Прометей мифы древней греции


Древнегреческий миф о Прометее: краткое содержание

Самым популярным из греческого фольклора является миф о Прометее, краткое содержание которого мы передадим в нашей статье. История эта имеет массу интерпретаций. Различные источники приписывают герою различные деяния - от сотворения человечества до построения цивилизации. 3-4 кандидатуры (по разным источникам) претендуют на роль отца, и столько же называется возможных матерей. Даже факт похищения огня описан по-разному.

Первоисточник – древнегреческая классика

Самым популярным источником считаются «Мифы и легенды Древней Греции» Н. А. Куна. В этой книге миф о Прометее, краткое содержание которого изучается всеми еще в школе, занимает одно из центральных мест. Сам миф лег в основу трагедии Эсхила «Прикованный Прометей». От произведения великого древнегреческого трагика сохранилась только вторая часть. Первая и третья были утеряны. Во всех источниках о мудром и могучем титане, несмотря на некоторые несовпадения, основные моменты жизни и деятельности указаны одни и те же – он украл у богов огонь, передал его людям, за это был прикован к скале, и орел ежедневно (по некоторым версиям, каждые три дня) выклевывал его печень. Собственно, это и есть суть произведения «Миф о Прометее», краткое содержание которого известно большинству людей во всем мире. А почему украл, как это совершил, была ли еще причина ненависти к нему Зевса – об этом надо говорить более-менее подробно.

Абсолютно положительный герой

Надо сразу отметить, что Прометей – образ однозначно положительный. Он никого не убивал случайно или в гневе, как Геракл, он ни с кем не ссорился из-за трофеев, как Ахилл, и не проводил жизнь в пирах, интригах и разгуле, как беспутный Зевс и остальные боги. Вообще, читая «Мифы и легенды», часто ловишь себя на мысли, что поступки и богов, и героев в большинстве своем лишены логики и последовательности. Прометей – натура цельная, героическая, возвышенная и трагическая. Его образ считается «вечным» в мировом искусстве и литературе. Греческий миф о Прометее соединяет в этом образе черты, присущие Богу-отцу и Иисусу Христу – титан и создатель человечества, вылепивший первых людей из глины, и герой, пошедший во имя счастья людей на невиданные муки.

Истинный бог – добрый и справедливый

По одной из версий, в те незапамятные времена, когда не было еще Древней Греции, у людей, населявших эти земли, именно Прометей был верховным божеством. В эллинской мифологии роль создателя человечества за ним оставили. Миф о Прометее, краткое содержание которого не подразумевает подробное описание процесса создания первых людей, повествует о том, почему, по этой версии, далекие пращуры были такими слабыми и беззащитными. Рассказывает легенда и о том, что значит имя героя – оно переводится как «провидец», потому что он один знал будущее, или как «думающий перед». То есть попросту умница или гений. Принимавший участи в лепке брат звался Эпиметей, или «думающий после».

Родственные связи

Второй брат Прометея, Атлант, все держит и держит небо. Глупый Эпиметей наделал много бед. Мудрый титан хотел создать человека совершенным, равным богам. Почему-то на это было отпущено строго ограниченное число умений и навыков, которые слабый мозгами Эпиметей израсходовал на животных. А по другой версии, вообще извел на них всю глину. В результате Прометей сотворил людей, отщипывая по кусочку глины от каждого из животных. Очень похоже на правду – не обладает человек ни силой, ни хваткой, ни хитростью, ни чутьем животного в полной мере, но слабые черты каждого зверя в людской натуре присутствуют. Еще Эпиметей привадил Пандору, принесшую в мир людей распри, войны и болезни.

Боги очень любят жертвоприношения

Первые люди были слабыми и беззащитными. Тем не менее, каким-то образом они сообразили, что в жертву богам можно отдавать кости, сжигая их на алтарях, а себе оставляли лучшие куски.Боги разгневались. Древний миф о Прометее рассказывает, что мудрый титан с целью защиты своих глиняных творений, в которые он вдохнул жизнь, обманул злопамятного и мстительного Зевса, заставив его самого из двух частей разрубленного животного выбрать кости. «Эгидодержавный» запомнил и стал мстить людям целенаправленно. Ненавидя своего двоюродного, по одной из версий, брата и советника, «бог богов и людей» решил уничтожить человечество и создать новое. Когда-то титаны восстали против Зевса, и победил он их только благодаря помощи перешедшего на его сторону Прометея и его матери Геи.

Причина раздора – любовь к людям

Прометей один не боялся гнева Зевса. Он не только отстоял человечество, но и подарил ему огонь, украденный на небесах. И тут у авторов нет согласия. Один древнегреческий миф о Прометее утверждает, что огонь был украден в кузнице друга Гефеста и вынесен в тростнике, другой – что пламя было доставлено при помощи пылающего факела, зажженного прямо на Олимпе (есть версии, что именно этот факел и является символом Олимпийских игр). Конечно же, это был мужественный поступок богоборца, ненавидящего тиранию самодура и гуляки. Но дело ведь, собственно, не в борьбе с Зевсом, дело в искренней любви к человечеству. Прометей, спустившись в пещеры, научил людей всему. Он наделил существа душой, вдохнул в них разум и способность мыслить. Объяснил основы всех наук и ремесел. Люди начали писать, читать, понимать звезды, знать все о недрах земли, добывать полезные ископаемые и обрабатывать их. Человечество получило сведения о медицине и кулинарии, научилось обрабатывать землю и выращивать хлеб. Еще Прометей объяснил людям сущность молнии как носительницы искры, обеспечив таким образом человечество огнем навсегда. Ведь Зевсу без молний – никуда, и, стало быть, есть откуда брать огонь.

Истинная подоплека

Мудрец научил людей даже строить корабли – так свидетельствует миф о Прометее. Кратко обо всем рассказать трудно. Процесс преображения человечества оказался настолько увлекательным, что некоторые боги, уставшие от постоянного потребления нектара, стали охотно помогать Прометею. Терпение верховного божества лопнуло, или он просто дождался нужного момента. Дело в том, что будущее знал только Прометей, в том числе и то, что ожидает самого Зевса, который умирал от страха – какой из сотен сынов его свергнет, как когда-то он батюшку Крона. Надо упомянуть, что у главного бога-олимпийца были еще имена – Кронид или Кронион, в честь отца, и Дий. Так вот, Крониду необходимо было знать, к какой из женщин нельзя приближаться, потому что дело было поставлено на поток, и кончина была неизбежной – герой, способный свергнуть его, обязан был родиться. И только Провидец знал заветное имя и не разглашал тайну, несмотря на все уловки. Под предлогом кражи огня героя приковали к скале – не сказал мирно, скажет под пытками.

Герой на все времена

Самый распространенный миф Древней Греции о Прометее свидетельствует о том, что прикован титан был к скалам Кавказского хребта. Зевс часто гневался, а в гневе бывал безумен, выражалось это в том, что молнии он метал ежеминутно и куда попадя. Одна из них угодила в горы Кавказа, образовав карниз. К нему и приковали титана, причем изощренно – грудь ему пробили металлическим острием, выкованным другом Гефестом. Он же, вздыхая и сокрушаясь, и вонзил клин. Затем со стонами удалился в компании бездушной Силы и Власти, осуществляющей акцию. С какой стороны ни посмотри, Прометей – единственный герой из всех «Мифов и легенд», соответствующий данному понятию в общечеловеческом смысле этого слова. У него одна правда, и он следует ей, не колеблясь, до конца. Причем у него не «та» правда, которая «у каждого своя». Это высшее понимание добра и зла. И очень хорошо, что истинная причина зверств Зевса отходит на второй план, и остается миф о Прометее, кратко который выглядит так – герой дал людям огонь, в прямом и переносном смысле, и пошел за это на смертную муку.

Пытка, растянувшаяся на тысячелетия

Никто и никогда, ни в одной стране мира не может сравниться с жертвенным и великим образом Прометея. Поэтому он и живет в наши дни, и знает его каждый, и песни о нем побеждают на современных конкурсах («...дари огонь, как Прометей…»). Хотя Зевс, угрожая ему карой, обещал полное забвение его имени неблагодарным человечеством. И просто странно, почему этому богу, с такой однобокой славой, принимавшему крайне противоречивые решения в делах мира и войны, так долго поклонялись греки как высшему божеству. Века томился прикованный к скале Прометей. Периодически Зевс присылал к нему то своего сына Гермеса, то титана Океана или других, покорившихся деспоту посланников, с единственным требованием, как в том фильме - «Имя, брат». Но великомученик не сдавался.

Пророки всегда обречены

Каждый раз кара увеличивалась - то низвергнет его Кронион в мрачный Тартар вместе со скалой, то извлечет и натравит орла. Так гласит миф о Прометее, содержание которого в большей своей части посвящено именно моменту несения Прометеем своего наказания. Даже просто понаслышке каждый знает, что к прикованному герою регулярно прилетал орел, чтобы клевать отрастающую за время его отсутствия печень. Столетия Прометей был распят на скале без прилетов птицы. А затем орел являлся очень долго, по свидетельствам некоторых источников - 30 тысячелетий продолжалась немыслимая пытка. И Зевс, потрясенный непоколебимостью героя, якобы сдался. С этого момента начитается миф о Геракле и Прометее.

Он все знал заранее

Свое освобождение Провидец предсказал за тысячелетия до рождения любимого сына Великодержавного. Бедная корова Ио, мучимая оводом, в припадке безумия проносилась мимо распятого титана, который предсказал ей, что очень нескоро, но проклятие ревнивой Геры потеряет силу, и что одна из бывших подружек ее мужа станет основательницей рода, в котором со временем появится могучий герой, непобедимый Геракл. Все так и случилось. Геракл убил кровожадного орла и разрубил оковы мученика. В благодарность Прометей предупредил Зевса о том, что ему нельзя приближаться к Фетиде, и вообще ее лучше выдать замуж за смертного, потому что от бога у нее родится непобедимый герой. Так и поступили, в мужья был назначен Пелей, в браке с которым на свет появился Ахилл. Чтобы все равно остаться на высоте положения, Зевс заставил кузнеца Гефеста из звена цепи Прометея выковать кольцо и вставить в него в виде камня часть скалы, на которой висел герой. А Прометей должен был вечно носить кольцо, не снимая.

fb.ru

Прометей. Мифы и легенды Древней Греции

Миф о том, как Прометей был прикован по повелению Зевса к скале, изложен по трагедии Эсхила «Прикованный Прометей».

Эсхил рассказывает о том, как Зевс, правящий всем миром в качестве жестокого тирана, наказывает восставшего против него титана Прометея. Могучий титан вопреки воле Зевса похитил с Олимпа огонь и дал его людям; он дал им знания, научил земледелию, ремеслам, постройке кораблей, чтению и письму; этим Прометей сделал жизнь людей счастливее и поколебал власть Зевса и его помощников – олимпийских богов. Но главная вина Прометея, та, что он не хочет открыть Зевсу тайну, от кого родится у Зевса сын, который будет могущественнее его и свергнет его с престола.

