а также в портах Пирей и Салоники для формирования десантов. Греческое правительство официально заявило, что в случае продолжения турками боевых действий на Кипре через 48 часов объявит войну Турции.

                  В 09.30 греческое десантное судно L-172 «Lesbos» с 450 солдатами  греческой Армии Кипра было приблизительно на расстоянии в 50 миль от Кипра, оно везло солдат для замены находящихся на острове. Днем в 17.00 оно  достигло порта Пафос и высадив солдат открыло огонь по позициям турок-киприотов. Турецкое командование полагало, что это было первым признаком большего греческого военно-морского вторжения и направило туда три эсминца из состава главных сил вторжения, чтобы провести разведку. Но «Lesbos» в 18.00 оставил Пафос и отошел на  юг к Египту. Также в ответ на турецкие десантные действия, в 15.00  греческим субмаринам «Glavkos» и «Nereus» приказали начать патрулирование в Эгейском море между Турцией и Кипром, «Triton» получил приказ патрулировать около Родоса, а  «Proteus» в районе между Смирной (Smyrna) и проливом Дарданеллы.

                  В  17.00 новый отряд из 1400 турецких парашютистов десантированы на остров, в районе между Kioneli и Agyrta. К 18.00 оправившись от первого турецкого удара, греки начинают первое из наступлений на турецкие силы. Но  превосходство турецких ВВС позволило туркам нанести серьезные потери бронетанковым силам греков-киприотов, но огнем противника были сбиты 3 истребителя.

                  20 июля Совет Безопасности ООН в своей резолюции единодушно призывает к перемирию сторон и выводу всего иностранного военного персонала, а также начала  переговоров.

                  20 июля два самолета ВМС США F-4J взлетевшие с авианосца «Forrestol» осуществили перехват двух греческих истребителей F-5As у острова Милос и заставила их вернуться на свою базу. Обе стороны ограничились учебными атаками, так как не имели разрешения стрелять.

                  Советское правительство с первых дней конфликта выступило на стороне законного правительства Кипра, высказываясь сначала  против путчистов, а потом и против оккупации острова, и его раздела. Но американцы постарались дискредитировать советскую позицию опубликовав на страницах «Нью-Йорк таймс» целый ряд статей в которых утверждалось о том что еще до начала конфликта Советский Союз, высказал осторожное одобрение турецких действий. Должностные лица Департамента Министерства обороны США сообщили, что 19 июля,  Советский Союз повысил боевую готовность в  семи десантных подразделениях. Некоторые американские должностные лица утверждали, что Москва пробовала демонстрировать свою поддержку Турции, если та осуществит военное  вмешательство  в  отношении Кипра. Согласно хорошо информированным должностным лицам, были признаки, что Советский Союз предложил правительству Анкары, что оно могло рассчитывать на советскую поддержку. Вслед за американцами, 20 июля агентство Франс Пресс сообщило что в связи с обострением военно-политической обстановки в восточной части Средиземного моря приведены в боевую готовность десантные войска в количестве 50 тысяч человек, а во второй половине дня 20 июля и все вооруженные силы Советского Союза, и советские войска готовы высадиться на Кипре. На это ТАСС заявил, что данное сообщение является вымыслом, и вооруженные силы СССР находятся в обычном состоянии. Однако все было не так просто, по некоторым данным  готовность ряда частей вооруженных сил СССР действительно повышалась, Болградская ВДД  была поднята по боёвой тревоге (тоже видимо было и с другими дивизиями ВДВ). Но это скорей была предохранительная мера, направленная  на случай резкой эскалации конфликта во Фракии на материковой части, где обе стороны привели в готовность свои войска, и где война могла затронуть союзника СССР по Варшавскому договору – Болгарию. Фактически Советский Союз старался по возможности дистанцироваться от конфликта, поскольку победа ни одной из сторон ничего нам не давала. Греция тоже пыталась использовать советскую силу в своих планах. Руководство Греции в лице премьер-министра оставшись без гарантий поддержки со стороны  Великобритании и США опасаясь дальнейшего турецкого наступления попыталось заручиться поддержкой со стороны СССР. Клеридес (Klerides) старшее греческое должностное лицо  заявлял, что единственная гарантия независимости Кипра – привлечение Советского Союза. По его словам, СССР никогда не разрешали бы туркам постоянно занимать Кипр и грекам конце концов, вероятно, придется положиться на них, чтобы остаться там. Но действительность разрушила планы греков. Клеридес (Klerides) встретился с советским обозревателем, Виктор Менин (Victor Menin), и спросил, могла ли бы Греция получить советскую помощь, если Турция продолжит военные действия. Менин заявил, что не будет никакого одностороннего действия русских военных. Его правительство, как заявил, Менин достигло  соглашения с США, исключающими одностороннее военное вмешательство любой стороны. Госсекретарь США и Советник Национальной безопасности Генри Киссинджер 20 июля на пресс-конференции в Сан-Клементе, сообщил, что он вошел в контакт с советскими представителями и достиг "понимания", чтобы предотвратить одностороннее действия Советского Союза.

                  Так получилось что советские корабли первыми узнали о начале вторжения. МТЩ «Контр-адмирал Першин» (к-л Малышев) обнаружив турецкие силы вторжения, не только вовремя известил командование эскадры, но и продолжил наблюдение за ними, несмотря на высокий риск. Начальник политотдела 5-й эскадры П.Р.Дубягин вспоминает: «Самая ответственная задача легла на плечи тральщика «Першин», которому было приказано следить за перемещением турецких кораблей и самолетов в северной части о. Кипр, что он с честью выполнил, практически находясь в непосредственной близости от боевых порядков турок, в 130 кабельтовых от берега. Он наблюдал, как корабли ОКОП (отряд кораблей огневой поддержки) турок начали обстрел берега, а затем корабли с десантом вошли в бухту порта Киренея и начал высадку десанта. На тральщике слышали перестрелку, объявили боевую тревогу. А вообще надо признать, положение нашего тральщика было очень щекотливое – любой греческий самолет мог его спутать с турками и обстрелять ракетами». Та же опасность исходила и с турецкой стороны, П.Р.Дубягин вспоминает: «Командир тщм «Першин» донес, что два турецких эсминца полным ходом устремились к нему. Он на всякий случай отдал им положенные приветствия. Видимо, убедившись, что тральщик советский, турки прошли от него в непосредственной близости, не предприняв никаких враждебных действий».

                  Рано утром, едва стало известно о вторжении, командующий А.П.Ушаков связался с Москвой, и контр-адмирал П.В.Корецкий передал ему  распоряжение министра обороны и главкома ВМФ перевести эскадру в повышенную готовность. На корабли эскадры передали сигнал «Мудрец» и объявили боевую тревогу. В район конфликта начали стягиваться корабли. Крейсер «Жданов» и СКР «Куница»  находящиеся на  точке № 12 в территориальных водах Египта, без согласования с египетскими властями снялись с якорей и покинули территориальные воды АРЕ. Встретились с подошедшими с запада БПК «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Макаров»  и взяли курс на северо-восток для соединения с КУГ № 1 на линии дозора западнее Кипра. Опасаясь вмешательства западных стран, главком приказал эскадре организовать тщательное наблюдение за  кораблями ВМС США, Великобритании, Греции и Турции. Выполняя приказ, командир эскадры распорядился: ЭМ «Напористый» организовать слежение за авианосцем  «Форрестол» и одновременно наблюдать за вертолетоносцем «Инчхон», а эсминцу «Пламенный» наблюдать за английским авианосцем «Гермес». Проливы Касос, Карпатос и севернее о.Родос были перекрыты вспомогательными судами с задачей наблюдения за передвижением боевых кораблей. Капитаны о замеченном должны были докладывать на КП эскадры немедленно о увиденном, кроме того они были предупреждены о строгом соблюдении международного морского права. Оперативное соединение получило задачу держаться на линии дозора в готовности к нанесению ударов по АУГ, командование поручено капитану 1 ранга Н.И.Рябинскому.

 

                                                                            Воскресенье 21 июля 1974г.

                  На Кипре  продолжаются серьезные бои. В 02.30 кипрские радарные станции засекли, что 8 судов движутся от порта Мерсин к Кирения.

