Похоронные обряды греции


Похоронные обряды Древней Греции

Несмотря на все многообразие взглядов античных мыслителей и их последователей на происходящее с человеком после его кончины, все они сходились на том, что смерть неизбежна и что она окутана тайной. Различным философским теориям предшествовала вера в существование у человека души, покидающей тело в момент смерти и переходящей в царство мертвых в виде, схожем с его телесным воплощением.

Взгляды на смерть менялись, но погребальные обряды, ритуалы и традиции оставались неизменными на протяжение веков, как выражение скорби и дань памяти усопших. Считалось, что лучше не допускать гнева богов, а совершать обряды, издавна установленные предками.

В древности эллины хоронили покойных в местах, подготовленных с этой целью в их собственных домах. Впоследствии же, во избежание вспышек эпидемий, они перенесли места погребения на необитаемые острова либо вне стен городов.

Основатель эпикурейской философской школы Эпикур писал: «Смерть для нас - ничто, ведь все - и хорошее, и дурное, заключается в ощущениях, а смерть есть лишение ощущений. Самое ужасное из зол, смерть, не имеет к нам никакого отношения; когда мы есть, то смерти еще нет, а когда смерть наступает, то уже нет нас». Такой взгляд на неизбежно предстоящую кончину, пожалуй, наиболее близок жизнерадостным грекам.

У греков существовали две формы погребального обряда. Одна из них предполагала закапывание тела в землю, другая - сожжение его на костре. В случае кремации прах укладывался в урну, которую либо закапывали в землю, либо помещали в гробницу. Обе формы существовали параллельно, но, если не было возможно похоронить тело, для того, чтобы душа умершего не блуждала неприкаянно, необходимым считалось совершить обряд захоронения хотя бы символически - забросав его землей. Сохранившаяся до наших времен традиция украшать могилу цветами была описана еще Цицероном.

Умершим было принято оставлять все, в чем они могли нуждаться: мужчинам клали в гроб оружие, женщинам - драгоценности.

Согласно верованиям, после смерти душу человека брал за руку бог Гермес и вел ее к реке Стикс. Перевозчик Харон перевозил души на другой берег Стикса в своей лодке. Ему полагалось заплатить за услугу, поэтому умершему в рот заранее вкладывали монету. В руку умершего вкладывалась медовая лепешка, призванная умилостивить трехглавого пса Цербера, охраняющего вход в царство мертвых.

В классическую эпоху обряды также соблюдались, но формы изменились. Пышные и дорогостоящие состязания сменились певцами, плакальщицами и умащениями благовониями. В ряде греческих полисов (Афинах, Митилене, Сиракузах) принимались специальные законы, ограничивающие издержки граждан на погребальные обряды. Также, в соответствии с буквой закона, похоронная процессия должна была следовать по улицам города, не создавая шума.Собственно похороны происходили обычно на следующий день после смерти, тело выносилось из дома и торжественная процессия отправлялась на кладбище или к месту погребального костра. Вынос тела проводили до восхода Солнца, чтобы не оскорбить Аполлона. Интересно, что в комнату покойника до ритуального очищения всего дома не могли заходить женщины моложе 60 лет, не считая ближайших кровных родственников.

В современной Греции урна с прахом во время похорон пребывает в открытом состоянии. После завершения церемонии присутствовавшие на похоронах возвращаются в дом усопшего для торжественного поминального обеда. Согласно данным, полученным археологами при раскопках (следам пепла, костям животных, черепкам) в классическую эру такой обед проводился непосредственно на месте захоронения. Однако согласно письменным источникам, дошедшим до наших дней, обед мог быть подан и в доме усопшего.

На девятый день после похорон родственники и друзья покойного повторно собирались на месте захоронения - этот обычай сохранился до сих пор.

Вдобавок к этому, поминальные службы также принято проводить через 40 дней, 3 месяца, 6 месяцев, 9 месяцев и год после похорон, а в дальнейшем - в день годовщины смерти. Продолжительность траура родственники покойного определяют сами - в этот период в знак скорби женщины носят черные одежды, а мужчины - черные нарукавные повязки.

А также почитайте:

Скульптура Древней Греции

Античная Греция внесла значительный вклад в развитие мировой культуры. Высокоразвитость древнегреческой скульптуры позволила

Греческий орнамент

Греческий орнамент или меандр знаком каждому из нас с самого детства. Этот узор вышивают на одежде, гравируют на посуде

Древнегреческие суда

Изрезанность береговой линии Балканской Греции с многочисленными и удобными бухтами, обилие островов

Древнегреческие вазы

По какой-то причине, когда речь заходит о посуде, употреблявшейся в Древней Греции, сразу возникает ассоциация с амфорой

www.grekomania.ru

В ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ ПО-ГРЕЧЕСКИ

В Греции – стране, где преобладает религиозно-мистическое народное сознание, смерть не относится к запретным темам. Когда по улице за гробом следует траурная процессия, люди не отводят глаз, делая вид, будто происходящее их никогда не коснется, а выражают сочувствие. На похороны и поминки берут с собой и детей. И редко где можно встретить такую твердую уверенность, что новопреставленный дедушка Йоргос (Георгий) или тетя Ставрула сейчас уж точно в раю. Ведь где же еще, как не в вечно цветущем саду у Христа, Господь определил место после смерти таким хорошим людям?!

Похороны – общее дело

О предстоящих похоронах, а также о поминках на сороковой день и в годовщины смерти в Греции возвещают традиционные для всех балканских стран поминальные листки. Они расклеены на деревьях, столбах, заборах, автобусных остановках и при входе в храм.

Даже не зная языка, легко догадаться, что объявление с портретом человека в траурной рамке, именем и датами рождения и смерти, – это приглашение для всех желающих помянуть покойного молитвой и добрым словом. В листовках обычно указывают, где и в какое время состоится отпевание или панихида, когда и где тело покойного будет предано земле, будет ли поминальная трапеза. Типичным греческим погребальным обрядом «по умолчанию», «как у всех», служит православное церковное отпевание. Если хоронят атеиста, некрещеного человека или самоубийцу, то специально подчеркивают, что состоится не отпевание, как обычно, а светская или гражданская панихида. Для людей, по каким-либо причинам не желающих для себя традиционного церковного отпевания и проводов со священником на кладбище, на Балканах придумывают и особые поминальные листки – без крестов, красного или голубого цвета.

Могила по семейной «эстафете»

Как правило, греческие похороны многолюдны. На отпеваниях и погребениях в России иногда можно наблюдать, что проводить покойного в последний путь пришли только самые близкие пять-десять человек. В Греции же, если церковь переполнена и там сейчас не идет воскресная или праздничная Литургия, то, скорее всего, совершается одна из семейных треб с большим количеством гостей: радостных и нарядных (если это крестины или венчание) и полных скорби, не скрывающих слез, если это отпевание.

На прощание с усопшим греки готовят большое и щедро украшенное блюдо сладкого колива. На коливе обычно выкладывают крест и имя покойного, украшая блюдо цветами, свечами и разными узорами. После отпевания или панихиды коливо рассыпают маленькими порциями в бумажные кульки или полиэтиленовые пакетики и раздают всем, кто присутствовал на богослужении и желает помянуть покойного. Иногда в память о покойном раздают сладости в специальных красивых пакетиках из глянцевой бумаги с надписью «поминание» и с крестом (эти пакетики похожи на привычные нам подарочные упаковки).

Типичное греческое кладбище — ровные ряды хорошо ухоженных мраморных надгробий. Если некрополь, «город мертвых», расположен в сельской местности, где нет проблем с землей, то, как правило, там находятся участки для последнего приюта всем местным жителям. А вот в Афинах похоронить усопшего – целая проблема, требующая больших материальных затрат. В годы самого острого экономического кризиса греческие газеты были полны мрачных шуток о том, что в кризис греку нельзя даже спокойно умереть – квадратный метр кладбищенской земли стоит столько, что дешевле выйдет остаться живым и купить новую квартиру.

Из-за высоких цен на землю под захоронение в Греции существуют такие своеобразные и непривычные для нас обычаи, как эксгумация тела покойного через несколько лет после смерти. Кости усопшего омывают розовой водой и складывают в маленькую нишу фамильного склепа, а в могиле погребают другого родственника. Разумеется, он тоже не станет покоиться там вечно – только до следующих похорон в семье.

Кладбище – временное пристанище?

