Понтийцы в греции


Понтийский грек - это кто? История понтийских греков

Понтийский грек – представитель греческого этноса, принадлежащие к которому люди задолго до наступления Новой эры освоили побережье Черного моря (по-гречески – Понт). Первоначально их компактное поселение было на северном побережье Турции, а лишь затем они расселились по всему берегу Черного моря.

Понтийские греки – кто они?

Понт – историческое название местности в Малой Азии. Географически она простирается от границы Азербайджана с Турцией, пересекает весь турецкий берег и заканчивается на линии городов Никополь - Акдагма-Дени. Как же оказались греческие переселенцы так далеко от солнечных островов своей родины?

Античные греки зарекомендовали себя как отличные торговцы и колонизаторы. Их родная страна отличалась скудной почвой и гористой местностью. Это создавало приемлемые условия для животноводства, а вот земледельцам приходилось несладко – скудные гористые грунты приносили небольшие урожаи, которых едва хватало для прокорма собственных семей. Как рачительные хозяева, греки не стали развивать заведомо убыточное земледелие, зато открыли для себя перспективы морских богатств и торговых путей.

Торговые пути

Понтийский грек – это моряк и торговец. Он был желанным гостем на всех берегах ойкумены. Греки активно вкладывали средства в развитие собственного флота, прокладывали новые маршруты для торговли с далекими племенами. Именно в местах складирования товаров возникали небольшие поселения мореплавателей и купцов, которые на месте занимались торговлей с туземными народами и втридорога перепродавали экзотические товары в городах Греции, Передней Азии и Ближнего Востока.

Первые города

Самое старое известное поселение понтийских греков обнаружено на побережье Малой Азии, в г. Милите. Через несколько десятков лет, в VIII-IX веках до н. э. возник великолепный Синоп, который и сейчас является жемчужиной турецкого Черноморья. Затем как грибы после дождя возникли города Амиссос, Котиор, Керасунд и многие другие. Древний Геродот не зря говорил, что понтийские греки расселились вокруг Черного моря, как лягушки по краям лужи. Эта метафора точно отражает цели и методы расселения греков.

Несмотря на довольно навязчивую колонизацию, никаких крупных стычек с местными племенами не происходило. Понтийский грек умел разговаривать с воинственными туземцами не с помощью силы, а с помощью звонкой монеты. Такая политика сводила на нет претензии вождей местных народов – если кто и возмущался, переселенцы предпочитали откупаться, а не воевать. Понтийские греки наладили отличный товарообмен – на родину они везли сырье и зерновые культуры, а в далекие города отправляли оливковое масло, вино, гончарные и ремесленные изделия, ювелирные украшения.

Религия и предания Понта

Как же обосновывал свое проживание вдали от родины рядовой представитель древнего народа - понтийский грек? Религия этих поселенцев в основном копировала верования далекой родной страны. Они поклонялись всем верховным богам Олимпа, но и у них были свои любимцы.

До сих пор на побережье Малой Азии имеются остатки храмов Посейдона и Гермеса – покровителей моря и торговли. Имели понтийские греки и свои собственные предания. Например, многие из них предпочитали объяснять свое происхождение мифами о Ясоне и аргонавтах. Возможно, само золотое руно в этом известном предании символизировало богатства черноморского региона, к тому же овечья шкура (руно) – один из главных предметов торговли.

Культура и искусство

Понтийский грек ревностно хранил свою идентичность и провозглашал себя эллином, представителем цивилизации, в противовес варварам – окружающим племенам, которые в тот период находились на стадии разложения родового строя. Население колоний сохранило свою самобытность и дало миру уникальных людей, прославившихся в различных областях деятельности. Философ Диоген, политики Дифил, Ираклид, Стравон. Уже в первом тысячелетии в богословии появились имена Виссариона и других, а Новое время представило такие имена, как Каратзасов, Ипсилантов, Мурузисов и другие.

В разрезе исторических эпох

В период Александра Македонского греческое влияние распространилось на юг Турции – началась эпоха эллинизации. В царствование Митридатов это влияние было по-прежнему очень сильным – в Малой Азии процветал их язык, создавались памятники архитектуры и искусства.

В период расцвета Римской империи понтийский грек становится христианином. Благодаря апостолам Павлу и Петру восточные представители этого народа одни из первых создали раннехристианские общины и признали Иисуса Христа своим Спасителем. Общины выросли в монастыри, где находили прибежище сторонники новой веры.

Греки или ромеи?

Во времена Византии понтийские греки создали собственную провинцию. По велению Юстиниана ее столицей стал Трапезунд (Трабзон). Именно тогда появляется второе самоназвание понтийских греков – ромеи, что значит "подданные Рима" – так иногда называли Византию на Востоке.

Отношения «метрополия-провинция» связывали Понт и Константинополь вплоть до 1204 года, когда столица Восточной Римской империи пала под натиском франков. После этого на карте появляется Никейское государство, которое позднее входит в империю Трапезунда. На протяжении двухсотлетнего своего существования эта империя беспрестанно воевала с окружающими племенами нехристианской веры. Особенно настойчиво атаковали государство ромеев турки, которые в 1461 году завоевали и разграбили Трапезунд.

Мусульманское владычество

Захват Трапезунда означал закат христианства и начало распространения мусульманства на древней земле понтийских греков. Резня, насилие, погромы и насильственная исламизация под страхом лишения жизни – вот что принесло грекам турецкое владычество. Оставшиеся в живых оставили города, пастбища и церкви и отошли высоко в горы, опасаясь религиозных преследований. Но в дальнейшем турецкие власти пошли на некоторые уступки и разрешили грекам развивать определенные виды производства – металлургию и керамику, например.

На протяжении многих веков понтийские эллины оставались одним из самых изолированных народов турецкой империи. Они практически не пересекались с другими христианами, хотя жили рядом с армянами и курдами. Скромное производство, ремесленничество и скудные урожаи, собранные с гористых, неплодородных земель, не привлекали внимания жадных военачальников и верховных турецких чиновников. Возможно, именно поэтому грекам удалось сохранить свой язык и культуру, расширить ареал своего проживания на области Кавказа и Крыма и влиться в мировое сообщество на правах автономной культуры.

Такое положение вещей продолжалось вплоть до 1922 года, когда греки были изгнаны с земель, которые они долгие годы считали родными.

Изгнание

Долгие годы турецкие власти не признают геноцид и преследование армян. Но мало кто знает, что в начале ХХ века гонениям подверглись и другие народности Турции, в том числе понтийские греки. Геноцид этого этноса стал причиной полного искоренения греков с родных земель и их насильственного изгнания с территории Турции. Более 350 тыс. человек были сожжены в церквях и храмах, оставшиеся в живых бежали, бросив все свое имущество. 19 мая стало скорбным днем этого народа. В результате понтийские греки расселились на территориях других государств. Они вынуждены были покинуть родину.

Понтийские греки в России расселились на территории Кубани и на Северном Кавказе. В большинстве своем они разговаривают на русском языке, но сохранили некоторые древние традиции своего народа. Но большинство понтийских греков вернулось к родным берегам Греции.

Так, через 2,5 тысячелетия после того, как первые переселенцы покинули скалистые берега Греции, им пришлось вернуться в родные края. Их одиссея завершилась возвращением на родину. Пожелаем же им счастья.

fb.ru

Откуда пошло название "Понтийские греки" - Русские Афины

Чтобы разобраться в данном вопросе, необходимо начать со всеми нами любимой древнегреческой мифологии, одним из персонажей которой был сын Геи, по имени Понт – бог моря. Впоследствии это имя закрепилось за Черным морем, которое вначале называлось «Аксенос Понтос»– негостеприимное море, а затем «Эвксинос Понтос» – гостеприимное море.