                  В 13.00 греческие  субмарины «Glavkos» и «Nereus» по приказу приблизились к Кипру, они находились в 90 милях к западу от Пафоса. Также греческое десантное судно «Rithemno» (в других публикациях его называют «Rethymnos») вышло  из Греции на Кипр. Она несло 573-ий пехотный батальон и приблизительно 550 киприотских добровольцев. Но ему в конце дня  приказали прекратить движение к Кипру и идти  к острову Родос.

                  Днем, три турецких эсминца «Adatepe», «Kocatepe», и «Tinaztepe» посланные к Пафосу чтобы разведать где высадились греческие войска пришли в тот район. Зная, что их передачи контролируются турками, греческие офицеры разведки в Пафосе передали сообщение, в котором якобы благодарили подошедшие греческие военно-морские силы за своевременное прибытие. Обман сработал, перехватив сообщение, турецкие ВВС нанесли бомбовый удар по эсминцам. В 14.35 турецкие самолеты обнаружили эти 3 эсминца в 10 километрах к западу от Пафоса и атаковали их. В налете участвовали  28 F-100D Super Sabers, каждый нес две 750-фунтовых бомбы, и шестнадцать F-104G Starfighters, каждый из которых нес по одной  750-фунтовой бомбе. Самолеты легко нашли цели и немедленно их атаковали, не обращая внимание на большие турецкие флаги на судах. Так как греческий флот также имел в своем составе аналогичные эсминцы переданные из ВМС США возможность их идентификации была затруднена, а флаги приняты за уловку греков. Все три эсминца были поражены бомбами в течение десяти минут авиационного налета. В 14.45 эсминец «Kocatepe» в результате попадания бомбы в хранилище боеприпасов затонул. 80 членов команды «Kocatepe» погибли сразу, только 42 моряка  были позже спасены израильским торговым судном, которое доставило их в Хайфу. Другие два эсминца, получив серьезные повреждения, покинули район боевых действий, и ушли в Мерсин для ремонта. Во время налета эсминцы вели заградительный огонь  и по некоторым сведениям подбили один из F-104 (некоторые сообщения говорят, что были повреждены  два, или три самолета). Турция  постаралась скрыть факт этого «дружественного огня», и заявила о крупной победе над греческим флотом, это сообщение подхватили все информационные агентства, в том числе и советские, правда выплыла на следующие сутки с турецкими моряками, спасенными израильским судном.

                  Во второй день боевых действий все наши корабли находились на  ходу в своих боевых позициях, но возникла проблема с заправкой кораблей. Было решено перекачать топливо на «Десну» с танкера «Ленинград», после чего послать его срочно в Севастополь для бункеровки, и по ее завершении, ему срочно возвращаться. Основной отряд в целях экономии топлива снизил ход до 8 узлов, оставив в действии минимум котлов. Из Москвы получили распоряжение подготовить ЭМ «Пламенный» и «СДК-82» для эвакуации 250 советских граждан с Кипра из залива Ларнака, быть готовыми передать продукты для 70 человек на 10 суток для нашего посольства.

                  Флоты западных стран продолжали стягиваться в район конфликта. Флагманский корабль 6-го флота США, крейсер УРО «Литтл Рок» (Little Rock CLG 4) по сообщению разведки ЧФ вышел из порта Гаэта (Италия) и на скорости 22 узла идет к Кипру.

                  Активные воздушные удары турецкой авиации стали причиной беспокойства о безопасности иностранных подданных. На острове проживало 17 тысяч британских граждан, кроме того, в момент конфликта там отдыхали, по крайней мере, 6000 туристов, и еще на острове находился контингент ООН составлявший 2188 человек. Часть из них оказалась в районе, где велись бои, по этому было решено провести их эвакуацию в первую очередь из Никозии.  21 июля в 12:00 Турция соглашается на британское требование остановить воздушную бомбардировку Никозии на 2 часа, чтобы позволить иностранным подданным покинуть город. Под эскортом сил ООН и британских военнослужащих, кустарный конвой из более чем 500 частных автомобилей, грузовиков эвакуировал приблизительно 4500 иностранных подданных из осажденной столицы на британскую базу в Ларнака, откуда большая часть из них была эвакуирована самолетами «Геркулес».

Великобритания обязалась помогать подданным других европейских стран, так же как и американцам в эвакуации с острова, часть британских подданных и отдыхающих направилась к Кирении, надеясь эвакуироваться морским путем. Турецкие танки уже были в городе, и британцам пришлось вести с турками переговоры об их эвакуации. Большие толпы эвакуируемых собрались на берегу. Первым к Кирения для осуществления эвакуации пришел с Мальты британский фрегат «Andromeda» (F57), за ним подошли другие корабли (фрегаты «Argonaut» F56, «Brighton» F106), при этом они  преследовались турецкими кораблями. После этого британские власти связались с турецким премьер-министром Бюлентом Эджевитом и заявили о провокационном поведении турецкого флота, Эджевит признал, что турецкий флот имел распоряжение держать Королевский флот в десяти километрах от береговой линии. Британцы предупредили его, что они будут считать Турцию ответственной, за любые инциденты. Турецкий премьер-министр Эджевит стремился избежать любых действий, которые, вели к вооруженному столкновению с Силами Организации Объединенных Наций или с Великобританией. На этом конфликтная ситуация была исчерпана, и 22 июля в 9.15 утра началась эвакуация иностранных подданных с пляжа. Катерами их доставляли на британские корабли, в том числе - ракетный эсминец  «Devonshir» (D-02), фрегат «Andromeda» (F57), а вертолетами HU-5s их эвакуировали на  британский авианосец «Гермес». Турецкие корабли с расстояния, только наблюдали за эвакуацией и не вмешивались. Были эвакуированы 1630 человек.

 

                                                                            Понедельник 22 июля 1974г.

                  В это время греки решили напрямую вмешаться, ночью 21-22 июля  354-ая эскадрилья самолётов типа Noratlas, осуществила операцию по перевозке греческих десантников с острова Крит на остров – Кипр. Несмотря на ветхость самолётов и на неблагоприятные условия полёта, 12 из 18 самолётов участвующих в миссию «НИКИ» («ПОБЕДА») совершили посадку на аэродром Никозии. Был сбит самолёт Noratlas, вследствие чего погибли 4 члена экипажа и 27 десантников – парашютистов. Но особой роли эта операция не сыграла.

                  Турецкое морские пехотинцы все еще останавливалось на береговом плацдарме. Утром в 03.30 второй турецкий десантный отряд появился в 10 километрах от побережья в районе Кирении. Его миссия – завоевание порта Кирения и слияние позиций  берегового плацдарма с анклавом турок-киприотов Agyrta-Lefkosia до начала перемирия. В 10.00 начинается высадка десанта, основа его состояла из 28-ой пехотного полка имевшего в своем составе большое количество танков  M47 и M48. Силы греков-киприотов и греческих частей были неспособны сдержать этот новый отряд вторжения. В 11.00 турецкие эсминцы обстреляли греческие позиции к югу от Ag Georgios чтобы сломить сопротивление. В то же самое время попытка турецких десантных судов непосредственно войти в гавань Кирения закончилась неудачей.

                  Днем произошел первый воздушный  бой между ВВС Греции и Турции в Эгейском море, по греческим данным ими был сбит турецкий истребитель, а второй лишившись топлива сам потерпел аварию, турки отрицают эти данные и говорят что самолет разбился при взлете.

                  В 15.00 2 греческих субмарины еще направлены к Кипру.

                  В 16.00 в соответствии с резолюцией ООН № 353, вступило в силу положение о временном прекращении огня. Армия Кипра прекращает огонь. Турки игнорируют его, пока не будут  достигнуты их стратегические цели. В 17.00 турецкие силы наконец связали свой  береговой плацдарм  с анклавом Agyrta-Lefkosia. Турецкие эсминцы и самолет продолжают бомбардировать греческие позиции около Кирения до сумерек. К концу дня турецкие силы оценивались британцами в 10 000 солдат, 44 танка и 88 вертолетов.                       