В кризис случались и скандальные истории. Например, родственники покойного оплачивали трехлетнюю ренту кладбищенского участка, а по истечении этого срока деньги заканчивались. Тогда приходили безжалостные агенты и день в день – ни минутой дольше, несмотря на жалобы родственников – просто выбрасывали кости умершего из могилы, тут же продавая гробницу другой семье (желающих-то предостаточно). Газеты писали о женщине, которая бродила по Афинам с черепом покойного мужа в руках, плакала и просто не знала, что делать дальше.

Чтобы избежать таких, оскорбляющих память усопших инцидентов, греческие власти одно время активно призывали хоронить афинян в деревнях, откуда те родом. Но жители греческой столицы, в которой обитает примерно половина населения страны, несмотря на высокие цены на кладбищенскую землю, следовали этому призыву не очень охотно. Ведь памятных дат у каждого умершего родственника много, всякий раз в деревню на панихиду большой семьей не наездишься.

Ольга Гуманова, фото Владимира Ходакова

Несмотря на дороговизну погребения в земле, случаи сожжения тел умерших в Греции – исключение. Кремацию не одобряет ни Элладская Православная Церковь, ни народное сознание

orthodoxmoscow.ru

Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима. Последнее прощание в Греции. (Винничук Л.)

Винничук Л.

Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима

Разум бессмертен, а остальное смертно.

Пифагор // Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов, VIII, 30

 

Почему человек умирает? И что происходит потом? Что скрывается за гранью, отделяющей мир живых от мира умерших, если этот последний действительно существует? Эти и подобные им вопросы издавна тревожили философов, богословов, биологов. В философии каждая школа на свой лад пыталась разрешить проблему смерти, наставляя человека, как ему следует поступать в минуту, когда умирает кто-либо из его близких или когда умирает он сам. Все, однако, сходились на том, что смерть неизбежна и что она окутана тайной. Подробное изложение всех высказываний античных мыслителей на эту тему составило бы целый том. Повседневная же практика погребальных обрядов была целиком подчинена традиционным верованиям греков и римлян, ведь всем философским теориям предшествовали анимизм, вера в существование души, смертной или бессмертной, покидающей тело в момент кончины и блуждающей затем в царстве мертвых бесплотной тенью, подобием своей земной оболочки.

Понадобились столетия, чтобы философы, склонные к материалистическому видению мира, взглянули на смерть иначе. «Привыкай думать, — пишет Эпикур, — что смерть для нас — ничто: ведь все и хорошее, и дурное заключается в ощущении, а смерть есть лишение ощущений... Самое ужасное из зол, смерть, не имеет к нам никакого отношения; когда мы есть, то смерти еще нет, а когда смерть наступает, то уже нет нас» (Там же, X, 124—125). Еще дальше в своем пренебрежении смертью и связанными с ней тогдашними человеческими условностями пошли киники: на вопрос, является ли смерть злом, Диоген отвечал: «Как же может она быть злом, если мы не ощущаем ее присутствия?» Мало заботился он и о судьбе своего тела после кончины, говоря, что его похоронит тот, кому понадобится его жилище. По одной из версий, Диоген, умирая, «приказал оставить тело свое без погребения, чтобы оно стало добычей зверей, или же сбросить в канаву и лишь слегка присыпать песком» (Там же, VI, 52; 68; 79).

И все же большинство древних эллинов, какими бы ни были их воззрения на жизнь и смерть, соблюдали общепринятые ритуалы, погребальные обряды, в которых многое определяли имущественное и социальное положение умершего и его семьи. Философские взгляды менялись, обряды же сохранялись веками и как выражение глубокой скорби и памяти об ушедшем, и как проявление традиционных верований, обязавших семью покойного позаботиться о его посмертной участи в царстве Плутона-Аида. Быть может, в приверженности обрядам сказывался и страх перед неизвестным, о чем говорит старец Кефал у Платона: «Когда к кому-нибудь близко подходит смерть, на человека находит страх и охватывает его раздумье о том, что раньше и на ум ему не приходило. Сказания, передаваемые об Аиде, — а именно, что там он будет наказан..., — переворачивают его душу» (Платон. Государство, I, 330 d). Нет сомнений, что такой страх, такая неуверенность перед тем, что ждет человека за гробом, часто пробуждались у тех, кто приходил прощаться с усопшим. И всем казалось, что лучше не вызывать на себя и на него гнева богов, а снискать их благоволение, совершая обряды, издавна установленные предками.

Впрочем, сатирик Лукиан Самосатский, находясь под влиянием философии Эпикура, отрицал веру в загробную жизнь и язвительно высмеивал тех, кто верит в подземное царство мертвых и торопится принести богатые жертвы Аиду-Плутону и его жене Персефоне-Прозерпине. «...Огромная толпа простых людей, которых философы называют невеждами, поверила Гомеру, Гесиоду и прочим слагателям басен, признала законом их измышления, полагает, что существует под землей некое место — глубокий Аид, что он велик и обширен, и мраком покрыт, и солнца не видит, и не знаю уже, как они думают, откуда берется там свет, чтобы можно было все-таки разглядеть подробно все в нем находящееся. Царствует же над этой бездной брат Зевса, прозванный Плутоном... Итак, по их словам, Плутон и Персефона царствуют и высшую власть имеют над всеми усопшими. Им помогает, разделяя с ними долг правления, целая толпа всяких Эринний, Пеней и Страхов... Наместниками, правителями и судьями поставлены двое: Минос и Радамант... Людей добрых, справедливых, в добродетели проведших жизнь, когда их наберется значительное число, они отправляют как бы в колонию — на Елисейские поля, чтобы они там вели самую приятную жизнь. (...) Люди же средней жизни... бродят по лугу, в бестелесные обратившись тени, неосязаемые, как дым» (Лукиан. О скорби, 2, 6—9).

Человек умирал, и его ждало подземное царство мертвых. Бог Гермес брал за руку душу умершего и вел ее к реке или озеру Стикс, или Ахеронт. Перевозчик Харон переправлял на своей лодке на другой берег души усопших, попадавшие таким образом в царство теней. Харону полагалось заплатить за его услугу один обол, и этот обол заранее вкладывали умершему в рот. О том, как происходило это последнее путешествие, рассказывает в своей комедии «Лягушки» Аристофан: Дионис и его раб отправляются в царство Аида, раб вынужден обежать подземное озеро кругом, Диониса же Харон берет в свою лодку, перевозит на другой берег и требует платы: «Возьми обол!» — отвечает Дионис (Аристофан. Лягушки, 67—68). Обычай вкладывать умершему в рот монету очень древний и входит в систему так называемого права мертвых, неписаного, но традиционно соблюдавшегося и обязательного для всех. Согласно менее распространенной версии, этот обол первоначально предназначался не для уплаты Харону за перевоз, а служил символом той суммы денег, которая считалась необходимой покойному в загробном царстве.

Миф о Хароне и оболе, который надо заплатить перевозчику, Лукиан комментирует на свой лад: люди, вкладывая усопшему в рот обол, даже не задумываются о том, какая именно монета имеет хождение в подземном царстве Аида — аттический ли обол, или македонский, или эгинский. Да и не лучше ли было бы вообще не давать умершему никаких денег? Тогда Харон отказался бы перевезти его тень через Стикс и тому ничего не оставалось бы, как вернуться в царство живых (Лукиан. О, скорби, 10). При этом сатирик обходит молчанием традиционное представление: если у души усопшего не окажется денег и Харон не захочет взять ее в свою лодку, она обречена беспомощно блуждать по берегу подземной реки или озера, ожидая, пока живые на земле не справят хотя бы символическое погребение. Недаром одним из преступлений Сизифа, за которые он был осужден на вечные муки, было то, что он нарушил установленный богами порядок и, наказав жене в момент кончины не устраивать ему похорон, сумел при помощи хитрости возвратиться из царства Аида на землю. Тогда Гермесу пришлось явиться к нему и вновь отвести его в подземелье.

Греки веровали также, что у ворот царства мертвых сидит на страже трехглавый пес Кербер, отличающийся весьма грозным нравом. По словам Лукиана, полным иронии, пес этот приветлив к входящим и набрасывается только на тех, кто попытается сбежать из подземелья. Но греки не особенно рассчитывали на «приветливость» Кербера к приходящим душам и потому, чтобы умилостивить грозного пса, вкладывали в руку умершего медовую лепешку.