Так, Пиндар (8 в. до Р.Х.), Исиод и последующие авторы, употребляя слово «Понт» подразумевали – именно море, то есть Эвксинский Понт. По мере развития греческой колонизации Северного Причерноморья, у термина «Понт» появляется новое значение, так древние греки начали называть Тавриду.

Но уже после Геродота и Ксенофонта (конец 5-го в. д.Р.Х.), среди древних авторов и географов название Понт окончательно закрепляется за юго-восточной частью Эвксинского Понта, которая располагалась между рекой Галис и Диоскуриадой.

Таким образом, мы наблюдаем, что название моря «Понт» со временем становится названием территории, на которой были образованны греческие колонии.

После смерти Александра Великого и распада его империи, среди прочих эллинистических государств на территории Понта образовалось Понтийское царство, известное в греческой историографии как «Βασίλειο του Πόντου» или «Ποντική Αυτοκρατορία». В период своего зенита Понтийское царство включало в себя Малую Азию, Македонию, Фракию и Тавриду. Но этот период длился недолго и закончился после окончательного поражения в войнах с Римом.

С включением территории Понта во владения Рима, на его территории со временем был образован Диоцез Понт (Διοίκηση Πόντου). В этот период Трапезунд становится главной коммерческой и военной гаванью римского флота на восточном побережье Эвксинского Понта.

Таковым он являлся вплоть до падения Византийской империи в 1204 году, после чего на территории Понта образуется Трапезундская империя, просуществовавшая вплоть до 1461. Но и после ее падения Трапезунд сохранил статус административного центра на территории Понта, ставшей в Османской империи Трапезудским вилайетом.

Таким образом, мы наблюдаем, что на территории, за которой с конца 5-го века д.р.Х. закрепилось название Понт, с конца 4-го века д.р.Х. и до начала 20-го века существовала административно-территориальная образование, основным населением которой всегда были греки.

В результате поражения в Первой мировой войне, Османская империя перешла в фазу распада, вследствие чего на территории Понта образовалось Автономная Республика Понт, просуществовавшая де факто с 1917 по 1919 год, но непризнанная де юре. Вопрос об её признании рассматривался Грецией и странами Антанты в 1917 году, но закончившаяся катастрофой греческая экспедиция в Малую Азию сняла с мировой политической повестки вопрос о создании Республики Понт, и, как следствие, стало причиной массового исхода греков христиан. Одна часть, изгнанных греков Понта направилась в Грецию, другая осела в России.

Те греки, которые прибыли в Грецию, стали называться местным населением Греции - «понтийцами»  - термин, обозначающий место происхождения прибывших греков, каковым является Понт. Точно так же, греки Крита называются «критянами», а греки Фракии - «фракиотами».

Этот краткий исторический экскурс наглядным образом показывает, что у терминов «Понт» и «Понтийский» есть два семантических значения, первое – это название моря, и второе – это территория, расположенная в Малой Азии на юго-восточной побережье Эвксинского Понта.

Таким образом, необходимо констатировать, что термины «понтиец» и «понтийский грек» появились в качестве обозначения для греков - выходцев из Трапезундского вилайета, расположенного на территории Понта, а не для греков, проживающих на побережье Эвксинского Понта.

Соответственно отвечая на вопрос – являются ли все греки постсоветского пространства понтийцами? Ответ, однозначный – нет.

Необходимо подчеркнуть, что термин «Πόντιος» или по-русски «Понтиец» - это экзоним, то есть, так греков Понта называли остальные греки, а не они сами. Греки Понта себя называли «Ρωμαίοι», а свой язык «Ρωμαίικα». И в этом они не являлись исключением: все греки, прежде чем территориально (Крит, Фракия и т.д.) войти в состав Греции или переселиться (греки Понта, Мариуполя и т.д.) называли себя «Ромеями», именно этим именем греки СССР, будь они эллинофоны или тюркофоны, называли себя до того, как переехали в Грецию, а те, кто остались в странах постсоветского пространства, продолжают себя так называть на своём языке, до сих пор.

Среди греков бывшего СССР, помимо понтийских греков, есть мариупольские греки, являющиеся коренными жителями Крыма, и язык их нельзя называть мариупольским наречьем понтийского диалекта, так как греческие лингвисты выделяет его в отдельную категорию, как самостоятельный диалект.

Кроме того, есть балаклавские греки – выходцы из Пелопоннеса, Эпира и Эгейских островов, есть греки - потомки греческих волонтеров и др.

Означает ли это то, что между нами проведена разделительная черта – конечно, нет! Нашей единой этнической общностью является то, что мы все глубоко отождествляем себя с великой историей и культурой своих предков, за что нам не раз приходилось платить самую высокую цену. Именно поэтому все мы, в первую очередь, – греки.

Агафангел Гюрджиев, историк, специально для газеты «МиО». Опубликовано в издании www.agoor.ru

rua.gr

Понтийские греки. Кто они?

Гришко Светлана Алексеевна – научный сотрудник музея 1970-90 годы.Ведущая тема: «История заселения Геленджика. Понтийские греки».Участник конференции «Понтийские греки» г.Пятигорск. Автор публикаций о понтийских греках в сборнике «Вопросы истории понтийских греков в России»в журнале «Краевед Черноморья» № 2, 2000 год, в местных СМИ.

Понтийские греки. Кто они?

История греческой диаспоры в России насчитывает тысячелетия, со времён греческой колонизации Северного Черноморья. Связь двух народов уходит глубокими корнями в историю. Русь, в большей мере, чем другие державы Европы, использовала в своих политических интересах традиции и моральный престиж Византийской империи. Династический брак Ивана III с Софьей Палеолог имел целью подкрепить притязании Руси на роль преемницы. В последствии, русские государи объявили себя прямыми наследниками Византии, а Москву провозгласили «Третьим Римом».

В истории различных государственных образований на территории России, Кавказа и Причерноморья греки сыграли выдающуюся культурно-творческую роль. Местами компактного проживания греков было Закавказье и Черноморское побережье Крыма, Кавказа.

Поселения греков на Черноморском побережье существовали ещё с античных времён, а вот «корни» греков (понтийцев), проживающих в настоящее время в Северной Греции, на Кубани и курорте Геленджик надо искать на Анатолийском побережье Турции. Там, в Малой Азии, на землях бывшей Трапезундской империи. В начале 20 годов XX века предпринимались попытки возродить греческое Понтийское государство, возникшее в 1 тысячелетии до нашей эры, после массовой миграции греков из перенаселённых городов – государств античной Греции на благодатные малоосвоенные земли за морем.

Первыми переселенцами были купцы и мореплаватели, которые не только наладили торговые связи, с местными племенами, но и основали небольшие поселения – колонии, со временем превратившиеся в процветающие города: Пантикопей (Керчь), Баты (Новороссийск), Горгиппия с Синдской Гаванью (Анапа). «…За Синской Гаванью (г. Анапа) народ керкеты. За керкетами народ тореты и эллинский город Торик с гаванью». Так писал о нашей местности древнегреческий географ Псевдо-Скилак а 4 веке до нашей эры.