                  22 июля израильское радио сообщило, что  турецкий эсминец «Kocatepe» американской постройки типа «Gearing» переданными Турции американцами в начале 70-х был потоплен в результате ошибочного бомбового удара  турецких ВВС. Генштаб Турции подтвердил эту информацию только 25 июля. После этого командование эскадры приняло решение отодвинуть позицию тральщика «Контр-адмирал Першин» ведущего наблюдение за турецкими силами значительно мористее. ЭМ «Пламенный» догоняя авианосец «Гермес», северо-восточнее Фамагусты в открытом море обнаружил трех людей на воде, державшихся за борта полузатонувшей шлюпки. Как оказалось, турки-киприоты бежали от греков, которые уничтожили их селение три дня назад, в море они были трое суток, шлюпка прохудилась, четвертый их товарищ утонул. Их подняли на борт, обсушили, накормили. Главком приказал пересадить их на первый попавшийся турецкий корабль.

                  Американцы много говорили о том, что на острове несколько тысяч американских граждан и они направляют авианосец и вертолетоносец к Кипру исключительно для эвакуации граждан. Корабли прибыли, заняли выгодные боевые позиции но эвакуацию начали только 22 июля с британской базы Ларнака, 466 гражданских лиц из них 384 американских граждан были эвакуированы вертолетами CH-46 и CH-53 6-го флота на  десантный корабль «Coronado» (LPD-11). Вторая группа была эвакуирована  24 июля на вертолетоносец ВМС США «Inchon» и на десантный корабль «Trenton» (LPD 14) причем последний принял 286 человек. Прикрытие вертолетов обеспечивали истребители F-4 Фантом с авианосца «Forrestol».

 

                  Во вторник 23 июля под нажимом мировой общественности активные боевые действия прекращены, объявлено перемирие. В полдень 23 июля семь греческих истребителей F-4E летели к Кипру, но их движение было обнаружено военными кораблями ВМС США, США немедленно надавили на Афины, и миссия греков была прервана, они вернулись на базы. Этот конфликт, помимо военных, имел значительные политические результаты. Провал мятежа на Кипре привел к дискредитации греческой военной хунты, и вечером 23 июля она уступила власть гражданским лицам,  правительство возглавил бывший премьер-министр Константин Караманлис, вернувшийся из эмиграции. Одновременно велись переговоры в Женеве между Великобританией, Грецией и Турцией при участии СССР и США. Однако эта попытка решить кипрский вопрос в рамках НАТО провалилась из-за требований турецкой стороны выделить 34% территории острова для создания государства турок-киприотов.

                  24 июля была проведена эвакуация советских людей с Кипра. В ранних публикациях это был центральный эпизод участия советских кораблей в «кипрском конфликте», описывался он примерно так. Решительно действовали наши моряки  когда потребовалось экстренно вывести из страны группу советских дипломатов и их семьи, торговых представителей, а также некоторое число туристов. Для этого в порт Лимасол стремительно вошел большой противолодочный корабль "Адмирал Нахимов", а поддерживал и прикрывал его другой БПК "Адмирал Макаров". Ни один самолет без опознавательных и с опознавательными знаками не посмел приблизиться или атаковать наши корабли.  (Алексишин В. «Записки флагманского штурмана».; ж. «Тайфун» № 2 1998г. стр27.)  Но фактически все было не так, П.Р.Дубягин вспоминает: «Целый день занимались эвакуацией советских граждан с Кипра. Для этой цели выделены бпк «Адмирал Нахимов», СДК-82 и теплоход ММФ «Башкирия». Сложность задачи заключалась в том, что наши люди попали на английский танкер «Олна». Как и почему это произошло, никто толком не знал, и где этот танкер – тоже. В общем, как на войне. Из ГШ ВМФ предложили запросить об этом английский вертолетоносец «Гермес» или другой английский военный корабль, в любом случае разыскать «Олну» и пересадить советских граждан. Дополнительно подключили бпк «Красный Кавказ», которому удалось связаться с английским сторожевым кораблем «Андромеда». Офицер связи с английского скр сказал, что наши люди высажены на английской ВМБ, и передал карту п. Лимасол, куда в конце концов зашла «Башкирия», предварительно высадив на СДК-82 тринадцать киприотов-коммунистов, где-то ею подобранных ранее. Заходить с ними в порт было нельзя.

    «Башкирия» погрузила советских граждан, через англичан передала продукты питания для советского посольства и вышла в море. А вот обратно пересадить кипрских коммунистов не предсталялось возможным из-за  погоды; бпк «Адмирал Нахимов», СДК-82 и «Башкирия» пошли на восток искать погоду для пересадки людей.

       Английский офицер связи, передавая карту и сведения  о местонахождении наших граждан, вручил старпому бпк «Красный Кавказ» бутылку виски и эмблему своего корабля в качестве сувенира, на что в ответ получил бутылку водки и матрешку. Прецедент, да еще какой! Нам было строго запрещено входить в какие-либо контакты с натовцами, тем более принимать от них подарки. А что нам оставалось делать, если сам главком приказал установить связь с англичанами?

          Под утро СДК-82 удалось пересадить киприотов на теплоход «Башкирия», и она с пассажирами на борту взяла курс в Эгейское море, а затем в Одессу». Хотя БПК  в готовности  к высадке десанта находились. Десантный взвод на «Адмирале Макарове» возглавлял и со всей серьезностью тренировал комбат 4-й батареи (МЗА) старший лейтенант Глуховеря Александр Петрович, на которого мгновенно родилась эпиграмма: "Нет страшней на Кипре зверя, чем десантник Глуховеря". В тот же день по  распоряжению ГШ ВМФ, трех турок-киприотов, спасенных ЭМ «Пламенный», пересадили на «СДК-82» и он совершил переход в залив Мармарис и там передал их на турецкий военный катер. Турецкий  офицер поблагодарил наших моряков за спасение соотечественников.

                  В конце июля ситуация на Кипре стабилизировалась, но турки продолжают переброску своих сил на остров, их численность была доведена до 25 тысяч человек и 200 единиц бронетехники. По приказу главкома корабли не участвующие  в слежении за авианосцами было разрешено отвести на якоря в точки № 5 у Крита и № 15. Корабли отряда в составе КРУ «Жданов», БПК «Адмирал Нахимов», «Адмирал Макаров», ЭМ «Пламенный», СКР «Куница», МТЩ «Контр-адмирал Першин», танкер «Грозный», «МБ-130» и РФС «Лама» лежали в дрейфе у острова Куфониси. Министр обороны Маршал Советского Союза А.А.Гречко прислал на имя командования эскадры телеграмму с благодарностью за умелые действия во время конфликта

                  Но не стоит думать что корабли просто стояли на якорях без дела. Работа была всегда. Так поступила информация что греки на острове Родос готовят десант для высадки на Кипр. И хотя это было сомнительно, учитывая смену руководства в Греции, ГШ ВМФ приказал кораблям эскадры провести разведку. Получив приказ СКР «Куница» обошел остров по часовой стрелке, а МТЩ «Контр-адмирал Першин» (к-л Малышев) - против часовой. Они осмотрели все бухты, и убедились что там нет никаких приготовлений для высадки десанта.

                  5 августа в 22.50 главком прислал телеграмму, что министр обороны перевел 5-ю эскадру в повседневную готовность. Соединения американцев и англичан тоже возвращались к мирной жизни. Еще 28 июля после прихода в Средиземное море авианосца «Индепенденс», авианосец «Америка» отправился в США.  До 6 августа  корабли 6-го флота оставались в высоком состоянии боевой готовности в этом районе, поскольку ситуация оставалась напряженной на острове. Но потом американцы и англичане начали отвод своих кораблей из района Кипра. АУГ с авианосцем «Форрестол» двинулось на запад, видимо зайдет в Неаполь. Вертолетоносец «Инчхон» тоже направился к итальянским берегам. Английский авианосец «Гермес» - на Мальту. АУГ с пришедшим в Средиземное море авианосцем «Индепенденс» занимался боевой подготовкой южнее острова Кипр.

                  Начавшаяся 10 августа в Женеве вторая конференция по Кипру между греками и турками окончилась безрезультатно, и 14 августа бои возобновились, в 8.00 турки начали бомбить кипрскую столицу, международный аэропорт. С моря обстреляли Фамагусту и начали наступление с плацдарма в Кирения по дороге на Никозию и далее на Фамагусту. Турки двигались быстро, не встречая большого сопротивления. Они захватили международный аэродром под Никозией, и через два дня войска Турции вышли на предлагаемую ранее турецким правительством границу раздела Кипра (линия "Аттила"). Одновременно они установили контроль над портами Фамагуста, Богаз, Морфу и другими. 14 августа Греция заявила, что выходит из НАТО. 17 августа правительство Кипра заявило, что турецкие войска заняли до 40% всей территории острова. 18 августа  огонь между враждующими сторонами был прекращен.