Пустынная, дикая местность на самом краю земли, в стране скифов. Суровые скалы уходят за облака своими остроконечными вершинами. Кругом – никакой растительности, не видно ни единой травки, все голо и мрачно. Всюду высятся темные громады камней, оторвавшихся от скал. Море шумит и грохочет, ударяясь своими валами о подножие скал, и высоко взлетают соленые брызги. Морской пеной покрыты прибрежные камни. Далеко за скалами виднеются снежные вершины кавказских гор, подернутые легкой дымкой. Постепенно заволакивают даль грозные тучи, скрывая горные вершины. Все выше и выше поднимаются по небу тучи и закрывают солнце. Еще мрачнее становится все кругом. Безотрадная, суровая местность. Никогда еще не ступала здесь нога человека. Сюда-то, на край земли, привели слуги Зевса скованного титана Прометея, чтобы приковать его несокрушимыми цепями к вершине скалы. Неодолимые слуги громовержца, Сила и Власть, ведут Прометея. Громадные тела их словно высечены из гранита. Не знают сердца их жалости, в их глазах никогда не светится сострадание, их лица суровы, как скалы, которые стоят вокруг. Печальный, низко склонив голову, идет за ними бог Гефест со своим тяжелым молотом. Ужасное дело предстоит ему. Он должен своими руками приковать друга своего Прометея. Глубокая скорбь за участь друга гнетет Гефеста, но не смеет он ослушаться своего отца, громовержца Зевса. Он знает, как неумолимо карает Зевс неповиновение.Сила и Власть возвели Прометея на вершину скалы и торопят Гефеста приниматься за работу. Их жестокие речи заставляют Гефеста еще сильнее страдать за друга. Неохотно берется он за свой громадный молот, только необходимость заставляет его повиноваться. Но торопит его Сила:– Скорей, скорей бери оковы! Прикуй могучими ударами молота Прометея к скале. Напрасна твоя скорбь о нем, ведь ты скорбишь о враге Зевса.Сила грозит гневом Зевса Гефесту, если он не прикует Прометея так, чтобы ничто не могло освободить его. Гефест приковывает к скале несокрушимыми цепями руки и ноги Прометея. Как ненавидит он теперь свое искусство – благодаря нему он должен приковать друга на долгие муки. Неумолимые служители Зевса все время следят за его работой.– Сильней бей молотом! Крепче стягивай оковы! Не смей их ослаблять! Хитер Прометей, искусно умеет он находить выход и из неодолимых препятствий, – говорит Сила. – Крепче прикуй его, пусть здесь узнает он, каково обманывать Зевса.– О, как подходят жестокие слова ко всему твоему суровому облику! – восклицает Гефест, принимаясь за работу. Скала содрогается от тяжких ударов молота и от края до края земли разносится грохот могучих ударов. Прикован, наконец, Прометей. Но это еще не все, нужно еще прибить его к скале, пронзив ему грудь стальным, несокрушимым острием. Медлит Гефест.– О, Прометей! – восклицает он. – Как скорблю я, видя твои муки!– Опять ты медлишь! – гневно говорит Гефесту Сила. – Ты все скорбишь о враге Зевса! Смотри, как бы не пришлось тебе скорбеть о самом себе!Наконец все окончено. Все сделано так, как повелел Зевс. Прикован титан, а грудь его пронзило стальное острие. Издеваясь над Прометеем, говорит ему Сила:– Ну вот, здесь ты можешь быть, сколько хочешь надменным; будь горд по-прежнему! Давай теперь смертным дары богов, похищенные тобой! Посмотрим, в силах ли будут помочь тебе твои смертные. Придется тебе самому подумать о том, как освободиться из этих оков.Но Прометей хранит гордое молчание. За все время, пока приковывал его Гефест к скале, он не проронил ни единого слова, даже тихий стон не вырвался у него, – ничем не выдал он своих страданий.Ушли слуги Зевса, Сила и Власть, а с ними ушел и печальный Гефест. Один остался Прометей; слушать его могли теперь лишь море да мрачные тучи. Только теперь тяжкий стон вырвался из пронзенной груди могучего титана, только теперь стал он сетовать на злую судьбу свою. Громко воскликнул Прометей. Невыразимым страданием и скорбью звучали его сетования:– О, божественный эфир и вы, быстронесущиеся ветры, о, источники рек и несмолкающий рокот морских волн, о, земля, всеобщая праматерь, о, всевидящее солнце, обегающее весь круг земли, – всех вас зову я в свидетели! Смотрите, что терплю я! Вы видите, какой позор должен нести я неисчислимые годы! О, горе, горе! Стонать я буду от мук и теперь, и много, много веков! Как найти мне конец моим страданиям? Но что, же говорю я! Ведь я, же знал все, что будет. Муки эти не постигли меня нежданно. Я знал, что неизбежны веления грозного рока. Я должен нести эти муки! За что же? За то, что я дал великие дары смертным, за это я должен страдать так невыносимо, и не избежать мне этих мук. О, горе, горе!Но вот послышался тихий шум как бы от взмахов крыльев, словно полет легких тел всколыхнул воздух. С далеких берегов седого Океана, из прохладного грота, с легким дуновением ветерка принеслись на колеснице к скале океаниды. Они слыхали удары молота Гефеста, донеслись до них и стоны Прометея. Слезы заволокли, как пеленой, прекрасные очи океанид, когда увидели они прикованного к скале могучего титана. Родным был он океанидам. Отец его, Япет, был братом отца их, Океана, а жена Прометея, Гесиона, была их сестрой. Окружили скалу океаниды. Глубока их скорбь о Прометее. Но слова его, которыми клянет он Зевса и всех богов-олимпийцев, пугают их. Они боятся, чтобы Зевс не сделал еще более тяжкими страдания титана. За что постигла его такая кара, этого не знают океаниды. Полные сострадания, просят они Прометея поведать им, за что покарал его Зевс, чем прогневал его титан.Прометей рассказывает им, как помог он Зевсу в борьбе с титанами, как убедил он мать свою Фемиду и великую богиню земли Гею стать на сторону Зевса.Зевс победил титанов и сверг их, по совету Прометея, в недра ужасного Тартара. Завладел Зевс властью над миром и разделил ее с новыми богами-олимпийцами, а тем титанам, которые помогали ему, не дал громовержец власти в мире. Зевс ненавидит титанов, боится их грозной силы. Не доверял Зевс и Прометею и ненавидел его. Еще сильнее разгорелась ненависть Зевса, когда Прометей стал защищать несчастных смертных людей, которые жили еще в то время, когда правил Крон, и которых Зевс хотел погубить. Но Прометей пожалел не обладавших еще разумом людей; он не хотел, чтобы сошли они несчастными в мрачное царство Аида. Он вдохнул им надежду, которой не знали люди, и похитил для них божественный огонь, хотя и знал, какая кара постигнет его за это. Страх ужасной казни не удержал гордого, могучего титана от желания помочь людям. Не удержали его, и предостережения его вещей матери, великой Фемиды.С трепетом слушали океаниды рассказ Прометея. Но вот на быстрокрылой колеснице принесся к скале сам вещий старец Океан. Океан пытается уговорить Прометея покориться власти Зевса: ведь должен же он знать, что бесплодно бороться с победителем ужасного Тифона. Океан жалеет Прометея, он сам страдает, видя те муки, которые терпит Прометей. Вещий старец готов спешить на светлый Олимп, чтобы молить Зевса помиловать титана, хотя бы даже мольбами за него он навлек на самого себя гнев громовержца. Он верит, что мудрое слово защиты часто смягчает гнев. Но напрасны все мольбы Океана, гордо отвечает ему Прометей:– Нет, старайся спасти самого себя. Боюсь я, чтобы сострадания не принесли вреда тебе. До дна исчерпаю я все зло, которое послала мне судьба. Ты же, Океан, страшись вызвать гнев Зевса мольбою за меня.– О, вижу я, – грустно отвечает Океан Прометею, – что этими словами заставляешь ты меня вернуться назад, не достигнув ничего. Верь же мне, о, Прометей, что привела меня сюда лишь забота о твоей судьбе и любовь к тебе!– Нет! Уходи! Скорей, скорей спеши отсюда! Оставь меня! – восклицает Прометей.С болью в сердце покинул Океан Прометея. Он умчался на своей крылатой колеснице, а Прометей продолжает рассказ свой океанидам о том, что сделал он для людей, как он облагодетельствовал их, нарушив волю Зевса. В горе Мосхе, на Лемносе, из горна своего друга Гефеста похитил Прометей огонь для людей. Он научил людей искусствам, дал им знания, научил их счету, чтению и письму. Он познакомил их с металлами, научил, как в недрах земли добывать их и обрабатывать. Прометей смирил для смертных дикого быка и надел на него ярмо, чтобы могли пользоваться люди силой быков, обрабатывая свои поля. Прометей впряг коня в колесницу и сделал его послушным человеку. Мудрый титан построил первый корабль, оснастил его и распустил на нем льняной парус, чтобы быстро нес человека корабль по безбрежному морю. Раньше люди не знали лекарств, не умели лечить болезни, беззащитны были против них люди, но Прометей открыл им силу лекарств, и ими смирили они болезни, Он научил их всему тому, что облегчает горести жизни и делает ее счастливее и радостнее. Этим и прогневал он Зевса, за это и покарал его громовержец.Но не вечно будет страдать Прометей. Он знает, что злой рок постигнет и могучего громовержца. Не избегнет он своей судьбы! Прометей знает, что царство Зевса не вечно: будет он свергнут с высокого царственного Олимпа. Знает вещий титан и великую тайну, как избежать Зевсу этой злой судьбы, но не откроет он этой тайны Зевсу. Никакая сила, никакие угрозы, никакие муки не исторгнут ее из уст гордого Прометея.Кончил Прометей свою повесть. С изумлением слушали его океаниды. Дивились они великой мудрости и несокрушимой силе духа могучего титана, осмелившегося восстать против громовержца Зевса. Опять овладел ими ужас, когда услыхали они, какой судьбой грозит Зевсу Прометей. Они знали, что если эти угрозы достигнут Олимпа, то ни перед чем не остановится громовержец, лишь бы узнать роковую тайну. Полными слез глазами смотрят на Прометея океаниды, потрясенные мыслью о неизбежности велений сурового рока. Глубокое молчание воцарилось на скале; его прервал лишь неумолкающий шум моря.Вдруг вдали раздался чуть слышный, едва уловимый стон скорби и боли. Вот опять донесся он от скалы. Все ближе, громче этот стон. Гонимая громадным оводом, посланная Герой, вся в крови, покрытая пеной, несется в неистовом, безумном беге обращенная в корову несчастная Ио, дочь речного бога Инаха, первого царя Арголиды. Истомленная, обессиленная скитаниями, истерзанная жалом овода, остановилась Ио перед прикованным Прометеем. Громко стеная, рассказывает она, что пришлось вынести ей, и молит вещего титана:– О, Прометей! Здесь, на этом пределе моих скитаний, открой мне, молю тебя, когда же кончатся мои муки, когда же, наконец, найду я покой?– О, верь мне, Ио! – ответил Прометей, – лучше не знать тебе этого, чем знать. Много еще стран пройдешь ты, много встретишь ужасов на своем пути. Твой тяжкий путь лежит через страну скифов, через высокий снежный Кавказ, через страну амазонок к проливу Босфору, так назовут его в честь тебя, когда ты переплывешь его. Долго будешь ты затем блуждать по Азии. Ты пройдешь мимо страны, где живут несущие смерть Горгоны; на их головах извиваются, шипя, змеи, вместо волос. Остерегайся их! Остерегайся грифов (Грифы – чудовища с орлиными крыльями и головой и с львиным телом, сторожившие на крайнем севере Азии золотые россыпи; аримаспы – мифический народ, живший по соседству с грифами и ведший с ними непрекращавшуюся борьбу) и однооких аримаспов; и их ты встретишь на своем пути. Наконец, достигнешь ты Библинсхих гор, с них низвергает свои благодатные воды Нил. Вот там-то, в стране, которую орошает Нил, у его устья найдешь ты, наконец, покой. Там вернет тебе Зевс твой прежний прекрасный образ, и родится у тебя сын Эпаф. Он будет властвовать над всем Египтом и будет родоначальником славного поколения героев. Из этого рода произойдет и тот смертный, который освободит и меня из оков. Вот что, Ио, поведала мне о судьбе твоей мать моя, вещая Фемида.Громко воскликнула Ио:– О, горе, горе! О, сколько страданий сулит мне еще злой рок! Сердце трепещет в груди моей от ужаса! Вновь овладевает мной безумие, снова вонзилось огненное жало в мое истерзанное тело, опять лишаюсь я дара речи! О, горе, горе!Безумно вращая глазами, в бешеном беге понеслась прочь от скалы Ио. Словно подхваченная вихрем, мчалась она вдаль. С громким жужжанием несся за ней овод, и, как огнем, жгло его жало несчастную Ио. Скрылась она в облаках пыли из глаз Прометея и океанид. Все тише и тише доносились до скалы вопли Ио, и замерли они, наконец, вдали, подобно тихому стону скорби.Молчали Прометей и океаниды, скорбя о несчастной Ио, но вот воскликнул гневно Прометей:– Как ни мучь ты меня, громовержец Зевс, но все же настанет день, когда и тебя повергнут в ничтожество. Лишишься ты царства, и свергнут, будешь во мрак. Исполнятся тогда проклятия отца твоего Крона! Никто из богов не знает, как предотвратить от тебя эту злую судьбу! Лишь я знаю это! Вот сидишь ты теперь, могучий, на светлом Олимпе и мечешь громы и молнии, но они тебе не помогут, они бессильны против неизбежного рока. О, повергнутый во прах, узнаешь ты, какая разница между властью и рабством!Страх затуманил очи океанид, и ужас согнал краску с их прекрасных ланит. Наконец, простирая к Прометею свои руки, белые, как морская пена, воскликнули они:– Безумный! Как не страшишься ты грозить так царю богов и людей, Зевсу? О, Прометей, еще более тяжкие муки пошлет он тебе! Подумай о судьбе своей, пожалей себя!– На все готов я!– Но ведь склоняется, же мудрый пред неумолимым роком!– О, молите, просите вы пощады! Ползите на коленях к грозному владыке! А мне – что мне громовержец Зевс? Чего бояться мне его? Не суждена мне смерть! Пусть делает, что хочет, Зевс. Недолго ему властвовать над богами!Едва промолвил эти слова Прометей, как по воздуху быстро, словно падающая звезда, пронесся посланник богов Гермес и, грозный, предстал перед Прометеем. Его послал Зевс потребовать, чтобы титан открыл тайну: кто свергнет Зевса и как избегнуть веления судьбы? Гермес грозит ужасной карой Прометею за неповиновение. Но могучий титан непреклонен, с насмешкой отвечает он Гермесу:– Мальчишкой был бы ты, и детским был бы ум твой, если бы ты надеялся узнать хоть что-нибудь. Знай, что я не променяю своих скорбей на рабское служение Зевсу. Мне лучше быть здесь прикованным к этой скале, чем стать верным слугой титана Зевса. Нет такой казни, таких мук, которыми мог бы Зевс устрашить меня и вырвать из уст моих хоть единое слово. Нет, не узнает он, как спастись ему от судьбы, никогда не узнает тиран Зевс, кто отнимет у него власть!– Так слушай же, Прометей, что будет с тобой, если ты откажешься исполнить волю Зевса, – отвечает титану Гермес. – Ударом своей молнии он низвергнет эту скалу с тобою вместе в мрачную бездну. Там, в каменной темнице, много, много веков лишенный света солнца, будешь терзаться ты в глубоком мраке. Пройдут века, и снова подымет тебя Зевс на свет из бездны, но не на радость подымет он тебя. Каждый день будет прилетать орел, которого пошлет Зевс, и острыми когтями и клювом будет он терзать твою печень; вновь и вновь будет вырастать она и все ужасней будут твои страдания. Так будешь ты висеть на скале до той поры, пока другой не согласится добровольно сойти вместо тебя в мрачное царство Аида. Подумай, Прометей, не лучше ль покориться Зевсу! Ведь ты же знаешь, что Зевс никогда не грозит напрасно!Непреклонным остался гордый титан. Разве могло что-нибудь устрашить его сердце? Вдруг задрожала земля, все кругом потряслось; раздались оглушительные раскаты грома, и сверкнула нестерпимым светом молния. Забушевал неистово черный вихрь. Словно громады гор, поднялись на море пенистые валы. Заколебалась скала. Среди рева бури, среди грома и грохота землетрясения раздался ужасный вопль Прометея:– О, какой удар направил против меня Зевс, чтобы вызвать ужас в моем сердце! О, высокочтимая мать Фемида, о, эфир, струящий всем свет! Смотрите, как несправедливо карает меня Зевс!Рухнула со страшным грохотом скала с прикованным к ней Прометеем в неизмеримую бездну, в вековечный мрак (Этим кончается трагедия Эсхила «Прикованный Прометей»).Протекли века, и снова поднял Зевс на свет из тьмы Прометея. Но страдания его не кончились; еще тяжелее стали они. Опять лежит он, распростертый на высокой скале, пригвожденный к ней, опутанный оковами. Жгут его тело палящие лучи солнца, проносятся над ним бури, его изможденное тело хлещут дожди и град, зимой же хлопьями падает снег на Прометея, и леденящий холод сковывает его члены. И этих мук мало! Каждый день громадный орел прилетает, шумя могучими крыльями, на скалу. Он садится на грудь Прометея и терзает ее острыми, как сталь, когтями. Орел рвет своим клювом печень титана. Потоками льется кровь и обагряет скалу; черными сгустками застывает кровь у подножия скалы; она разлагается на солнце и невыносимым смрадом заражает кругом воздух. Каждое утро прилетает орел и принимается за свою кровавую трапезу. За ночь заживают раны, и вновь вырастает печень, чтобы днем дать новую пищу орлу. Годы, века длятся эти муки. Истомился могучий титан Прометей, но не сломлен его гордый дух страданиями.Титаны давно примирились с Зевсом и покорились ему. Они признали его власть, и Зевс освободил их из мрачного Тартара. Теперь они, громадные, могучие, пришли на край земли к скале, где лежал скованный Прометей. Они окружили его скалу и убеждают Прометея покориться Зевсу. Пришла и мать Прометея, Фемида, и молит сына смирить свой гордый дух и не противиться Зевсу. Она молит сына сжалиться над ней – ведь так невыносимо страдает она, видя муки сына. Сам Зевс забыл уже свой прежний гнев. Теперь держава его сильна, ничто не может поколебать ее, ничто не страшно ему. Да и правит он уже не как тиран, он охраняет государства, хранит законы. Он покровительствует людям и правде среди них. Только одно беспокоит еще громовержца – это та тайна, которую знает один Прометей. Зевс готов, если Прометей откроет ему роковую тайну, помиловать могучего титана. Уже близко время, когда кончатся муки Прометея. Уже родился и возмужал великий герой, которому суждено судьбой освободить от оков титана. Непреклонный Прометей по-прежнему хранит тайну, изнывая от мук, но и его начинают покидать силы.Наконец, и великий герой, которому суждено освободить Прометея, во время своих странствований приходит сюда, на край земли. Герой этот – Геракл, сильнейший из людей, могучий, как бог. С ужасом смотрит он на мучения Прометея, и сострадание овладевает им. Титан рассказывает Гераклу о злой судьбе своей и пророчествует ему, какие еще великие подвиги предстоит ему совершить. Полный внимания, слушает титана Геракл. Но еще не весь ужас страданий Прометея видел Геракл. Вдали слышится шум могучих крыльев – это летит орел на свой кровавый пир. Он кружится высоко в небе над Прометеем, готовый спуститься к нему на грудь. Геракл не дал ему терзать Прометея. Он схватил свой лук, вынул из колчана смертоносную стрелу, призвал стреловержца Аполлона, чтобы верней направил он полет стрелы, и пустил ее. Громко зазвенела тетива лука, взвилась стрела, и пронзенный орел упал в бурное море у самого подножья скалы. Миг освобождения настал. Принесся с высокого Олимпа быстрый Гермес. С ласковой речью обратился он к могучему Прометею и обещал ему немедленно освобождение, если откроет он тайну, как избежать Зевсу злой судьбы. Согласился, наконец, могучий Прометей открыть Зевсу тайну и сказал:– Пусть не вступает громовержец в брак с морской богиней Фетидой, так как богини судьбы, вещие мойры, вынули такой жребий Фетиде: кто бы ни был ее мужем, от него родится у нее сын, который будет могущественней отца. Пусть боги отдадут Фетиду в жены герою Пелею, и будет сын Фетиды и Пелея величайшим из смертных героев Греции.Прометей открыл великую тайну, Геракл разбил своей тяжкой палицей его оковы и вырвал из груди его несокрушимое стальное острие, которым пригвожден был титан к скале. Встал титан, теперь он был свободен. Кончились его муки. Так исполнилось его предсказание, что смертный освободит его. Громкими, радостными кликами приветствовали титаны освобождение Прометея.С тех пор носит Прометей на руке железное кольцо, в которое вставлен камень от той скалы, где терпел он столько веков невыразимые муки.Вместо же Прометея в подземное царство душ умерших согласился сойти мудрый кентавр Хирон. Этим избавился он от страданий, которые причиняла ему неисцелимая рана, нанесенная ему нечаянно Гераклом.