У греков были приняты две формы погребального обряда: закапывание тела в землю или сожжение его на костре, после чего прах укладывали в урну, которую либо закапывали, либо помещали в гробницу. Лукиан упоминает о том, что сами церемонии, связанные с похоронами, — плач, причитания и т. п. — общи для всех народов: «Далее, при самом погребении, происходит разделение в соответствии с племенными обычаями: эллин сжигает покойника, перс закапывает в землю, индус прозрачной одевает оболочкой, скиф пожирает...» (Там же, 21). Лукиан говорит здесь о греках — своих современниках (II в. н. э.). Между тем обычаи менялись: в крито-микенский период тела умерших хоронили в земле. В эпосе Гомера павших героев сжигают на погребальных кострах, но это может объясняться условиями войны, ведь греки находились тогда на чужой земле, осаждая Трою. В дальнейшем сосуществовали обе формы, а если не было возможности ни закопать труп, ни сжечь его, то для того, чтобы душа умершего не блуждала неприкаянно, а имела право войти в царство теней, достаточно было хотя бы символического погребения: тело просто забрасывали землей. Так, Антигона у Софокла была признана виновной в том, что вопреки запрету царя Креонта «похоронила брата»; между тем она совершила лишь символическое погребение, «сухой посыпав пылью по обряду» (Софокл. Антигона, 252—254).

С давних пор принято было оставлять умершему все, что ему было дорого или в чем он мог нуждаться в загробной жизни: мужчинам клали в гроб оружие, женщинам — драгоценные украшения. Убивали и животных: коней, собак, а в эпоху, описанную Гомером, — даже людей. Много веков спустя обличитель Лукиан дает волю негодованию: «Ведь сколько было людей, которые и коней, и наложниц, а иные даже виночерпиев закалывали на похоронах, одежды и другие украшения сжигали или зарывали вместе с покойниками, как будто мертвые смогут воспользоваться и насладиться всем этим» (Лукиан. О скорби, 14).

Однако тысячей лет раньше к погребальным обрядам, как и ко многому другому, эллины относились очень серьезно, совершая завещанный предками ритуал со всей тщательностью. О том, как это происходило, мы узнаем благодаря Гомеру, который в «Илиаде» подробно рассказывает о погребении Патрокла, друга Ахилла.

Приготовления начинались с того, что греки по обычаю того времени складывали большой погребальный костер:

 

«Ты, владыка мужей, повели, Агамемнон, заутра Леса к костру навозить и на береге все уготовить, Что мертвецу подобает, сходящему в мрачные сени». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Страшную леса громаду сложив на брегу Геллеспонта, Там аргивяне остались и сели кругом. Ахиллес же Дал повеленье своим мирмидонянам бранолюбивым Медью скорей препоясаться всем и коней в колесницы Впрячь; поднялися они и оружием быстро покрылись; Все на свои колесницы взошли, и боец, и возница; Начали шествие, спереди конные, пешие сзади, Тучей; друзья посредине несли Менетида Патрокла... К месту пришедши, которое сам Ахиллес им назначил, Одр опустили и быстро костер наметали из леса. Думу иную тогда Пелейон быстроногий замыслил: Став при костре, у себя он обрезал русые кудри... ...И, обрезавши волосы, в руки любезному другу Сам положил, и у всех он исторгнул обильные слезы. ...Лес наваливши, Быстро сложили костер, в ширину и длину стоступенный; Сверху костра положили мертвого, скорбные сердцем; Множество тучных овец и великих волов криворогих, Подле костра заколов, обрядили; и туком, от всех их Собранным, тело Патрокла покрыл Ахиллес благодушный С ног до главы; а кругом разбросал обнаженные туши; Там же расставил он с медом и с светлым елеем кувшины, Все их к одру прислонив; четырех он коней гордовыйных С страшною силой поверг на костер, глубоко стеная. Девять псов у царя, при столе его вскормленных, было; Двух и из них заколол и на сруб обезглавленных бросил; Бросил туда ж и двенадцать троянских юношей славных, Медью убив их; жестокие в сердце дела замышлял он. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . ...И огонь загремел, пожиратель. Ветры всю ночь волновали высоко крутящеесь пламя, Шумно дыша на костер; и всю ночь Ахиллес быстроногий, Черпая кубком двудонным вино из сосуда златого, Окрест костра возливал... Сруб угасили, багряным вином поливая пространство Все, где пламень ходил; и обрушился пепел глубокий; Слезы лиющие, друга любезного белые кости В чашу златую собрали и туком двойным обложили; Чашу под кущу внеся, пеленою тонкой покрыли; Кругом означили место могилы и, бросив основы Около сруба, поспешно насыпали рыхлую землю. Свежий насыпав курган, разошлися они. Ахиллес же Там народ удержал... Гомер. Илиада, XXIII, 49—51, 127—258

 

Ахилл удержал греков для того, чтобы почтить память павшего героя пышными состязаниями: конными ристаниями, борьбой, кулачными боями, метанием копья и диска, стрельбой из лука. Победителям Ахилл предназначил ценные награды: дорогой медный треножник, прекрасный кованый котел, искусно выполненные драгоценные блюда, мечи и доспехи, золотые слитки, а также невольниц, прекрасных собою и умелых рукодельниц. Из этих состязаний во время погребальных торжеств родились позднее знаменитые греческие спортивные игры.

В классическую эпоху погребальные обряды также строго соблюдались, но формы их претерпели некоторые изменения: пышных, дорогостоящих состязаний не устраивали, но приглашение певцов, плакальщиц, умащения и благовония, вино тоже обходились недешево. Случалось, что денег, оставленных людьми известными, заслуженными, но не скопившими богатств, едва хватало на покрытие всех расходов на их похороны: именно так произошло с Аристидом — он был беден, и афиняне похоронили его на государственный счет (Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Аристид, XXVII). В некоторых греческих полисах — в Афинах, Митилене, Сиракузах и даже в Спарте, славившейся скромной простотой быта и нравов ее жителей, — принимались специальные законы, призванные ограничить издержки граждан на погребальные обряды.

Независимо от того, хоронили ли тело в землю или сжигали на костре, действия близких умершего в первые часы после его кончины также предопределялись обычаем: кто-либо из ближайших родственников закрывал усопшему глаза, вкладывал ему в рот монету, куском ткани накрывал ему голову. Затем женщинам предстояло обмыть тело, умастить его благовонным елеем. Лукиан и этот обычай сопровождает язвительным замечанием: обмывают покойника, как будто в подземном царстве мало воды для омовений; убирают цветами, обряжают в роскошные одежды — очевидно, чтобы по дороге к Аиду душа умершего не озябла и чтобы Кербер не набросился на него нагого (Лукиан. О скорби, 11).

Обмыв тело и убрав траурное ложе миртом и виноградом, открывали доступ к телу всем, кто желал с ним проститься. Семья, друзья и знакомые собирались у ложа умершего и оплакивали его; при этом нанимали плакальщиц, флейтистов и певцов, провожавших покойного причитаниями и скорбными элегиями. «Вслед за этим, — пишет далее Лукиан, — начинаются причитания и вой женщин, и слезы всеобщие, и биение себя в грудь, и волос терзание, и щек кровью обагрение. Иной раз одежды раздирают и прахом головы посыпают, и живые являют вид более жалкий, чем сам умерший: они нередко валяются по земле, головами бьются о землю, — а тот умерший, нарядный и красивый, венками свыше всякой меры увенчанный, покоится высоко и над всеми возносится, будто на торжественное шествие снарядившись» (Там же, 12). После соприкосновения с умершим человек должен был совершить очищение, поэтому перед домом усопшего ставили большой сосуд с водой для всех, кто хотел проститься с покойным и утешить его семью.

Собственно погребение происходило обычно на следующий день. Тело выносили из дома, и торжественной процессией все отправлялись либо на кладбище, либо к месту погребального костра. Вынос тела должен был состояться еще до восхода солнца, дабы видом траура не оскорбить лучезарного Аполлона — Солнце.

В Афинах был обычай: в комнату, откуда только что вынесли покойника, вплоть до ритуального очищения всего дома не имела права входить ни одна женщина моложе 60 лет, не считая ближайших кровных родственников. Можно думать, что запрет этот был введен для того, чтобы душа умершего, выскользнув из тела, оставалась в кругу семьи, не покидая своей комнаты. Так же истолковывают и другой обычай, по которому сразу же за катафалком шли непременно самые близкие родственники, — опять-таки душа, покинувшая тело, находилась все это время среди своих. Тело несли на погребальных носилках друзья умершего или же везли его на повозке. Покойного клали в гроб из кипарисового дерева — кипарис считался деревом скорби, — или из глины, или даже высеченный из камня. Туда ставили сосуды с вином и оливковым маслом, оружие или украшения, опасаясь отчасти, что в противном случае усопший может вернуться на землю и востребовать свое добро. За гробом длинной процессией шли родственники, друзья и знакомые, а также певцы и плакальщицы.