Это одно из первых упоминаний о греческой колонии на берегу нашей бухты, хотя учёные предполагают, что эти сведения о Торике заимствованы Псевдо-Скилаком из труда Скилака Кариандского. Есть также предположения, что и до начала периода активной колонизации, греки использовали удобную бухту в качестве гавани для стоянки судов, проникая сюда, скорее всего не западным, а южным путём, чему способствовало морское течение. Да и возникновение города было не случайно; бухта соответствовала всем необходимым требованиям при определении места для нового поселения. Это условия безопасности, пригодные для земледелия почвы и наличие гавани для развития морских коммуникаций.

К моменту основания торговой колонии Торик (Торикос) на берегах Средиземного и Чёрного морей существовало большое количество городов-полисов (или колоний), которые в последствии объединились в царства. Вначале на берегах Малой Азии возникло Понтийское, а затем в Северном Причерноморье – Боспорское царство.

Понтийское государство, возникшее на развалинах империи Александра Македонского, в результате ряда захватнических войн покорило почти всю территорию Малой Азии, включая земли Колхиды. Большую роль в будущем развитии Понтийского царства играл г. Милеет – крупный ремесленный и торговый центр… От его причалов в VI веке до нашей эры уходили корабли с купцами и мореплавателями для освоения земель Северного Причерноморья, где в последствии, и было основано Боспорское Царство. На юго-восточной окраине царства располагался г. Торикос. Найденные в окрестностях Геленджика понтийские, боспорские монеты, большое количество фрагментов разнообразной греческой посуды, свидетельствуют о том, что город находился на оживлённом морском торговом пути и играл не последнюю роль. Население города занималось посреднической торговлей, рубкой и продажей леса, земледелием, рыболовством, охотой, и, по-видимому, ремесленным производством.

Здесь бы хотелось привести один факт: в античной Греции, на побережье Аттики существовал город с одноимённым названием – Торикос. Развалины этого античного города в Греции существуют и поныне, неподалёку находится современный город Торик, а рядом порт Лаврио. Такое совпадение даёт возможность предположить что своё название город получил не от местного племени «тореты», а скорее, наоборот. К тому же греческий Торикос был основан на один век раньше, в VII веке до нашей эры.

К большому сожалению, никаких других фактов, подтверждающих эту гипотезу нет и причин тому много. Но главная та, что наш античный Торикос практически полностью разрушен. Одна часть была затоплена морем, а другая уничтожена «благодаря» нерадивости и некомпетентности хозяйственников. И всё-таки, как свидетельствовал римский император Цицерон, все греческие колонии, возникшие на побережье Чёрного моря (а значит, и Торикос), представляли собой как бы кайму, подшитую к бескрайним просторам варварских полей.

В I веке до н.э. греческие колонии, Боспорское и Понтийское царство попадают под власть Римской империи. А через несколько веков (в IV веке до н.э.) империя распадается на 2 части: Западную (Римскую) и Восточную (Византию).

На протяжении столетий менялись названия государств, имена правителей, но связь (вначале только торговая, а в последствии, и динамическая) между северным и южным Причерноморьем сохранялась. Существует она и сейчас, правда только, в основном торговая.

В 1204 году под ударом крестоносцев Византийская империя пала. Но, по истечении времени, она стала вновь возрождаться. Теперь уже отдельными империями и среди них – Трапезундская.

Трапезундская империя занимала важное место в системе экономических и политических связей стран Восточного Средиземноморья и Ближнего Востока. С момента своего образования она была несколько обособлена по отношению к другим греческим государствам Малой Азии. В её власти находились крупнее порты, плодородные земли и богатые различными ископаемыми области на побережье Чёрного моря от Самсуна до Фасиа (река Риони).

Ядро Трапезундской империи составлял Трапезунд – крупный торговый и ремесленный центр. Источником богатств Трапезунда была торговля с Причерноморьем, Кавказом и Месопотамией.

В 1461 году в результате нашествия турецкой армии Трапезундская империя пала. Турецкое иго принесло неисчислимое бедствие греческому и другим народам, христианского вероисповедания. Гонения на христиан сопровождались резнёй. Спасаясь от физического уничтожения, основная масса населения переселяется в горы и на северное побережье Анатолии, т.е. в область древнего Понта Палемонийского.

Турецкое нашествие принесло беды не только народам южного Причерноморья, но и Северного. К этому времени из племён, населявших Черноморское побережье Кавказа, образовалась адыгейская народность. Но «лакомый кусочек» побережья Кавказа, притягивал к себе английских и турецких эмиссаров, да и Россия вела борьбу за выход к Чёрному морю. Очередная русско-турецкая война закончилась в 1829 году победой России и подписанием Адрианопольского договора. Для утверждения своей власти Россия строит на побережье укрепления (форпосты). Самое первое было построено в 1831 году на берегу нашей бухты и, хотя турецкие эмиссары подстрекали адыгов (черкесов) на военные действия, снабжая их английским оружием, взаимоотношения русских солдат и местного населения в большинстве своём, были доброжелательными. Адрианопольский мирный договор определил границы Греции.

Реакционная политика мусульманского духовенства Турции в отношении покорённых народов, боязнь полного физического уничтожения, заставила греков из Турции вновь обратиться за помощью к единоверной России. К этому времени (60-70 года XIX века) в России заканчиваются военные действии на Кавказе. Большая часть адыгов, поддавшись уговорам, уезжает в Турцию, оставшихся – насильно переселяют на Кубань. Но ещё долго в отдельных селениях жили адыгейские семьи. Поэтому названия некоторых населённых пунктов в окрестностях Геленджика, да и само название «Геленджик», сохранили адыгейские корни.

Итак, русский царизм, проводивший колониальную политику на Кавказе, решил проявить «гуманизм». Под предлогом защиты христианского населения Турции и боясь окончательной дискриминации в глазах еврейского общественного мнения, царское правительство даёт согласие на переселение греков в пределы Российской империи.

Такое согласие поднимало престиж России в христианском мире и давало возможность прослыть, с одной стороны, добрым защитником христиан, а с другой стороны – получить дешёвые рабочие руки. В результате правительственных мероприятий, на Кубань направляется официально организованный поток греков из Турции.

Указ царского правительства от 10 марта 1866 года дал возможность не только селиться в России турецкоподданным армянам и грекам, но и защищал их. Известно, что с целью переселения, управление наместника на Кавказе командировало в Турцию агронома Харистова для приглашения армян и греков.

На новых местах они продолжали вести привычный уклад жизни, сложившийся столетиями: держали домашний скот, выращивали табак, виноград. Греки сохранили язык (понтийский), диалект греческого языка и вероисповедание – православие.

Среди понтийцев были и принявшие турецкий язык (так называемые «урумы» – их поселения сохранились в Западной Грузии). Некоторая же часть греков изъяснялась на своеобразном языке, диалекте турецкого, но с большим количеством греческих слов.

В результате неудавшейся попытки образования греческой республики Понт на Анатолическом побережье Турции, новый поток переселенцев из Турции относится к 20-м годам прошлого столетия.

В 1921 году был подписан договор Советской России с Турцией. Зафиксирована новая граница, по которой Карская область и другие районы отошли к Турции. В этом же году подписывается договор между Грецией и Турцией. Оба договора предусматривали право на обмен мирного населения. Но это было только на бумаге, ибо началось очередное жестокое истребление христиан и ещё один этап трагической истории греков-понтийцев.

Многие греки уезжали в Россию, с тем, чтобы затем перебраться в Грецию, но многие оседали на местах, ранее обжитых предшественниками.