sokrnarmira.ru

Прометей, Мифы древней Греции

Пустынная, дикая местность на самом краю земли, в стране скифов. Суровые скалы уходят за облака своими остроконечными вершинами. Кругом — никакой растительности, не видно ни единой травки, все голо и мрачно. Всюду высятся темные громады камней, оторвавшихся от скал. Море шумит и грохочет, ударяясь своими валами о подножие скал, и высоко взлетают соленые брызги. Морской пеной покрыты прибрежные камни. Далеко за скалами виднеются снежные вершины кавказских гор, подернутые легкой дымкой. Постепенно заволакивают даль грозные тучи, скрывая горные вершины. Все выше и выше поднимаются по небу тучи и закрывают солнце. Еще мрачнее становится все кругом. Безотрадная, суровая местность. Никогда еще не ступала здесь нога человека. Сюда-то, на край земли, привели слуги Зевса скованного титана Прометея, чтобы приковать его несокрушимыми цепями к вершине скалы. Неодолимые слуги громовержца, Сила и Власть, ведут Прометея. Громадные тела их словно высечены из гранита. Не знают сердца их жалости, в их глазах никогда не светится сострадание, их лица суровы, как скалы, которые стоят вокруг. Печальный, низко склонив голову, идет за ними бог Гефест со своим тяжелым молотом. Ужасное дело предстоит ему. Он должен своими руками приковать друга своего Прометея. Глубокая скорбь за участь друга гнетет Гефеста, но не смеет он ослушаться своего отца, громовержца Зевса. Он знает, как неумолимо карает Зевс неповиновение.

Сила и Власть возвели Прометея на вершину скалы и торопят Гефеста приниматься за работу. Их жестокие речи заставляют Гефеста еще сильнее страдать за друга. Неохотно берется он за свой громадный молот, только необходимость заставляет его повиноваться. Но торопит его Сила:

— Скорей, скорей бери оковы! Прикуй могучими ударами молота Прометея к скале. Напрасна твоя скорбь о нем, ведь ты скорбишь о враге Зевса.

Сила грозит гневом Зевса Гефесту, если он не прикует Прометея так, чтобы ничто не могло освободить его. Гефест приковывает к скале несокрушимыми цепями руки и ноги Прометея. Как ненавидит он теперь свое искусство — благодаря ему он должен приковать друга на долгие муки. Неумолимые служители Зевса все время следят за его работой.

— Сильней бей молотом! Крепче стягивай оковы! Не смей их ослаблять! Хитер Прометей, искусно умеет он находить выход и из неодолимых препятствий, — говорит Сила. — Крепче прикуй его, пусть здесь узнает он, каково обманывать Зевса.

— О, как подходят жестокие слова ко всему твоему суровому облику! — восклицает Гефест, принимаясь за работу.

Скала содрогается от тяжких ударов молота и от края до края земли разносится грохот могучих ударов. Прикован, наконец, Прометей. Но это еще не все, нужно еще прибить его к скале, пронзив ему грудь стальным, несокрушимым острием. Медлит Гефест.

— О, Прометей! — восклицает он. — Как скорблю я, видя твои муки!

— Опять ты медлишь! — гневно говорит Гефесту Сила. — Ты все скорбишь о враге Зевса! Смотри, как бы не пришлось тебе скорбеть о самом себе!

Наконец все окончено. Все сделано так, как повелел Зевс. Прикован титан, а грудь его пронзило стальное острие. Издеваясь над Прометеем, говорит ему Сила:

— Ну вот, здесь ты можешь быть сколько хочешь надменным; будь горд по-прежнему! Давай теперь смертным дары богов, похищенные тобой! Посмотрим, в силах ли будут помочь тебе твои смертные. Придется тебе самому подумать о том, как освободиться из этих оков.

Но Прометей хранит гордое молчание. За все время, пока приковывал его Гефест к скале, он не проронил ни единого слова, даже тихий стон не вырвался у него, — ничем не выдал он своих страданий.

Ушли слуги Зевса, Сила и Власть, а с ними ушел и печальный Гефест. Один остался Прометей; слушать его могли теперь лишь море да мрачные тучи. Только теперь тяжкий стон вырвался из пронзенной груди могучего титана, только теперь стал он сетовать на злую судьбу свою. Громко воскликнул Прометей. Невыразимым страданием и скорбью звучали его сетования:

— О, божественный эфир и вы, быстронесущиеся ветры, о, источники рек и несмолкающий рокот морских волн, о, земля, всеобщая праматерь, о, всевидящее солнце, обегающее весь круг земли, — всех вас зову я в свидетели! Смотрите, что терплю я! Вы видите, какой позор должен нести я неисчислимые годы! О, горе, горе! Стонать я буду от мук и теперь, и много, много веков! Как найти мне конец моим страданиям? Но что же говорю я! Ведь я же знал все, что будет. Муки эти не постигли меня нежданно. Я знал, что неизбежны веления грозного рока. Я должен нести эти муки! За что же? За то, что я дал великие дары смертным, за это я должен страдать так невыносимо, и не избежать мне этих мук. О, горе, горе!

Но вот послышался тихий шум как бы от взмахов крыльев, словно полет легких тел всколыхнул воздух. С далеких берегов седого Океана, из прохладного грота, с легким дуновением ветерка принеслись на колеснице к скале океаниды. Они слыхали удары молота Гефеста, донеслись до них и стоны Прометея. Слезы заволокли, как пеленой, прекрасные очи океанид, когда увидели они прикованного к скале могучего титана. Родным был он океанидам. Отец его, Япет, был братом отца их, Океана, а жена Прометея, Гесиона, была их сестрой. Окружили скалу океаниды. Глубока их скорбь о Прометее. Но слова его, которыми клянет он Зевса и всех богов-олимпийцев, пугают их. Они боятся, чтобы Зевс не сделал еще более тяжкими страдания титана. За что постигла его такая кара, этого не знают океаниды. Полные сострадания, просят они Прометея поведать им, за что покарал его Зевс, чем прогневал его титан.

Прометей рассказывает им, как помог он Зевсу в борьбе с титанами, как убедил он мать свою Фемиду и великую богиню земли Гею стать на сторону Зевса. Зевс победил титанов и сверг их, по совету Прометея, в недра ужасного Тартара. Завладел Зевс властью над миром и разделил ее с новыми богами-олимпийцами, а тем титанам, которые помогали ему, не дал громовержец власти в мире. Зевс ненавидит титанов, боится их грозной силы. Не доверял Зевс и Прометею и ненавидел его. Еще сильнее разгорелась ненависть Зевса, когда Прометей стал защищать несчастных смертных людей, которые жили еще в то время, когда правил Крон, и которых Зевс хотел погубить. Но Прометей пожалел не обладавших еще разумом людей; он не хотел, чтобы сошли они несчастными в мрачное царство Аида. Он вдохнул им надежду, которой не знали люди, и похитил для них божественный огонь, хотя и знал, какая кара постигнет его за это. Страх ужасной казни не удержал гордого, могучего титана от желания помочь людям. Не удержали его и предостережения его вещей матери, великой Фемиды.