Если тело предназначалось для погребального костра, то весь могильный инвентарь укладывали на костер рядом с телом, а после того, как пламя сделало свое дело, костер гасили, заливая его водой и вином (поэтому вина для похорон требовалось очень много). Кости и пепел собирали в урну, керамическую или бронзовую, а затем вкладывали ее в гроб вместе с прочими предметами, полагавшимися усопшему. Маленьких детей хоронили в глиняных амфорах или в сосудах типа маленьких ванночек. Рядом с детьми клали кукол, другие игрушки или вообще предметы, к которым ребенок был особенно привязан.

Засыпав могилу землей или собрав кости и пепел в урну, все расходились, в последний раз прощаясь с покойным и для этого трижды выкликая его имя. Первыми уходили женщины, за ними мужчины. Далее в доме усопшего устраивали поминальную тризну, куда гости приходили с венками на головах. Когда все являлись, в честь покойного произносили похвальные речи, стараясь говорить только правду, ибо ложь в этой ситуации считалась делом недостойным. Поминками предписанные погребальные обряды наконец завершались. Лукиан, как и следовало ожидать, не пощадил и этот последний обычай:

«В заключение устраивается обед. Являются родственники и утешают родителей в кончине сына, и уговаривают откушать, причем... это принуждение и самим родителям не неприятно, так как они уже изголодались, три дня подряд проведя в воздержании. И вот раздается: «Доколе же, дорогой, будем мы печалиться? Дай покой душе блаженного усопшего. И если даже ты решил беспрестанно оплакивать его, то и поэтому надлежит не оставаться без пищи, дабы хватило сил на великую скорбь!» И вот тут-то — давай читать, как всегда, два стиха из Гомера:

 

"Даже Ниоба кудрявая вспомнила в скорби о хлебе" —

 

и еще:

 

"Не подобает ахейцам скорбеть по усопшем — желудком".

 

И родители решаются приняться за еду, сначала стесняясь, боясь, что покажутся они... предающимися человеческим слабостям» (Там же, 24).

О прощальных речах над гробом известно очень мало. Мы знаем, однако, как греческие полисы хоронили своих героев, павших на поле брани, как выглядели пышные государственные похороны и какие торжественные речи звучали над телами прославленных сограждан. Вот как описывает историк Фукидид погребение афинских воинов, ставших первыми жертвами Пелопоннесской войны:

«Той же зимой афиняне совершили по обычаю предков от имени государства торжественную церемонию погребения воинов, павших в первый год войны. Останки павших за три дня до погребения по обычаю выставляются в разбитом для этого шатре, и всякий приносит своему близкому дар, какой пожелает. При погребении останки везут на повозках в кипарисовых гробах... Несут еще одно покрытое ковром пустое ложе для пропавших без вести, тела которых после битвы нельзя было найти и предать погребению. Любой из граждан и иностранцев имеет право присоединиться к похоронной процессии. Участвуют в погребальной церемонии также и женщины, оплакивая на могиле своих близких. Павших погребают в государственной гробнице, находящейся в красивейшем предместье города. Здесь афиняне всегда хоронят погибших в бою, за исключением только павших при Марафоне, которым был воздвигнут могильный курган на самом поле битвы как дань их величайшей доблести. Когда останки преданы земле, человек, занимающий в городе, по всеобщему признанию, первенствующее положение за свой высокий ум и выдающиеся заслуги, произносит в честь павших подобающее похвальное слово. Затем все расходятся. Так происходит у афинян торжественная церемония погребения» (Фукидид. История, II, 34, 1—7).

Тогда, в 430 г. до н. э., на похоронах павших афинян надгробную речь произнес виднейший из граждан — стратег Перикл. Во вступлении он высказал свое мнение о надгробных речах вообще: дело это почетное, но неблагодарное, ведь трудно оратору найти слова, достойные заслуг героев, павших за родину. Одни слушатели, хорошо знающие о том, как развивались события, или даже участвовавшие в них, сочтут речь оратора слишком слабой, ибо они ясно сознают величие подвига погибших воинов. Другие, непричастные к событиям, напротив, могут подумать, будто заслуги умерших слишком преувеличены. «Ведь люди верят в истинность похвал, воздаваемых другим, лишь до такой степени, в какой они считают и себя способными совершить подобные подвиги. А все, что свыше их возможностей, тотчас же вызывает зависть и недоверие». И все же нагробные речи издавна входят в ритуал погребения, установленный предками, и потому Перикл соглашается сказать похвальное слово павшим героям. При этом он восхваляет дедов и отцов современных ему афинян, затем сам город, его государственное устройство и обычаи («город наш — школа всей Эллады»). Далее он говорит о доблести погибших воинов и утешает их родных и близких (Там же, II, 35—46). Особенно показательно здесь то, что Перикл как истинный сын классической Греции смело высказывает свое суждение об обычаях и обрядах, принятых в обществе, и в то же время ставит закон и традицию выше собственного мнения.

Повсюду в Греции люди в период траура облекались в черные или просто темные одежды, только в Аргосе одевались в белое. В Афинах и в Аргосе траур длился тридцать дней, в других полисах — меньше, а в Спарте — всего лишь двенадцать. Но и после окончания периода траура память умершего продолжали чтить, принося в положенные сроки и в дни поминовения мертвых богатые жертвы богам. Жертвоприношения совершали еще над гробом — на третий день после смерти, а затем после похорон — на девятый день. Кроме того, в годовщины рождения и смерти близкого человека на его могилу клали жертвенный пирог, вино, мед, молоко, фрукты, а в некоторых городах-государствах, к числу которых Афины не относились, приносили и кровавые жертвы, закалывая на могиле жертвенных животных.

Источник: Винничук Л. Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима / Пер. с польск. В. К. Ронина. — М.: Высш. шк., 1988 — 496 с.: ил.

labyrinthos.ru

Похоронные обряды Древней Греции - AtlasMap.ru

Несмотря на все многообразие взглядов античных мыслителей и их последователей на происходящее с человеком после его кончины, все они сходились на том, что смерть неизбежна и что она окутана тайной. Различным философским теориям предшествовала вера в существование у человека души, покидающей тело в момент смерти и переходящей в царство мертвых в виде, схожем с его телесным воплощением.

Взгляды на смерть менялись, но погребальные обряды, ритуалы и традиции оставались неизменными на протяжение веков, как выражение скорби и дань памяти усопших. Считалось, что лучше не допускать гнева богов, а совершать обряды, издавна установленные предками.

В древности эллины хоронили покойных в местах, подготовленных с этой целью в их собственных домах. Впоследствии же, во избежание вспышек эпидемий, они перенесли места погребения на необитаемые острова либо вне стен городов.

Основатель эпикурейской философской школы Эпикур писал: «Смерть для нас – ничто, ведь все – и хорошее, и дурное, заключается в ощущениях, а смерть есть лишение ощущений. Самое ужасное из зол, смерть, не имеет к нам никакого отношения; когда мы есть, то смерти еще нет, а когда смерть наступает, то уже нет нас». Такой взгляд на неизбежно предстоящую кончину, пожалуй, наиболее близок жизнерадостным грекам.

У греков существовали две формы погребального обряда. Одна из них предполагала закапывание тела в землю, другая - сожжение его на костре. В случае кремации прах укладывался в урну, которую либо закапывали в землю, либо помещали в гробницу. Обе формы существовали параллельно, но, если не было возможно похоронить тело, для того, чтобы душа умершего не блуждала неприкаянно, необходимым считалось совершить обряд захоронения хотя бы символически — забросав его землей. Сохранившаяся до наших времен традиция украшать могилу цветами была описана еще Цицероном.

Умершим было принято оставлять все, в чем они могли нуждаться: мужчинам клали в гроб оружие, женщинам – драгоценности.

Согласно верованиям, после смерти душу человека брал за руку бог Гермес и вел ее к реке Стикс. Перевозчик Харон перевозил души на другой берег Стикса в своей лодке. Ему полагалось заплатить за услугу, поэтому умершему в рот заранее вкладывали монету. В руку умершего вкладывалась медовая лепешка, призванная умилостивить трехглавого пса Цербера, охраняющего вход в царство мертвых.