До сих пор нет возможности установить, какое количество понтийцев переселилось в Россию и на Черноморское побережье Кавказа. Можно только отметить, что основных потоков переселенцев было два: после 1866 года и в 1920-21 годах. Однако, каждая война, будь то русско-турецкая или греко-турецкая, заставляла людей покидать родные места и искать другие, чтобы выжить и растить детей.

На Черноморском побережье и Кубани греки селились компактными группами, которые обосновывались в трёх наиболее заселённых регионах: Анапа, Геленджи, в нескольких селах Крымского района, Туапсе, Сочи, а также в районах Адлера, Краснодара, Горячего Ключа, Нефтегорска.

Начиная с 1864-1866 стали появляться греческие поселение в Геленджике и сёлах близ него: Прасковеевке, Пшаде, Кабардинке, Адербиевке. Писатель беллетрист Семён Васюков в книге «Край гордой красоты» писал: «…община смешанная и состоит из русских и греков с преобладанием первых, русских 776 душ и греков 92..» в Прасковеевке же, как упоминает С.Васюков, «проживало греков 300 душ, русских 100».

Спустя несколько десятилетий, в Геленджике и окрестных селениях были построены церкви: в Кабардинке – в 1892 году, в Прасковеевке – 1896 году, в Адербиевке приход был открыт в 1892 году, а в 1906 году построена каменная церковь. Обычно при церквях открывались школы. Вначале служба в церкви и преподавание в школах велись только на одном языке – русском, позже на обоих: русском и греческом.

До настоящего времени здания церквей сохранилисьтолько в Прасковееке и Адербиевке. К сожалению, не удалось пока установить место, где находилась церковь в Кабардинке. В годы войны она была разрушена. Известно, что в 1892 году временно обязанности священника исполнял Авраам Трандофилов.

Не сохранилось здание греческой церкви и в Геленджике. По воспоминаниям геленджичанок К.И.Игнатиади, К.В.Сыровой, она располагалась на пересечении современных улиц Садовой и Красных Партизан. Не сохранилось здание Народного дома, располагавшегося на углу улиц Ленин и Серафимовича. В Народном доме проводились вечера танцев для молодёжи, работали кружки. А.И.Папа-Лазариди рассказывала, что в 1924 году была создана труппа народного театра, руководил которой Карамшиди. Труппа ставила спектакли на русском и греческом языках.

До 1937 года в Геленджике существовали греческий клуб, несколько кофеен, греческая школа.

Очень часто жители города – и русские, и греки – собирались на поляне (территории школы №1), где проводились народные гуляния. Греки играли на народных инструментах: лире, зурне, пели народные песни, исполняли мужской танец «Лазико» а потом – все вместе «Тригону».

С 1937 года греки, как и многие другие народы СССР, подверглись жестоким гонениям. Закрылись греческие церкви, все учебные заведения, начались массовые выселения в Сибирь и Среднюю Азию. Лишённый всех гражданских и национальных прав, Греко-понтийский советский народ стал безвинной жертвой.

Но, несмотря на невзгоды, благодаря своему жизнелюбию, трудолюбию, способности стойко бороться с притеснениями, народ выжил и сумел сохранить свои обычаи и обряды.

www.gelengreek.ru

Понтийские греки - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

(перенаправлено с «»)Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 8 ноября 2016; проверки требуют 6 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 8 ноября 2016; проверки требуют 6 правок. Понтийцы на севере Турции в кон. 1950-х гг.

Понти́йцы (понтийские греки; греч. Πόντιοι, Ποντιακός Ελληνισμός, Έλληνες του Πόντου, Ρωμαίοι; тур. Pontus Rumları) — этническая группа греков, потомки выходцев из исторической области Понт на северо-востоке Малой Азии (современная Турция). Самоназвание — ромеи (римляне). Говорят на понтийском языке.

Заселение греками черноморского побережья[ | ]

Традиционный деревенский понтийский дом

Первые намеки греческого присутствия в Черноморской области могут быть прослежены в греческой мифологии. Это — область, куда Ясон и аргонавты приплыли в поисках Золотого Руна. Миф был записан Аполлонием Родосским в его работе, «Аргонавтика». Современные историки датируют экспедицию Арго приблизительно в 1200 году до н. э., основываясь на описании, данном Аполлонием.

Первой засвидетельствованной греческой колонией был Синоп, основанный на северных берегах древней Анатолии приблизительно в 800 году до н. э. Поселенцы Синопа были торговцами от Ионийского греческого города-государства Милета. После колонизации берегов Чёрного моря, известного до того времени греческому миру как Pontos Axeinos (Неприветливое Море), название было измененно на Pontos Euxeinos (Гостеприимное Море). Вдоль всей Черноморской береговой линии на территории сегодняшних государств Турции, Болгарии, Грузии, России, Украины и Румынии число греческих колоний росло. Область Trapezus, позже названная Трапезундом, теперь Трабзоном, была упомянута Ксенофонтом в его «Анабасисе Кира», где описывается, как он и другие 10 000 греческих наёмников в 401 году до н. э. прибыли к берегам Понта и высадились там. Ксенофонт упоминает, что когда при виде моря они кричали Thalassa! Thalassa! («Море! Море!»), местные жители поняли их. Целый диапазон торговли процветал среди различных греческих колоний, но также и с местными племенами, которые населяли Понт внутри страны. В скором времени Трапезунд занял ведущую роль среди других колоний, и область поблизости стала сердцем греческой культуры и цивилизации понтийцев.

Эта область была собрана в царство в 281 году до н. э. Митридатом I Понтийским, линия родословной которого восходила ко времени Ариобарзана I, правителя греческого города Киоса. Самым видным потомком Митридата I был Митридат VI Понтийский, который между 90 и 65 годами до н. э. вёл Митридатовы войны — три тяжёлых войны против Римской республики, перед тем как в конечном счете стать побежденным. Митридат VI расширил своё царство к Вифинии, Крыму и Пропотосу перед его падением после Третьей Митридатовой войны.

Однако царство всё же выжило как вассальное Риму государство, теперь называемое Боспорским царством и находящееся в Крыму до IV века нашей эры, когда эти территории были захвачены гуннами. Остальная часть Понта стала частью Римской империи, в то время как гористая территория (Халдия) была полностью включена в Византийскую империю в течение VI века.

Цалкинские греки[ | ]

Цалкинские греки — особая группа понтийских греков Грузии, проживающие в Цалкинском районе. «Цалкинские греки» — название, не являющееся этническим и используется понтийскими греками побережья Грузии. Самоназвание — урумы. Основная территория их размещения — Цалкский, Тетрицкаройский, Дманисский, Болнисский муниципалитеты Южной Грузии, а также соседние районы Армении[1]. Говорили на цалкском языке.

В 1991 году грекам бывшего СССР разрешили выезд за границу. Начался массовый отъезд греков на историческую родину.