                  Эскадра вновь пришла в движение, планировавшиеся к возвращению с Севастополь СКР «Пантера» и «СКР-77» оставлены на месте, а пришедший из Севастополя РКР «Грозный» с кораблями охранения был переведен в точку № 15. Но на этот раз повышенной готовности не вводили.

                  Не успели затихнуть бои, как ситуация вновь обострилась. 19 августа в Никозии начались выступления населения обвиняющее американцев что они виноваты в ситуации на острове, у посольства США морские пехотинцы для разгона демонстрантов применили гранаты со слезоточивым газом, из толпы в ответ был убит американский посол Девис. 19 августа 6-й флот США вновь устремился в восточную часть Средиземного моря. Штаб эскадры организовал слежение за всеми группами, ЭМ «Напористый» за авианосцем «Индепенденс», БПК «Красный Кавказ» за авианосцем «Форрестол», ЭМ «Пламенный» за вертолетоносцем «Инчхон». Практически три/четверти 6-го флота во главе с флагманским кораблем «Литтл Рок» маневрировала севернее о.Крит. Эскадра передвинула свои крейсера с кораблями охранения в тот же район. Государственный секретарь Генри Киссинджер на пресс-конференции заявил, что США не могут предъявить претензии кипрскому правительству за убийство посла. Так продолжалось до 2 сентября, после чего последние корабли 6-го флота вновь приступили к своим повседневным задачам.

                  В итоге 40 тысяч турецких военнослужащих осуществили захват и оккупацию 40 процентов территории острова. Оккупанты изгнали более 200 тысяч греков-киприотов из принадлежащих им жилищ на севере страны, еще более тысячи по сей день, считаются пропавшими без вести. 13.02.1975 года руководство турецкой общины на острове Кипр в одностороннем порядке провозгласило обособленное турецкое государственное образование в северной части острова. Таким образом, страна фактически была разделена на 2 части. С тех пор прошло 30 лет, но все многочисленные попытки решить кипрскую проблему не дали никаких результатов. Напротив, на оккупированной территории появилось самопровозглашенное марионеточное государственное образование - так называемая Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК)

s30556663155.mirtesen.ru

Греко-турецкие отношения Википедия

Греко-турецкие отношения на протяжении истории сопровождаются взаимной враждой и непродолжительными периодами примирения начиная с времени, когда Греция получила независимость в 1821 году от Османской империи. С тех пор две страны столкнулись друг с другом в четырёх крупных войнах: в греко-турецкой войне 1897 года, Первой Балканской войне (1912—1913 года), Первой мировой войне и греко-турецкой войне 1919—1922 годов. Протяжённость государственной границы между странами составляет 192 км.[1]

Дипломатические миссии[ | ]

Период Османской империи[ | ]

Греческое государство обрело свою независимость от Османской империи в ходе национально-освободительной войны 1821—1829 годов. Её границы были признаны в 1832 году: территория в пределах материковой Греции от города Арта до Волоса, а также остров Эвбея, Кикладские острова в Эгейском море. Остальная территория, на которой жили греки, включая острова Крит, Кипр, другие острова Эгейского моря, области Эпир, Фессалия, Македония и Фракия оставались под властью Турции. Кроме того, около 1 миллиона греков жили на территории, которая сейчас относится к Турции — Эгейский регион вокруг Измира и область Понта на берегу Чёрного моря.

Греческие политики XIX века стремились включить все территории, на которых исторически проживали греки, в греческое государство, созданное по образцу Византийской империи; столицей государства они видели Стамбул, или на греческий манер — Константинополь. Эта концепция известна как Великая идея. Турки закономерно чрезвычайно враждебно относились к подобным греческим планам. Хотя великие державы рассматривали Османскую империю как «больного человека Европы», они не могли дать согласие и решить однозначно вопрос раздела её земель. Вокруг этого вопроса велись интриги, которые постепенно сокращали владения империи, но одновременно сдерживали её окончательный крах. Такая политика способствовала ещё большему обострению отношений между Грецией и Османской империей.

На протяжении Крымской войны (1854—1856 годы) Великобритания и Франция боролись в союзе с Османской империей против Российской империи. Греция поддержала партизанские действия на османской территории (см. Греция в годы Крымской войны). В период русско-турецкой войны 1877—1878 годов греки были готовы присоединиться к войне с целью территориальных приобретений, но под давлением западных держав не могли эффективно участвовать в конфликте. Однако по решению Берлинского конгресса в 1881 году к территории Греции присоединилась Фессалия и часть Эпира.

В 1897 году восстание на Крите привело к началу греко-турецкой войны. Греческая армия была все ещё не подготовлена и не могла выбить османские войска из их укреплений вдоль северной границы, и после османских контратак война завершилась унизительным поражением для Греции, обернулась территориальными потерями, хотя и незначительными, а Крит провозгласил независимость под протекторатом Великих держав[2].

После завершения Младотурецкой революции и захвата младотурками власти в Османской империи в 1908 году администрация победителей взяла курс на укрепление государства. Как результат, положение христианских меньшинств в империи ещё более ухудшилось. Балканские войны стали прямым следствием растущего напряжения в регионе. После их завершения Греция, которая воевала в союзе с Болгарией и Сербией, вернула себе Крит, ряд островов, области Фессалия, Эпир и Македония с городом Салоники.

Первая мировая и вторая греко-турецкая войны[ | ]

Греция вступила в Первую мировую войну в 1917 году. Греция хотела вернуть себе Константинополь (ныне Стамбул) и Смирну (ныне Измир) при политической поддержке Великобритании и Франции, которые также обещали Греции вернуть Кипр. Хотя на протяжении войны было мало прямых боевых действий между греками и турками, в 1918 году начался распад Османской империи. В 1920 году, по итогам Севрского мирного договора, Греция получила Восточную Фракию и территорию около 17,000 км ² в Западной Анатолии вокруг Смирны. Это соглашение было подписано Османским правительством, но так и не вступило в силу, так как оно не было ратифицировано парламентом.

15 мая 1919 года Греция по мандату Антанты заняла Смирну, а Мустафа Кемаль-паша (позднее Ататюрк), который стал лидером турецкой оппозиции Севрскому договору, высадился в Самсуне 19 мая 1919 года. Этот день считается началом турецкой войны за независимость, первая цель которой заключалась в создании организованного национального движения против оккупационных сил основном «великих держав» — Великобритании, Франции, а также Италии и Греции. Мустафа Кемаль создал независимое правительство в Анкаре и призвал патриотов к борьбе, чтобы не допустить вступления в силу Севрского договора.

Турецкая армия заняла Измир 9 сентября 1922 года, таким образом одержав победу в войне. Греческое население Смирны и Анатолии подверглось массовому истреблению (Резня в Смирне). Греческая армия и администрация оставила Анатолию. Конец войне положило Муданийское перемирие от 11 октября 1922 года. На смену Севрскому договору пришел Лозаннский мирный договор 1923, по которому устанавливались новые границы Турции и был осуществлен насильственный греко-турецкий обмен населением. В результате последнего около полумиллиона греков в новой Турции автоматически стали беженцами, равно как полумиллиона мусульман должны были покинуть Грецию и перебраться в Турцию. Обмен не касался только населения Стамбула и островов Имброс и Тенедос.

Из-за неудачного исхода войны и значительных людских потерь, в греческой историографии события после Первой мировой войны именуются Малоазийской катастрофой. Обе армии — и турецкая в отношении православных греков, и греческая в отношении населения в оккупации — совершали военные преступления. Вместе с тем Греция обвиняет Турцию в целенаправленных действиях по уничтожению греков — геноциде понтийских греков, который осуществлялся младотурками на протяжении 1914 — 1923 годов против греков исторического Понта. Число жертв геноцида по разным оценкам составляет от 350 000 до 1 700 000 человек[3][4][5][6][7][8][9].