В классическую эпоху обряды также соблюдались, но формы изменились. Пышные и дорогостоящие состязания сменились певцами, плакальщицами и умащениями благовониями. В ряде греческих полисов (Афинах, Митилене, Сиракузах) принимались специальные законы, ограничивающие издержки граждан на погребальные обряды. Также, в соответствии с буквой закона, похоронная процессия должна была следовать по улицам города, не создавая шума.Собственно похороны происходили обычно на следующий день после смерти, тело выносилось из дома и торжественная процессия отправлялась на кладбище или к месту погребального костра. Вынос тела проводили до восхода Солнца, чтобы не оскорбить Аполлона. Интересно, что в комнату покойника до ритуального очищения всего дома не могли заходить женщины моложе 60 лет, не считая ближайших кровных родственников.

В современной Греции урна с прахом во время похорон пребывает в открытом состоянии. После завершения церемонии присутствовавшие на похоронах возвращаются в дом усопшего для торжественного поминального обеда. Согласно данным, полученным археологами при раскопках (следам пепла, костям животных, черепкам) в классическую эру такой обед проводился непосредственно на месте захоронения. Однако согласно письменным источникам, дошедшим до наших дней, обед мог быть подан и в доме усопшего.

На девятый день после похорон родственники и друзья покойного повторно собирались на месте захоронения — этот обычай сохранился до сих пор.

Вдобавок к этому, поминальные службы также принято проводить через 40 дней, 3 месяца, 6 месяцев, 9 месяцев и год после похорон, а в дальнейшем — в день годовщины смерти. Продолжительность траура родственники покойного определяют сами — в этот период в знак скорби женщины носят черные одежды, а мужчины — черные нарукавные повязки.

atlasmap.ru

Греческие обычаи: свадьбы, застолья и похороны

Казалось бы, что может быть удивительного в традиционном греческом жизненном укладе? Это не Палестина, не Катар и даже не Китай. Однако, при более близком знакомстве со страной, где «есть все», выясняется, что местные нравы и обычаи весьма экзотичны.

В основе этой статьи — рассказы Ирины, сотрудника туристического департамента Греции в России, которая уже много лет за мужем греком. Во время пресс-тура на Халкидики она поведала нам о том, о чем рассказывать не принято, и я просто пересказываю ее слова.

Вот, к примеру, любопытный факт. Греки очень часто обнаруживают на своей земле древние кувшины, керамику, а иногда, и целые статуи. Правда, предъявлять находки государству местные жители не спешат, ведь после подтверждения подлинности предмета, землю конфискуют для археологических раскопок.

На фото: руины храма на Халкидиках

Назад владельцу она возвращается лет через 10 – 20, при этом никакой денежной компенсации за годы ожидания хозяин не получает. По этой причине, обнаружив у себя на приусадебном участке древний кувшин или осколок статуи местные жители предпочитают скрывать свои находки или же закапывать их на участке досадившего соседа.

ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ

В деревнях, куда вход туристам строго воспрещен,  до сих пор сохранился традиционный уклад жизни во всей его греческой красе. А он крайне патриархален.  К примеру, в греческом языке слово «ребенок» — означает младенец мужского пола, ведь за девочку при замужестве нужно давать приданое, мальчик же приведет в дом жену и таким образом пополнит семейный бюджет. Помните сказку «Мальчик с пальчик?!» В греческом варианте она начинается так: «Пришел домой муж и сказал жене: «Нечего есть нам, убей девочку, чтобы накормить ребенка!».

На фото: кадр из фильма «Грек Зобра»

Вообще у мальчиков в Греции не жизнь, а рай. К примеру, в маленьких городах и деревнях до сих пор сохранился следующий обычай: когда мальчику исполняется четырнадцать лет, сердобольный отец отводит своего отпрыска в публичный дом, где юноше помогают освоить «науку страсти нежной».

В восемнадцать лет все мужеское население страны отправляется служить в армию. Правда, как говорят сами греки: «У нас не служба, а одно сплошное кафе». Заняты на учениях молодые люди в среднем до обеда, после чего воинская часть в полном составе отправляется пить кофе в какую-нибудь таверну. Отсрочек в Греции нет. Например, люди, больные шизофренией, традиционно отправляются служить в стройбат.

ЦЕРКОВНОЕ ПРАВО

Житель Эллады не исповедующий православие – ходячий нонсенс. В Греции церковь не отделена от государства, священники имеют такой авторитет, что ими стращают маленьких детей, а свидетельство о крещении куда более важный документ, чем свидетельство о рождении. И это неудивительно, ведь именно в Греции находится Афон — святой полуостров, на который не может ступать нога женщины и, кстати, даже коз и овец женского пола местные монахи не держат.

На фото: экскурсия на гору Афон

До крестин младенец не имеет имени. Если, по какой-то причине родители решили не крестить свое чадо, он так и останется безымянным. День рождения в Греции празднуют в среднем до десятилетнего возраста. Позже только День ангела. Говорят, это значительно упрощает процедуру поздравлений. Свой День ангела греки отмечают экспромтно, готовят ужин и ждут гостей. Друзья приходят на празднование без приглашения.

МОЯ БОЛЬШАЯ ГРЕЧЕСКАЯ СВАДЬБА

На фото: кадр из фильма «Моя большая греческая свадьба»

Естественно, брак греки оформляют тоже в церкви. Греческая свадьба очень дорогое мероприятие, поэтому почти за все платят или родители, или  … свидетель. Если родители не помогают деньгами, то свидетель покупает цветы, для украшения церкви и венцы для молодых. В Греции процедура венчания значительно отличается от нашей. Во-первых, она короче. Во-вторых, венцы (сделанные из чистого золота!) нужно приносить с собой, причем их должно быть аж шесть штук. Во время венчания свидетель трижды меняет уборы на головах новобрачных.

Всем гостям на входе в церковь выдаются ситцевые мешочки с рисом, розовыми лепестками и карамелью. Кстати, когда во время церемонии молодожен проводят по церкви, гости должны закидывать карамелью жениха, стараясь попасть ему в голову. Мол, подумай, дорогой друг, что ты делаешь. Обычно после процедуры венчания жених и свидетель выглядят весьма избитыми, священнику достается меньше всех, во время церемонии он прикрывается Библией.

На фото: кадр из фильма «Моя большая греческая свадьба»

Быть свидетелем на свадьбе почетно, после этого ты становишься родственником новоиспеченной семьи. Молодожены дарят спонсору свадьбы дорогой подарок, как правило, машину. Таким образом, свидетель покрывает свои расходы. Средний возраст невест 25-30. Местные девушки не спешат рано замуж по понятным причинам. После женитьбы сына старшей в доме становится свекровь, и свекровь следует беспрекословно слушаться. К примеру, считается совершенно нормальным, если в день венчания свекровь заставит невесту перегладить все сорочки сына. Отношение к жене меняется в лучшую сторону после того, как она родит наследника. Неудивительно, что в греческом языке слово «брак» имеет тот же корень, что и матерное ругательство.

Греки обожают белокурых девушек. Однако отличать крашенных блондинок от натуральных они до сих пор не научились. В косметических магазинах Салоников краска Ultra Blond – самых ходовой товар.    Развод в Греции —  дело долгое, нудное и противное. Процедура расторжения брака длится от трех лет до бесконечности, церковь снова и снова дает людям шанс помириться.

НЕ ТОЛЬКО СВАДЬБА, НО И ПОХОРОНЫ

Кстати, именно по причине строгого следования доктринам православия в Греции полным полно костехранилищ. Дело вот в чем, в городах очень мало мест под кладбища, а в сельской местности почва — преимущественно, песчаник, потому купить могилу для почившего родственника просто не представляется возможным.

На фото: костехранилище

Кремация, как форма язычества, в Греции запрещена, а могилу можно арендовать максимум на три года, по истечении которых городские власти произведут эксгумацию тела, а останки будут сданы в костехранилище. В горных районах Крита кинжал за поясом носит каждый второй грек, а дороги украшают надписи, гласящие «Без лишней необходимости не стреляйте по дорожным знакам». За пристреленного шальной пулей соседа в тюрьму не сажают, а вот попробуешь буянить в центральном парке Салоников – немедленно угодишь за решетку.

ГРЕЧЕСКИЙ ОБЕД

Спешить греки не любят, опоздать на деловую встречу на два часа для них норма. Едят жители Эллады тоже неторопливо, время основного обеда – одиннадцать часов вечера. Отчасти поэтому у мужского населения пояса еле-еле сходятся на животе. В течение дня греки только перекусывают сыром и фруктами.

На фото: греческая закуска

Традиционная вечерняя трапеза состоит из салатов, трех разновидностей холодных и четырех горячих закусок, основного блюда, десертов и фруктов.  Отказаться от обеда или не доесть, значит обидеть хозяина, в Греции даже поговорка есть: «Кто не доел, тот моет всю посуду!» Разговоры за трапезой всегда стандартные. На стадии закусок обсуждают еду: кого, чем и где потчевали. Когда чувство голода утолено, начинаются разговоры о сексе. Для хозяйки это своеобразный сигнал, пора приносит главное блюдо.