С трепетом слушали океаниды рассказ Прометея. Но вот на быстрокрылой колеснице принесся к скале сам вещий старец Океан. Океан пытается уговорить Прометея покориться власти Зевса: ведь должен же он знать, что бесплодно бороться с победителем ужасного Тифона. Океан жалеет Прометея, он сам страдает, видя те муки, которые терпит Прометей. Вещий старец готов спешить на светлый Олимп, чтобы молить Зевса помиловать титана, хотя бы даже мольбами за него он навлек на самого себя гнев громовержца. Он верит, что мудрое слово защиты часто смягчает гнев. Но напрасны все мольбы Океана, гордо отвечает ему Прометей:

— Нет, старайся спасти самого себя. Боюсь я, чтобы сострадание не принесло вреда тебе. До дна исчерпаю я все зло, которое послала мне судьба. Ты же, Океан, страшись вызвать гнев Зевса мольбою за меня.

— О, вижу я, — грустно отвечает Океан Прометею, — что этими словами заставляешь ты меня вернуться назад, не достигнув ничего. Верь же мне, о, Прометей, что привела меня сюда лишь забота о твоей судьбе и любовь к тебе!

— Нет! Уходи! Скорей, скорей спеши отсюда! Оставь меня! — восклицает Прометей.

С болью в сердце покинул Океан Прометея. Он умчался на своей крылатой колеснице, а Прометей продолжает рассказ свой океанидам о том, что сделал он для людей, как он облагодетельствовал их, нарушив волю Зевса. В горе Мосхе, на Лемносе, из горна своего друга Гефеста похитил Прометей огонь для людей. Он научил людей искусствам, дал им знания, научил их счету, чтению и письму. Он познакомил их с металлами, научил, как в недрах земли добывать их и обрабатывать. Прометей смирил для смертных дикого быка и надел на него ярмо, чтобы могли пользоваться люди силой быков, обрабатывая свои поля. Прометей впряг коня в колесницу и сделал его послушным человеку. Мудрый титан построил первый корабль, оснастил его и распустил на нем льняной парус, чтобы быстро нес человека корабль по безбрежному морю. Раньше люди не знали лекарств, не умели лечить болезни, беззащитны были против них люди, но Прометей открыл им силу лекарств, и ими смирили они болезни, Он научил их всему тому, что облегчает горести жизни и делает ее счастливее и радостнее. Этим и прогневал он Зевса, за это и покарал его громовержец.

Но не вечно будет страдать Прометей. Он знает, что злой рок постигнет и могучего громовержца. Не избегнет он своей судьбы! Прометей знает, что царство Зевса не вечно: будет он свергнут с высокого царственного Олимпа. Знает вещий титан и великую тайну, как избежать Зевсу этой злой судьбы, но не откроет он этой тайны Зевсу. Никакая сила, никакие угрозы, никакие муки не исторгнут ее из уст гордого Прометея.

Кончил Прометей свою повесть. С изумлением слушали его океаниды. Дивились они великой мудрости и несокрушимой силе духа могучего титана, осмеливавшегося восстать против громовержца Зевса. Опять овладел ими ужас, когда услыхали они, какой судьбой грозит Зевсу Прометей. Они знали, что если эти угрозы достигнут Олимпа, то ни перед чем не остановится громовержец, лишь бы узнать роковую тайну. Полными слез глазами смотрят на Прометея океаниды, потрясенные мыслью о неизбежности велений сурового рока. Глубокое молчание воцарилось на скале; его прервал лишь неумолкающий шум моря.

Вдруг вдали раздался чуть слышный, едва уловимый стон скорби и боли. Вот опять донесся он от скалы. Все ближе, громче этот стон. Гонимая громадным оводом, посланная Герой, вся в крови, покрытая пеной, несется в неистовом, безумном беге обращенная в корову несчастная Ио, дочь речного бога Инаха, первого царя Арголиды. Истомленная, обессиленная скитаниями, истерзанная жалом овода, остановилась Ио перед прикованным Прометеем. Громко стеная, рассказывает она, что пришлось вынести ей, и молит вещего титана:

— О, Прометей! Здесь, на этом пределе моих скитаний, открой мне, молю тебя, когда же кончатся мои муки, когда же, наконец, найду я покой?

— О, верь мне, Ио! — ответил Прометей, — лучше не знать тебе этого, чем знать. Много еще стран пройдешь ты, много встретишь ужасов на своем пути. Твой тяжкий путь лежит через страну скифов, через высокий снежный Кавказ, через страну амазонок к проливу Босфору, так назовут его в честь тебя, когда ты переплывешь его. Долго будешь ты затем блуждать по Азии. Ты пройдешь мимо страны, где живут несущие смерть Горгоны; на их головах извиваются, шипя, змеи, вместо волос. Остерегайся их! Остерегайся грифов и однооких аримаспов; и их ты встретишь на своем пути. Наконец, достигнешь ты Библинсхих гор, с них низвергает свои благодатные воды Нил. Вот там-то, в стране, которую орошает Нил, у его устья найдешь ты, наконец, покой. Там вернет тебе Зевс твой прежний прекрасный образ, и родится у тебя сын Эпаф. Он будет властвовать над всем Египтом и будет родоначальником славного поколения героев. Из этого рода произойдет и тот смертный, который освободит и меня из оков. Вот что, Ио, поведала мне о судьбе твоей мать моя, вещая Фемида.

Громко воскликнула Ио:

— О, горе, горе! О, сколько страданий сулит мне еще злой рок! Сердце трепещет в груди моей от ужаса! Вновь овладевает мной безумие, снова вонзилось огненное жало в мое истерзанное тело, опять лишаюсь я дара речи! О, горе, горе!

Безумно вращая глазами, в бешеном беге понеслась прочь от скалы Ио. Словно подхваченная вихрем, мчалась она вдаль. С громким жужжанием несся за ней овод, и, как огнем, жгло его жало несчастную Ио. Скрылась она в облаках пыли из глаз Прометея и океанид. Все тише и тише доносились до скалы вопли Ио, и замерли они, наконец, вдали, подобно тихому стону скорби.

Молчали Прометей и океаниды, скорбя о несчастной Ио, но вот воскликнул гневно Прометей:

— Как ни мучь ты меня, громовержец Зевс, но все же настанет день, когда и тебя повергнут в ничтожество. Лишишься ты царства и свергнут будешь во мрак. Исполнятся тогда проклятия отца твоего Крона! Никто из богов не знает, как предотвратить от тебя эту злую судьбу! Лишь я знаю это! Вот сидишь ты теперь, могучий, на светлом Олимпе и мечешь громы и молнии, но они тебе не помогут, они бессильны против неизбежного рока. О, повергнутый во прах, узнаешь ты, какая разница между властью и рабством!

Страх затуманил очи океанид, и ужас согнал краску с их прекрасных ланит. Наконец, простирая к Прометею свои руки, белые, как морская пена, воскликнули они:

— Безумный! Как не страшишься ты грозить так царю богов и людей, Зевсу? О, Прометей, еще более тяжкие муки пошлет он тебе! Подумай о судьбе своей, пожалей себя!

— На все готов я!

— Но ведь склоняется же мудрый пред неумолимым роком!

— О, молите, просите вы пощады! Ползите на коленях к грозному владыке! А мне — что мне громовержец Зевс? Чего бояться мне его? Не суждена мне смерть! Пусть делает, что хочет, Зевс. Недолго ему властвовать над богами!

Едва промолвил эти слова Прометей, как по воздуху быстро, словно падающая звезда, пронесся посланник богов Гермес и, грозный, предстал перед Прометеем. Его послал Зевс потребовать, чтобы титан открыл тайну: кто свергнет Зевса и как избегнуть веления судьбы? Гермес грозит ужасной карой Прометею за неповиновение. Но могучий титан непреклонен, с насмешкой отвечает он Гермесу:

— Мальчишкой был бы ты, и детским был бы ум твой, если бы ты надеялся узнать хоть что-нибудь. Знай, что я не променяю своих скорбей на рабское служение Зевсу. Мне лучше быть здесь прикованным к этой скале, чем стать верным слугой тирана Зевса. Нет такой казни, таких мук, которыми мог бы Зевс устрашить меня и вырвать из уст моих хоть единое слово. Нет, не узнает он, как спастись ему от судьбы, никогда не узнает тиран Зевс, кто отнимет у него власть!

— Так слушай же, Прометей, что будет с тобой, если ты откажешься исполнить волю Зевса, — отвечает титану Гермес. — Ударом своей молнии он низвергнет эту скалу с тобою вместе в мрачную бездну. Там, в каменной темнице, много, много веков лишенный света солнца, будешь терзаться ты в глубоком мраке. Пройдут века, и снова подымет тебя Зевс на свет из бездны, но не на радость подымет он тебя. Каждый день будет прилетать орел, которого пошлет Зевс, и острыми когтями и клювом будет он терзать твою печень; вновь и вновь будет вырастать она и все ужасней будут твои страдания. Так будешь ты висеть на скале до той поры, пока другой не согласится добровольно сойти вместо тебя в мрачное царство Аида. Подумай, Прометей, не лучше ль покориться Зевсу! Ведь ты же знаешь, что Зевс никогда не грозит напрасно!

Непреклонным остался гордый титан. Разве могло что-нибудь устрашить его сердце? Вдруг задрожала земля, все кругом потряслось; раздались оглушительные раскаты грома, и сверкнула нестерпимым светом молния. Забушевал неистово черный вихрь. Словно громады гор, поднялись на море пенистые валы. Заколебалась скала. Среди рева бури, среди грома и грохота землетрясения раздался ужасный вопль Прометея:

— О, какой удар направил против меня Зевс, чтобы вызвать ужас в моем сердце! О, высокочтимая мать Фемида, о, эфир, струящий всем свет! Смотрите, как несправедливо карает меня Зевс!

Рухнула со страшным грохотом скала с прикованным к ней Прометеем в неизмеримую бездну, в вековечный мрак.

Протекли века, и снова поднял Зевс на свет из тьмы Прометея. Но страдания его не кончились; еще тяжелее стали они. Опять лежит он, распростертый на высокой скале, пригвожденный к ней, опутанный оковами. Жгут его тело палящие лучи солнца, проносятся над ним бури, его изможденное тело хлещут дожди и град, зимой же хлопьями падает снег на Прометея, и леденящий холод сковывает его члены. И этих мук мало! Каждый день громадный орел прилетает, шумя могучими крыльями, на скалу. Он садится на грудь Прометея и терзает ее острыми, как сталь, когтями. Орел рвет своим клювом печень титана. Потоками льется кровь и обагряет скалу; черными сгустками застывает кровь у подножия скалы; она разлагается на солнце и невыносимым смрадом заражает кругом воздух. Каждое утро прилетает орел и принимается за свою кровавую трапезу. За ночь заживают раны, и вновь вырастает печень, чтобы днем дать новую пищу орлу. Годы, века длятся эти муки. Истомился могучий титан Прометей, но не сломлен его гордый дух страданиями.

Титаны давно примирились с Зевсом и покорились ему. Они признали его власть, и Зевс освободил их из мрачного Тартара. Теперь они, громадные, могучие, пришли на край земли к скале, где лежал скованный Прометей. Они окружили его скалу и убеждают Прометея покориться Зевсу. Пришла и мать Прометея, Фемида, и молит сына смирить свой гордый дух и не противиться Зевсу. Она молит сына сжалиться над ней — ведь так невыносимо страдает она, видя муки сына. Сам Зевс забыл уже свой прежний гнев. Теперь держава его сильна, ничто не может поколебать ее, ничто не страшно ему. Да и правит он уже не как тиран, он охраняет государства, хранит законы. Он покровительствует людям и правде среди них. Только одно беспокоит еще громовержца — это та тайна, которую знает один Прометей. Зевс готов, если Прометей откроет ему роковую тайну, помиловать могучего титана. Уже близко время, когда кончатся муки Прометея. Уже родился и возмужал великий герой, которому суждено судьбой освободить от оков титана. Непреклонный Прометей по-прежнему хранит тайну, изнывая от мук, но и его начинают покидать силы.

Наконец, и великий герой, которому суждено освободить Прометея, во время своих странствований приходит сюда, на край земли. Герой этот — Геракл, сильнейший из людей, могучий, как бог. С ужасом смотрит он на мучения Прометея, и сострадание овладевает им. Титан рассказывает Гераклу о злой судьбе своей и пророчествует ему, какие еще великие подвиги предстоит ему совершить. Полный внимания, слушает титана Геракл. Но еще не весь ужас страданий Прометея видел Геракл. Вдали слышится шум могучих крыльев — это летит орел на свой кровавый пир. Он кружится высоко в небе над Прометеем, готовый спуститься к нему на грудь. Геракл не дал ему терзать Прометея. Он схватил свой лук, вынул из колчана смертоносную стрелу, призвал стреловержца Аполлона, чтобы верней направил он полет стрелы, и пустил ее. Громко зазвенела тетива лука, взвилась стрела, и пронзенный орел упал в бурное море у самого подножья скалы. Миг освобождения настал. Принесся с высокого Олимпа быстрый Гермес. С ласковой речью обратился он к могучему Прометею и обещал ему немедленно освобождение, если откроет он тайну, как избежать Зевсу злой судьбы. Согласился, наконец, могучий Прометей открыть Зевсу тайну и сказал:

— Пусть не вступает громовержец в брак с морской богиней Фетидой, так как богини судьбы, вещие мойры, вынули такой жребий Фетиде: кто бы ни был ее мужем, от него родится у нее сын, который будет могущественней отца. Пусть боги отдадут Фетиду в жены герою Пелею, и будет сын Фетиды и Пелея величайшим из смертных героев Греции.