Межвоенный период[ | ]

Послевоенные лидеры государств Мустафа Кемаль и Элефтериос Венизелос, после нескольких лет переговоров, установили наконец в 1930 году дипломатические отношения между Грецией и Турцией. Венизелос посетил с официальным визитом Стамбул и Анкару. Греция отказалась от всех своих претензий на территории, которые теперь входили в состав Турции. За этим последовало подписание Балканского пакта в 1934 году, по которому в союз вступали Греция, Турция, Королевство Югославия и Румыния. Соглашение предусматривало оказание взаимной помощи и сотрудничество. Обе страны признали, что они желают мира, в связи с этим участились двусторонние встречи. Венизелос и Ататюрк даже были номинированы на получение Нобелевской премии мира.

В 1941 году Турция стала первой страной, которая направила гуманитарную помощь Греции после оккупации Афин странами Оси. Президент Турции Исмет Инёню подписал решение об оказании помощи народу, против которого он боролся девятнадцать лет назад. Продукты собирала организация Турецкого Красного Полумесяца, и они отправлялись из порта Стамбула в Грецию.

В то же время Турция подписала договор о дружбе и сотрудничестве с нацистской Германией в июне 1941 года[10]. В 1942 Турция ввела специальный налог на имущество, которым обложила всех не-турок — греков, армян, евреев — и который привёл и без того немногочисленные общины этнических греков в Турции к экономическому коллапсу.

С началом «холодной войны» наметился курс на сближение двух стран с 1953 года, когда Греция, Турция и Югославия подписали новый Балканский пакт[en] о взаимной обороне против Советского Союза[11].

Стамбульский погром[ | ]

Несмотря на сближение обеих стран, и Греция, и Турция пытались уменьшить взаимное экономическое влияние. Турецкие власти в частности вели целенаправленную политику по сокращению экономического присутствия греков в Турции. В сентябре 1955 года состоялся так называемый стамбульский погром, направленный против греческого меньшинства в Стамбуле. Конфликт был вызван искусственно распространяемыми слухами, что якобы дом в Салониках, в котором жил Мустафа Кемаль Ататюрк, разрушен греческими террористами.

Разбойные нападения на греков длились 9 часов. В результате 13 из 16 греков были убиты в результате насилия — линчевания или поджога. Среди жертв были два священника. Многочисленные греки были серьёзно ранены, десятки греческих девушек изнасилованы. Более тысячи греческих домов, школ, церквей, гостиниц сожжены. Оценки ущерба разнятся в различных источниках. По данным турецкого правительства, ущерб составил около 69 500 000 турецких лир, согласно британским источникам, около 100 млн фунтов стерлингов. Стамбульский погром стал причиной массовой иммиграции этнических греков, которые были исключены из обмена населением 1923 года. Собственно он привел к исчезновению греческого меньшинства в Турции. По данным переписи 1924 года в Турции проживало около 200 000 греков, по состоянию на 2008 год турецких граждан греческого происхождения насчитывается от 3 до 4 тысяч человек[12], в то время как, по данным Human Rights Watch, на 2005 год их было не более 2, 5 тысяч[13].

Кипрский кризис и турецкое вторжение[ | ]

Основным раздражителем греко-турецких отношений после 1950-х годов стал Кипр. К тому времени остров находился под протекторатом Великобритании, греческое население острова насчитывало 82 % от общей численности населения. Также большая часть греков-киприотов желала воссоединения с Грецией. По этому поводу уже в 1930-х годах проводились акции гражданского неповиновения, однако правительство Греции, находясь в зависимости от Великобритании, ни разу не поддержало соотечественников.

Кипрский вопрос возник снова, когда греки-киприоты во главе с архиепископом Макариосом III заключили союз с Грецией, а народно-освободительное движение ЭОКА поставило своей целью освобождение от британского колониального господства и взять курс на союз с Грецией. Наконец премьер-министр Греции Александрос Папагос вынес Кипрский вопрос на рассмотрение ООН. Между тем в 1955 состоялся стамбульский погром, в ответ на который Греция прекратила дипломатические отношения с Турцией, и таким образом распался союз, установленный Балканским пактом 1953 года.

В 1960 году вынесено компромиссное решение по Кипру: остров был провозглашен независимым. Греческие и турецкие войска высадились на острове, чтобы защитить свои области. Премьер-министр Греции Константинос Караманлис был главным идеологом плана, приведшего к немедленному улучшению отношений с Турцией, особенно после того, как Аднан Мендерес был отстранен от власти в Турции.

На протяжении 1963—1964 года на острове возникали новые беспорядки. 30 декабря 1963 года архиепископ Макарий III предложил 13 конституционных поправок, которые позволили бы нормальное функционирование Кипра. Однако Турция заняла бескомпромиссную позицию против сближения Кипра и Греции и фактически сделала войну неизбежной. В августе 1964 года турецкие самолеты бомбили греческие отряды на подступах к селу Эренкой, оккупированного на Кипре турками. Вследствие конфликта греческое меньшинство в Турции претерпело новый кризис, многие греки бежали из страны, звучали даже угрозы выгнать Вселенского патриарха из Константинополя. В конце концов вмешательство ООН привело к другому компромиссному решению.

Опасность Кипрского конфликта была несколько ослаблена либеральным греческим правительством Георгиоса Папандреу, но в апреле 1967 года в Греции произошел военный государственный переворот, к власти пришла хунта «черных полковников». Внешняя политика хунты была неуклюжей, периодически возникали новые конфликты с Турцией. Одновременно Турция справедливо подозревала, что греческий режим планировал переворот на Кипре для объединения государства с Грецией.

15 июля 1974 года на Кипре произошел государственный переворот при поддержке греческой военной хунты. Президент Макариос был отстранен от власти и был вынужден бежать в Лондон, к власти пришла националистическая группа ЭОКА, выступавшая за союз с Грецией. Президентом назначен Никос Сампсон, бывший член ЭОКА.

В таких условиях Турция вторглась на остров 20 июля 1974 года, пользуясь положениями Цюрихско-Лондонских соглашений, якобы для восстановления предыдущего законного режима в республике, который существовал до переворота. Высадка турецких войск состоялась в городе Кирения. Это вторжение превратилось в постоянную оккупацию северной части острова, а именно 37 % от общей его площади. Греки-киприоты были изгнаны.

Война между Грецией и Турцией вновь стала непреходящей, однако очередной переворот Сампсона потерпел неудачу, а архиепископ Макариос III вернулся в страну и занял президентский пост. Военная хунта черных полковников после неудачи на Кипре оказалась беспомощной, и 24 июля страна вернулась к демократии. Однако непоправимый вред греко-турецким отношениям был нанесен, а Турецкая Республика Северного Кипра по сей день остается признанной только Турцией, мировое сообщество считает эту территорию оккупированной Турцией[14].

Эгейский спор[ | ]

Дважды — в 1987 году и в начале 1996 года — спор вокруг вопросов относительно суверенитета и сопряжённых с ним прав в акватории Эгейского моря и воздушного пространства над ним приводил к кризисным ситуациям, близким к началу военных действий между двумя государствами.

С 1999 года[ | ]

Попытки сближения, получившие название Давосского процесса, были осуществлены ещё в 1988 году премьер-министрами А. Папандреу и Т. Озалом. Толчком к значительному потеплению отношений явилась т. н. дипломатия землетрясений во второй половине 1999 года, когда обе страны (прежде всего Измит в Турции и вскоре после того Афины в Греции) сильно пострадали вследствие сильных землетрясений (Измитское землетрясение): спонтанная волна обоюдного сочувствия способствовала улучшению отношений между государствами, что удивило многих иностранных наблюдателей.

Ежегодный экспорт Греции в Турцию с 2001 года по 2011 год увеличился почти в 10 раз: с 266 млн долларов до 2569 млн долларов[15].

Георгиос Папандреу, министр иностранных дел (с 2009 года), а затем и премьер-министр Греции до ноября 2011 г., достиг значительного прогресса в улучшении отношений, в результате переговоров с министром иностранных дел Турции Исмаилом Джемом, а затем премьер-министром Турции Реджепом Эрдоганом, в частности вследствие политики правительства Греции по поддержке европейской перспективы Турции. Тем не менее, опросы, проведенные в 2005 году, показали, что только 25 % греков считали, Турция должна войти в Европейский Союз[16].