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

Ссылки[ | ]

  • Понтийские греки. Кто они? Геленджикское общество греков (Сайт gelengreek.ru)
  • Понтийский геноцид (сайт pravmir.ru)
  • ГРЕЧЕСКИЙ МАРТИРОЛОГ
  • Michel Bruneau (ed.), Grecs pontiques: Diaspora, identité, territoires, Centre National de la Recherche Scientifique (Cnrs) Éditions, Paris, 1998
  • Nikos Doukas, The Pontian muslims at the target of Turkey
  • About Pontic Culture of Anatolia
  • The official web site of the Pontian Federation of Greece
  • Web site of everything Pontian
  • World wide Pontian Forum
  • Pontian Federation of Australia
  • Pontian Association in Stuttgart, Germany
  • Pontian Association in South Russia
  • Pontian web site catalogue
  • Pontian Association in Frankfurt, Germany / Verein der Griechen aus Pontos in Frankfurt
  • Pontian International site
  • Internet Radio «Akrites tou Pontou»
  • Pontian folk music
  • Tsiambasin, traditional Pontic song
  • Trebizond Greek: A language without a tongue
  • All about Pontic culture
  • Website with map showing colonization of the Black Sea by Greek
  • The Incredible Odyssey of the Black Sea Greeks
  • Greek Penetration of the Black Sea
  • Кузнецов И. В. Pontica Caucasica Ethnica. Центр понтийско-кавказских исследований. Краснодар, 1995
  • http://genocide-greeks.ru/ Геноцид греков Понта

encyclopaedia.bid

Понтийские греки Греции

 

Греки-понтийцы – потомки эллинов, заселявших территории вокруг Черного моряВ результате политики насильственной исламизации и геноцида, проводившегося младотурками против многих меньшинств турецкой империи, с 1914 по 1923 г. погибло свыше 350 тыс. понтийцев. 19 мая Греция, и прежде всего сами понтийцы, отмечает установленный греческим парламентом в 1994 году День памяти геноцида против понтийских греков, хотя Турция, естественно, отрицает, что он имел место, как, впрочем, и в случае с армянами, когда резня шла еще в более широких масштабах.

От преследований в Турции понтийцы бежали на запад и на восток. До и сразу после так называемой малоазиатской катастрофы 1922 года сотни тысяч понтийцев попали в Грецию и еще столько же – в Россию-СССР.

Сегодня греки-понтийцы проживают на всей территории Греции. У понтийцев есть своя религиозная святыня – Панагия Сумела. К святой иконе, написанной евангелистом Лукой и спасенной в 20-е годы XX века из одноименного монастыря в Малой Азии, теперь находящейся в храме в божественно красивом месте на севере Греции, раз в году устраивается грандиозное паломничество. В стране имеются понтийские театральные коллективы, музыканты, поэты, публицисты, политики и, разумеется, бизнесмены.

Илья Иванович Метикидис, репатриант из России, генеральный директор фирмы "Русвуд" и президент греко-российской компании "Лесной терминал", не только успешно действует в Греции, но и инвестировал в Россию 3 млн. долларов.

В Греции принят и действует закон об обустройстве греков-репатриантов из стран бывшего СССР, существует Национальный Фонд по приему и обустройству греков зарубежья. Репатриантам выделяются земельные участки, выдаются займы на покупку домов и даже продовольственная помощь. Процесс "приземления" на новой-старой родине не может быть гладким по определению хотя бы из-за мировоззренческих, психологических и культурных различий между вновь прибывшими и коренным населением, а также обычных для Греции бюрократических рогаток и препон. Так, примерно 50 тыс. греков-понтийцев еще живут здесь по туристическим визам и до сих пор не могут получить греческого гражданства. К тому же не всегда эти меры достаточно продуманны. Например, идея заселить понтийцами территорию Фракии с ее постоянно увеличивающимся мусульманским населением, которое считает себя турками, чтобы "исправить" этнический баланс в регионе, фактически провалилась, поскольку в регионе нет работы, и люди, покрутившись там, быстро уезжают в большие города – Салоники или Афины, где поселяются обычно в "своих" районах.

Согласно опросам, основные проблемы, которые волнуют сегодня понтийцев: безработица – 58,1%, отсутствие собственного жилья (за аренду квартиры приходится отдавать значительную часть заработка) – 25,3%, трудности с получением греческого гражданства – 10,4%.

К числу русскоговорящих греков можно отнести так называемых "партизан". Это греческие коммунисты, бежавшие в 1949 году в СССР после поражения в гражданской войне, и их дети, вернувшиеся сюда, как правило, вскоре после падения режима "черных полковников". Эти люди привезли с собой на родину хорошее образование, которое их теперь кормит, и русский язык, который они также с удовольствием употребляют. В СССР они не только освоили русский, но и не забыли свой родной, греческий. У них есть в Греции родственники, и имеется возможность получить наследство – важный фактор благосостояния в Греции. Эта категория русскоговорящих греков имеет большие привилегии и социальные блага, о которых позаботилось управляющее долгое время Грецией правительство социалистов. Естественно, понтийцы и "коммунисты" с настороженностью и плохо скрываемой неприязнью относятся друг к другу.

Как видим, русскоговорящая Греция фрагментарна и раздроблена, и ей совершенно не "грозит" ситуация, созданная в Израиле нашими бывшими русскоговорящими соотечественниками. Русской партии к Греции нет и не будет, по крайней мере, в обозримом будущем.

 

greece-portal.ru

Путешествие в Грецию или элины и понтийцы и греческий салат

Сгущёнка по 2 евро, греческо-русский суржик и «русский салат»: журналистка Ольга Сытник рассказывает о жизни наших соотечественников в Греции.Печенье «Буратино», сгущёнка варёная и простая, селёдка, пряники, бублики, варенье, водка – одним словом, вполне привычный ассортимент русского застолья. Но очень странно себя чувствуешь, когда видишь в магазине ценник: «Сгущённое молоко. 1,90 евро».

Такие магазины греки называют «русскими». Вывески на них, понятное дело, на русском, продавцы понимают этот язык, а некоторые весьма неплохо на нём изъясняются. Но главное – ассортимент в таких магазинчиках представлен особый. Например, покупателю здесь предложат гречку, которую греки вообще не едят.Музыка предков. Понтийцы хранят многие свои традиции, например, продолжают играть на понтийских лирах По-русски можно не только поговорить или отобедать, но и почитать. В одном магазинчике (не в «русском», в обычном) среди десятков журналов и газет я встретила хорошо знакомые «Аргументы и факты», «Факты», «Московский комсомолец» и ещё несколько популярных русскоязычных изданий.

«Русский тут знают все. Куда не выйдешь – кругом русские», – так описала мне ситуацию владелица небольшого магазинчика под Салониками армянка средних лет. Причём она имела в виду постоянно живущих в Греции людей, а не туристов, приезжающих в курортный сезон.Женщина обосновалась в Греции давно и в свой родной Ереван возвращаться навсегда не собирается. Мол, что там делать, а тут «есть всё». Например, она хвалит греческую систему образования: «Всё честно, будь ты хоть сын министра».

«Русскими» греки называют всех выходцев из бывшего СССР – грузин, армян, украинцев, белорусов. К русским они относят даже понтийцев – с этим народом вообще отдельная история. Жителями так называемого Понта считаются те греки, которые родились и выросли на побережье Чёрного моря: в Украине, России, Грузии, Турции или Армении. Ведь даже сейчас в Донецкой области на берегу Азовского моря есть целые греческие деревни.

Но грек, который родился и вырос на территории самой Греции, никогда не скажет, что он и понтиец – это одно и то же. Моя знакомая понтийка Катя объясняет это так: «Мы все греки, только они – эллины, а мы – понтийцы».

Отношение эллинов к понтийцам ухудшилось после распада Союза, когда исчез «железный занавес» и этнические греки хлынули на историческую родину. Эти ребята повидали в СССР многое, поэтому, попав в Грецию, не растерялись и подзаработали.Дело в том, что фамилии понтийцев и эллинов имеют разные окончания: понтийские чаще всего оканчиваются на «-дис» (мужские) и «-ду» (женские), а у эллинов обычно на «-ос» и «-у». Чтобы стать «настоящими греками», приезжие меняли окончания фамилий. Это фактически означало смену фамилии – как если бы, скажем, Петров превратился в Петренко. На новое имя они брали кредит и… уезжали туда, откуда приехали! На старой родине аферисты снова жили под своей старой фамилией, но уже с «новыми» деньгами. Найти такого человека было практически невозможно.