Прометей открыл великую тайну, Геракл разбил своей тяжкой палицей его оковы и вырвал из груди его несокрушимое стальное острие, которым пригвожден был титан к скале. Встал титан, теперь он был свободен. Кончились его муки. Так исполнилось его предсказание, что смертный освободит его. Громкими, радостными кликами приветствовали титаны освобождение Прометея.

С тех пор носит Прометей на руке железное кольцо, в которое вставлен камень от той скалы, где терпел он столько веков невыразимые муки.

Вместо же Прометея в подземное царство душ умерших согласился сойти мудрый кентавр Хирон. Этим избавился он от страданий, которые причиняла ему неисцелимая рана, нанесенная ему нечаянно Гераклом.

wisdomlib.ru

Миф о Прометее - Вечный и загадочный огонь

Миф о Прометее

У греков существует миф о Прометее. Имя его означает «Провидящий».  Прометей был сыном титана Иапета и богини правосудия Фемиды. Когда началась война богов и титанов, Прометей, по совету своей бабки, Геи — богини земли, встал на сторону богов, и боги одержали победу во многом благодаря мудрости Прометея.На Олимпе воцарился Зевс-Громовержец. В первые годы своего правления Зевс был очень жестоким богом, он строил свою власть на беспрекословном подчинении. Все боялись бога-громовержца Зевса. Прометей стал его советником. Зевс поручил Прометею создать людей.Прометей замесил глину и принялся за работу. В помощники он взял своего брата Эпиметея. По замыслу Прометея люди должны были получиться совершенными существами, но бестолковый Эпиметей (его имя значит «думающий после») все испортил. По одной версии, Эпиметей прежде всего вылепил из глины животных, наделив их различными средствами защиты от врагов: одних — острыми зубами и когтями, других — быстрыми ногами, третьих — тонким чутьем, но забыл оставить что-нибудь на долю человека. Поэтому люди от природы слабы и плохо приспособлены к жизни.В другом варианте мифа Эпиметей вообще извел на животных всю глину, и Прометею пришлось создавать человечество, отщипывая по кусочку от разных животных. Поэтому люди обладают ослиным упрямством, лисьей хитростью, заячьей трусостью и тому подобными качествами в самых неожиданных сочетаниях.

Прометей полюбил людей, он стал стараться сделать их жизнь легче. Титан отобрал у людей дар предвидения, оставив его только избранным, он стал обучать людей всему, что он знал сам. Прометей научил людей обрабатывать землю и выращивать хлеб, строить дома и изготавливать полезные в хозяйстве вещи, читать и писать, различать времена года и лечить болезни. Научив людей строить корабли, Прометей показал им, как широк мир.  Зевс не знал тайны Прометея. 

Люди, созданные Прометеем, не поклонялись богам-олимпийцам, и недовольный этим Зевс решил их уничтожить. Прометей  пообещал Зевсу научить людей поклоняться богам и приносить им жертвы.

Прометей заранее заколол жертвенного быка и разделил его на две части: мясо покрыл шкурой, а голые кости спрятал под слоем жира.

В назначенный день боги спустились на землю и сошлись с людьми на большой поляне. Прометей предложил Зевсу выбрать для жертвы богам любую часть быка. Зевс выбрал ту, которая показалась ему пожирнее, и с тех пор люди стали приносить в жертву богам жир и кости, а мясо ели сами.

Зевс, увидев, что его провели, разгневался и в отместку отнял у людей огонь. На земле воцарились холод и голод.

Прометей чувствовал себя невольным виновником бедствия, постигшего созданное им человечество, и поклялся водами Стикса — реки в подземном царстве мертвых, что добудет для людей неугасимый небесный огонь, пылающий в очаге самого Зевса.

Он обратился к Афине, попросив разрешения посетить жилище Зевса якобы для того, чтобы полюбоваться удивительными слугами, которых бог-кузнец Гефест выковал из золота для Громовержца. Афина тайно провела Прометея в дом своего отца. Проходя мимо очага, Прометей сунул в огонь стебель тростника (нарфекс). Сердцевина его загорелась, и Прометей в полом стебле принес божественный огонь на землю, показал людям, как его сохранять, присыпая золой. Этот тростник имеет внутренность, заполненную белой мякотью, которая может гореть как фитиль.

Узнав об этом, Зевс разгневался пуще прежнего и придумал для людей новое наказание. Зевс послал на землю девушку по имени  Пандора («одаренная всеми богами»). Брат Прометея Эпиметей с первого взгляда влюбился в Пандору и женился на ней.

Зевс дал Пандоре в приданое плотно закрытый ящик, не сказав, что в нем находится. Любопытная Пандора, едва вступив в дом своего мужа, открыла крышку, и из ящика разлетелись по всему свету людские пороки, болезни и несчастья. У Эпиметея и Пандоры родилась дочь Пирра, которая со временем вышла замуж за сына Прометея Девкалиона.

Зевс опять стал думать, как истребить человечество — и наслал на землю потоп. Но провидец Прометей предупредил об этом своего сына, Девкалион построил корабль и спасся вместе с женой. Когда воды потопа схлынули, Девкалион и Пирра оказались одни на пустынной земле. Корабль вынес их к храму Фемиды, матери Прометея. Фемида явилась Девкалиону и Пирре, велела им набрать камней и побросать их себе за спину. Эти камни превратились в людей: брошенные Девкалионом — в мужчин, брошенные Пиррой — в женщин. Так возродился человеческий род.

Позже у Девкалиона и Пирры родился сын Эллин, родоначальник племени эллинов, основавший Элладу, то есть Грецию.

Зевс, видя, что ему никак не удается истребить человеческий род, обрушил свой гнев на Прометея. Он призвал своих верных слуг Кратоса и Бию — Власть и Силу, приказал им отвести Прометея на самый край света, в дикую Скифию, и там бог-кузнец Гефест приковал его цепями к скале. Гефест был другом Прометея, но не смел ослушаться Зевса.

Зевс осудил Прометея на вечные оковы, но Прометей знал, что власть самого Зевса не вечна. Мойры, богини судьбы, открыли Прометею, что от брака с нимфою Фетидой у Зевса родится сын, который будет сильнее своего отца и свергнет его с престола. Мойры также поведали, что Зевс может избежать такой судьбы, если Фетида выйдет замуж за смертного человека. Тогда рожденный ею сын станет величайшим героем, но не будет соперничать с Зевсом.

Проходили годы и века. Бессмертный титан Прометей все томился, прикованный к скале. Его мучили зной и холод, терзали голод и жажда.

Желая сломить Прометея, Зевс подверг его новым мукам: вверг бессмертного титана в Тартр, в непроглядную тьму, где скитаются души умерших, а затем снова поднял на поверхность земли, приковал к скале в горах Кавказа и послал свою священную птицу-орла — терзать Прометея. Когтями и клювом страшная птица раздирала живот титана и клевала его печень. На другой день рана затягивалась, и орел прилетал вновь.

Эхо далеко разносило стоны Прометея, им вторили горы и моря, реки и долины. Нимфы-океаниды плакали от жалости к Прометею, умоляли его смириться, открыть Зевсу тайну и тем облегчить свои муки. О том же просили Прометея его братья- титаны и мать богиня Фемида. Но он отвечал им всем, что откроет тайну только в том случае, если Зевс признает, что наказал его безвинно, и восстановит справедливость. 

Эти муки, по различным античным источникам, длились от нескольких столетий до 30 тысяч лет (по Эсхилу).

И Зевс сдался. Он послал в горы Кавказа своего сына Геракла. Геракл убил орла и своей палицей разбил оковы Прометея. Одно звено цепи с осколком камня Прометей сохранил на память, и с тех пор люди, чтобы не забывать о страданиях, которые претерпел Прометей за человеческий род, стали носить кольца с камнями.

Освобожденный Прометей открыл Зевсу тайну, и тот, вняв предостережению мойр, выдал нимфу Фетиду замуж за царя Пелея. От этого брака родился Ахилл — герой Троянской войны.

sites.google.com

ПРОМЕТЕЙ - ГЕРОИ - МИФЫ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ - Хрестоматия по зарубежной литературе

МИФЫ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

ГЕРОИ

ПРОМЕТЕЙ

В древности, когда над всем миром властвовал еще не Зевс, а его отец Кронос, люди, только-только расселились по земле, были слабы, бессильны, пугливые. Они не умели ни думать, ни понимать, что видели вокруг. Со страхом смотрели они на грозовые облака и на палящее солнце, бескрайнее море и на высоченные горы. И казалось людям, что то могучие божественные существа.

От всего, что их пугало, люди быстро прятались в свои глубокие подземные норы, словно кроты.

Впоследствии власть над всем миром Зевс одержал, что сбросил отца в Тартар - в самое глубокое дно земли и моря, что лежит далеко внизу под царством мертвых, мрачным Аидом. Из своей небесной выси озаренной Зевс и не смотрел на нуждающихся людей, а те едва прозябали среди непостижимой, враждебной природы. Так бы зачах и погиб навеки род смертных людей, если бы не стал им на защиту и помощь самый благородный среди бессмертных - титан Прометей.

Умный и мужественный Прометей сам стал на сторону Зевса. Он, как никто, понимал, что дикие, своевольные титаны не могут справедливо править миром - для этого, кроме силы, нужен еще светлый ум. И Прометей сам помог мудрому Зевсу стать к власти. Казалось, все шло к тому, что Прометей будет в ближайшее Зевса другом. И на пути стали мелкие, едва видные из Олимпа существа - смертные люди.

Прометей имел благородное, большое сердце, он первый снисходит на людей, научил их строить светлые жилья, плавать на лодках, охотиться на лесного зверя приручать животных. Прометей научил смертных лечиться целебным зельем, находить путь по звездам и лету птиц, научил добывать из земли медь, золото, серебро и пользоваться щедрыми дарами природы.

А громовладний Зевс и дальше не обращал внимания на людей. Зато его сыновья и дочери - молодые боги, беззаботно жили на Олимпе,- заинтересовались теми мелкими существами. От нечего делать бессмертные даже взялись помогать людям, обучать ремесел и земледелия, но за то потребовали от них большого почета и богатых даров.

Чтобы составить такое соглашение, как-то собрались обе стороны. От богов выступал Зевс, от людей - титан Прометей, хоть сам был бессмертен. Он опасался, что люди не смогут противостоять богам, и поспешил им на помощь.

Титан так болел за судьбу смертных, что прибег даже к хитрости. Когда привели жертвенного быка, он сам зарезал его и разделил тушу на две части. До большей кучи сложил сами кости, но прикрыл их хорошим, лоснящимся жиром, а меньшую, где было вкусное мясо, Прометей завернул в грязную бычью шкуру еще и положил сверху отвратительные внутренности.

- Отец наш Зевс, выбери себе какую хочешь часть,- лукаво пригласил Прометей. То, что ты выберешь, люди в дальнейшем будут отдавать бессмертным богам.

Как Прометей и надеялся, Зевс взял себе кучу, большую и лучшую на вид. С тех пор смертные стали есть мясо, а кости сжигать уважения бессмертным.

Разозлился Зевс, поняв, как обманул его Прометей ради тех смертных ничтожеств. Страшно загремел он с темно-облачного Олимпа и швырнул на землю огненные стрелы-молнии. А потом надумал людям казнь, чтобы досадить Прометея: он отказал смертным в том, что было им крайне необходимо,- в життєдайнім огне.

- Пусть едят мясо, но сырое! - яростно гремел Зевс.

Люди не варили еды, не светили в домах, не грелись у костров, и было то жизни без огня нищим животінням.

Пожалел людей своим большим сердцем титан Прометей и смело нарушил Зевсову запрет. Однажды он встретил Афину Палладу, любу Зевсову дочь. Богиня мудрости была всегда благосклонна к титана, поэтому он и попросил ее открыть ему втайне двери черного хода, который вел к Зевса дворца. Афина Паллада так и сделала, полагая, что Прометею интересно взглянуть на новое творение бога - творца Гефеста - на людей из чистого золота, которые, словно живые, служили богам.

А Прометей, оказавшись в жилище Зевса, тотчас же взял с божественного очага небольшую искру, спрятал ее в пустой очеретині и принес людям на землю.

Черным грозовым ураганом надвигался на отважного титана страшный гнев всевластного Зевса. В безумном исступлении Зевс повелел закутки титана Прометея в кандалы и привязать на самом краю земли к отвесной скале, чтобы отступник висел там долгие века. Такое наказание надумал Зевс последнем из рода титанов, что осмелился состязаться с ним и защищать слабосилих никчемных людей.