На фото: греческая ваза 

Секс греки обсуждают бесстыдно и в красках.  Например, один мужчина говорит: «Моя жена вчера отказалась заниматься любовью в такой то  позе» «Почему?» — спрашивают у сидящей здесь же супруги другие мужчины. Далее завязывается оживленная дискуссия по данному вопросу. Третья тема разговоров – политика. Поведение местных префектов обсуждают уже под кофе, который здесь называется греческим, хотя во всем мире его именуют турецким. Кстати, что-то, а кофе в Греции вкусный.  Зерна здесь не обрабатывают для дезинфекции лимонной кислотой, потому аромат и вкус у напитка самый, что ни на есть натуральный.

ТАНЦУЮТ ВСЕ

Если вы наивно полагаете, что сиртаки – национальный греческий танец, спешу расстроить. Его придумали в прошлом веке в Голливуде, для упрощения жизни актеров, не справлявшихся с исконно греческими телодвижениями. Местные жители обучаются танцам с детства. Это осознанная необходимость, ведь каждое праздничное застолье неизменно заканчивается плясками.

Главный мужской танец – вебекико. Считается, что чем лучше мужчина исполняет его, тем более искусен он в постели. На пол ставится рюмка ципуры – виноградной водки, вокруг нее танцор и выделывает пируэты. В финале вебекико мужчина становится на руки в позе «сэр ваша дама ушла», поднимает стопку ртом с пола и залпом выпивает все содержимое. Другие представители сильного пола тем временем, припадают на одно колено и начинают аплодировать, а женщины осыпают танцора кусочками салфеток и лепестками роз.

На бузуках (обед с пением караоке и танцами) также популярен женский танец чертетели. Очень похож на традиционный танец живота, но гречанки, в отличие от турецких девушек, двигают только нижней частью тела, корпус же остается неподвижным. Мужчины тем временем начинают бить попадающуюся под руку посуду. Местные бизнесмены специально для таких случаев выпускают глиняные тарелки. После удара тарелки не распадаются на мелкие осколки и босоногие танцовщицы могут не боятся пораниться. Обычно бузука начинается в двенадцать часов ночи и длится до четырех утра.

В популярной греческой песне есть такие слова: «Станцуй моя сладкая девочка чертетели, а я перебью всю посуду, потому что нам так хорошо вместе!» Во время танцев тарелки и в самом деле летят на пол ежесекундно.  Люди среднего возраста предпочитают коротать вечера за рюмочкой тсипуры в тавернах, слушая ребетико — местный шансон. В своих балладах греческие шансонье воспевают тюрьму Эдикуле, гашиш и свободу. Одеваются исполнители ребетико претенциозно: на голове шляпа, на шее вместо галстука шнурок, пиджак наброшен на одно плечо.

А вот азартные игры в Греции не в почете, одно время местные власти даже приняли закон, в котором запретили подобное времяпрепровождение в любой возможной форме. Уголовно-наказуемым считалось, например, играть в змейку на мобильном телефоне или раскладывать пасьянс на рабочем компьютере. Правда, закон продержался всего пару месяцев, представители Microsoft отказались специально для Греции менять начинку Windows.

Понравился материал? Присоединяйтесь к нам на фейсбук

Поделиться с друзьями

Юлия Малкова - Юлия Малкова — основатель проекта trip-point.ru. В прошлом главный редактор интернет-проекта elle.ru и главный редактор сайта cosmo.ru. Рассказываю о путешествиях для собственного удовольствия и удовольствия читателей. Если вы являетесь представителем отелей, офиса по туризму, но мы не знакомы, со мной можно связаться по емейл: [email protected]

   Вам также может понравиться   

  • Греческие метеоры – достучаться до небес
  • Где отдыхать на Халкидиках? Рассказываем про отель Danai Beach Resort & Villas
  • Готовим дома: греческий ужин по аутентичным рецептам
  • Коста Наварино (Costa Navarino) — райский уголок в Греции
  • Шопинг в Исландии: полезные покупки, без которых не обойтись
  • Что пить в Японии: про саке и сётю
  • Парма театральная и историческая
  • 20 фактов о соборе Санта-Мария-дель-Фиоре во Флоренции
  • Мясной специалитет Тосканы: продукты из мяса дикого кабана
  • «Амаркорд» Феллини в Римини. Италия
  • Где выращивают улиток для эскарго: репортаж с французской улиточной фермы
  • Airport Review: Аэропорт Стокгольм Арланда (Stockholm Arlanda Airport)
  • 5 кинематографических заведений Парижа: от «Амели» и «Полночи в Париже» до мультфильма «Рататуй»
  • Пакуем чемодан: какую одежду взять с собой в Исландию зимой
  • Украшаем дом к Новому году тем, что под рукой: идеи, простые в исполнении
  • 10 необычных карт Европы: про разводы, деревья, пиво, образование, фамилии и не только
  • Безумный бассейн в Нью-Йорке — разноцветное гнездо кукушки
  • Как украсить дом к Новому году: 10 простых, но нетривиальных идей
  • Бали: пляжи, тусовки, серфинг, медитация
  • Лопапейса — национальный исландский свитер
prevnext

   с нами в pinterest   

trip-point.ru

Погребальные обряды в Греции- Персональный гид в Греции

С древнейших времен греки задумывались о том, что там, «за чертой». Есть ли какая-либо возможность существования человеческой души после смерти телесной? Что происходит с душой, когда она уходит в мир иной? Ответов на эти вопросы человечество не нашло по сей день. Впрочем, от некоторых предположений о существовании загробного мира в древней греческой цивилизации зависели и особенности погребения людей.

Что было раньше?

Все древние мыслители и философы в своих учениях сходились в одном – смерть неизбежна. Но все, что с ней связано - тайна. В традиционных религиях и философских течениях никто никогда не сомневался в том, что человеческая душа существует. В момент смерти она покидает тело и уходит в царство мертвых. Считалось, что мир иной схож с «белым светом».

Со временем взгляды на душу и все, что происходит с ней после смерти, менялись, а вот большинство древних обрядов, укоренившихся веками, не изменилось.

Греки считали, что нельзя допускать гнева Богов и, чтобы душа умершего чувствовала себя в царстве мертвых вполне комфортно, придумали массу обрядов задабривания высших сил. Уже в те времена, как это принято и сейчас, родственникам умершего человека выражали слова сочувствия и скорби, вспоминали лишь положительные черты характера и поступки.

Древние жители Греции оставляли мертвых в домах, где они некогда жили. С тех времен пошла традиция держать семейные склепы. Но позже, когда цивилизация столкнулась с эпидемиями различных смертельных заболеваний, эллины переносили тела умерших на острова, предавая их земле там, либо просто выделяли места для захоронений все городских стен.

Греки практиковали 2 разновидности погребения:

  1. Предание земле.
  2. Кремация (после сожжения прах клали в урну и закапывали).

Еще с тех времен сохранился обряд возложения цветов на могилы. Вместе с телом в гроб клали те предметы, без которых умерший не мог представить свою земную жизнь. В почете были: оружие, драгоценности, масла.

В Древнегреческой мифологии всесторонне описан процесс перехода души человека в мир иной. Так, после смерти душу к реке Стикс вел Гермес. Там их ждал Харон. Чтобы сесть в лодку и попасть в царство мертвых, ему нужно было заплатить. Люди придумали класть в рот покойному монетку, якобы она обязательно пригодится ему в ином измерении.

В руку клали лепешку, смазанную медом. Это предполагало возможность задобрить Цербера. Трехглавый пес охранял вход в Аид.

Когда эпоха сменилась, в классическом понимании греков Средневековья укоренились иные видения, но обряды погребения они соблюдали. Однако, дорогостоящие мероприятия, доходившие даже до проведения состязаний, сменились приглашением плакальщиц, покупкой благовоний. Власти некоторых греческих полисов ввели законы, освобождающие граждан от издержек на похороны. Правовой кодекс также предписывал грекам проводить похоронную процессию на улицах городов в полной тишине.

В комнату, где находился умерший, запрещали входить женщинам в возрасте до 60 лет. Исключение составляли лишь ближайшие родственники. Обряд придания земле покойного проводили либо в день смерти, либо на следующие сутки. Тело нужно было вынести до восхода солнца.