Обидно, но именно эти случаи мошенничества запомнились грекам лучше, чем что-то хорошее. А хорошего о понтийцах можно сказать много. Например, моя подруга Катя хочет выйти замуж именно за понтийца. Она говорит, что у этих мужчин, в отличие от эллинов, другое отношение к женщинам – честь девушки имеет большое значение.

Понтийцы берегут и другие старинные традиции, тогда как греки стали более европеизированными. Выходцы из Понта сохранили свою музыку и танцы – они хоть и похожи на греческие, но всё же немного отличаются. Катя, например, может играть на понтийской лире – этот струнно-смычковый инструмент похож на скрипку, только он узкий и без гитарных изгибов. Во время игры на лире опорой для инструмента служат ноги.

Родной вкус. В русских магазинах торгуют в числе прочего и таким важным стратегическим продуктом, как сгущёнка Выходцы из бывшего Союза говорят не только на чистом русском, но и на весьма специфическом языке, который я для себя назвала «суржиком». Было очень забавно слушать телефонный разговор молодой девушки в троллейбусе, которая, строя с подружкой планы на вечер, смешивала русский и греческий в соотношении примерно 80:20.Летом вдобавок к «местным» русским приезжают русские туристы, и тогда знакомая речь заполняет весь город. Возгласы вроде «Маша, иди сюда!», «Оля, мы на кассе!» или «Куда ты побежала?» слышатся сплошь и рядом.

Но «главный русский», которого в Греции знают все, – это салат. Здесь он именно так и называется — «росики салата», хотя для жителей постсоветского пространства это блюдо извест-но под названием «оливье». Я думаю, такое имя главному новогоднему лакомству греки дали в отместку за свой «греческий салат», который на родине – просто «сельский».

uaplace.com

Понтийский геноцид | Православие и мир

19 мая – день памяти жертв понтийского геноцида.

 

Геноцид 1916-1922 гг. – самая трагическая страница истории понтийского народа. Понтийцам пришлось много вынести на протяжении трех тысячелетий своей истории, но геноцид был страшнее всех ранее бывших несчастий – ведь он отнял у греков Черного моряне только родных и близких, но и Родину. При этом очевидно, что память о геноциде необходима не только потомкам и родственникам погибших – знать о таких страшных событиях в истории человечества нужно всем. Ведь, забывая о боли другого, проходя равнодушно мимо, человек убивает в себе частицу своей “человечности” – a этого нельзя допускать, чтобы подобные трагедии не могли вновь повториться…

1.Понтийские греки – кто они?

1.1 Немного истории

Понт Эвксинский (Εύξεινος Πόντος), или просто Понт (Πόντος) – так с древнейших времен называли греки Черное море. Первые греческие поселения на южных его берегах (современная Турция, Кавказ) появились уже за 800 лет до Рождества Христова Они были основаны греками-ионийцами, выходцами из Аттики, Иониии с островов Эгейского моря. Первый город – Синоп – был построен в 785 году до Р.Х.; потом появились и другие. Вскоре все южное, а потом и северное Черноморье стали почти полностью греческими; уроженцами южного Понта были многие выдающиеся люди античности, такие как Диоген и Страбон.

В IV веке до Р.Х. на южном побережье Черного моря образовалось независимое Понтийское царство,  на трон которого в 301 г. до Р.Х. взошел царь Митридат I. С этого времени именно за территорией этого царства закрепилось наименование «Понт», а весь регион в целом начал развиваться независимо от остальных греческих земель.

Династия, основанная Митридатом, успешно правила Понтом вплоть до 1 века до Р.Х. Понтийское царство крепло и богатело, в его городах процветали наука и искусство. Последним царем династии был Митридат VI Эвпатор, правивший с 120 по 63 гг. до Р.Х. Он дольше всех остальных греческих правителей сопротивлялся римской экспансии, но все же был побежден, и Понт потерял независимость, подчинившись Риму.

В 35 г. по Р.Х. св. апостол Андрей проповедовал в Понте христианскую веру, и это стало началом новой – христианской – эпохи понтийской истории. Понт дал миру многих великих святых, таких как мученик Евгений Трапезундский, святитель Василий Великий, святой Филарет Милостивый… Здесь же в 386 г. на горе Мелас был основан один из первых христианских монастырей – обитель Богородицы Сумельской (Παναγία Σουμελά – Панагия Сумела, от понтийского “σου Μελά”, т.е. “на Меласе”). В 9 веке афинские монахи, святые Варнава и Софроний, перевезли в монастырь из Афин древнюю чудотворную икону Богоматери Афинской, написанной, по преданию, апостолом Лукой. С тех пор икона эта известна как образ Богородицы Сумельской. Она стала главной святыней Понта, а в страшные годы геноцида – к которым мы еще вернемся – “ушла в изгнание” вместе с понтийским народом.

В эпоху Средневековья Понт был частью Империи Ромеев (европейским историкам больше известной как “Византия”, хотя сами греки-ромеи свое государство так никогда не называли). В конце XI века, когда почти вся византийская Малая Азия была захвачена сельджуками, византийский военачальник святой Феодор Гаврас отстоял территорию Понта, положив, таким образом, начало процессу восстановления его самостоятельности. А когда в 1204 году Константинополь был захвачен крестоносцами, внук византийского императора Андроника I Комнина, Алексий Комнин, основал на территории Понта новое государство – т.н. Трапезундскую империю (по названию столицы – города Трапезунда). Эта империя продолжала существовать под властью династии Великих Комнинов и после освобождения Константинополя от крестоносцев, вплоть до 1461 г., когда она была окончательно завоеванатурками-оcманами.

В тяжелые годы османского ига понтийцы всеми силами старались сохранить свою веру, язык и культуру, несмотря на многочисленные и подчас очень жестокие попытки завоевателей исламизировать и “отуречить” коренное население. Правда, небольшая часть понтийцев – жители области Офлу – все же была насильно исламизирована, но и среди этих людей большинство продолжалo тайно отправлять христианские обряды, превратившись в т.н. “криптохристиан”. Сохранили офлиты и греческий язык и обычаи. И это неудивительно – ведь  к началу 20 века история понтийского насчитывала уже почти 3 тысячи лет непрерывного существования богатейшей политической и культурной традиции.

1.2 Культура и язык

Как уже было сказано выше, в силу исторических обстоятельств, а также из-за удаленности Понта от материковой Греции понтийцы уже с позднеантичных времен развивались практически независимо от остальных частей греческого этноса. В результате у понтийцев (самоназвание: «ромеи») образовалась своя, достаточно своеобразная культура, хотя и имеющая много общих черт с т.н. “элладской” культурой (то есть культурой собственно Греции), но во многом и отличающаяся от нее. Диалект греческого языка, на котором говорят сегодня понтийцы, также очень своеобразен – настолько, что некоторые лингвисты считают возможным называть его не “диалектом”, а отдельным понтийским языком.