Осуществить эту кару Зевс поручил своему хромой сыну Гефесту, непревзойденному художнику и ковалю. А в помощники ему дал двух своих верных слуг Силу и Власть, суровых, безжалостных. Обидно было Гефесту повиноваться воли Зевса, потому что он искренне уважал Прометея, но ослушаться родного отца не мог...

Наконец титана приковано. Ни словом не отзывается гордый богоборець. Только когда скрылись за горами Сила, Власть и Гефест, и вокруг залегла мертвая тишина, Прометей застонал и громко крикнул:

- О мать - земля и солнце ясное, всевидящий! Взгляните, как Зевс наказал меня за то, что я был благосклонен к смертным и принес им огонь. Страшные мои мучения, и я не зрікаюсь своего поступка!

Как-то до Кавказских гор заблудилась несчастная Ио, белая телка. Когда она была смертная девушка, аргоська царевна, такая красивая, что в нее влюбился Зевс. И вскоре узнала об этом ревнивая, завистливая Гера превратила Ио в телку, еще и приставила пастухом к ней всевидящего Аргоса. Это чудовище имело глаз по всему телу столько, сколько звезд сияет на ночном небе. Те глаза никогда не закрывались все сразу, даже когда Аргос засыпал, поэтому он стерег бедную телку и днем и ночью. И за это заплатил жизнью: по приказу Зевса Гермес отрубил Аргосові голову.

Хоть титан сам сильно страдал, и его взволновала судьба несчастной девушке», что стала жертвой жестоких богов.

- О, как ты, бедная, стонешь! Я ничем не могу тебе помочь, потому что сам не свободен. Но знай: тебя, смертная, ждет бессмертная слава, даже море на память о тебе люди назовут Ионическим. А Эпаф, твой сын от Зевса, предваряющее великий род, что даст могучих героев. Самый знаменитый среди них, твой далекий потомок Геракл, придет сюда и наконец освободит меня. Знай и то, что всемогущий бог, через которого мы оба страдаем, вскоре может потерять свою власть.

Прометей не мог рассказать Ио великой тайны, которую знал только он один. Когда, добывая для смертных руду в глубокой пещере, он узнал от Мойр, богинь неумолимой судьбы, что Зевса ждет гибель, ибо он захочет вступить в брак с богиней Фетидой, самой красивой дочерью морского бога Нерея. А сыну Фетиды суждено было стать сильнее отца, кто бы он был. Поэтому Зевса ждет та же судьба, которой из-за него претерпел когда-то его родной отец Кронос.

- Пусть Зевс беззаботно живет на Олимпе! - гневно воскликнул Прометей. - Пусть радуется громами и сыплет на землю огненные молнии. Но наступит день, когда сбудется проклятие его отца Кроноса.

Эти смелые слова услышал из своей возвышенности Зевс Громовержец. Вон как! Наказан Прометей не только не покорился, а даже угрожает ему, всевышнему владыке! Все подвластные ему стихии Зевс бросил на прикованного Прометея, но тот и не думал повиноваться. Тогда Громовержец звергнув скалу вместе с непобедимым титаном в черную бездну.

И Прометей был бессмертный. Пролетели тысячелетия, много человеческих поколений одно за другим прошли по земле, и тогда Зевс снова поднял из бездны титана, надеясь узнать свою судьбу. Но непокоренный Прометей молчал, и отец бессмертных и смертных придумал ему еще более тяжкую кару: снова висел Прометей, прикованный к кавказской скале, невыносимо жгло его солнце и секли дожди, трепали сильные ветры, и каждый день прилетал туда огромный Ты орел, острыми когтями разрывал титановые грудь и клевал ему печень. За ночь кровавая рана загоювалася, но на следующий день снова прилетал орел и снова яростно кромсал могучее Прометеєве тело.

Эти страшные мучения длились тысячелетия, но ничто не могло одолеть титана. Ни разу не попросил пощады в Зевса, не отрекся от своей привязанности к смертным. Сам Громовержец уже хотел помириться с ним, ибо и сам не знал той тайны о себе. С Зевса воли пошла к своему сыну богиня Фемида, она просила Прометея помириться с Зевсом, и материнское горе тронуло непоколебимого титана - он раскрыл свою тайну.

Услышав вещие слова, спохватился Зевс, потому что действительно собирался взять морскую богиню Фетиду себе за жену. Теперь он велел как можно быстрее отдать Фетиду за смертного, чтобы ее сын не стал ему угрозой.

В благодарность за предостережение Зевс послал славного среди греческих героев, далекого потомка Ио - Геракла освободить титана. Долго искал он скалу с прикованным Прометеем, наконец увидел, как вверху взмыл огромный орел, услышал стоны и поспешил на страданиях и вопли. Геракл взобрался на скалу и сильными руками разорвал Прометею путы. Только одно желеВНОе кольцо осталось на руке Прометея, и в нем застрял камешек.

Прометей стал свободен, а смертные люди, ради которых он принял страшные муки, носят с тех пор в память о нем металлические кольца и перстни с драгоценными камнями. Так говорит легенда, но правда ли это, никто не знает. Однако знают все: в тех мужественных свободолюбивых людей, отдающих свои силы и ум, всю жизнь на благо народу, пылает в сердцах искра неугасающей Прометеєвого огня.

zarlitra.in.ua

Н.А. Кун. Легенды и мифы древней Греции : Прометей

87
ПРОМЕТЕЙ

Миф о том, как Прометей был прикован по повелению Зевса к скале, изложен по трагедии Эсхила «Прикованный Прометей»1.

Пустынная, дикая местность на самом краю земли в стране скифов. Суровые скалы уходят за облака своими остроконечными вершинами. Кругом — никакой растительности, не видно ни единой травки, все голо и мрачно. Всюду высятся темные громады камней, оторвавшихся от скал. Море шумит и грохочет, ударяясь своими валами о подножие скал, и высоко взлетают соленые брызги. Морской пеной покрыты прибрежные камни. Далеко за скалами виднеются снежные вершины кавказских гор, подернутые легкой дымкой. Постепенно заволакивают даль грозные тучи, скрывая горные вершины. Все выше и выше поднимаются по небу тучи и закрывают солнце. Еще мрачнее становится все кругом. Безотрадная, суровая местность. Никогда еще не ступала здесь нога человека. Сюда-то, на край земли, привели слуги Зевса скованного титана Прометея, чтобы приковать его несокрушимыми цепями к вершине скалы. Неодолимые слуги громовержца, Сила и Власть, ведут Прометея. Громадные тела их словно высечены из гранита. Не знают сердца их жалости, в их глазах никогда не светится сострадание, их лица суровы, как скалы, которые стоят вокруг. Печальный, низко склонив голову,

1 Эсхил рассказывает о том, как Зевс, правящий всем миром в качестве жестокого тирана, наказывает восставшего против него титана Прометея. Могучий титан вопреки воле Зевса похитил с Олимпа огонь и дал его людям; он дал им знания, научил земледелию, ремеслам, постройке кораблей, чтению и письму; этим Прометей сделал жизнь людей счастливее и поколебал власть Зевса и его помощников — олимпийских богов. Но главная вина Прометея та, что он не хочет открыть Зевсу тайну, от кого родится У Зевса сын, который будет могущественней его и свергнет его с престола. Маркс за те слова, которые говорит Прометей: «По правде всех богов я ненавижу» — и за его ответ Гермесу: «Знай хорошо, что я б не променял своих скорбей на рабское служенье. Мне лучше быть прикованным к скале, чем верным быть прислужником Зевеса», — говорит о нем так: «Прометей— самый благородный святой и мученик в философском календаре» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. I, стр. 26).
88

идет за ними бог Гефест со своим тяжелым молотом. Ужасное дело предстоит ему. Он должен своими руками приковать друга своего Прометея. Глубокая скорбь за участь друга гнетет Гефеста, но не смеет он ослушаться своего отца, громовержца Зевса. Он знает, как неумолимо карает Зевс неповиновение.Сила и Власть возвели Прометея на вершину скалы и торопят Гефеста приниматься за работу. Их жестокие речи заставляют Гефеста еще сильнее страдать за друга. Неохотно берется он за свой громадный молот, только необходимость заставляет его повиноваться. Но торопит его Сила:— Скорей, скорей бери оковы! Прикуй могучими ударами молота к скале Прометея. Напрасна твоя скорбь о нем, ведь ты скорбишь о враге Зевса.Сила грозит гневом Зевса Гефесту, если он не прикует Прометея так, чтобы ничто не могло освободить его. Гефест приковывает к скале несокрушимыми цепями руки и ноги Прометея. Как ненавидит он теперь свое искусство — благодаря ему он должен приковать друга на долгие муки. Неумолимые служители Зевса все время следят за его работой.— Сильней бей молотом! Крепче стягивай оковы! Не смей их ослаблять! Хитер Прометей, искусно умеет он находить выход и из неодолимых препятствий, — говорит Сила, — крепче прикуй его, пусть здесь узнает он, каково обманывать Зевса.— О, как подходят жестокие слова ко всему твоему суровому облику! — восклицает Гефест, принимаясь за работу.Скала содрогается от тяжких ударов молота, и от края до края земли разносится грохот могучих ударов. Прикован, наконец, Прометей. Но это еще не все, нужно еще прибить его к скале, пронзив ему грудь стальным, несокрушимым острием. Медлит Гефест.— О, Прометей! — восклицает он, — как скорблю я, видя твои муки!— Опять ты медлишь! — гневно говорит Гефесту Сила, — ты все еще скорбишь о враге Зевса! Смотри, как бы не пришлось тебе скорбеть о самом себе!Наконец, все окончено. Все сделано так, как повелел Зевс. Прикован титан, а грудь его пронзило стальное острие. Издеваясь над Прометеем, говорит ему Сила:— Ну вот, здесь ты можешь быть сколько хочешь надменным; будь горд попрежнему! Давай теперь смертным дары богов, похищенные тобой! Посмотрим, в силах ли будут помочь тебе твои смертные. Придется тебе самому подумать о том, как освободиться из этих оков.Но Прометей хранит гордое молчание. За все время, пока приковывал его Гефест к скале, он не проронил ни единого слова, даже тихий стон не вырвался у него, — ничем не выдал он своих страданий.Ушли слуги Зевса, Сила и Власть, а с ними ушел и печальный

89

Гефест. Один остался Прометей; слышать его могли теперь лишь море да мрачные тучи. Только теперь тяжкий стон вырвался из пронзенной груди могучего титана, только теперь стал он сетовать на злую судьбу свою. Громко воскликнул Прометей. Невыразимым страданием и скорбью звучали его сетования:— О, божественный эфир и вы, быстронесущиеся ветры, о, источники рек и несмолкающий рокот морских волн, о, земля, всеобщая праматерь, о, всевидящее солнце, обегающее весь круг земли, — всех вас зову я в свидетели! Смотрите, что терплю я! Вы видите, какой позор должен нести я неисчислимые годы! О, горе, горе! Стонать я буду от мук и теперь, и много, много веков! Как найти мне конец моим страданиям? Но что же говорю я! Ведь я же знал все, что будет. Муки эти не постигли меня нежданно. Я знал, что неизбежны веления грозного рока. Я должен нести эти муки! За что же? За то, что я дал великие дары смертным, за это я должен страдать так невыносимо, и не избежать мне этих мук. О, горе, горе!Но вот послышался тихий шум как бы от взмахов крыльев, словно полет легких тел всколыхнул воздух. С далеких берегов седого Океана, из прохладного грота, с легким дуновением ветерка принеслись на колеснице к скале океаниды. Они слыхали удары молота Гефеста, донеслись до них и стоны Прометея. Слезы заволокли, как пеленой, прекрасные очи океанид, когда увидели они прикованного к скале могучего титана. Родным был он океанидам. Отец его, Япет, был братом отца их, Океана, а жена Прометея, Гесиона, была их сестрой. Окружили скалу океаниды. Глубока их скорбь о Прометее. Но слова его, которыми клянет он Зевса и всех богов-олимпийцев, пугают их. Они боятся, чтобы Зевс не сделал еще более тяжкими страдания титана. За что постигла его такая кара — этого не знают океаниды. Полные сострадания, просят они Прометея поведать им, за что покарал его Зевс, чем прогневал его титан.Прометей рассказывает им, как помог он Зевсу в борьбе с титанами, как убедил он мать свою Фемиду и великую богиню земли Гею стать на сторону Зевса. Зевс победил титанов и сверг их, по совету Прометея, в недра ужасного Тартара. Завладел Зевс властью над миром и разделил ее с новыми богами-олимпийцами, а тем титанам, которые помогали ему, не дал громовержец власти в мире. Зевс ненавидит титанов, боится их грозной силы. Не доверял Зевс и Прометею и ненавидел его. Еще сильнее разгорелась ненависть Зевса, когда Прометей стал защищать несчастных смертных людей, которые жили еще в то время, когда правил Крон, и которых Зевс хотел погубить. Но Прометей пожалел необладавших еще разумом людей; он не хотел, чтобы сошли они несчастными в мрачное царство Аида. Он вдохнул им надежду, которой не знали люди, и похитил для них божественный огонь, хотя и знал, какая кара постигнет его за это. Страх ужасной казни не удержал гордого, могучего титана от желания помочь