Поминальный обед устраивали у места погребения. Но есть источники, свидетельствующие о проведении этого обряда в доме покойного. Родственники и друзья усопшего повторяли трапезу на 9 день после смерти, но предварительно они посещали могилу.

Женщины надевали все черное. Мужчины крепили на рукава траурные повязки. Греки в древности, как и сейчас, полагали, что душа в первые дни должна находиться дома. Тело могли нести только друзья умершего, или дальние родственники. В гроб обязательно клали ветви кипариса. Это - дерево скорби.

Когда родственники решали, что тело нужно кремировать, вместе с ним сжигали и все добро, которое предназначалось для погребения. Прах собирали воедино, в урну и хоронили. Часто огонь после кремации заливали самым лучшим сортом вина. Урны были керамическими. Еще один обычай: первыми с кладбища должны были уходить представительницы слабой половины, за ними мужчины.

Современные погребальные обычаи греков

Традиции древних в современной Греции считаются греховными. Их называют языческими. Урну с прахом долго держат открытой, чтобы дух имел возможность выйти в небеса, говорят старейшины. Однако, так же как и в древности, все присутствующие при погребении усопшего, возвращаются в его дом, чтобы поучаствовать в поминальном обеде, вместе с близкими родственниками покойного.

Похороны ныне проводят по строго христианским обычаям. Отпевания обязательны, также ка и крест на могиле. Кремация сейчас в Греции не распространена. Одно время она была запрещена, но земель под захоронения не хватает. Ныне цены на могилы в Греции весьма высоки. Это больше всего касается городских поселений. Если родственники не заплатят за захоронение, то через пару лет останки умершего поднимут на поверхность, и сожгут.

Сами греки предпочитают делать могилы в семейных склепах, говоря о том, что содержать могилу предка на общем кладбище дороже, чем построить высокий дом.

Кстати, именно греческие обычаи ныне соблюдают христиане всего мира. Например, украшение могил цветами и возложение букетов в последующие после захоронения дни описывал сам Цицерон.

Возведение памятника, а в древности это была античная скульптура – не менее распространенное явление, как в Греции, так и в других государствах христианского мира.

Древние ставили на могилах и скульптуры плакальщиц, что не возбраняется у греков и сейчас. Важной темой издавна у греков стала и эпитафия. Кстати, это исконно греческое понятие приняли и на Руси. В древней Греции изречения скорбного типа складывали в стихах. Надписи наносили на обелиски. Это было самым правильным, с точки зрения греков, выражением дани памяти предкам или умершим современникам.

В честь великих воинов и правителей греки слагали песни, читали стихи. Но и сейчас эпитафии имеют глубоко философский смысл и лирический характер. Ныне это уже не привилегия богачей.

Сейчас греки хоронят умерших так же, как и люди во всем мире, даже в России. Тело некоторое время находится в доме. Затем его отправляют на кладбище. Поминальный обед ныне там уже не устраивают. Все происходит на нейтральной территории. Это чаще. Есть случаи, когда родственники покойного решают организовать застолье прямо в жилище. Так происходит чаще в деревенских поселениях и у жителей гористой местности. Горожане не задумываются о точном соблюдении обычаев погребения, которых придерживались их далекие предки.

Итак, погребальные обряды в Греции – это частица истории и культуры не только эллинов, но и римлян, россиян, иных приверженцев европейской культуры. Погребение во все времена приобретало особый смысл, поскольку никто не знал, не знает и поныне, куда улетает душа. Если она отправляется в мир иной и выживает, Бог Харон провожает ее в царство Аида, но если нет, иные силы придают ей другой смысл существования. Пусть и не на земле.

gidvgreece.com

Погребальный обряд в античных государствах Северного Причерноморья

К оглавлению книги «Античные государства Северного Причерноморья» | Читать дальше

Античные некрополи располагались в непосредственной близости от городов за пределами их оборонительных стен. (табл. CXXIV—CXXVa). Наряду с грунтовыми могильниками они включают и курганы. Ранее V в. до н. э. некрополи состояли только из грунтовых могил. Курганные захоронения встречаются в Греции, в Западном Причерноморье их значительно больше. Несмотря на это, широкое распространение курганов вокруг городов Северного Причерноморья большинство исследователей связывают со скифскими традициями (см.: Цветаева Г. А., 1957а, с. 227 сл.). Господствующим обрядом погребения было трупоположение в простых могильных ямах. Трупосожжения встречаются почти во всех некрополях северопричерноморских городов, но сравнительно редко. Чаще всего обряд, кремации считают греческим, несмотря на спорадическое его применение различными племенами Северного Причерноморья (Цветаева Г. А., 1951, с. 75; Кастанаян Е. Г., 1959, с. 274; Шелов Д. Б., 1961а, с. 83 сл.). Наиболее высок процент могил с трупосожжением в Херсонесе эллинистического периода—до 25% (Белов Г. Д., 19486, с. 158). В Пантикапее трупосожжения в VI—V вв. до н. э. составляют примерно 10—13%, а к эпохе эллинизма их доля снижается до 3% (Цветаева Г. А., 1951, с. 64, 69). Совсем незначительно число могил с трупосожжением в Ольвии (Парович-Пешикан М. Б., 1974, с. 52 сл.; Козуб Ю. I., 1974, с. 31).

Таблица CXXIV. Типы могил античных некрополей Северного Причерноморья VI в. до н. э. — III в. н. э.Составитель А. А. Масленников

Греческим погребальным обрядом является обычай хоронить детей в амфорах или крупных сосудах (Кастанаян Е. Г., 1959, с. 285 сл.). В Ольвии захоронения в амфорах отмечены в архаический и римский периоды (Книпович Т. Н., 1940а; Парович-Пешикан М. Б., 1974, с. 54; Козуб Ю. I., 1974, с. 26). Они встречаются в Херсонесе (Белов Г. Д., Стржелецкий С. Ф., 1953, с. 33 сл.), реже в Пантикапее — только в V—IV вв. до н. э. (Кастанаян Е. Г., 1959, с. 280 сл.), значительно чаще в азиатской части Боспора. В Фанагории они известны на протяжении всей античной эпохи, встречаются в Гермонассе, Кепах, Танаисе (Блаватский В. Д., 1951в, с. 212; Кобылина М. М., 19516, с. 246; Марченко И. Д., 1956а, с. 105 сл.; Коровина А. К., 1968а, с. 75; Шелов Д. Б., 1961а, с. 88; Арсеньева Т. М., 1977а, с. 106).

Таблица CXXV. Погребальный обряд сельского населения европейского Боспора VI — начала I в. до н. э.Составитель А. А. Масленников

Значительно труднее выяснить вопрос, с какими традициями, связаны захоронения в простых могильных ямах прямоугольной формы или со скругленными углами. Они одинаково характерны для античных и местных могильников. Более показательны дополнительные конструкции в могилах или отдельные черты обряда. Часто встречающиеся деревянные надмогильные перекрытия объясняют влиянием местного погребального обряда (Капошина С. И., 1956а, б; Цветаева Г. А., 1951, с. 67; Кастанаян Е. Г., 1959, с. 258 сл.; Сорокина П. П., 1957, с. 43 сл.). Прием покрытия могил поверх деревянного настила слоем камки встречается в пантикапейском некрополе VI в. до н. э., но особенно широко он распространяется на азиатской стороне Боспора, так как он был обычен у окрестных племен. Могилы с каменными перекрытиями и часто с дном и стенками, выложенными камнем, были одинаково распространены в античном и племенном мире.

Связь погребальных традиций с обрядовыми нормами греческой метрополии особенно отчетливо проявляется в VI—V вв. до н. э. Почти во всех некрополях этого времени покойники, как правило, лежат головой на восток, что считают влиянием греческой традиции, так же, как и обычаи ставить над могилами стелы с надписями и рельефами или антропоморфные надгробия; хоронить в гробах и саркофагах, класть в могилы предметы палестрического характера и монеты. Подбор вещей, которые клали в могилы, зависел от пола и возраста, положения в обществе и материальных возможностей умершего. Все, что употреблялось умершим при жизни, могло быть положено в могилу. Так, в могилу воина клали оружие, юноши-палестрита — стригиль и сосудики для масла, женщины — украшения и статуэтки, ребенка — игрушки. Часто в могилы ставили сосуды и светильники. Терракотовые статуэтки клали в могилы как изображения богов и как любимые вещи. В монументальных склепах стояли жертвенные столы, куда родственники приносили дары умершему.