Благодаря своей относительной изоляции в Причерноморье, понтийский язык сохранил много архаичных

черт: его лексика и грамматика имеют гораздо больше общего с древнегреческим языком, чем с языком современной Греции. Вообще, понтийский архаичнее новогреческого; его можно поставить примерно между византийским койнэ и современным греческим языком. С другой стороны, за долгое время общения понтийских греков с другими народами Малой Азии и Кавказа в понтийский язык вошло немало слов из персидского, турецкого и различных кавказских языков. Все это очень затрудняет понимание понтийского греками из Греции – фактически современный эллин (грек из Греции) не может понять понтийца без предварительной подготовки.

Понтийская культура в целом также сохранила множество архаичных – древнегреческих и византийских – черт. Но это обширная тема, требующая отдельного глубокого исследования.

2. Геноцид – как это было

К началу 20 века османское правительство всерьез опасалось выхода Понта из-под своей власти, как это уже произошло с Грецией, Сербией и Болгарией. К тому же среди понтийцев было немало высокообразованной интеллигенции и успешных предпринимателей, занимавших видное положение в обществе и оказывавших значительное влияние на османскую экономику. Поэтому “решительные меры” по искоренению греческого элемента готовились турецкими властями уже давно – и воплотились в жизнь после 1908 года, когда к власти пришла партия “младотурок”, провозгласивших лозунг “Турция – для турок!”. В сентябре 1911 года на младотурецкой конференции открыто обсуждался вопрос об уничтожении этнических (особенно христианских) меньшинств страны, к которым в первую очередь относились греки и армяне.

“Турция решила обьявить своим христианским подданным войну на уничтожение”.

Сефкер-паша, премьер-министр Турции, 1909 г. (Цитата приведена послом Германии в Турции Вангенхаймом в донесении канцлеру Германии от 24 июня того же года)

Крестный путь понтийского народа начался в 1914 году, после вступления Османской империи в Первую Мировую войну на стороне Германии. Под предлогом “неблагонадежности” множество мужчин-понтийцев от 18 до 50 лет под конвоем отправили в т.н. “рабочие батальоны” (“амеле табуру”) вглубь Малой Азии. На деле это были концентрационные лагеря, где людей заставляли трудиться в нечеловеческих условиях, практически без пищи, воды и медицинской помощи. Наказанием за малейшую провинность был немедленный расстрел. В “амеле табуру” погибли тысячи понтийцев, а также представителей других христианских народов.

Но, вопреки ожиданиям младотурок, репрессии не сломили понтийцев – напротив, они подтолкнули понтийских патриотов к решительным действиям. Многие мужчины Понта ушли в горы, где организовали партизанские отряды; а среди понтийской интеллигенции Кавказа (почти полностью принадлежавшего России) окончательно созрело решение о создании независимой Понтийской республики. Главными вдохновителями этой идеи были Константин Константиниди из Марселя, Василий Иоанниди и Феофилакт Феофилакту из Батуми, Иоанн Пасалиди из Сухуми, Леонид Ясониди и Филон Ктениди из Екатеринодара, а также митрополит Трапезундский Хрисанф (Филиппидис), будущий Архиепископ Афинский, а также митрополит Амасийский Герман (Каравангелис). Кроме партизанского движения, надеялись и на помощь Российской империи, ведшей боевые действия против Турции как союзника Германии.

В 1916 г. в Трапезунд вступили российски евойска. За несколько дней до этого турецкий губернатор Мехмет Джемаль Азми официально передал власть над городом Владыке Хрисанфу со словами: “Когда-то мы взяли Трапезунд у греков, и теперь грекам отдаем его”.

Когда русские войска подошли к городу, их встретил сам Владыка и жители города, с цветами. Казалось, вековой мечте понтийских греков о свободе суждено было сбыться…

Но крайне тяжелая ситуация на австро-германском фронте мешала продвижению российской армии вглубь Малой Азии , а у понтийских партизан было недостаточно сил и оружия для самостоятельной борьбы. Поэтому после того, как Россия овладела областью Трапезунда, правительство младотурок на остававшихся под его властью территориях начало жестокую расправу с понтийцами, теперь уже официально объявленными “предателями” и “союзниками русских”. Bсе остававшееся в живых мужское население Понта предполагалось физически уничтожить, а остальных – депортировать вглубь страны. Этот план не замедлили претворить в жизнь. Вот лишь несколько беспристрастных свидетельств очевидцев:

«…все греческое население Синопа и округа Кастаноми подверглось выселению. “Выселение” и “уничтожение” в представлении турок одно и то же, поскольку те из греков, кто не был убит, неизбежно должны будут умереть от голода или болезней».

Германский консул в Самсуне Кухофф. Из донесения в Берлин от 16 июля 1916 г.

“26 ноября Рафет-бей сказал мне: “Мы должны покончить с греками, как покончили с армянами”. (…) 28 ноября Рафет-бей сказал мне: “Сегодня я послал вглубь провинции военные отряды, с приказом убивать любого встреченного ими грека”. Я всерьез опасаюсь истребления всего греческого населения и повторения событий прошлого года [т.е. резни, как это было с армянами]”.

Консул Австро-Венгрии в Самсуне Квятковский. Из донесения Министру Иностранных Дел Австро-Венгерской империи от 30 ноября 1916 г.

“Бергфельд и Шеде, наши консулы в Самсуне и Керасуне, сообщают об убийствах и выселении местного населения. Пленных не берут. Деревни сжигают дотла. Семьи греческих беженцев, состоящие в основном из женщин и детей, ведут под конвоем к Севастии. Беженцы терпят огромные лишения”.

Посол Германии в Турции Кульман. Из донесения Канцлеру Германии от 13 декабря 1916 г.

Понтийцев – женщин, детей, стариков – выселяли из домов в 24 часа, не разрешая брать с собой практически ничего из имущества, выстраивали в колонны и пешком, под конвоем солдат, гнали вглубь страны. Оставленные деревни разграбляли и сжигали – нередко прямо на глазах у выселяемых. В пути с депортируемыми обращались очень жестоко: им не давали практически никакой пищи, гнали вперед без отдыха по бездорожью, под дождем и снегом, так что многие не выдерживали и умирали прямо на ходу от истощения и болезней. Конвоиры насиловали женщин и девушек, расстреливали людей за малейшую провинность, а иногда и просто без повода. Большинство депортируемых погибло в пути. Но и те, кто перенес путь, оказались в ничуть не лучшем положении – они попали в настоящие “лагеря смерти”. Так, в одном из таких “мест назначения”, местечке Пирк, содержались депортированные жители города Триполи. По свидетельствам выживших, из 13.000 (тринадцати тысяч) понтийцев, отправленных в Пирк, остались в живых только 800 человек.

В 1917 году в России произошел октябрьский переворот, власть перешла в руки большевиков. Сразу же после заключения в 1918 году Брест-Литовского мира российские войска покинули Трапезунд, оставив его жителей на произвол судьбы. Турецкая армия и “четы” (бандитские шайки, неофициально поощряемые турецким правительством) хлынули в город и окрестные деревни, грабя и убивая. Cпасаясь от смерти, множество жителей Восточного Понта бежали на Кавказ.

Но борьба за независимость, раз начавшись, уже не могла прекратиться: на территории России, в Ростове, местными понтийскими деятелями был создан Центральный Понтийский Совет, люди жертвовали на борьбу деньги и оружие, а из Марселя Константин Константиниди отправлял воззвания к жителям Понта и главам европейских государств.