90

людям. Не удержали его и предостережения его вещей матери, великой Фемиды.С трепетом слушали океаниды рассказ Прометея. Но вот на быстрокрылой колеснице принесся к скале сам вещий старец Океан. Океан пытается уговорить Прометея покориться власти Зевса: ведь должен же он знать, что бесплодно бороться с победителем ужасного Тифона. Океан жалеет Прометея, он сам страдает, видя те муки, которые терпит Прометей. Вещий старец готов спешить на светлый Олимп, чтобы молить Зевса помиловать титана, хотя бы даже мольбами за него он навлек на самого себя гнев громовержца. Он верит, что мудрое слово защиты часто смягчает гнев. Но напрасны все мольбы Океана, гордо отвечает ему Прометей:— Нет, старайся спасти самого себя. Боюсь я, чтобы сострадание не принесло вреда тебе. До дна исчерпаю я все зло, которое послала мне судьба. Ты же, Океан, страшись вызвать гнев Зевса мольбою за меня.— О, вижу я, — грустно отвечает Океан Прометею, — что этими словами заставляешь ты меня вернуться назад, не достигнув ничего. Верь же мне, о, Прометей, что привела меня сюда лишь забота о твоей судьбе и любовь к тебе!— Нет! Уходи! Скорей, скорей спеши отсюда! Оставь меня! — восклицает Прометей.С болью в сердце покинул Океан Прометея. Он умчался на своей крылатой колеснице, а Прометей продолжает рассказ свой океанидам о том, что сделал он для людей, как он облагодетельствовал их, нарушив волю Зевса. В горе Мосхе, на Лемносе, из горна своего друга Гефеста похитил Прометей огонь для людей. Он научил людей искусствам, дал им знания, научил их счету, чтению и письму. Он познакомил их с металлами, научил, как в недрах земли добывать их и обрабатывать. Прометей смирил для смертных дикого быка и надел на него ярмо, чтобы могли пользоваться люди силой быков, обрабатывая свои поля. Прометей впряг коня в колесницу и сделал его послушным человеку. Мудрый титан построил первый корабль, оснастил его и распустил на нем льняной парус, чтобы быстро нес человека корабль по безбрежному морю. Раньше люди не знали лекарств, не умели лечить болезни, беззащитны были против них люди, но Прометей открыл им силу лекарств, и ими смирили они болезни. Он научил их всему тому, что облегчает горести жизни и делает ее счастливее и радостнее. Этим и прогневал он Зевса, за это и покарал его громовержец.Но не вечно будет страдать Прометей. Он знает, что злой рок постигнет и могучего громовержца. Не избегнет он своей судьбы! Прометей знает, что царство Зевса не вечно: будет он свергнут с высокого царственного Олимпа. Знает вещий титан и великую тайну, как избежать Зевсу эту злую судьбу, но не откроет он этой тайны Зевсу. Никакая сила, никакие угрозы, никакие муки не исторгнут ее из уст гордого Прометея.

91

Кончил Прометей свою повесть. С изумлением слушали его океаниды. Дивились они великой мудрости и несокрушимой силе духа могучего титана, осмеливавшегося восстать против громовержца Зевса. Опять овладел ими ужас, когда услыхали они, какой судьбой грозит Зевсу Прометей. Они знали, что если эти угрозы достигнут Олимпа, то ни перед чем не остановится громовержец, лишь бы узнать роковую тайну. Полными слез глазами смотрят на Прометея океаниды, потрясенные мыслью о неизбежности велений сурового рока. Глубокое молчание воцарилось на скале; его прерывал лишь неумолкающий шум моря.Вдруг вдали раздался чуть слышный, едва уловимый стон скорби и боли. Вот опять донесся он до скалы. Все ближе, громче этот стон. Гонимая громадным оводом, посланным Герой, вся в крови, покрытая пеной, несется в неистовом, безумном беге обращенная в корову несчастная Ио, дочь речного бога Инаха, первого царя Арголиды. Истомленная, обессиленная скитаниями, истерзанная жалом овода, остановилась Ио перед прикованным Прометеем. Громко стеная, рассказывает она, что пришлось вынести ей, и молит вещего титана:— О, Прометей! Здесь, на этом пределе моих скитаний, открой мне, молю тебя, когда же кончатся мои муки, когда же, наконец, найду я покой?— О, верь мне, Ио! — ответил Прометей, — лучше не знать тебе этого, чем знать. Много еще стран пройдешь ты, много встретишь ужасов на своем пути. Твой тяжкий путь лежит через страну скифов, через высокий снежный Кавказ, через страну амазонок к проливу Босфору, так назовут его в честь тебя, когда ты переплывешь его. Долго будешь ты затем блуждать по Азии. Ты пройдешь мимо страны, где живут несущие смерть Горгоны; на их головах извиваются, шипя, змеи, вместо волос. Остерегайся их! Остерегайся грифов1 и однооких аримаспов1; и их ты встретишь на своем пути. Наконец, достигнешь ты Библинских гор, с них низвергает свои благодатные воды Нил. Вот там-то, в стране, которую орошает Нил, у его устья найдешь ты, наконец, покой. Там вернет тебе Зевс твой прежний прекрасный образ, и родится у тебя сын Эпаф. Он будет властвовать над всем Египтом и будет родоначальником славного поколения героев. Из этого рода произойдет и тот смертный, который освободит и меня из оков. Вот что, Ио, поведала мне о судьбе твоей мать моя, вещая Фемида.Громко воскликнула Ио:— О, горе, горе! О, сколько страданий сулит мне еще злой рок! Сердце трепещет в груди моей от ужаса! Вновь овладевает мной безумие, снова вонзилось огненное жало в мое истерзанное тело, опять лишаюсь я дара речи! О, горе, горе!

1 Грифы — чудовища с орлиными крыльями и головой и с львиным телом, сторожившие на крайнем севере Азии золотые россыпи; аримаспы — мифический народ, живший по соседству с грифами и ведший с ними непрекращавшуюся борьбу.
92

Безумно вращая глазами, в бешеном беге понеслась прочь от скалы Ио. Словно подхваченная вихрем, мчалась она вдаль. С громким жужжанием несся за ней овод, и, как огнем, жгло его жало несчастную Ио. Скрылась она в облаках пыли из глаз Прометея и океанид. Все тише, тише доносились до скалы вопли Ио, и замерли они, наконец, вдали, подобно тихому стону скорби.Молчали Прометей и океаниды, скорбя о несчастной Ио, но вот воскликнул гневно Прометей:— Как ни мучь ты меня, громовержец Зевс, но все же настанет день, когда и тебя повергнут в ничтожество. Лишишься ты царства и свергнут будешь во мрак. Исполнятся тогда проклятия отца твоего Крона! Никто из богов не знает, как предотвратить от тебя эту злую судьбу! Лишь я знаю это! Вот, сидишь ты, теперь, могучий, на светлом Олимпе и мечешь громы и молнии, но они тебе не помогут, они бессильны против неизбежного рока. О, повергнутый во прах, узнаешь ты, какая разница между властью и рабством!Страх затуманил очи океанид, и бледный ужас согнал краску с их прекрасных ланит. Наконец, простирая к Прометею свои руки, белые, как морская пена, воскликнули они:— Безумный! Как не страшишься ты грозить так царю богов и людей, Зевсу? О, Прометей, еще более тяжкие муки пошлет он тебе! Подумай о судьбе своей, пожалей себя!— На все готов я!— Но ведь склоняется же мудрый пред неумолимым роком!— О, молите, просите вы пощады! Ползите на коленях к грозному владыке! А мне — что мне громовержец Зевс? Чего бояться мне его? Не суждена мне смерть! Пусть делает, что хочет, Зевс. Недолго ему властвовать над богами!Едва промолвил эти слова Прометей, как по воздуху быстро, словно падающая звезда, пронесся посланник богов Гермес и, грозный, предстал перед Прометеем. Его послал Зевс потребовать, чтобы титан открыл тайну: кто свергнет Зевса и как избегнуть веления судьбы? Гермес грозит ужасной карой Прометею за неповиновение. Но могучий титан непреклонен, с насмешкой отвечает он Гермесу:— Мальчишкой был бы ты, и детским был бы ум твой, если бы ты надеялся узнать хоть что-нибудь. Знай, что я не променяю своих скорбей на рабское служение Зевсу. Мне лучше быть здесь прикованным к этой скале, чем стать верным слугой тирана Зевса. Нет такой казни, таких мук, которыми мог бы Зевс устрашить меня и вырвать из уст моих хоть единое слово. Нет, не узнает он, как спастись ему от судьбы, никогда не узнает тиран Зевс, кто отнимет у него власть!— Так слушай же, Прометей, что будет с тобой, если ты откажешься исполнить волю Зевса, — отвечает титану Гермес. — Ударом своей молнии он низвергнет эту скалу с тобою вместе в мрачную бездну. Там, в каменной темнице, много, много веков

93

лишенный света солнца, будешь терзаться ты в глубоком мраке. Пройдут века, и снова подымет тебя Зевс на свет из бездны, но не на радость подымет он тебя. Каждый день будет прилетать орел, которого пошлет Зевс, и острыми когтями и клювом будет он терзать твою печень; вновь и вновь будет вырастать она, и все ужасней будут твои страдания. Так будешь ты висеть на скале до той поры, пока другой не согласится добровольно сойти вместо тебя в мрачное царство Аида. Подумай, Прометей, не лучше ль покориться Зевсу! Ведь ты же знаешь, что Зевс никогда не грозит напрасно!Непреклонным остался гордый титан. Разве могло что-нибудь устрашить его сердце? Вдруг задрожала земля, все кругом потряслось; раздались оглушительные раскаты грома, и сверкнула нестерпимым светом молния. Забушевал неистово черный вихрь. Словно громады гор, поднялись на море пенистые валы. Заколебалась скала. Среди рева бури, среди грома и грохота землетрясения раздался ужасный вопль Прометея:— О, какой удар направил против меня Зевс, чтобы вызвать ужас в моем сердце! О, высокочтимая мать Фемида, о, эфир, струящий всем свет! Смотрите, как несправедливо карает меня Зевс!Рухнула со страшным грохотом скала с прикованным к ней Прометеем в неизмеримую бездну, в вековечный мрак1.Протекли века, и снова поднял Зевс на свет из тьмы Прометея. Но страдания его не кончились; еще тяжелее стали они. Опять лежит он, распростертый на высокой скале, пригвожденный к ней, опутанный оковами. Жгут его тело палящие лучи солнца, проносятся над ним бури, его изможденное тело хлещут дожди и град, зимой же хлопьями падает снег на Прометея, и леденящий холод сковывает его члены. И этих мук мало! Каждый день громадный орел прилетает, шумя могучими крыльями, на скалу. Он садится на грудь Прометея и терзает ее острыми, как сталь, когтями. Орел рвет своим клювом печень титана. Потоками льется кровь и обагряет скалу; черными сгустками застывает кровь у подножья скалы; она разлагается на солнце и невыносимым смрадом заражает кругом воздух. Каждое утро прилетает орел и принимается за свою кровавую трапезу. За ночь заживают раны, и вновь вырастает печень, чтобы днем дать новую пищу орлу. Годы, века длятся эти муки. Истомился могучий титан Прометей, но не сломлен его гордый дух страданьями.Титаны давно примирились с Зевсом и покорились ему. Они признали его власть, и Зевс освободил их из мрачного Тартара. Теперь они, громадные, могучие, пришли на край земли к скале, где лежал скованный Прометей. Они окружили его скалу и убеждают Прометея покориться Зевсу. Пришла и мать Прометея, Фемида, и молит сына смирить свой гордый дух и не противиться Зевсу. Она молит сына сжалиться над ней — ведь так

1 Этим кончается трагедия Эсхила «Прикованный Прометей».
94

Геракл убивает стрелой из лука орла, терзающего грудь Прометея. Налево от Геракла — богиня Афина и бог Гермес, направо от орла — богиня Деметра и бог Посейдон. (Древнейшая живопись на вазе.)