В 2010 году премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган с несколькими министрами посетил с официальным визитом Афины[17]. Проведенные переговоры, по мнению аналитиков, стали проявлением определенного потепления в отношениях между государствами[18], а глава МИД Турции Ахмет Давутоглу заявил, что турецкое правительство работает над созданием «атмосферы психологических перемен» в отношениях между двумя странами[19][20].

Между тем, по данным греческой полиции, в 2010 году значительно возросла доля турецких нелегальных иммигрантов, число их арестов в частности в приграничном номе Эврос выросло на 371,94 % по сравнению с 2009 годом[21]. В октябре 2010 года Министерство гражданской защиты Греции обратилось с просьбой к ЕС на пограничный патруль для охраны греко-турецкой границы от нелегальных мигрантов. 2 ноября 2010 года отряд из 175 специалистов Frontex[22] разместился в городе Орестиас вблизи греко-турецкой границы.

В ноябре 2010 года Wikileaks опубликовал доклад посла США в Анкаре Джеймса Джеффри[23], который утверждает, что Турция планирует спровоцировать военный кризис, чтобы вторгнуться в Эврос[24]. США подтвердили подготовку такой атаки в 2003 году, но против плана выступил турецкий генерал Доган[25][26].

Дальнейшим толчком к потеплению отношений стало назначение в июне 2012 года министром иностранных дел Д. Аврамопулос, известного поборника греко-турецкой дружбы и хорошо знакомого с премьером Турции Р. Эрдоганом.[27]

Примечания[ | ]

  1. ↑ The World Factbook
  2. ↑ Encyclopaedia Britannica Online: Greco-Turkish Wars, accessed 18.07.2009
  3. ↑ United Nations document E/CN.4/1998/NGO/24 (page 3) acknowledging receipt of a letter by the «International League for the Rights and Liberation of Peoples» titled «A people in continued exodus» (i.e., Pontian Greeks) and putting the letter into internal circulation (Dated 1998-02-24)If above link doesn’t work, search United Nations documents for «A people in continued exodus»
  4. ↑ Peterson, Merrill D. (2004). Starving Armenians: America and the Armenian Genocide, 1915—1930 and After, Charlottesville: University of Virginia Press
  5. ↑ Valavanis, G.K. (1925). Contemporary General History of Pontus (Σύγχρονος Γενική Ιστορία του Πόντου), Athens, p.24.
  6. ↑ Hatzidimitriou, Constantine G., American Accounts Documenting the Destruction of Smyrna by the Kemalist Turkish Forces: September 1922, New Rochelle, New York: Caratzas, 2005, p. 2.
  7. ↑ Bierstadt, Edward Hale (1924). The Great Betrayal; A Survey of the Near East Problem, New York: R. M. McBride & Co.
  8. ↑ «Turks Proclaim Banishment Edict to 1,000,000 Greeks», The New York Times, 2 December 1922, p.1.
  9. ↑ Greek Genocide 1914-23 (недоступная ссылка)
  10. ↑ Jewish Virtual Library
  11. ↑ David R. Stone, «The Balkan Pact and American Policy, 1950—1955,» East European Quarterly 28.3 (September 1994), pp. 393—407.
  12. ↑ Foreign Ministry: 89,000 minorities live in Turkey, Today's Zaman (15 декабря 2008). Архивировано 1 мая 2010 года. Проверено 15 декабря 2008.
  13. ↑ «From „Denying Human Rights and Ethnic Identity“ series of Human Rights Watch» — Human Rights Watch, 2 July 2006.
  14. ↑ According to the United Nations Security Council Resolutions 550 and 541. Un.org. Проверено 27 марта 2009. Архивировано 31 августа 2012 года.
  15. ↑ Калугин П. Е. Современное стратегическое сотрудничество Российской Федерации с Турцией в сфере энергетики. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Иркутск, 2014. — С. 168. Режим доступа: http://isu.ru/ru/science/boards/dissert/dissert.html?id=5
  16. ↑ BBC Analysis: EU views on Turkish bid
  17. ↑ Премьер-министр Турции прилетел в Афины
  18. ↑ Анкара и Афины идут навстречу друг другу — euronews
  19. ↑ Визит премьер-министра Турции в Грецию оценивается как исторический
  20. ↑ Анкара поддержит курс на урегулирование кипрской проблемы
  21. ↑ Police data on illegal migrants — ana-mpa
  22. ↑ Frontex: "Greece Point of Entry for 90 % of Illegal EU Crossings in 2nd Quarter of 2010″
  23. ↑ Leaked cables reveal close US interest in Turkish coup plans
  24. ↑ Текст документа: «The plan, which has been denied by both the military and retired General Dogan, involved false-flag bombing of mosques and efforts to provoke a military crisis with Greece in order to create the conditions for a military intervention.»
  25. ↑ Και «πόλεμο» Ελλάδας — Τουρκίας «είδε» το WikiLeaks!
  26. ↑ ΔΕΙΤΕ: Αφορά σε επεισόδιο στον Έβρο
  27. ↑ Greek FM Turkish PM’s friend Hürriyet, 23 June 2012.

Ссылки[ | ]

852.ru-wiki.ru

Конфликт России с Турцией воодушевил Грецию, но огорчил Абхазию

Реакция на конфликт соседей Турции, среди которых гораздо больше врагов, чем друзей, принципиально различна. Греки злорадствуют, абхазы опечалены, армяне ведут военные приготовления, а вот азербайджанцы притихли. Это несмотря на то, что сложившаяся ситуация дает именно им шанс получить некоторые выгоды.

Вполне ожидаемо на российско-турецкий кризис отреагировали в Греции, которая уже не одно десятилетие втянута в противостояние с восточным соседом на земле и на море – вокруг нескольких спорных островов в Эгейском море. Количество воздушных боев разной степени интенсивности вокруг необитаемого архипелага с говорящим названием Антропофаги уже давно перевалило за тысячу в год. Есть потери с обеих сторон – и существенные. Есть даже специфические памятные даты, посвященные памяти погибших летчиков и моряков.

Две самые крупные армии Балкан – турецкая и греческая – ведут полноценную охоту друг на друга, при этом безжизненные скалы, на которые даже морская пехота высадиться не может, лишь повод. Этому противостоянию сотни лет, повышается только технологический уровень армий и соотношение сторон. Помирить двух членов НАТО не способен никто, как бы кто ни ратовал за «конструктивный диалог» и «общеевропейские механизмы». Этим механизмам и так грош цена, европейским чиновникам, работающим в многоуровневой системе внешней политики ЕС, пора искать себе новое место работы, а уж вынудить Анкару отказаться от воздушного террора Греции они заведомо не в состоянии.

На официальном уровне из Афин никаких громких заявлений, разумеется, не последовало – дисциплина в НАТО поддерживается из Вашингтона палочными методами, и даже такое строптивое государство, как Греция, вынуждено соблюдать корпоративные правила. Но на бытовом уровне и в греческих СМИ на Турцию обрушилась волна даже не критики, а запредельной ненависти. Причем с явным оттенком злорадства типа «а мы ж вам говорили». Но Греция с ее затяжным экономическим кризисом не выйдет за рамки словесной перепалки просто потому, что никаких механизмов «ответки» у Афин нет. Купить у России С-300 (такие разговоры шли несколько лет назад, но случился дефолт) они не смогут, а какими-либо специфическими разведданными не располагают. Так что греческие и турецкие летчики и далее будут пенить море у Антропофаги, умножая каннибальский список этих островов.

Прогнозируемой была и реакция Армении. Мало кто помнит, что в период ожесточенных боев в Нагорном Карабахе между Сирией и Степанакертом функционировал воздушный мост, по которому в Карабах поступали продовольствие и, возможно, вооружение и подкрепление из числа сирийских и ливанских армян. Так что для Карабаха и сам конфликт в Сирии – не чужой, там близко к сердцу воспринимают судьбу армянского населения региона.