Таблица CXXVa. Погребальный обряд сельского населения европейского Боспора I в. до н. э. IV в. н. э.Составитель А. А. Масленников

Варварские погребальные традиции проявляются в некрополях почти каждого города. С ними связывают конструкции могил, невосточную ориентировку погребенных, подсыпку и подстилку в могилах, употребление для захоронений деревянных колод, скорченное положение костяков, наличие в могилах красной краски, мела, напутственной пищи и специфические предметы погребального инвентаря, такие, как оружие, ножи, точила, бусы ярких расцветок, лепные курильницы, разбитые зеркала и т. д. Выводы исследователей о том, что считать греческими чертами, что варварскими, часто расходятся. Так, захоронения со скорченными костяками большинством исследователей расцениваются как признаки проникновения в город местного населения, однако, такие захоронения в Херсонесе считают греческими (Лапин В. В., 1966, с. 217; Кадеев В. И., 1973а). Вместе с тем херсонесские захоронения со скорченными костяками первых веков нашей эры связывают с сарматами (Кадеев В. И., 1975, с. 36). По-разному расцениваются находки оружия в могилах. М. И. Ростовцев (Ростовцев М. И., 1925, с. 196, 235) считает, что оружие свидетельствует о принадлежности могил пегреческому населению, а Г. А. Цветаева (Цветаева Г. А., 1951, с. 67 сл.) придерживается мнения, что это могилы греков. Наибольшее распространение в античных некрополях Северного Причерноморья получили, по-видимому, те обычаи, которые соответствовали традициям, распространенным как в греческом, так и варварском мире (Кастанаян Е. Г., 1959, с. 263). К ним относится и устройство на могилах тризны, своего рода поминок, от которых сохранлись скопления костей животных и птиц и множество битой посуды. Остатки тризн встречаются и в грунтовых и в курганных некрополях. Е. Г. Кастанаян констатирует широкое распространение этого обряда в Гомеровской Греции и приходит к выводу, что первые переселенцы перенесли его в Северное Причерноморье, где он и нашел благоприятную почву.

С IV в. до н. э. наблюдается большее разнообразие в типах погребальных сооружений. Во второй половине IV в. до н. э. вначале в Ольвии, а затем и в других городах, появляются земляные склепы. В Ольвии они составляют больше 50% захоронений (Парович-Пешикан М. Б., 1974, с. 19 и сл.). В некрополях Пантикапея, Тузлы, Гермонассы, Кеп,. Фанагории, Тирамбы земляные склепы появляются в III в. до н. э. (Блаватский В. Д., 1951в, с. 189 сл.; Цветаева Г. А., 1951, с. 73; Сорокина II. П., 1957, с. 25 и сл.; Коровина А. К., 1968а, с. 75), в Херсонесе с I в. н. э. (Белов Г. Д., 19486, с. 157). Конструкция их не единообразна. Так, например, в Ольвии наибольшее распространение получили однокамерные склепы с длинным дромосом, в Пантикапее — двухкамерные склепы с обычными входными ямами. Появление склепов в некрополях городов Северного Причерноморья объясняют влиянием античной погребальной традиции Средиземноморья, другие связывают их с проникновением сарматского населения или с традициями, восходящими к эпохе поздней бронзы в Прикубанье. С античной традицией связано широкое распространение (с IV в. до н. э.) черепичных гробниц, хорошо известных в античном мире. В Херсонесе они составляют около четверти всех захоронений (Белов Г. Д., 19486, с. 157). Встречаются они на Боспоре, в том числе в курганных захоронениях (Кобылина М. М., 19516, с. 242; Цветаева Г. А., 1951, с. 71, 73). В Ольвии в могилах находят только отдельные обломки черепицы (Парович-Пешикан М. Б., 1974, с. 13). Видимо, с варварской погребальной традицией связано распространение подбойных могил. В IV — начале III в. до н. э. в Ольвии они составляют около 50% всех могил; в III в. до н. э. их около 28,4% — а во II—I вв. до н. э. их совсем мало. В III в. до н. э. появляются подбойные могилы в Пантикапее. Со II в. до н. э. они там широко распространены и появляются на азиатской стороне Боспора. М. Парович-Пешикан считает, что они ведут свое начало от скифской погребальной традиции сооружения катакомб. На Боспоре их появление связывают с притоком в города сарматского населения.

Для Боспора IV в. до н. э. характерно строительство каменных склепов и склепов, вырубленных в скале. Их форма зависела от грунта (Ростовцев М. П., 1925, с. 255). Над ними большей частью насыпались курганы, но встречаются некрополи с могилами, вырубленными в скале и без курганных насыпей (Капошина С. И., 1959, с. 108 сл.; Гайдукевич В. Ф., 1959б, с. 154 сл.). В Ольвии большая часть каменных склепов относится к эпохе эллинизма и совсем немного к первым векам нашей эры (Парович-Пешикан М. Б., 1974, с. 38). Курганы окружают все города Северного Причерноморья, но особенно много их вокруг Пантикапея. Самые большие из курганов достигают высоты 25 м, но наиболее распространены курганы высотой от 5 до 10 м.

Курганные насыпи для прочности часто делали из нескольких слоев камня, морской травы и земли. Многие курганы вокруг насыпи обносились канавкой или рвом, а также каменной оградой-крепидой. Основная группа курганов Северного Причерноморья была возведена в IV—III вв. до н. э., со II — I вв. до н. э. этот обычай уходит в прошлое, позднее курганов почти не сооружали, для захоронения, как правило, использовали курганы, возведенные в более ранний период. Единичные курганы позднего времени уступают ранним по высоте и по богатству (Цветаева Г. А., 1957а, с. 227 сл.). Чаще всего в курганах прослеживаются те же конструкции могил и черты обряда, что и в грунтовом некрополе. До IV в. до н. э. в могилах преобладают одиночные захоронения. Со строительством склепов появляются захоронения, содержащие несколько костяков, как например, в могильнике второй половины IV — первой половины III в., до н. э. в районе поселка им. Войкова близ Керчи (Капошина С. Я., 1959).

На сельской территории античных городов могильники VI—IV вв. до н. з. как грунтовые, так и курганные, исследовались главным образом, на Керченском полуострове и вблизи Анапы. Они, по-видимому, принадлежали пегреческому населению (Лесков А. М., 1961; Масленников А. А., 1976а,б,в; Яковенко Э. В., 1970, с. 113 сл.). Возможно, только в могильнике у поселения Южно-Чурубашское были погребены боспорские греки — владельцы усадьбы (Кругликова И. Т., 1975а, с. 248). Захоронения VI— IV вв. до н. э. отличаются разнообразием погребальных сооружений и обрядов: простые грунтовые могилы, захоронения в каменных ящиках, составленных из «дикарных» плит часто с каменными обкладками вокруг ящиков, подбойные могилы и склепы. Встречаются одиночные захоронения и могилы, содержащие до 22 погребенных. Ориентировка покойников различна, но преобладает западная. Положение погребенных чаще вытянутое, но встречается и скорченное. Для могильников первых веков нашей эры, открытых у сельских поселений Золотое, Семеновка, Ново-Отрадное, Кыз-Аул, Фронтовое II наиболее характерны простые грунтовые могилы, часто перекрытые плитами и могилы, обложенные каменными плитами с такими же перекрытиями, реже встречаются подбойные могилы и склепы. Встречаются могилы с одиночными и с многократными захоронениями. Преобладает восточная ориентация погребенных (Дирин А. А., 1896, с. 127 сл.; Гайдукевич В. Ф., 1959б, с. 137 сл.; Кругликова И. Т., 1969, с. 98 сл.; Арсеньева Т. М., 1970б, с. 82 сл.; Корпусова В. Н., 1971, с. 86 сл.). Стандартность в наборе погребального инвентаря видимо, свидетельствует о приблизительно одинаковом социальном положении сельского населения в первых веках нашей эры. Раскопан только один могильник конца III— IV вв. у с. Заморское (Корпусова В. Н., 1968, с. 16 сл.), где были земляные могилы с одиночными захоронениями.

К оглавлению книги «Античные государства Северного Причерноморья» | Читать дальше

В этот день:
  • Дни рождения
  • 1887 Родился Михаил Яковлевич Рудинский — украинский и советский археолог, доктор исторических наук, основатель Полтавского краеведческого музея.
  • 1907 Родился Игнас Джей Гельб — американский лингвист польского происхождения, ассириолог, главной заслугой которого является попытка создать общую теорию развития письменности (грамматология).
  • 1937 Родился Марк Борисович Щукин — российский археолог, доктор исторических наук, специалист в археологии римского времени.
Свежие записи

arheologija.ru


Смотрите также