В это время в Понтийских горах набирало силу партизанское сопротивление. Главными очагами партизанской борьбы были области Пафра, Санда и Орду; вскоре партизанские отряды появились и в областях Трапезунда и Карса. Понтийские паликары (воины) сопротивления сражались отчаянно: об их подвигах ходили легенды. Успеху партизанского движения способствовало и то, что во главе отрядов стояли талантливые и опытные военачальники – такие, как Васил-ага (Василий Анфопулос), Антон Чаушиди, Стилиан Козмиди, Эвклид Куртиди, Пандел-ага (Пантелеимон Анастасиади) и многие другие. Некоторые из них были в прошлом офицерами российской армии на Кавказе и имели большой боевой опыт; так, Васил-ага в награду за проявленную храбрость получил от императора Николая II почетное золотое оружие (саблю). Впоследствии, уже будучи предводителем партизан, Анфопулос настолько прославился своим мужеством и военным талантом, что зачастую достаточно было одного его имени, чтобы обратить в бегство турецкий отряд.

В 1919 г., всего через год после окончания Первой Мировой Войны, началась греко-турецкая война 1919-1922 гг. Греческое наступление в Малой Азиистало сигналом новому этапу истребления понтийцев – фактически все они были объявлены вне закона. Вся ярость турок обрушилась на тех, кто не мог сопротивляться: на мирное население понтийских городов и деревень.

По всему Понту начались неслыханные зверства: грабежи, убийства, изнасилования… Понтийцев целыми семьями запирали в церквях и школах и сжигали живьем – например, в городе Пафра подобным образом были сожжены около 6.000 (шести тысяч) человек, в основном женщин и детей. Из тех жителей Пафры, кто избежал смерти в огне, примерно 90% (порядка 22.000) были расстреляны или зарезаны; все женщины, девушки и даже маленькие девочки перед смертью были изнасилованы, а грудным младенцам турецкие солдаты разбивали головы о стены домов. В городе Амасии и близлежащих деревнях из 180.000 греков погибли 134.000; в городе Мерджифунде были вырезаны все жители поголовно; в Триполи, Керасунде, Орду и многих других городах были уничтожены практически все жители мужского пола… И это лишь малая толика того, что творилοсь тогда по всему Понту.

Продолжались и массовые депортации, принявшие теперь еще больший размах и проводившиеся с еще большей жестокостью. Вот, например, что рассказывает Мария Качиди-Симеониди, одна из немногих, кто выжил в то страшное время:

«Я родилась в деревне Мурасул, недалеко от Севастии (Сиваса) (…) В 1920 г., незадолго до Пасхи, турецкие солдаты явились в нашу деревню и велели нам всем отправляться с ними, взяв с собой только то, что мы могли унести. Мы нагрузили ослов пищей в дорогу, но вскоре, когда мы шли по бездорожью, большинство переметных сум порвалось, и мы остались без еды: турки нас не кормили. По дороге турецкие конвоиры насиловали женщин и девушек; одна из них забеременела. Недалеко от Телукты мы попали в снежную бурю, и половина наших людей погибла. От Телукты нас повели через Сус-Язусу, совершенно безводную пустыню; многие умерли там от жажды. Потом, когда мы наконец дошли до реки, все бросились к воде; люди так торопились напиться, что многие упали в воду и утонули. Наконец, нас привели к Фиратриме, курдской деревне, и велели тут остановиться. В это время та девушка, что забеременела от конвоира, родила двойню; турки взяли новорожденных, разрубили их пополам и бросили в реку. Там же, на берегу реки в Фиратриме, они расстреляли еще много наших людей…»

Понтийцы Кавказа, имевшие доступ к средствам сообщения, взывали к главам европейских государств о помощи жителям Понта. Но Греция была поглощена политическими дрязгами, а также неудачами на анатолийском фронте; Англия занимала “нейтральную”, а по сути – антигреческуюпозицию; а другие «великие державы», по сути, открыто выступали против интересов понтийского народа. Единственной надеждой мирного населения Понта стали в этих условиях партизаны. Они по-прежнему героически сражались, но оставшись без всякой поддержки и практически не имея возможности пополнять запасы оружия (в то время как турецкая армия Кемаля постоянно получала деньги и оружие от большевиков), не могли изменить ход войны. Отстаивать независимость Понта, в то время как его мирным жителям грозило поголовное уничтожение, становилось практически невозможно. И тогда главной целью партизан стало спасение своего народа от полного уничтожения: они сражались с турецкой армией за жизнь понтийских христиан и переправляли беженцев за пределы Понта. Именно героическому сопротивлению паликаров-партизан обязаны жизнью 135.000 жителей Понта, спасшихся на Кавказе, и около 400.000 эвакуированных в Грецию.

24 июля 1923 г., через год после поражения Греции в войне, между Турцией и Грецией был заключен мирный договор, в который входило соглашение об обмене населением. В соответствии с этим соглашением в Грецию было переправлено в том числе и все оставшееся в живых греческое население Понта.

Выселения с родины избежали лишь исламизированные греки Офлу, считавшиеся единоверцами турок и потому не подвергавшиеся преследованиям, а также те немногие семьи, кому удалось выдать себя за турок (в Турции того времени еще не существовало развитой системы удостоверения личности, как в Европе, и подобные вещи были иногда возможны). Но эти последние были с тех пор обречены вести двойное существование “тайных греков”, оказавшись в еще более сложном положении, чем остальные криптохристиане. В целом же, согласно оценкам официальных источников того времени и современных историков, в результате геноцида было физически уничтожено около 353.000 понтийцев. Оставшиеся в живых лишились родины и вынуждены были уйти в изгнание.

В настоящее время понтийцы проживают компактными группами на Кавказе (Южная Россия, Грузия, Армения) и в Северной Греции (Македония и Западная Фракия). Значительная по численности понтийская диаспора существует в Казахстане, Узбекистане, Германии, Австралии, Канаде и США; существуют понтийские общины и во многих других странах мира. Общее число понтийцев, имеющих возможность проявлять свою этническую принадлежность, составляет на сегодняшний день более двух миллионов человек.

Кроме того, в самом Понте, согласно турецким источникам, сегодня проживает около 300.000 исламизированных греков; из них примерно 75.000 сохраняют понтийские язык и обычаи (как уже было отмечено выше, многие из этих греков являются криптохристианами). Можно с уверенностью утверждать и о сохранении присутствия в Турции весьма значительного количества “тайных греков” (в том числе понтийцев), хотя по понятным причинам иx точную численность установить невозможно. Таким образом, общее количество представителей коренного населения Понта на территории Турции приближается к нескольким сотням тысяч человек.

3. Заключение

Понтийский геноцид на сегодняшний день официально признан только Грецией, Кипром, Арменией, Швецией и американским штатом Нью-Йорк. Причины этого – не сомнения в историческом факте уничтожения понтийского народа (официальные документы тех лет и свидетельства очевидцев различных национальностей убедительно доказывают реальность геноцида), а уже упоминавшиеся в начале статьи недостаточные информированность и (что еще важнее) недостаточная заинтересованность международного сообщества: вопрос о международном признании понтийского геноцида был впервые поднят 27 сентября 2006 года, на заседании парламента Европейского Союза. Днем Памяти понтийского геноцида объявлено 19 мая.

Понтийцы во всем мире не теряют надежды на восстановление исторической и человеческой справедливости. А значит – не слабеет и их упование на то, что понтийский народ сможет вернуться на землю своих предков. На достижение этой цели направлена деятельность понтийских организаций, ведущаяся под лозунгом «Понт жив!» (Ζει ο Πόντον!). Как поется в понтийской песне «наш народ вновь расцветет и принесет новые плоды».

www.pravmir.ru


Смотрите также