Не забылись и события февраля 1994 года, когда во время кровопролитных боев за Омарский перевал, закончившихся разгромом азербайджанской армейской группировки, турецкая 3-я полевая армия несколько раз имитировала наступление на Армению. Турки заводили танки и в развернутом строю двигались к армянской границе по направлению на Ереван и Гюмри. Но границу охраняли российские пограничники, что, возможно, и не позволило Турции атаковать. Еще раньше, в 1993 году, во время другого наступления карабахцев президент Турции Тургут Озал, по ряду данных, уже был готов отдать приказ атаковать Ереван, но сразу же после возвращения из Баку неожиданно скончался. Пошли слухи (источниками которых были в основном курды), что Озала отравили турецкие спецслужбы, поскольку он якобы был готов заключить мир с курдскими повстанцами. Вдове Озала только через 10 лет удалось добиться пересмотра дела о его смерти и эксгумации тела. Судмедэкспертиза в 2012 году обнаружила в останках президента целый букет всевозможных ядов: от ДДТ, полония и кадмия до таинственного америция и крайне редкого стрихнина-кератина. Следствие не закончено до сих пор.

Армения активно включилась в комплекс военных мероприятий, предпринятых Россией после атаки на бомбардировщик ВКС РФ. В частности, приведены в повышенную готовность российские системы С-300, расположенные на базах в Армении. При этом надо понимать, что это уже не чисто российское оружие, работа которого географически привязана к Армении: уже месяц как функционирует совместная система ПВО Армении и России под общим командованием, сопряженная к тому же со штабами и силами на Северном Кавказе. Армянские ПВО и ВВС включены в эту систему союзного управления напрямую, как и российские системы на территории РА. Эта конфигурация изначально создавалась как «антитурецкая», хотя формально такую боевую задачу никто не ставил. Просто Турция – член НАТО, а общая оборонительная система ПВО «имеет в виду» именно НАТО. Сейчас же, когда Анкара принялась играть на свой страх и риск, российско-армянское ПВО взяло под контроль Восточную Анатолию. Крупнейшие в регионе военно-воздушные базы НАТО – в Эрзуруме и Диярбакыре – по сути дела, парализованы. Конечно, турецкие ВВС полеты над своей территорией из-за этого не прекратят, но чувствовать себя будут неуютно.

При этом какого-либо обострения обстановки в самой зоне карабахского конфликта ожидать не стоит. Да, военный бюджет Азербайджана сейчас превышает весь бюджет Армении, но Баку не готов к возобновлению боевых действий: Азербайджан хотел бы получить гарантии того, что Россия будет хотя бы сохранять нейтралитет, а подобного не будет никогда. Единственным военным вариантом для Баку было бы проведение сверхбыстрой наступательной операции, но это просто невозможно, учитывая многолетние оборонительные приготовления сторон – одних только минных километров до четырех в обе стороны, какой тут блицкриг? Потому и в Ереване, и в Степанакерте не чувствуют необходимости ориентироваться на обстановку на карабахской линии противостояния, несмотря на то, что в последний год интенсивность локальных стычек там постоянно растет.

Другое дело, что Армения в силу зависимости от диаспоры с ее несколько отличным от ереванского взглядом на мир постоянно стремится проводить то, что она называет «взвешенным курсом». На деле это воплощается в постоянные переговоры с представителями НАТО о неких мифических «программах содействия». Но далее словесных комплиментов и обещаний светлого пути дело не заходит, и сейчас Ереван однозначно находится на стороне России. Вряд ли кто-то всерьез думает о крупномасштабной войне с Турцией, но сама обстановка располагает к ностальгии по Карсу и Ардагану и даже Киликии.

А вот у другого союзника России и также счастливого обладателя военной базы с С-300 и «Буками» – Абхазии – на несколько часов случился паралич сознания. Официально Абхазия однозначно осуждает действия Турции и поддерживает позицию Москвы. В то же время на бытовом уровне некоторая часть абхазского общества за последние два десятилетия оказалась слишком уж интегрирована в Турцию. На политическом уровне это выражается в постоянном братании с различными организациями черкесских диаспор, которые воспринимаются в Абхазии не только как этнокультурные собратья, но и как источник финансирования. С другой стороны, черкесские организации в Турции не пользуются поддержкой государства, поскольку сама идея турецкого государства отрицает наличие в нем каких-либо меньшинств. Именно так формулировал национальную идею Ататюрк, выдумав за раз турецкий народ, турецкое государство и турецкий язык. Для наполовину албанца, наполовину македонца, в правительстве которого не было ни одного этнического османа, подобное переформатирование сознания целого народа было единственным способом сохранить этот народ в принципе. Теперь же за все это расплачиваются потомки черкесов-мухаджиров, у которых с распадом СССР случился всплеск интереса к своим собратьям на Кавказе, и курды, которые просто не хотят быть турками, как завещал Ататюрк.

Некоторая часть политического класса Абхазии оказалась настолько вовлечена во взаимоотношения с Турцией, что перспектива ухудшения отношений между Анкарой и Москвой вплоть до полного разрыва их не на шутку испугала и шокировала. Через считаные часы после атаки на самолет стало понятно, что большой войны никто не хочет, но осадок остался. Помимо всего прочего, Стамбул уже много лет используется как площадка для всякого рода неформальных встреч на уровне НКО и так называемой народной дипломатии – туда ездят очень многие, несмотря на истерические предостережения органов безопасности. Наконец, долгое время Турция была чуть ли не единственным торговым партнером Абхазии, в том числе с намеком на контрабанду. В Сухуме турецкие предприниматели чувствуют себя совершенно свободно. По крайней мере, так было до прошлой недели. Надо понимать, что весь этот «кризис сознания» носил краткосрочный характер и быстро закончился. Патриотизм и ответственность все-таки перевесили местнические настроения, хотя некоторые сожаления все еще были высказаны. В конце концов, действительно, резкое ухудшение отношений со считавшейся дружественной страной достойно сожаления.

Из Баку не последовало ни звука, ни шороха. И это, похоже, принципиальная политическая позиция, если так можно выразиться. Некоторые осведомленные азербайджанские политологи уже заявили, что Азербайджан не имеет никакого отношения к происходящему – ни прямого, ни косвенного, следовательно, нет смысла вообще что-либо предпринимать или даже комментировать. С другой стороны, в кулуарах витает идея, что трагические события в российско-турецких отношениях – редкий шанс для Ильхама Алиева выступить если уж не в роли «посредника» напрямую (этого ему могут не позволить США), то хотя бы предоставить Баку для переговорной площадки. Для Алиева это действительно шанс хоть как-то перетянуть на себя внимание Москвы и «отвязать» Россию от дальнейшей военной интеграции с Арменией. Пока, однако, Баку выжидает, не желая влезать в схватку раньше того момента, когда в ней определится фаворит.

Между тем фаворит уже определился. Свойственное президенту Турции поведение разбушевавшегося дервиша прекрасно работает на европейскую аудиторию и частично на американскую. Когда Реджеп-бей буйствует – Брюссель затихает. Однако политическая грация грузового железнодорожного состава против России не срабатывает. И вот уже Эрдоган через неназванных посредников просит встречи с Путиным. Роль и личность посредника чрезвычайно важна, важно даже, какой регион он представляет. У Алиева множество конкурентов, и чем дольше медлит Баку, тем быстрее исчезает шанс улучшить свое стратегическое положение в регионе.

Евгений Крутиков

www.discred.ru

Эгейский конфликт Википедия

Эгейский вопрос[1] — комплекс взаимосвязанных спорных вопросов между Грецией и Турцией относительно суверенитета и смежных прав в акватории Эгейского моря и воздушного пространства над ним. Многочисленные конфликты, возникающие из-за нерешенности спорных вопросов 1970-х годов, в значительной мере повлияли на греко-турецкие отношения. Дважды — в 1987 году и в начале 1996 года — эгейский спор приводил к кризисным ситуациям, близким к вспышке военных действий между двумя государствами.

Основные спорные вопросы[ | ]

Весь спектр спорных вопросов, касающихся Эгейского региона, можно разделить на несколько категорий:

  • делимитация территориальных вод; обе стороны в настоящее время определяют их ширину как 6 морских миль (11 км). Греция претендует на право продлить её до 12 морских миль на основе международного права. Турция, которая уже расширила свои территориальные воды до 12 миль, отрицает это право, и угрожает Греции войной в случае односторонней попытки расширить полосу;
  • делимитация национального воздушного пространства — Греция утверждает, что в настоящее время контролирует 10 миль, а Турция только 6 миль;
  • делимитация исключительных экономических зон и зон экономической эксплуатации континентального шельфа;
  • делимитация районов полетной информации (FIR) — право Греции осуществлять военные учения в воздухе в рамках международной части Эгейского моря, чему препятствуют противоречивые толкования правил районов полетной информации (FIR), установленных ИКАО;
  • споры с уже демилитаризованным статусом, присвоенным некоторым из греческих островов в Эгейском море;
  • претензии Турции относительно так называемых «серых зон» неопределенного суверенитета над многочисленными незаселенными малыми островами, в первую очередь, статус острова Имиа/Кардак.