невыносимо страдает она, видя муки сына. Сам Зевс забыл уже свой прежний гнев. Теперь держава его сильна, ничто не может поколебать ее, ничто не страшно ему. Да и правит он уже не как тиран, он охраняет государства, хранит законы. Он покровительствует людям и правде среди них. Только одно беспокоит еще громовержца — это та тайна, которую знает один Прометей. Зевс готов, если Прометей откроет ему роковую тайну, помиловать могучего титана. Уже близко время, когда кончатся муки Прометея. Уже родился и возмужал великий герой, которому суждено судьбой освободить от оков титана. Непреклонный Прометей попрежнему хранит тайну, изнывая от мук, но и его начинают покидать силы.Наконец, и великий герой, которому суждено освободить Прометея, во время своих странствований приходит сюда, на край земли. Герой этот — Геракл, сильнейший из людей, могучий, как бог. С ужасом смотрит он на мученья Прометея, и сострадание овладевает им. Титан рассказывает Гераклу о злой судьбе своей и пророчествует ему, какие еще великие подвиги предстоит ему совершить. Полный внимания, слушает титана Геракл. Но еще не весь ужас страданий Прометея видел Геракл. Вдали слышится шум могучих крыльев — это летит орел на свой кровавый пир. Он кружится высоко в небе над Прометеем, готовый спуститься к нему на грудь. Геракл не дал ему терзать Прометея. Он схватил свой лук, вынул из колчана смертоносную стрелу, призвал стрелковержца Аполлона, чтобы верней направил он полет стрелы, и пустил ее. Громко зазвенела тетива лука, взвилась стрела, и пронзенный орел упал в бурное море у самого подножья скалы. Миг освобождения настал. Принесся с высокого Олимпа быстрый Гермес. С ласковой речью обратился он к могучему Прометею и обещал ему немедленное освобождение, если откроет он тайну, как избежать Зевсу злую судьбу. Согласился, наконец, могучий Прометей открыть Зевсу тайну и сказал:— Пусть не вступает громовержец в брак с морской богиней Фетидой, так как богини судьбы, вещие мойры, вынули такой

95

жребий Фетиде: кто бы ни был ее мужем, от него родится у нее сын, который будет могущественней отца. Пусть боги отдадут Фетиду в жены герою Пелею, и будет сын Фетиды и Пелея величайшим из смертных героев Греции.Прометей открыл великую тайну. Геракл разбил своей тяжкой палицей его оковы и вырвал из груди его несокрушимое стальное острие, которым пригвожден был титан к скале. Встал титан, теперь он был свободен. Кончились его муки. Так исполнилось его предсказание, что смертный освободит его. Громкими, радостными кликами приветствовали титаны освобождение Прометея.С тех пор носит Прометей на руке железное кольцо, в которое вставлен камень от той скалы, где терпел он столько веков невыразимые муки.Вместо же Прометея в подземное царство душ умерших согласился сойти мудрый кентавр Хирон. Этим избавился он от страданий, которые причиняла ему неисцелимая рана, нанесенная ему нечаянно Гераклом.

Подготовлено по изданию:

Кун Н.А.Легенды и мифы древней Греции. М.: Государственное учебно-педагогическое издательство министерства просвещения РСФСР, 1954.

www.sno.pro1.ru

Печально известный миф о Прометее: мифология Древней Греции

Миф о Прометее рассказывает нам печальную историю титана, защищающего людей и наказанного богами, безразличными к страданиям смертных. Именно Прометею приписывается создание человеческого рода в мифологии Древней Греции. Создав людей из земли, он обратился к Афине, вдохнувшей в них жизнь. Прометей сделал своих созданий, глядящими в небо, подобными богам.

 

 

Каждый день смотрел Прометей на землю, радостно наблюдая, как день ото дня увеличивалось число людей. Вскоре их можно было увидеть повсюду хлопочущими, как муравьи. Хорошо жилось Прометеевым людям, даже слишком хорошо. Не знали они никаких забот, ничего не страшились. Жизнь у них была благополучной, а смерть — легкой. Прометей научил их строить жилища и засевать поле, чтобы не страдать от голода. Учил их труду — единственному источнику настоящего счастья. Только о богах никогда не упоминал ни словом, так что люди о них ничего не знали. А потому не взывали к ним, не приносили жертвы.

 

Это было очень не по душе небожителям, особенно всемогущему Зевсу. Призвал он к себе Прометея и приказал научить новое человечество почитанию и покорности богам. Прометей дал обещание, но не выполнил его. Он был убежден, что созданные им люди так совершенны, что обойдутся без богов.

 

Мало-помалу проходили века, людей становилось все больше, но по-прежнему они не знали богов и не почитали их. Разгневался Зевс, созвал всех богов и объявил им, что уничтожит поколение людей, не признающих богов, и сам создаст новых, более совершенных, чем сотворенные Прометеем. Узнал Прометей о его замысле, о судьбе сотворенных им людей. Не мешкая, отправился он на Олимп и стал умолять Зевса отменить свое решение. Обещал, что расскажет людям, как они должны жить, чтобы боги были ими довольны. Но Зевс был неумолим. В конце концов, он согласился не уничтожать людей, но при условии, что они будут приносить жертвы богам. Заключил об этом договор с Прометеем, пригрозив ему, что если договор не будет выполняться, то людям придется плохо.

 

Прометей подчинился воле Зевса. Он забил быка, завернул мясо в шкуру, а сверху положил не очень-то вкусные внутренности. Рядом он сложил другую кучу — из головы и костей, которые упрятал под блестящим ароматным жиром. Потом попросил Зевса указать, какую из двух куч он желает получать от людей как жертву бессмертным богам. Зевс почувствовал подвох, но все же указал на кучу, покрытую жиром. С той поры люди приносили на алтарь богам кости и жир жертвенных животных, а из вкусного мяса готовили пиршественные блюда для себя.

 

Однако остальные боги не хотели мириться с этим и просили Зевса отомстить людям за обман. Зевс внял этим просьбам и придумал действительно суровое наказание: он отобрал у людей огонь. Тот самый огонь, который Прометей вынес из глубин земли и подарил созданным им людям как самую большую драгоценность.

 

Его сердце сжалось от боли. Знал он, что значит лишиться огня. И так как безмерно любил людей, решил помочь им, понимая, что навлечет на себя гнев властителя богов. Совсем немного времени прошло с тех пор, как Зевс отнял у людей огонь, но Прометей уже убедился, какие страдания они терпят из-за этого. Вся жизнь на земле остановилась: тихо стало в мастерских ремесленников, пастухи перестали извлекать радостные мелодии из своих свирелей, в жилищах людей поселилась печаль. Тьма, черная тьма грозила охватить весь мир и снова ввергнуть его в давние мрачные времена, с каких он начинался. Поэтому Прометей не колебался более. Тайно проник он на Олимп с намерением похитить огонь у богов и принести его людям.

 

 

Он изготовил себе удобный прочный посох, подходящий по размерам для такого великана, но необычайно легкий. Затем искусно выдолбил его сердцевину, так что внутри посох стал пустым, прикрыл отверстия с обеих сторон так, что они стали не видны, и прихватил с собой этот посох в обитель богов. Там горел вечный огонь. Прометей незаметно спрятал в посох тлеющие угли и живые искры, зародыш нового огня, и быстро покинул Олимп.

 

Возвратившись на свою высокую гору, он открыл одно из отверстий своего посоха и извлек его содержимое. Тысячи искр разлетелись в воздухе, как рой пчел, разгорелись и пали на землю в виде маленьких языков пламени. Люди с восторгом подбирали их и несли в дома. Море огней озарило в тот вечер землю, и человечество не погибло, выжило. Уже не нужно было людям бояться холодной, наводящей печаль темноты, в которой бы не вызрели плоды цивилизации. Мир двинулся вперед.

 

 

Когда Зевс заметил, что у людей по новой появился огонь, его окутал дикий гнев. Тотчас же созвал он богов, чтобы те посмотрели, как трудолюбивые, но высокомерные люди, созданные Прометеем, возделывают поля, приручают животных, чтобы они помогали им в работе, строят жилища и корабли под парусами. А еще они увидели, что люди спускаются в недра земли и извлекают оттуда драгоценные металлы, что они научились считать и писать, изготовлять лекарства. Зевсу было ясно, кто дал людям огонь и кто обучил их всему. Конечно же Прометей! Поэтому и охватила Зевса, а с ним и других богов, неописуемая ярость. В конце концов, решили они оставить огонь людям, но сокрушить их другим способом.

 

Призвал Зевс Гефеста, самого мастерского среди богов, и поручил ему изваять из глины фигуру очаровательной девушки с человеческим голосом и красотой богини. Когда Гефест изготовил изваяние, его оживили, а одна из богинь украсила девушку нарядным поясом, накинула на нее роскошное покрывало и одела в белые одежды. Афродита, богиня любви, наделила ее неотразимым очарованием, Гера — величавостью, посланец богов - Гермес — хитростью и коварством. Каждый из небожителей одарил ее чем-либо. Столь щедро разукрашенная и всем одаренная девушка получила имя Пандора. Затем Зевс приказал Гермесу, чтобы он доставил эту девушку, исполненную неодолимой прелести, на землю и сделал ее женой брата Прометея, которого звали Эпиметей. Он никак не напоминал своего мудрого брата Прометея, который заранее обдумывал любое дело. Напротив, Эпиметей начинал задумываться лишь потом, после того как сделал что-то и уже поздно что-либо поправлять.

 

Наказав так людей, Зевс не мог не наказать и самого Прометея. Он повелел двум могучим божественным существам, Власти и Силе, отвести Прометея на край света, на пустынную отвесную скалу дикого Кавказа, куда никогда не ступала нога человека. Гефесту же приказал приковать Прометея к этой пустынной скале. Гефест отправился в путь с Олимпа на волшебной колеснице, пролетел в ней по воздуху и спустился на указанную скалу, чтобы без промедления выполнить приказ повелителя богов. Через мгновение далеко во все стороны разнеслись удары его тяжелого молота, которым он заколачивал в скалу крепчайшие гвозди. Удары были настолько сильными, что отзвук от них донесся до небесных дворцов на Олимпе. Прометей испытывал страшные страдания, но собрал все свои силы и не издал даже тихого стона.

 

Кара богов на этом не кончилась. Главные мучения были впереди. К вечеру Прометей услышал хлопанье огромных крыльев. Над скалой закружил орел, бросился на Прометея и стальным клювом стал рвать его печень. Клевал он до тех пор, пока ничего от нее не осталось. К утру печень вновь выросла, раны зажили. Но из вечера в вечер продолжается эта ужасная мука. Прометей и кричал от невыносимой боли, и страдал, молча, но ниоткуда не приходила к нему помощь, никто не сжалился над ним. Люди пользовались огнем, который он добыл для них, но помочь ему не могли.

 

 

И все же Прометей не впадал в отчаяние. Напрасно морской бог уговаривал его покориться Зевсу и повиниться перед ним. Прометей не чувствовал за собой никакой вины. Только любовь к людям двигала им, он хотел сделать их жизнь лучше и радостней, за что же ему просить прощение у Зевса? Тело гиганта было сковано, но дух его мечтал о свободе, о том, чтобы разрушить власть богов над миром и человечеством. Не будет он ни о чем молить Зевса, который блаженствует на Олимпе в то время, как человечество осуждено на страдания.

 

Посланец богов Гермес доставил Прометею решение Зевса: если он и далее будет упрямиться, то молния низвергнет его в пропасть, обрушится на него вся скала, и в этой страшной могиле он будет находиться тысячу лет. А затем обрекут его на новые страдания.

 

 Но Прометея не сломили ни уговоры, ни угрозы. Он твердо знал, что он прав, что страдает за доброе дело и оказал великую услугу людям. Он твердо решил, что никогда не будет молить Зевса о милости. Чувство, что он страдает безвинно, еще больше укрепляло его упорство. Неужели, думал он, не имею я права противиться Зевсу — тирану, который стал полным господином на небе и властвует над богами и людьми?

 

И Прометей стал презирать всех, кто склонял его к покорности, ненавидеть Власть и Силу, этих жестоких исполнителей воли Зевса, перестал уважать его робких и послушных слуг, таких, как Гефест и Гермес. Прометей верил, что свободолюбие, в конце концов, победит в борьбе с властью богов. Он потому продолжал стойко сносить муки, гордясь тем, что терпит их за благодеяние людям. Стойко переносить муки ему помогало пророчество, что Зевсу грозит опасность, а он, Прометей, обретет свободу.

 

Узнав, что Прометей располагает неблагоприятным для божественного самодержца предсказанием, Зевс направил к нему Гермеса, поручив выведать у титана его тайну. Однако, ничего не сказал посланцу бога Прометей. Разгневался Зевс и выполнил свою угрозу: низверг ударом молнии скалу и скинул Прометея в глубокую пропасть.

 

Несколько веков находился титан во мраке, потом поднял его Зевс на свет и вновь послал орла, чтобы опять терзал он печень Прометея. Долго-долго, вероятно десятки тысяч лет, длились ужасные муки Прометея. Невыносимая боль ослабила, в конце концов, его упорство. Он открыл Зевсу тайну пророчества. Повелитель богов сделал все, чтобы избежать грозящей ему опасности, и тем самым навсегда сохранил свою власть. Но и сам Зевс узнал сверхчеловеческую силу Прометея, поэтому смирил свой гнев. И другие боги решили освободить упрямого титана.

 

Когда самый знаменитый из греческих героев Геракл забрел в своих странствиях на Кавказ, он пронзил стрелой мучителя-орла и разбил оковы, связывавшие многострадального героя. Так завершились самые большие мучения, которые когда-либо терпели из-за любви к людям. Зевс повелел одеть Прометея в нарядные одежды, вспомнил все хорошее, что сделал для него титан, поместил Прометея среди богов и сделал его своим советником. А чтобы исполнилось пророчество, что Прометей будет вечно прикован к скале, обломок этой скалы был вделан в перстень, который постоянно носил Прометей. 

 

Никогда не сотрется из памяти подвиг этого человеколюбивого титана, который осветил мир и разум человеческий пламенем познания.

historitime.ru


Смотрите также