В 1998 обе страны были близки к преодолению напряженности через осуществление ряда дипломатических мероприятий. Следующим шагом, в частности, были действия Греции, направленные на облегчение вступления Турции в Европейский Союз. Однако и в 2010 году вопрос по-прежнему остаётся нерешенным.

Морские и воздушные зоны влияния[ | ]

Целая группа вопросов Эгейского спора касаются делимитации морских и воздушных зон влияния вокруг территорий обеих стран. Эти вопросы связаны с географическими и историческими особенностями собственно Эгейского моря и расположения стран в его бассейне. Хотя длина материковой береговой линии Греции и Турции, омываемых водами Эгейского моря примерно равная, все Эгейские острова, кроме Имброса и Тенедоса, принадлежат Греции. Вместе с тем ряд крупных островов (Лесбос, Хиос, Самос и острова архипелага Додеканес), принадлежащих Греции, расположены в непосредственной близости от материковых границ Турции. Это не позволяет Турции расширить ни морские, ни воздушные зоны влияния, поскольку они рассчитываются от ближайшей точки территории государства, также претендующего на это пространство. Любое возможное расширение этих зон обязательно в пропорциональном отношении принесёт больше выгоды Греции, чем Турции.

Согласно распространенному мнению, Турция обеспокоена тем, что Греция, возможно, пытается расширить свои зоны влияния в такой степени, чтобы превратить Эгейское море фактически в «Греческое озеро». Кроме того, Греция обеспокоена тем, что Турция может попытаться «занять половину Эгейского моря», то есть установить турецкую зону влияния до середины Эгейского моря, за пределами линии островов Лесбос, Хиос, Самос и островов Додеканес, превратив их таким образом в эксклавы, окруженные турецкими водами и, таким образом, отрезанные от основной части Греции[2].

Территориальные воды[ | ]

Территориальные воды дают прибрежному государству полный контроль аэронавигации в воздушном пространстве и частичный контроль над судоходством, хотя иностранным кораблям (и гражданским, и военным), как правило, гарантируется мирный проход через них. Стандартная ширина территориальных вод, на которую претендуют страны, неуклонно росла на протяжении 20-го века: от 3 морских миль (5,6 км) в начале века — до 6 морских миль (11 км) и сейчас 12 морских миль (22 км). Текущее значение закреплено в договорном праве согласно Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года (статья 3). В Эгейском море обе страны провозгласили территориальными водами полосу в 6 морских миль. Возможность расширения её до 12 миль вызвала озабоченность турецкой стороны по поводу возможного непропорционального увеличения пространства, контролируемого Грецией. Турция отказалась стать членом Конвенции и не считает себя связанным ею. Турция считает конвенцию res inter alios acta, то есть такой, которая бы должна была быть подписана между двумя сторонами спора. Кроме того, Греция присоединилась к Конвенции, заявив, что оставляет за собой право применять это правило и расширить свои территориальные воды до 12 миль в какой-то момент в будущем, хотя никогда не пыталась этого сделать. Греция считает, что 12-мильное расширение касается не только договорного права, но и обычного права, поскольку существует широкий консенсус в международном сообществе. Исходя из этого, Турция утверждает, что географические особенности Эгейского моря делают строгое использование 12-мильного правила незаконным по соображениям справедливости[3].

Напряженность по поводу ширины полосы территориальных вод значительно возросла между странами в начале 1990-х годов, когда Конвенция ООН по морскому праву должна была вступить в силу. 9 июня 1995 года парламент Турции официально заявил, что односторонние действия со стороны Греции станут поводом для войны. Это заявление было осуждено Грецией как нарушение Устава ООН, который запрещает «угрозы силой или её применения против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства».

Национальное воздушное пространство[ | ]

Национальное воздушное пространство, как правило, определяется как воздушное пространство над сухопутной частью территории государства и прилегающими территориальными водами. Национальное воздушное пространство дает суверенному государству значительную степень контроля над внешним воздушным движением. Хотя гражданская авиация, как правило, допускается в национальное воздушное пространство по международным договорам, иностранные военные и другие типы иностранных государственных воздушных судов не имеют права свободного движения через национальное воздушное пространство другого государства[4]. Делимитация национального воздушного пространства для Греции проведена в порядке исключения, поскольку его границы не совпадают с границей территориальных вод. Греция имеет 10 морских миль (19 км) воздушного пространства, в отличие от ныне закрепленных 6 миль территориальных вод. С 1974 года Турция отказалась признать внешние 4 мили воздушного пространства за Грецией, ссылаясь на Устав Международной организации гражданской авиации (ИКАО) от 1948 года. Он содержит обязательные определения, из которых следует, что обе зоны должны совпадать по размеру[5]. В ответ Греция утверждает, что:

  • греческая зона в 10 морских миль (19 км) была официально зафиксирована 1931 году, до принятия Устава ИКАО, она была признана всеми соседями Греции, включая и Турцию, в 1948 году[6];
  • греческая зона в 10 морских миль также может интерпретироваться только как частичное, избирательное применение значительно более широких прав, гарантированных морским правом, а именно как часть 12-мильной зоны, равной как для воздушного пространства, так и для территориальных вод;
  • ныне же греческие территориальные воды устанавливаются шириной 6-миль только через casus belli Турции.

Конфликт из-за полетов турецких военных воздушных судов в национальном пространстве Греции привел к практике непрерывных тактических военных провокаций: турецкая сторона считает себя вправе осуществлять полеты во внешней 4-мильной полосе, в то время как греческие военные самолеты вынуждены перехватывать их. Эти «встречи» греческих и турецких самолетов приводят к опасным маневрам, которые уже неоднократно заканчивались человеческими жертвами с обеих сторон. В частности греческий летчик Николаос Сиалмас разбился вблизи острова Айос-Эфстратиос, перехватывая турецкий самолет F-16; турецкий пилот Неил Эрдоган погиб, сбитый греческим самолетом Мираж-2000 в 1996 году[7], и Костас Иликиас, разбившийся после столкновения с турецким F-16 в районе острова Карпатос[8].

Примечания[ | ]

  1. ↑ Геостратегия Российской Федерации на балканах: состояние и тенденции развития : на примере российско-греческих отношений : автореферат дис. … кандидата политических наук : 23.00.04 / Парастатов Ставрис Витальевич; [Место защиты: Пятигор. гос. лингвист. ун-т]. — Пятигорск, 2012. — 22 с. — С. 9
  2. ↑ Kemal Başlar (2001): Two facets of the Aegean Sea dispute: 'de lege lata' and 'de lege ferenda'. In: K. Başlar (ed.), Turkey and international law. Ankara. [1]
  3. ↑ Wolff Heintschel von Heinegg (1989): Der Ägäis-Konflikt: Die Abgrenzung des Festlandsockels zwischen Griechenland und der Türkei und das Problem der Inseln im Seevölkerrecht. Berlin: Duncker und Humblot.  (нем.)
  4. ↑ Haanappel, Peter P. C. The Law and Policy of Air Space and Outer Space. — Kluwer, 2003. — P. 22.
  5. ↑ Embassy of Turkey in Washington: Aegean Disputes
  6. ↑ Greek Ministry of Foreign Affairs: Unilateral Turkish claims in the Aegean.
  7. ↑ Инцидент был впервые описан как несчастный случай. В 2004 году греческая газета опубликовала заявление, что турецкий самолет был непреднамеренно сбит греческой стороной. Факт трагедии был подтверждён турецким правительством, но отклонен греческим Сообщение агентства Катимерини
  8. ↑ Греческий министр обороны Э. Меймаракис заявил в эфир «Греческого национального телевидения» в рамках утренней программы «Проти Грамми», что это была операция турецкой разведки против греческого острова Крит. Сообщение агентства Катимерини.

Литература[ | ]

Ссылки[ | ]

876.ru-wiki.ru


Смотрите также